Lindale Eldava


David J. Finnamore 
Хороший, толковый и сжатый обзор музыки Средиземья. Нестандартные (нетемперированные) настройки и лады с примерами музыки, критическое описание музыкальных инструментов и прочее (на английском языке):
http://www.elvenminstrel.com/tolkien/p1.htm 

Music in Middle-Earth. Эссе на темы средиземской музыки, подборка интересных ссылок:
http://www.cas.unt.edu/~hargrove/music.html 

One Ring: The Complete Guide to Tolkien Online
Весьма представительная и информативная подборка англоязычных материалов и ссылок, в том числе и о музыке Средиземья.
http://onering.virbius.com/guide.php?cat=7  

Линнон-Сирион. Хозяйка сайта - Тауриэль Лайрэтинвэ. Наилучшая и самая полная в Сети подборка музыки в предполагаемо эльфийском стиле, но созданной людьми, ВСЕ можно скачать и послушать (mp3). 
Посещение обязательно.
http://starpeople.narod.ru/linnon_s.htm 

Эльфийская песня, написанная лично Толкином (Namarye):
http://www.geocities.com/filmtolkien/TolkienNamarye.zip 
(На сайте также музыка, написанная Donald Swann'ом)

James A. Stark: Songs of Middle-Earth
Английский профессор истории музыки поет и аккомпанирует себе на арфе. Один файл можно скачать (mp3). Безусловно рекомендую как яркий пример удачного преломления эльфийского стиля.
http://www.mta.ca/faculty/arts/music/recordings/stark_cd.html 

The Hobbitons (несколько mp3-примеров специфически хоббитской музыки):
http://home.wxs.nl/~hobbiton/OURCD.HTM 

 

Предыдущая тема

Следует заметить, что занятие это крайне неблагодарное – пытаться сравнивать и критиковать, не имея надежного эталона для сравнения, т. е. проверенных образцов оригинальной эльфийской музыки. Тем не менее применительно ко всему вышеизложенному автору представляется возможным выделить хотя бы некоторые конкретные примеры,  явно несущие на себе печать влияния Эльдар и близкие их музыке если не по конкретным мелодико-гармоническим средствам, то по самому духу, равно как примеры претендующие на подобное родство, но критики в этом смысле не выдерживающие.

Автор хочет сразу отметить, что ВСЕ примеры подражания «эльфийской» музыке в распространенном (к превеликому сожалению) стиле “trash-clash-bang-clang-burp-and-belch-metal” НЕ рассматриваются в принципе – как подделки, ничего общего с музыкой Эльдар не имеющие. Место им – у творца их Моргота, да не будет дважды помянуто его имя…

Начнем с дошедших до нас первоисточников в хронологическом (по возможности) порядке. Известно, что бытописатель Средиземья Толкин оставил несколько эльфийских мелодий, написанных его собственной рукой (см. ссылку ниже). Анализ показывает что мы имеем дело с типичными образцами мелодики РАННЕЭЛЬФИЙСКОГО стиля – одноголосной неаккомпанированной монодией, мелодия речитативно-ритмизованного плана, структура мелодии строго МОДАЛЬНА. Важность этого свидетельства вряд ли можно переоценить.

В течение десятилетий были неоднократно предприняты попытки экранизации грандиозной летописи Средиземья. Вплоть до последнего времени попытки воплощения эльфийской музыки в фильмах и мультфильмах вряд ли можно признать удовлетворительными, ибо там не просматиривается даже намеков на воссоздание специфически эльфийской стилистики, все музыкальные решения – даже неплохие сами по себе – тем не менее никогда не выходят за рамки чисто человеческой музыки, как гармонически так и мелодически, чтобы можно их было рассматривать в качестве серьезной альтернативы.

Лишь в новейших экранизациях (с учетом недавно вышедшей второй части «Две Твердыни», музыка к обеим частям – Howard Shore, Enya) наметился определенный положительный сдвиг в сторону более «аутентичного» воплощения музыки Эльдар, это касается как мелодики, так и инструментовки. Тем не менее – где эльфийская арфа??? Но основной эффект все же достигается не только за счет музыки и ее гармонии как таковой, а и за счет искусного подбора и сочетания инструментальных и вокальных тембров. Упомяну такие характерные части soundtrack’a как Aniron (theme for Aragorn & Arwen), May It Be, Evenstar, в которых весьма искусно воплощены некоторые черты «эльфийского» стиля, рассмотренные в данной работе:

-         широкое мелодическое дыхание, красота очень ПРОСТЫХ мелодий;

-         постоянное завершение кадансов «прерванными» оборотами на неустойчивых ступенях, что с учетом общего спокойного характера музыки дает требуемый «покой и беспокойство»;

-         использование НАТУРАЛЬНЫХ ладов, в частности дорического, и их сложное наложение – полимодальность, что дало требуемую амбивалентность гармонических красок;

-         невесомые, «эфирные» тембры, воплощающие в себе требование именно легкости, «воздушности» как неотъемлемых черт эльфийского стиля.

