Lay 9

IX
 
Тем временем у Тху в тюрьме,
Забыты, мучимы во тьме,
В бессветном холоде лежат,
Во тьму кромешную глядят
Два друга. Ныне двое их.
Напоминают о других,
Кто верен в службе был своей,
Лишь груды ломаных костей.
 
И Бэрэн Фелагунду рек:
«Уж лучше б смерть сулил мне рок!                    2570
Открыть решил я все сполна:
Быть может, этим спасена
Из ада будет жизнь твоя.
От клятвы разрешаю я
Тебя: ты долг вернул с лихвой».                             2580
 
«А! Не научен ты судьбой,
Что слово морготовых слуг
Обманней сна? Из вражьих рук
Нам не уйти, ни промолчав,
Ни имена свои назвав.                                           2585
Напротив, мнится мне, мой друг –
Тху даст испить нам худших мук,
Узнав – им Фелагунд пленен,
И Барахира сын при нем.
И хуже только, если б цель                                    2590
Узнал он, скрытую досель».
 
Тут дьявольский раздался смех.
«Да, правду рек ты без помех, -
Раздался глас над головой. -
Впрямь лучше б умер сей изгой,                           2595
Ничтожный смертный! Но король,
Бессмертный эльф – такую боль
Снесет, как ни один другой.
Когда ж народ узнает твой,
Как мучим их король - скорбя,                                2600
Предложит выкуп за тебя:
Покорность, злато, весь свой град.
А впрочем, Кэлегорм навряд
Соперника спасать пойдет:
Он трон себе прибережет.                                        2605
Мне мнится, все узнаю я,
Что умолчали вы, тая!
Волк голоден, и час настал,
Довольно Бэрэн смерти ждал».
 
Ползет во тьме за часом час.                              2610
Вот вспыхнул свет звериных глаз.
И Бэрэн, смерть свою узрев,
Рванулся, пут не одолев.
Настала тишь. Вдруг слышен в ней
Звон звеньев рвущихся цепей -                            2615
То верный Фелагунд порвал
Свои оковы, и напал
На волка, насмерть с ним схватясь,
Ни ран, ни боли не боясь.
Во тьме кромешной битва шла,                           2620
В клубок сплетались их тела,
На горле хват руки сомкнут,
Плоть волчьи зубы жадно рвут –
И Бэрэн слышит волчий хрип:
Зверь издыхает, зверь погиб.                               2625
И голос слышит он: «Прощай!
Я ухожу в далекий край,
Прощай навек, отважный друг.
Хладеет плоть, надорван дух.
Порвав оковы, отдал я                                          2630
Все силы; грудь горит моя
От ран отравленных зубов.
Найду и отдых я, и кров
Близ Тимбрентинг, где Боги пьют,
Где небеса над морем льют                                     2635
Свой свет». Так умер государь,
О нем поют и днесь, как встарь.
 
Скорбь друга не излить в слезах.
Отчаянье убило страх.
Он молча ждет своей судьбы –                            2640
Давно забытые гробы
Зарытых вглубь земли царей
Не знали тишины мертвей,
Чем та, что к Бэрэну сошла
И в темноту его взяла.                                          2645
 
Вдруг раскололась тишина,
Хрустальным звуком пронзена –
То песнь высокая лилась,
И камень стен поющий глас,
И весь тот остров проницал.                               2650
И звездной ночи полог пал
На Бэрэна; поплыл извне
Цветочный запах в тишине,
И песня соловьев в ветвях,
И флейты тихий плач в руках                                  2655
Под зачарованной луной –
И красотою неземной
Сияла дева, что во тьме
Кружилась в танце на холме.
И Бэрэн сам во сне запел –                           2660
И грозно глас его звенел
При звуке песен боевых
О войнах Севера былых,
Деяньях дерзких храбрецов,
Великой стойкости бойцов –                           2665
И звезд серебряный венец
Там воспевался под конец,
Тот, что над севером горит,
Надежду в темноте дарит –
Горящий Вереск, Варды знак,                        2670
Что все ж повержен будет враг.
 
«О Хуан, слышу я вдали
Поющий глас из-под земли –
То Бэрэн отвечает мне!
Так часто слышала во сне                                 2675
Я этот голос!» - И ступив
На Мост Скорбей, она мотив
В тьме ночи повела опять,
Окутана плащом до пят.
Вплоть до глубин проникла песнь,                   2680
Дрожал от эха остров весь,
Завыли волки в глубине –
А пес на страже в стороне
Лежал и рыком рокотал,
Жестокой битвы ожидал.                                   2685
 
Тху слышал песнь; поднялся он,
В плащ с капюшоном облачен,
И, вслушиваясь в песни звук,
Узнал и улыбнулся вдруг.
«А! Крошка Лутиэн! Что в сеть                        2690
Ее заставило лететь?
Что ж, Моргот будет щедр ко мне,
Коль сей ярчайший из камней
В свое владенье обретет».
И он послал гонцов вперед.                              2695
 
Все пела Лутиэн в тот миг,
Как страшный зверь пред ней возник
И пасть разверз. Дрожа, она
Все ж песнь не прервала, бледна.
И прыгнул волк, и зарычал –                           2700
Но тут же бездыханным пал.
Так шли они по одному –
И смерть встречали; никому
Не удалось живым бежать
И господину рассказать,                                    2705
Что на мосту противник ждет;
А Хуан в тьму бегущих вод
Бросал их мертвые тела.
Огромней прежних тень вошла
На узкий мост, оскалив пасть:                           2710
Ужасен вид, белеса масть -
Драўглуин, лорд волков седой,[1]
Эльфийской плотью и людской
Давным-давно вскормил его
Сам Тху у трона своего.                                         2715
 
