Canto 8

 
О Валиноре речь пойдёт,
О гончих Валинора псах
В ошейниках из серебра.
В зелёных благостных лесах
Бродили трепетная лань,
Лиса, и заяц, и кабан.
Был Оромэ священный лорд
Лесов великих этих стран.
Охотничья звучала песнь
И крепкое лилось вино
В чертогах Тавроса - его
Назвали Нолдор так давно.
 
Ещё задолго до того,
Как развернулись в небесах
Знамёна Солнца и Луны,
Скакал он в сумрачных лесах,
Копыта у его коней
Сверкали золотом подков.
Широкий сумеречный мир
Один любил он из богов.
Владел он в западной земле
Бессмертной расой гончих псов,
Бессчётных псов, чей гулкий лай
Разносится в тиши лесов,
Чья шерсть мягка, как длинный шёлк,
Белы, и серы, и черны,
Они стремительней стрелы
И словно воины верны.
Как Валмара колокола,
Глубокие их голоса,
И драгоценный свет живой
Лучат их ясные глаза.
Как обнажённые клинки,
Блестят их белые клыки.
По следу бегают все дни
На радость Тавроса они.
 
В зелёных Тавроса лугах
Был Хуан, молодой щенок.
Быстрейшим из быстрейших псов
Он вырос за короткий срок,
И Кэлегорму отдан в дар
Он был быстрейшим из богов -
Тому, кто следовать любил
За звуком Оромэ рогов.
И в час Исхода он один
Из псов сияющей земли
Шёл за хозяином своим
На север, ждущий их вдали,
И после с лордом разделил
Опасности его дорог,
И в пламени охот и битв
Не раз он выстоять помог.
Он лорда-нолдо прикрывал
От злобных орочьих клинков,
Стремителен, неутомим,
Он был грозою для волков -
Могучий серый волкодав,
Чьих глаз свирепый яркий свет
Пронзал любой туман и тень;
Он находил неясный след
В песке ли, в топях ли, в листве,
Из края в край он исходил
Белерианда сети троп;
Но больше он волков любил -
Любил, сжимая горло им,
Дыханье злобное пресечь,
И страшен был он тварям Тху -
Ведь ни заклятие, ни меч,
Ни яд, ни чары, ни клыки
Ему не в силах повредить:
Ведь спрядена была давно
Его судьбы великой нить.
Лишь величайшим из волков
Убитым быть - судьба его;
Но мало Хуан-волкодав
Страшится рока своего,
Того, что известен всем:
Немало в мире прочих зол,
И величайший из волков
Ещё на землю не пришёл.
 
Хэй! Там, в Нарготронде, вдали
Над Сирионом лай летит,
И эхо дальних голосов,
И звук рогов, и стук копыт.
Охота наполняет лес.
Чей рог двоится средь холмов?
То Кэлегорм и брат его
Спустили ныне гончих псов.
Охота волчья там была,
Неслись по следу псы легко:
Ведь осмелели волки Тху,
И что-то стали далеко
И слишком часто забредать.
Мерцанье глаз их по ночам
Виднелось в рёве быстрых вод,
У Нарога, по берегам.
И братья, до рассвета встав,
Седлали радостно коней,
Готовили копьё и лук -
Ведь властью тёмною своей
Волков, должно быть, Тху послал
К земле, где бук и вяз растут,
Чтоб тайные советы знать,
Что лорды нолдор там ведут.
 