Но тем не менее подобные решения данной задачи отнюдь НЕ НОВЫ. Читатель убедится в этом сам, сравнив тему Lothlorien (хоровое пение Эльдар с солированием) из фильма и великолепный soundtrack к компьютерной игре Outcast, увидевшей свет еще в 1999 году. Каковой soundtrack соответственно и рекомендуется автором в качестве еще одного удачного примера воплощения музыки Эльдар в том что касается хорового, многоголосного пения – пусть его создатели и не ставили себе такой цели… автор также рекомендует читателю более близкое знакомство с музыкой барокко во всех ее видах – в смысле красоты мелодики и ясности, легкости, прозрачности гармонии эта музыка воплощает эльфийский дух, возвышенную печаль и искрометную радость Эльдар как мало какая другая. Рекомендуется также и знакомство с искусством старинного менестрельного европейского миннезанга и трубадурства, как с вокальными, так и инструментальными жанрами – ради постижения стилистики модальной гармонии и искусства арфового аккомпанирования пению – в одном из его конкретных видов.

Отличным примером воплощения многих уже упомянутых черт эльфийского духа и стиля – лек ости, изящества, мелодичности, слитой радости и печали, нетрадиционности гармонии, внутренней проникнутости ритмами и звуками природы - является творчество такого яркого инструменталиста и исполнителя (арфа) как Andreas Vollenweider. Не вдаваясь в подробный анализ музыки как таковой, автор отсылает читателя к таким его вокальным и инструментальным произведениям как например:

Carry me along, Daddy

Arion

Chanson de l'heure bleue

Domus Cordis Father's Tree

Drown In Pale Light

Garden Of My Childhood

Jours d'amour

Lunar Pond

Morning Poem

Quendel and Rhomas

Quiet Observer

Song of Isolde

The Five Curtains

The White Winds

The years in the forest

 Очень многие упомянутые «эльфийские» черты наблюдаются (по крайней мере местами, во многих произведениях) также у принципиально «не-эльфийских» (т. е. никогда не ставивших себе сознательной цели  приблизиться к эльфийской музыке) разных по конкретному стилю композиторов и коллективов, таких как Kitaro, Vangelis, Dead Can Dance, Clannad, Mike Oldfield (поздние альбомы), Albireon, музыке к таким компьютерным играм как серия Quest for Glory (музыкальная иллюстрация в начале данной работы взята из 5-й части), Dreams to Reality, Stronghold, Silver, Land der Hoffnung, Black & White, Siege of Avalone, Darkstone, Baldur’s Gate и его клоны, серия Heroes of Might & Magic, King’s Quest VIII, Windy Tale и превеликое множество иных, наверняка не менее известных читателю.

 Подробнее же остановимся на анализе творчества тех авторов и коллективов, которые ставят себе СОЗНАТЕЛЬНУЮ цель приближения к музыке Эльдар.

Непосредственно с Толкином работал инструменталист и композитор Donald Swann. Однако его собственные произведения на средиземские тексты  - салонно-фортепианного характера – являются примером крайне неудачного подхода, поскольку по стилистике это тоже не имеет ничего общего как с музыкой Эльдар, так и с музыкой Средиземья вообще. В этой связи стоит заметить, что, увы, слишком многие создатели музыки пытаются передать «должное» впечатление, прибегая к «недолжным» средствам, в частности, к инструментам чуждым Эльдар. Об этом далее.

С другой стороны, одним из наилучших в этом смысле (по аргументированному мнению автора) является проект The Tolkien Ensemble (альбомы Evening/Night in Rivendell). Особо выделю следующие произведения:

 Galadriel's Song of Eldamar

Ai! Laurie lantar (Galadriel's Song)

A Elbereth Gilthoniel

Lament for Theoden

 Почему именно этот проект из множества прочих, почему именно эти произведения? Аргументы автора таковы:

-         сохранение СТИЛЕЙ, определенных и в данном исследовании тоже (сольная монодия, монодия с аккомпанементом, хоровое пение)

-         пение ОРИГИНАЛЬНЫХ квэнийских текстов, что является пока еще редкостью среди создателей и исполнителей музыки в «эльфийском» стиле – но обязательным, непременным, основным условием при СОЗДАНИИ подобной музыки. Эльфы НЕ ЗНАЛИ ни русского, ни английского, ни любого другого современного языка…

-         аутентичность инструментов и аранжировки (по крайней мере нет НИ ОДНОГО инструмента, которого никогда НЕ БЫЛО у Эльдар. Исключительно акустика – арфа, виола, фидель, деревянная флейта)

-         аутентичность МЕЛОДИКИ – умелое скрещение красивой, но простой МОДАЛЬНОЙ МЕЛОДИИ с СОВРЕМЕННОЙ ГАРМОНИЕЙ, несущей кроме прочего элементы сонорики – о чем и автор упоминал как об одном из возможных путей имитации музыки Эльдар.

-         Аутентичность самого ПРОИЗВОДИМОГО ВПЕЧАТЛЕНИЯ – одновременная устойчивость и неустойчивость, колебание между «светлыми» и «теневыми» тонально-гармоническими функциями, «покой и тревога», напряженность гармонии, замирающей на моментах переходов БЕЗ «классического» разрешения – и контраст плавной мелодии широкого дыхания.