И не в безмолвье грянул бой:
Тьму разрывали лай и вой,
И вскоре волк, изранен весь,
Приполз ко трону. «Хуан здесь», -
Он перед смертью прохрипел.                                2720
И страшным гневом Тху вскипел.
«Лишь величайший из волков
Убьет его в конце концов» -
Тху возомнил, что суждено
Исполнить то, что речено.                                   2725
И вот, космат, исполнен сил,
Зверь медленно на мост ступил;
Клыки у твари точат яд,
По-волчьи жаден злобный взгляд,
Но не по-волчьи зрак горит –                              2730
Страшнее пламень там сокрыт.
Огромней он иных волков,
И нет острей его клыков,
Из коих каждый смерть несет.
Из пасти смерти дух идет.                                  2735
Дохнул он – песнь оборвалась,
И пала дева, чувств лишась -
И, страхом замутнен, погас
Во мраке свет прекрасных глаз.
 
То Тху в обличье волчьем был;                      2740
Из Ангбанда не выходил
Ему подобный до сих пор,
Чтоб в смертный край нести разор.
На деву прыгнул зверь, пока                           2745
Лежала та без чувств, хрупка,
И смертью на нее дохнул –
Но в чувство смрад ее вернул.
Взмахнула Лутиэн плащом –                            2750
Замешкал враг в броске своем.
Тут прыгнул Хуан; бой вскипел,
И огласили тот предел
Клич боевой бесстрашных псов
И волчий вой, охоты зов.                                    2755
Катались, намертво схватясь,
Они, друг другу в плоть вцепясь,
За жизнь борясь что было сил.
И Хуан наконец схватил
Врага за горло, и держал,                                   2760
И жизнь по капле выжимал.
Тху облик принялся менять –
То волк, то змей он, то опять,
Как прежде, демон – но никак
Не мог освободиться враг.                                2765
Ни чары, ни клыки, ни яд,
Ни дрот – вовек не повредят
Псу, что добычу гнал свою
Под сенью древ в Благом Краю.
 
Так дух враждебный плоть свою                  2770
Почти оставил в том бою,
Но Лутиэн в себя пришла,
И, видя боль его, рекла:
 
«О лживый демон, полный зла,
Чьим злодеяньям несть числа,                           2775
Ты здесь умрешь, дух темный твой
К хозяину придет, нагой,
Его презренью обречен!
Тебя во гневе ввергнет он
В глубины ада, где стенать                               2780
Ты будешь в муке, проклинать
Свое бессилье - коль ключей
Мне не отдашь от башни сей,
Заклятья не откроешь мне,
Что держит кладку сих камней,                      2785
Слов размыканья не речешь».
 
И вот, хрипя, не пряча дрожь,
Он рек – и, вновь свободным став,
Бежал, хозяина предав.
 
Ло! Над мостом поток огней                     2790
Взыграл, сияя звезд ясней,
Ночь дивным светом озарив.
И, руки широко раскрыв,
Заклятье Лутиэн рекла –
Хрустально-чисто воззвала,                           2795
Так эхом труб эльфийских звук
В наш мир немой приходит вдруг.
И, бледным золотом одет,
Коснулся серых гор рассвет;
И, дрогнув, пала цитадель,                             2800
Столь неприступная досель;
Разверзлись скалы, мост упал
И в пене грозных вод пропал.
Мышей летучих взвился рой,
И совы крик подняли свой,                           2805
И черной тучей поднялись,
В край Тени Смертной понеслись –
Пусть даст приют им та земля.
И волки мчались прочь, скуля,
А к свету дня из глубины                              2810
Ползли, оборванны, бледны,
Полуослепшие во тьме,
Те, кто давно страдал в тюрьме,
Кто сверх надежды много лет
Так чаял вновь увидел свет.                          2815
 
Взлетела тень нетопырем
И пронеслась над пустырем,
Пятная кровью камни скал.
А рядом с Хуаном упал
Труп волка: в страхе Тху бежал.                   2820
В Таур-на-Фуйн он путь держал,[2]
Чтоб там воздвигнуть новый трон.
Народ, что Лутиэн спасен,
Благодарит ее в слезах –
Но та с тревогою в глазах                              2825
Все ищет Бэрэна средь них.
«Неужто, Хуан, средь живых
Того не сыщем никогда,
Ради кого мы шли сюда?»
Бок о бок реку перешли                             2830
Они, и наконец нашли
Недвижным Бэрэна: скорбя
Над Фелагундом, он в себя
Ушел глубόко; звук шагов
Не пробудил его, ни зов.                               2835
«А! Бэрэн! Поздно я пришла!
Ведь смерть славнейшего взяла
Из расы славной, и над ним
Вотще ты горечью томим!
Увы, сладчайшей встречи час                       2840
Слезами омрачен для нас!»
 
Такой любовью полон был
Сей зов, что он глаза открыл,
И, вспыхнув сердцем, встретил ту,
Что шла за милым в темноту.                        2845
 
 
«О Лутиэн, о свет очей,
Прекрасней всех людских детей,
Прекраснейшая в Эльфинесс –
Что за любовь владеет днесь
Тобою, в ужаса чертог                                    2850
Призвав тебя! О, легкость ног,
О, тень волос, о свет чела,
Длань, что во тьме белым-бела!»
 
Тут на руках его она
Лишилась чувств, измождена.                      2855


[1] Если это имечко читать в два слога - Драуг-луйн (как этот же дифтонг в «Умбот-Муйлин»)– то надо будет «То Драуглуин, лорд волков седой», то есть еще один слог накинуть, и даже лучше будет по смыслу. Ты как думаешь?

[2] Опять-таки или «Он в Таур-на-Фуйн свой путь держал».

 

 

Предыдущий раздел

Оглавление

Следующий раздел

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

zzzzzzzz