Так молвил Куруфин: “О брат,
Мне знаки кажутся темны.
То злые твари, и скорей
Покончить с ними мы должны.
Охотой полнится душа,
Волков убить бы я желал!”.
И, наклонившись к брату, он,
Понизив голос, прошептал,
Что не Ородрет здесь король,
Что он медлителен и туп,
И нет вестей о короле,
Давно ушедшем в темноту.
“А знать бы выгодно тебе
Хотя бы - жив он или нет,
Так собирай свои войска,
Зови народ ты на совет,
И им скажи, что на волков
Мы поохотиться должны;
Пусть думают, что нужно нам
Одно лишь благо для страны.
Но можно выведать в лесах,
Что слышно нового вокруг,
Что стало ныне с королём;
И если он вернётся вдруг
По милости слепой судьбы
Тропой безумною своей -
Быть может, свет он принесёт,
Горящий ярче всех огней,
Наш Сильмариль - я не скажу
Ни слова больше, только вот
По праву этот камень твой
(И мой, конечно). В свой черёд
Подумаем о троне мы -
Быть может, нашим будет он.
Наш дом - древнейший изо всех,
Имеем мы права на трон”.
 
Ни слова Кэлегорм в ответ,
Всё выслушав, не отвечал,
Но после за короткий срок
Отряд могучий он собрал,
И мчался Хуан впереди
Под звуки радостных рогов,
И вёл всю свору за собой
Вождь гончих Кэлегорма псов.
Три дня охотились они,
И тварей Тху теснили вон,
И сняли много серых шкур
Охотники до тех времён,
Пока они не подошли
К границам Тингола земли,
К границам западным, и тут
Остановились отдохнуть.
 
Охота наполняла лес.
Неясный крик, и звук рогов,
И в отдалении звенел
Лай множества бегущих псов.
И кто-то смутный, словно тень,
Как птица малая, дрожа,
Будто танцуя, трепетал
И через лес летел, спеша;
Не знала дева, что за шум
Наполнил всё, кто бьётся здесь.
Вдали от дома, заплутав,
Как призрак бледная, сквозь лес
Она летела, и в груди
Металось сердце, свет тускнел
В глазах усталых, и её
Путь утомленьем одолел.
 
Взгляд Хуана заметил тень,
Трепещущую, как туман,
Как сумрак, что спешит уйти,
Лучами утра осиян.
Залаял, вскакивая, он
И погнался быстрей стрелы
За странным, робким существом,
Порхнувшим бабочкою мглы.
На крыльях ужаса она
Так задыхалась, прочь несясь,
Остановилась наконец,
К стволу в бессилье прислонясь.
Пред ней остановился пёс.
Ни хрупкой магии слова,
Ни чары тёмного плаща,
Исполненного волшебства,
Не помогали ей сейчас -
Ведь Хуан в Валиноре рос,
И не подвластен силе чар
Бессмертной древней расы пёс.
Был Хуан первым, на кого
Не действовало волшебство,
И Лутиэн изумлена,
Испугана, дрожит она,
Но в голосе печали дрожь
И звёзды слёз в озёрах глаз,
И бледность грустного лица
Сковали Хуана в тот час,
Не знавший страха смерти, он
Был красотою укрощён.
 
И поднял он её легко,
Легко дрожащую понёс.
И Кэлегорм был поражён:
“Что за добыча, добрый пёс?
Быть может, тёмных эльфов дочь,
Иль фея дикого ручья,
Иль призрак? Ныне, признаюсь,
Ждал не такой охоты я!”.
 
“То Лутиэн, - им был ответ, -
Из Дориата я пришла.
Вдали от солнечных полян
Тропа неверная легла,
Отвага гаснет в том пути,
Надежда увядает в нём”.
Она откинула свой плащ
И белым вспыхнула огнём,
Представши в белом с серебром,
И замерцали, как роса,
Алмазы звёздные на ней,
И синий, словно небеса,
Расшитый золотом цветов,
Плащ заискрился при лучах.
Кто зрит такую красоту
Без изумления в очах?
В её прекрасное лицо
Так долго Куруфин смотрел;
Благоухание волос
И ветви рук - вернее стрел
Пронзили сердце; он теперь
Как зачарованный стоял.
“О леди светлая, куда
Твой одинокий путь лежал?
О царственная, ты одна
Бежишь от горя и войны?
Скажи, прошу, какое зло
Затмило свет твоей страны?
Что в Дориате? Но поверь,
Тебя удача к нам вела.
Чтоб ни случилось - но теперь
Ты здесь друзей своих нашла”.
Так Кэлегорм сказал в тот час,
Не отводя от девы глаз.
 