-         Общая легкость стиля, очень хорошая «натурность», естественная слитность  музыкальных решений и ассоциаций ими вызываемых – слушая музыку и исполнителей, можно ассоциировать их с чем угодно, где угодно – но только не с концертным залом…

Своеобразным шедевром удачного «эльфийского» подхода к хоровому многоголосию можно считать «Lament for Theoden» – решенный в явно слышимых приемах европейского «академического» многоголосия новейшего времени, чем-то общего стилю Бриттена и Свиридова, но колорит, голосоведение, приемы манипулирования хоровыми группами, противопоставление солистов и хора, как и сама тематика - бесспорно Средиземские.

 

Очень корректно к проблеме музыкального решения «эльфийского» вопроса в человеческой музыке подходит также профессор истории музыки и исполнитель James Stark, избравший в качестве одного из возможных путей отображения этого стиля один из типично Эльфийских (изначально) жанров – сольное пение с арфовым аккомпанементом. Его стиль можно определить как «нео-готику» с типично Эльфийским подходом – простота, даже аскетичность выразительных средств, но по возможности доведенная до определенного СОВЕРШЕНСТВА, что выражается в тонкой голосовой нюансировке, постоянное волнообразное колебание свободной мелодики, (восходящее движение-кульминация на неустойчивой гармонически «вершине» - спад, затихание), что, как упоминалось ранее, есть особенность также и Эльфийской мелодики.

Автор ни в коей мере не желает сказать что музыка The Tolkien Ensemble безупречна именно в смысле соответствия музыке Эльфов. В этом смысле несовершенен любой человеческий композитор, любая человеческая мелодия. Возможно лишь большее или меньшее ПРИБЛИЖЕНИЕ, но не более того. Но сравним иных авторов, работающих в том же направлении.

Зарубежным исполнителям можно противопоставить две весьма достойных альтернативы в «нашем» пост-советском ареале – это творчество Павла Фомичева и проекта Caprice, творчество которых мы рассмотрим вместе из-за того что авторы, хотя и шли независимыми путями, но пришли к сходным результатам.

К бесспорным достоинствам данной музыки можно отнести ее легкость, изящество, «атмосферность», богатую колористику, обилие звукоподражательных элементов (наряду с «конкретной музыкой» как таковой), выраженных чисто музыкальными средствами (мягко разлитое сияние звезд (гармония, электронные тембры), водная капель (арфа, вокальное контрастное стаккато), шорох ветра (скрипичное аккордовое тремоло, флейта) и т. д. Но то что, с одной стороны, явлется залогом бесспорных удачных решений, то же является и определенным недостатком. Так, Caprice слишком увлекается мелким ритмическим дроблением, доводя его вычурность иногда до уровня авангардного минимализма 20-х гг:  (The Mewlips, Spring), что приводит к некоторой «дерганости», разрывам музыкального потока, хаотичности и «суетливости» музыки, излишней замысловатости мелодии, как бы любованию самой музыкой, игрой звуков в отрыве от того в какой обстановке она исполняется и что вообще она выражает, действительно, некоторые вокальные мелодии лишь с большой натяжкой признать «соответствующими» словам, тому о ЧЕМ поется - что Эльдар было совсем не свойственно, «музыки ради музыки» в отрыве от окружающего у них не было… Мелодии плавного, «закругленного» движения производят куда более положительное впечатление в этом смысле. Кроме того, к недостаткам стоит отнести и применение не-эльфийских инструментов и тембров – электронных клавишных и др. - именно там, где это не вписывается в необходимый стиль и не совсем оправдано. Заимствование разных стилевых элементов когда идет на пользу, а когда и нет – так, явно слышимые элементы барокко, этники и неоготики у Фомичева в общем и целом можно отнести к «плюсам», но наложение «натурального» мелоса на «профессиональные» академические приемы и кадансы иногда приводит к «нестыковкам по шву», что подчас режет ухо контрастами…  а проскальзывающие моменты «мюзикловости» и «джазовости» не всегда идут на пользу Caprice…

Бесспорно, всю вышеописанную критику автор в полной мере строго применяет и к своим собственным более чем несовершенным музыкальным творениям, которые в данном исследовании рассматриваться не будут – да оценит их сам читатель, если ему это интересно…

Кратко упомянем еще о таких коллективах, как Lothlorien Dreamscape и Svenska Teatern, которые в общем и целом весьма уступают по качеству музыки тем, чье творчество мы предельно кратко и обзорно рассмотрели выше, упомянув далеко не всех кто этого заслуживает, рассмотрев далеко не все что стоило рассмотрения…

 

…Читатель! Мы с Вами едва ли вступили на самое начало пути, который ведет к познанию того что именуется «музыка Эльфов»... Но я искренне благодарен Вам за то, что Вы оказали мне честь, пройдя до сих пор эту малую часть пути – вместе со мной. Ничто из сказанного доселе не является истиной в последней инстанции – хотя я и пытался свести до минимума саму возможность неоднозначных толкований.

Дерзайте, творите… и да пребудет на вас благословение Эру. Возможно, когда-нибудь, гуляя ночью под звездами на берегу Моря, слушай голос вод и ветра, Вам дано будет услышать вплетенный в это вечное движение песенный отзвук далеких мелодий с Заокраинного Запада.

Спасибо Вам, мой неведомый попутчик. Надеюсь, наше совместное недолгое путешествие не явилось для Вас лишь бесполезной потерей времени…

Namariё!

 


 


Казалось бы, - воскликнет возмущенный читатель, - какая вообще связь может быть между музыкой Эльдар… и Орков?

Тем не менее непосредственная связь существует, и органическая природа ее проистекает из следующего:

 all those of the Quendi who came into the hands of Melkor, ere Utumno was broken, were put there in prison, and by slow arts of cruelty were corrupted and enslaved; and thus did Melkor breed the hideous race of the Orcs in envy and mockery of the Elves, of whom they were afterwards the bitterest foes.

…квэнди, попавшие в лапы к Мелькору, были ввергнуты им в узилище, и там, постепенно, чарами и жестокостью он поработил их, так, в ненависти своей, вывел он, в насмешку и подражание эльфам, жуткий народ – орков, злейших их врагов.

Таким образом на основании общего принципа - «в насмешку» – связь музыки Эльдар и Орков имеет четко выраженный обратно-зеркальный характер, в том смысле что насколько музыка Эльдар была прекрасна, в той же самой степени музыка Орков была груба и безобразна, в той степени в какой музыка Эльдар ласкала слух – в той же степени, «с точностью до наоборот», музыка Орков слух оскорбляла. Это видно и из того что известно в этом смысле об Орках (Гоблинах) вообще:

 гоблины запели, затянули хриплыми  голосами  жуткую  песню,  пришлепывая в такт плоскими ступнями по камням… Звучало это устрашающе. Стены содрогались от "хлоп, cтоп", "треск, свист"

... Они (гоблины) не умеют делать красивых вещей…

сквозь  дымовую завесу он видел, как гоблины  пляшут  вокруг  их  деревьев.  Позади  кольца  воинов, танцующих   с   копьями  и  топорами,  стояли  на  почтительном расстоянии волки, наблюдали н выжидали. И тут гоблины затянули страшную песню…

 Итак, с одной стороны – «сладостные» мелодии Эльфов, с другой – «страшные», «жуткие», «грубые» песни Орков…

 Заканчивая этот раздел, упомянем о том что связи Эльдар, Гномов и Людей были на самом деле очень многообразны, нелинеарны, были прецеденты когда все три расы имели возможность одновременно общаться и непосредственно контактировать друг с другом, что приводило к еще более пестрому «культурному коктейлю»:

 …наши лесные эльфы насадят здесь вечнозеленые деревья и разведут певчих птиц…

Леголас о Гондоре

 …подземные гномы украшали город, и полюбили его лесные эльфы…

(обновленный Минас-Тирит)

 …Эльфы, гномы и люди живут в большой дружбе… 

(после войны с гоблинами)

Предыдущая тема

Несмотря на то, что в самой природе Эльфов - как и людей, Детей Илуватара, Детей Третьей Темы – музыка и музыкальность были заложены изначально, тем не менее не вызывает сомнений, что музыкальное искусство обязательно должно было передаваться из поколения в поколение через обучение. Ни в одном из источников не дается прямых указаний на конкретные формы, виды и особенности этого процесса, тем не менее анализ косвенных данных все же позволяет прийти к некоторым определенным выводам.

В качестве исходной аксиоматичной посылки примем факт, что никто из Эльфов не рождался со сформированной и развитой способностью к музицированию. Единственным исключением из этого универсального закона может быть лишь ре-воплощение уже взрослых Эльфов в новое тело после того, как они были убиты, погибли – но снова вернулись в Средиземье, будучи отпущены Мандосом из его чертогов. В качестве такого примера можно указать на Глорфинделя, погибшего в поединке с Балрогом, но снова вернувшегося во время Второй эпохи. Эльфы же, рожденные для «первой» жизни, как и все дети, являлись «чистым листом», на который еще предстояло нанести искусный образ и развить его.

Основной же принцип, положенный в основу этого процесса, процесса обучения, восходит еще к временам общения Эльдар и Валар:

 Valar are to these kindreds rather their elders and their chieftains than their masters;

…Валар стали скорее старшими братьями и наставниками этим народам, чем их господами

 Это – основа принципов обучения, в том числе и обучения музыке. Неизменный принцип обратной связи, руководство, наставничество, «направление пути», но никак не авторитарный диктат, не подавление воли ученика волей учителя, нивелировка индивидуальности. Поэтому любой эльф после завершения обучения и начала свободного мастерского творчества играл хоть одну и ту же эльфийскую мелодию, но по-своему, не так как это сделал бы другой Эльда, за исключением ансамблевой игры. Когда требовалось единство, а не разнобой.

 Неизвестно в точности, сколько именно длился период младенчества и детства у Эльфов, и о самих эльфах-детях во всех источниках есть всего лишь несколько глухих упоминаний. Вспомним историю Финвэ и Мириэль, ушедшей в Аман – Финвэ печалился о том, что Мириэль не увидит «детства своего сына». Косвенное свидетельство дает также эпизод в логове дракона Смога, когда Торин «…накинул на Бильбо небольшую кольчужку, сплетенную в давние времена для какого-нибудь принца эльфов».