В душе он знал хотя бы часть
Того, о чём молчит она,
Но не прочтёшь того в лице,
Одна улыбка там видна.
“Но кто вы, лорды, чьи рога
В тревожном сем лесу трубят?” -
Она спросила, и ответ
Приветлив был на первый взгляд:
“Князья Нарготронда тебя
Приветствуют в сей светлый час.
О леди, слуги мы твои,
И просим мы принять от нас
Любую помощь и совет,
Тебя с собою мы зовём,
Чтобы, вернувшись к тем холмам,
Проследовать в наш светлый дом,
Найти там отдых и покой,
Забыть на время скорбь свою.
Но только нужно перед тем
Нам повесть выслушать твою”.
 
И дева повела рассказ
О славных Берена делах,
О том, как в Дориат от гор
Его дорога привела,
О гневе Тингола, о том,
В какой ужасный путь послал
Он Берена. Но ни один
Из братьев виду не подал,
Что повесть грустная её
Касалась близко их самих.
Легко поведала она
О долгих странствиях своих,
Поведала про свой побег,
Про плащ волшебный, что ткала;
Но солнечный и лунный свет
В её словах сокрыла мгла,
И в Дориате танец звёзд
В её словах не просиял,
Звёзд, танцевавших до того,
Как Берен тёмный путь избрал.
“О лорды, надо нам спешить!
Отсрочку отдых повлечёт.
От Мелиан узнала я,
Что Берена погибель ждёт.
Глаза Владычицы остры,
А сердце видит дальше глаз.
Из плена страшного его
Никто не вырвет, кроме нас.
Имеет чёрные, как смерть,
Темницы Господин Волков,
Он господи цепей и мук,
Заклятий пытки и оков.
Томится ныне Берен там,
Скорбеть ему - иль умереть,
Ведь злые твари принесут
Желанье смерти или смерть”.
И содрогнулась дева вся,
И голос в скорби прервался.
 
Понизив голос, в стороне
Тут брату Куруфин сказал:
“Вот и о Фелагунде весть,
Как я тебя предупреждал;
Теперь к тому же знаем мы,
Куда стремились твари Тху.
Что делать ныне, знаю я
И посоветовать могу”.
И прошептал другой совет -
Что нужно говорить в ответ.
 
“О леди, - Кэлегорм сказал, -
Мы шли охотиться сюда;
Хоть войско наше велико,
Мы не посмеем никогда
С такими силами идти
На остров, крепость штурмовать.
Не думай, что собрались мы
Перед врагами отступать!
Смотри! Домой мы повернём,
Охоту бросив с полпути,
И соберём совет - решать,
Как лучше Берена спасти”.
 
И братья деву повезли
В Нарготронд; мучилась она
В дурных предчувствиях беды,
Их цель казалась ей темна,
И, промедления боясь,
Она страдала каждый миг,
Поняв, что, несмотря на всё,
Не так кратка дорога их,
Как быть могла бы. Впереди
И днём и ночью Хуан мчал,
И всякий раз, взглянув назад,
Обеспокоен он бывал.
Что ищет ныне лорд его,
Зачем как пламя не летит,
И с вожделеньем почему
На деву Куруфин глядит -
Подолгу Хуан размышлял,
И чувствовал, что злая тень
Проклятья древнего к ним всем
Подкралась близко в этот день.
И тут склонилось сердце пса
К беде, что Берен испытал,
И Лутиэн, цветок лесов,
И Финрод, тот, кто страх не знал.
 