Музыка сопровождала любого Эльфа всегда – с самого момента рождения до самого момента ухода на Запад, не прекращаясь и в Блаженном Краю. Поэтому мелодии своего народа любой маленький Эльф начинал воспринимать и постигать сызмальства, закладывая тем самым базу для последующего овладения истинным мастерством в сфере музыки во всех ее проявлениях. Впервые юные Эльфы приобщались к самостоятельному исполнительству, слушая музицирование взрослых и пытаясь ему подражать, запоминая слова песен, баллад и сами мелодии. Вряд ли можно сказать, что у эльфов было нечто сравнимое с нашими музыкальными школами и консерваториями – для этого попросту не было нужды, вся природа, весь мир вокруг, с растворенной в нем музыкой воды, ветра, деревьев, птиц, моря, был сам по себе наилучшей из возможных школ, предоставляя безграничные возможности к постижению и воплощению. Тем не менее можно обоснованно предположить, что в индивидуальном порядке прямое обучение все же велось – родители учили собственных детей (вспомним, что за исключением немногих крупных городов эльфы жили как свободные странники или «маленькими родами», как во владениях Тингола), известные менестрели учили тех кого считали достойным такого обучения, и это касается прежде всего передачи уже сформированных, кодифицированных, закрепленных в исторической традиции разновидностей эльфийской музыки – конкретных исторических «больших» баллад – Lay, многочисленных песенных сказаний ann-thennath, конкретных форм эльфийской условной музыкальной образности, передачи секретов технического мастерства, конкретных приемов игры на различных инструментах, а также обучение тому, как эти музыкальные инструменты изготавливать, постановка голоса для пения соло или в составе эльфийского «хора», с аккомпанементом или без, обучение приемам свободной импровизации на заданную тему, открытие юным эльфам знаний о скрытых магических аспектах Силы, заключенных в эльфийской музыке и издревле переданных, равно как и обучение владеть этой Силой через музыку, призывая ее в случае надобности. Ведь глухо дважды упоминаемый в текстах «дар эльфийских менестрелей», дар зримо представлять перед глазами слушателей то, о чем поется – без сомнения тоже связан с магией эльфов, выражаемой через музыку.

С поправкой на практическое бессмертие эльфов подобное обучение могло длиться многие годы, если не десятилетия, в результате чего музыкальное мастерство любого эльфа становилось практически непревзойденным для представителя любого другого народа Средиземья. Для сравнения можно привести цитату о возрасте эльфов:

 …weary of ten thousand centuries

устав и истомившись от десятков тысячелетий…

 Ни одна другая раса Средиземья подобным временем просто не располагала, чтобы каждый конкретный ее представитель мог совершенствоваться в течение столь длительного времени.

Конечно, юные эльфы различались способностями и талантами, мерой дарования – вспомним прославленных, величайших певцов и менестрелей Даэрона Дориатского, Маглора, Финрода Фелагунда, Лютиэн Прекрасную, Фингона. Тем не менее способностей юным эльфам было не занимать. Об эльфах в целом говорится, что:

 «Эльфам известно многое, они,  как никто, подхватывают новости на лету и быстрее, чем падает водопад, узнают обо всем, что творится на земле».

 Нам это говорит о том, что у эльфы с самых юных лет уже обладают развитой и цепкой музыкальной памятью, и им достаточно было хотя бы раз услышать красивую мелодию, чтобы уже никогда ее не забыть. Это накладывало отпечаток на сам процесс обучения – отпадала необходимость в механическом заучивании и «зазубривании», в преодолении инерции собственного неподатливого «я». Вряд ли за всю историю Средиземья нашелся хотя бы один чистокровный Эльда, который мог бы сказать о себе «мне не дается музыка».

Но только ли «на пальцах» ли велось это обучение, в изустно-наглядной ли только форме велось оно, по принципу: «услышал-показал-запомнил»? Существовали ли какие-то письменные источники, руководства, своды знаний о музыке эльфов, которыми пользовались они сами? Имеющиеся свидетельства позволяют с достаточной уверенностью это утверждать. Напомним еще раз, что еще Румиль из Тириона на заре бытия Эльдар изобрел знаки, годные для запечатления речей И ПЕСЕН. Очевидно, речь тут идет прежде всего о буквах, но противопоставление «речей И песен» неявно говорит нам о том, что среди этих знаков очень вероятно были и такие, что годились и для фиксации музыки, мелодии отдельно от слов. То есть речь идет об эльфийской НОТНОЙ ЗАПИСИ, хоть ее конкретные формы нам и неведомы. Можно предположить, что эти – неизвестные – «эльфийские ноты» вполне могли по принципу идеографии напоминать европейскую невменную нотацию раннего средневековья или «крюки» восточной кондакарной традиции, диакритические сложные знаки, ставившиеся поверх слов, причем один знак мог обозначать как один звук, так и целый мелодический оборот. Знаки эти, как известно, были усовершенствованы Феанором и Даэроном, одним из величайших эльфийских мастеров музыки, что также доказывает тезис автора, пусть и косвенно.

Примерный вид этих гипотетических – но вполне вероятных – кодексов о музыке, нотных сборников и т. п. можно себе представить по косвенному описанию Нуменора, как известно, весьма связанного изначально с Эльдар. Кроме прочего, там были и

 …scrolls of lore written in scarlet and black…

…свитки, исписанные алыми письменами на черном…

 Это были свитки Верных Элендила – сохранивших связь с первоисточником Эльдар. По аналогии можно предположить, что так же – или примерно так - выглядели и ноты, и записи песен, сказаний и баллад.

Сходное читаем и в описании Фарамира, сына Денэтора наместника Гондорского, род которого тоже был издревле связан с Эльдар:

 …He was… learned in the scrolls of lore and song…

…он… был знатоком старинных преданий и песен…

 В оригинале «знаток свитков старинных преданий И песен». С одной стороны, это противопоставление еще раз намекает нам на возможность существования нот в Средиземье, с другой стороны – на происхождение этих свитков (хранившихся, очевидно, в богатейшей библиотеке Гондора, которой пользовался даже сам Митрандир) из древнейших времен, возможно, многие из этих свитков происходили непосредственно от Эльдар.

Напомним также, что в источниках приводится множество свидетельств тому, как люди (и не только они) учились у Эльфов и заимствовали у них знания, мудрость и искусство, в том числе, бесспорно, и музыку – всему этому их УЧИЛИ, и учили сознательно. Это также дает возможность судить о том, что некая систематизированная система обучения музыке, т. е. методика - у эльфов все же была, процесс обучения отнюдь не носил спонтанно-хаотического характера. Но его отличительной особенностью была, бесспорно, воздушная ЛЕГКОСТЬ, присущая эльфам во всем – вряд ли хоть один из эльфов, кто попадал к наставнику музыки, хоть единожды подумал про себя – «о Эльберет, когда же кончится эта скукотища и наконец-то начнется музыка», что так знакомо всем, кто постигал музыку у наставников человеческих…

Рассмотрим одно важное свидетельство, к эльфам вроде бы напрямую не относящееся – но имеющее непосредственное касательство к данному вопросу. Вспомним эпизод на дне рождения Бильбо в Шире:

 ….А  в  хлопушках  -  маленькие  инструменты,  звонкие и  чудесно сделанные (из Дейла)… 

…of perfect make and enchanting tones…

 Эти музыкальные инструменты были предназначены для маленьких хоббитят, но изобретены они были отнюдь не хоббитами. Привезены они были из Дейла, города людей, но сами они были скорее гномской работы (хотя, очень вероятно – сделанные по эльфийским прототипам, это видно из самого стиля инструментов, см. соотв. эпизод у JRRT - и того что Дейл был не слишком удален и от Горы, и от поселений лесных Эльфов Трандуила, сохраняя связи с обеими).

Из данной цитаты можно сделать прямой вывод о том, что в Средиземье существовали уменьшенные, ДЕТСКИЕ варианты музыкальных инструментов. Экстраполируя это на европейскую музыкальную практику, с уверенностью можно сказать, что они использовались не только и не столько для детских игр, сколько для ОБУЧЕНИЯ МУЗЫКЕ – коль скоро ни по качеству работы, ни по звучанию они ничем не уступали «взрослым» аналогам. В европейской музыкальной педагогике широко применяются уменьшенные варианты инструментов размером в ½ и ¾ полного размера, это касается как струнных, так и духовых.

И можно предположить, учитывая безусловное превосходство эльфийского искусства над всеми остальными в Средиземье, что и юные эльфы сначала получали в качестве «первого» инструмента «трехчетвертную» или «половинную» арфу с уменьшенным аккордом струн, а уже затем, по мере возрастания мастерства (и физического роста) получали доступ к большим «взрослым» инструментам.

Можно также предположить, что начальное обучение эльфов – как любое обучение - шло на произведениях «облегченного» по технической сложности уровня по возрастанию, попытка представить и создать возможную форму подобного учебно-вводного цикла для эльфийской хроматической арфы предпринята автором данной работы, серия арфовых миниатюр-«этюдов» пока еще в процессе создания, готовая часть выложена на сайте Анориэли (ссылка в начале работы).

Обучение неизбежно должно было отталкиваться от существовавших на то время конкретных жанров и форм музыки эльфов, начинаясь на простых примерах с постепенным развитием и усложнением. Музыкальное образование было универсально. Юный эльф должен был овладеть несколькими инструментами, один из которых был, вероятно, профилирующим, основным, излюбленным, очень часто это была именно арфа, но благодаря долгим срокам жизни эльф вполне мог достичь (и достигал) равного совершенства в игре на всех инструментах, пусть даже предпочитая какой-то один из них. Ему предстояло научиться петь соло и вместе с другими эльфами, овладеть традиционными произведениями, многие из которых были для эльфов священными, научиться искусству сольной и ансамблевой игры на инструменте, овладеть аккомпанементом и свободной импровизацией, умением связывать слово и мелодию, сочинять мелодии к стихам – и поэзию к мелодии.