Горят в Нарготронде огни
И громко музыка слышна;
Идёт великий долгий пир,
Печальна Лутиэн одна.
И горько плакала она
О ныне прерванном пути,
О том, что пленницей теперь
Её держали взаперти,
Отняв её волшебный плащ,
Не отвечая на мольбы,
Не говоря ей ничего,
К её страданиям слепы.
Казалось, позабыли все
О тех, кто, мукой истомлён,
Сейчас страдал в чужой земле,
В темнице чёрной погребён;
Увы, но слишком поздно тут
Измену дева поняла.
И знал Нарготронда народ,
Что пленницей она была,
Что Феанора сыновья
Её держали взаперти,
И мало было им причин
На помощь Берену идти,
Иль Короля от Тху спасать,
Что не был братьями любим
И клятву ненависти в них
Уходом пробудил своим.
И знал Ородрет, как черна
Их нынешняя цель была:
Оставить Финрода на смерть
В темнице чёрной, сердце зла,
И род свой с Тинголом связать
Навеки - узами родства,
Неважно, силу применив
Иль убеждения слова.
Но сил Ородрет не имел,
Чтоб воспрепятствовать тому:
Ведь ныне весь его народ
Повиновался не ему,
Не слушали его совет,
Под властью братьев целиком,
И честь, и стыд свой позабыв,
Они не думали о том,
Что лорд их, Фелагунд, пленён,
Какие муки терпит он.
 
За ночью ночь и день за днём
В ногах Тинувиэль без сна
Стоял могучий гончий пёс,
И говорила с ним она
В печали - мягко и тепло:
“О Хуан, быстрый, как стрела,
Быстрейший в смертных пёс,
Скажи мне, тень какого зла
Твоими лордами сейчас
Владеет, что виной тому?
И слёзы горькие мои
Их не смягчают почему?
Был Барахир, глава Людей,
Великим другом верных псов,
И Берен в странствиях своих
Средь тёмных северных лесов
Известен был как друг всем тем,
На ком есть перья или мех,
И духам каменных пещер -
Товарищем он был для всех.
Но ныне Эльф ли, Человек
Меня из плена не спасёт,
И дочке Мелиан вовек
Никто на помощь не придёт, -
Хотя б из памяти о том,
Кто не склонился пред Врагом”.
 
В молчанье слушал пёс её.
Но Куруфин с тех пор не смел
Её коснуться; он теперь
На деву издали смотрел,
Перед клыками отступив:
Защитником ей Хуан стал.
И как-то ночью, в час, когда
В сыром тумане чуть мерцал
Светильник меркнущей луны,
Звёзд еле видные огни -
В прорывы между мокрых туч
Мерцали, бледные, они,
И рог зимы уже трубил
Песнь холода и темноты,
И Лутиэн опять без сна
Лежала и ждала беды,
Смотри! То Хуан к ней пришёл.
Тень отделилась от стены,
Среди бесформенных теней,
Что сумраком порождены,
И плащ волшебный мягко пал
У ложа на пол, будто сам,
И дева вздрогнула чуть-чуть,
Увидев рядом морду пса,
Услышав голос - гулкий, как
Далёкие колокола.
Впервые медленная речь
Псу Хуану дана была,
Впервые он заговорил -
И после только дважды он
В своих дорогах долгих был
Эльфийской речью наделён.
 
“О леди милая, кому
Все люди бы служить должны
И силы всех эльфийских стран -
Тебе все те зато верны,
На ком есть перья или мех.
Одень свой плащ! Вставай! Бежим!
Должны мы до начал дня
Расстаться с городом моим,
С Нарготрондом; оставив плен,
На север путь направим свой,
К печалям сумрачной земли
Мы поспешим вдвоём с тобой”.
 
И до того, как онеметь,
Он мудрый деве дал совет -
Как можно цели их достичь,
Избегнув многих новых бед.
И Лутиэн ему внимать
Без изумленья не могла,
И, глядя с нежностью на пса,
Руками шею обвила
В порыве Хуану она:
Теперь все беды на двоих.
Куда б дорога ни вела,
Лишь смерть разрушит дружбу их.
 

 

Предыдущий раздел

Оглавление

Следующий раздел

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

zzzzzzzz