Как правило, само по себе обучение происходило на лоне природы либо в здании, если это был город, но выделялись ли для этого какие-то особые помещения? Возможно, да – в пользу этого говорит следующая цитата:

 

….Дом Элронда был само совершенство; там было хорошо всем - и тем, кто любит поесть и  поспать,  и  тем,  кто любит  трудиться, и кто любит слушать или рассказывать истории, петь или просто сидеть и  думать,  и  тем,  кому  нравится  все понемножку…

 

Это – прямой признак того, что под музыку и обучение ей вполне могли быть выделяемы особые помещения, не только у Элронда, но и прочих племен Эльдар во все Эпохи (по крайней мере инструменты должны были где-то храниться, с соблюдением температурного «режима» и пр.)

…Результатом такого развернутого универсального обучения было, например, то, что Финрод, впервые встретив людей племени Беора Старого, смог взять «грубую арфу» неведомых ему людей и тут же играть на ней, хотя настроен (и устроен) этот инструмент мог быть совершенно иначе, чем эльфийский, несмотря на то что первыми учителями людей были Темные Эльфы. Затем «Фелагунд жил среди них и учил их истинным знаниям», в том числе, конечно, и музыке…

Но совершенно необходимым условием для полноценности музыкальной жизни и обучения являлась непрерывность традиции, «привитость» к основному древу эльфийского бытия, связь с «центрами» эльфийской культуры, каковыми до Третьей эпохи были различные города Эльфов, а в Третью – Имладрис и Лориэн. Вспомним Леголаса, который поет песнь о Нимродели, но затем вдруг прерывается и опечаленно говорит:

 …Дальше  я петь не могу, - сказал он. - Это только часть нашей древней песни,  но остального  я,  к  сожалению,  на  память  не  знаю…

 Т. е. даже несмотря на то, что Леголас был принцем правящего дома Лесных Эльфов, в его собственном музыкально-поэтическом образовании все же имелись некие «пробелы», соответственно прочие подданные его отца Трандуила были еще менее совершенны в этом отношении из-за эпизодичности связей Лихолесья и Кветлориэна как основного средоточия высокой эльфийской культуры в Третью Эпоху, поэтому за «высшим музыкальным образованием» юным Эльфам с необходимостью следовало отправляться то ли в Имладрис, то ли в Лориэн…

Предыдущая тема


Несмотря на предельную обособленность, закрытость Энтов от прочих народов Средиземья, музыкальное и культурное взаимовлияние Эльфов и Энтов прослеживается даже среди этого немногочисленного племени древопастырей, почему автор и счел возможным выделить их в особый раздел.

Связь Эльфов и Энтов прослеживается с древнейших времен, с первых дней бытия Арды, и связь эта в силу указанных особенностей – взаимна, как Эльфы повлияли на Энтов, так и Энты – на эльфов. Сравним:

 I lifted up the branches of great trees to receive them, and some sang to Iluvatar amid the wind and the rain.

…Я вздымала ветви дерев, чтобы пить его (дождь), и некоторые (деревья) пели для Илуватара среди ветров и ливней….

Это – слова Йаванна о деревьях, своих любимых творениях. Не это ли весьма конкретное пение деревьев Йаванны, следы которого были растворены во всех остальных деревьях Средиземья и всем живом, что росло – слышали Эльфы, пытаясь на заре мира ПОДРАЖАТЬ ему? Подражать, как и голосу поющих вод и свету Звезд?

С другой же стороны -

 …они ведь нас когда-то излечили от немоты, а такое не  забывается, хоть и  выпали  нам разные пути…

Фангорн о себе и прочих Энтах.

 Т. е. взаимность связи очевидна. Ибо всякий энт кроме «родного» языка владел еще и Старшей Речью Эльдар, языком преданий и песен:

 Древень стоял дожидался их, напевая то ли на онтском, то ли на эльфийском, то ли еще на каком языке и поглядывая на небо

 Музыкальность Энтов (вряд ли подвергаемая сомнению) мыла довольно сложным «конгломератом» их собственной природной специфичной музыкальности (вложенной в них Йаванной) и того, что Энты могли слышать у Эльдар, сохраняя связь с ними до того времени пока «пути не разошлись». Основным видом музыки Энтов был вокальный, пение, как сольное, так и хоровое, как в своем собственном «стиле», так и в виде, выдающем некое влияние Эльдар:

 …Я распевал и расхаживал  день  за  днем напролет, гулким  эхом  вторили  моему  пению  лесистые долы… (Фангорн)

 Древень   примолк,  вышагивая  размашисто   и  бесшумно,  потом   снова забормотал,  бормотание  стало  напевом, в  нем зазвучали  слова, и  хоббиты наконец расслышали обращенное к ним (медленное) песнопение

murmur, hum, chant a tune – «бормотание, гулкое напевание «под нос», речитативный ритмизованный напев» - эта последовательность смены «стилей пения» не случайна. Ибо любой Энт-древопас, хоть и был весьма мудр и разумен, хоть и обладал даром речи, но все же он был носителем двойной природы в одном теле – природы разумного существа и природы ДЕРЕВА, которая неизменно проявлялась. Относительно «бормотания» - вспомним хотя бы «бормочущие мэллорны» Лориэна. А о связи речитатива и магии уже достаточно говорилось, чтобы повторяться. Ибо и сама сила Энтов, их способности дробить камень и т. д. явно были «сверх-натурного» плана, без магии тут вряд ли обошлось.

Читаем далее, весьма показательный пример:

 Весь день пробродили они втроем по лесу - хором пели песни, дружно смеялись… 

А завидев рябину, он стоял, раскинув  руки, стоял и пел, гибкий, точно юное деревце (swayed as he sang)

И  хоббиты  мирно  уснули,  внимая  горестным   песнопениям  Брегалада, оплакивавшего  на  разных  языках  гибель  своих  возлюбленных, несравненных деревьев.

Обратим внимание – сам факт того что ХОББИТЫ могли петь песни ВМЕСТЕ с ЭНТОМ, да еще впервые попав к Энтам – но явно не испытывая особых сложностей «совместимости» в этом импровизированном «трио» - говорит о многом, прежде всего о том что сама музыкальная БАЗА была общей как для Энтов, так и для Хоббитов, совместимой на уровне узнаваемости.

Конечно же, во всем Средиземье подобная база, основа, данная обеим народам – Энтам и Хоббитам – и знакомая им в равной мере, чтобы СРАЗУ петь вместе, могла быть только эльфийской и более ничьей. Учтем и то, что плач Брегалада по древам очень напоминал по форме эльфийские «ламенты».

Брегалад во время пения «раскачивался», что намекает на наличие четкого равномерного и постоянного РИТМА как специфически Энтского элемента, привнесенного в музыку Эльдар. Ведь музыка самих Эльдар была в этом отношении РАЗНОЙ – как импровизационной, на мелодиях неквадратной структуры и широкого дыхания, так и равномерно-ритмичной (что видно хотя бы из обычая Эльдар петь на ходу, «на марше». Вне ритма это принципиально невозможно). Музыка Энтов, как видно, была преимущественно – если не исключительно – ритмичной, четкой, в равномерной пульсации, что очень ясно видно из следующего:

 …потом  донесся  мерный гул, как  будто барабанный рокот, его перекрывало грозное многогласие (many voices singing high and clear)

Навстречу им шагали пятьдесят с лишним онтов; широкими, ровными  шагами спускались они колонною по двое. Во главе их шествовал Древень, они отбивали такт ладонями по бедрам

(keeping step… beating time)

Во-первых, мы видим «грозное многогласие», хоровое пение, которое – с большой долей условности, конечно – можно уподобить традиционному для Кавказа (Грузии и Армении) мужскому многоголосному пению (на это намекает singing high and clear – «пели высоко и чисто» и «мерный гул». Именно так исполняется вокальная музыка четко определенных кавказских стилей – часть поющих (низкие голоса) создают в виде вокализа sotta voce (без слов) насыщенную звуковую «подложку», на фоне которой возносятся и четко выделяются «высокие и чистые» голоса солистов. Повторюсь – это уподобление очень приблизительно и условно, ибо имеющейся информации все же недостаточно для однозначных выводов и сравнений.

Кроме прямого упоминания о ритмичном «отбивании такта» обратим внимание на ту крайне интересную особенность, что Энты, не знавшие никаких музыкальных инструментов, превращали в подобный многогранный инструмент собственное тело, заменяя барабан – отбиванием такта «ладонями по бедрам», а клич трубы заменяя собственным зычным голосом, от которого подчас «трескались камни».

 Аргументом в пользу довольно длительной связи Энтов и Эльдар говорит также и тот факт, что:

 В те давние времена отсюда до  Лунных гор  тянулся сплошной лес, а это была всего лишь его восточная опушка…

 Вспомним, что традиционным местом жительства подавляющего большинства племен Эльдар был именно лес, а не горы и не равнины. Поэтому проникновение в природу, звукоподражание, постоянное общение с миром живого отличают всю культуру Эльфов во все времена и ее чисто музыкальный, мелодический тематизм – песни соловья, шепот листьев, «бормотание» мэллорнов, журчание воды. Вспомним и то, что Фангорн-Древень лично знал владык Галадриэль и Келеборна, это говорит нам о том что Эльфы некогда во множестве наполняли Энтские леса.

Ибо где владыки – там и их народ…

Тем не менее этот заимствованный тематизм был не только музыкальным, но и «событийным» тоже, ибо Энты «подарили» Эльдар целый большой раздел их (Эльдар) песенной тематики, а именно – тему Онодримского разлучения и тему самого Фангорна и его волшебных родников, которые была широко известны, и не только среди Эльдар:

 Я думал, все  об этом знают, сколько  песен  про это:  и эльфы  их пели,  и люди, от Лихолесья до  Гондора,  - как  онты ищут онтиц. Надо же, совсем уж все позабыли… Много песен сложили эльфы про то, как мы искали наших  подруг; потом и люди переиначили эльфийские песни. (songs passed into the tongues of Men). Мы об этом  песен  не слагали, мы про них помнили и напевали их древние  имена

… Да любой тебе эльф в Глухоманье слышал и помнит жалобные песни про онодримское разлучение (Леголас)

…Про чудесные  фангорнские родники у нас и песни поются

Т. о, видна общая прото-основа, взаимовлияние, изменение изначально эльфийских тем людьми, но основа - бесспорно эльфийская.

 

Предыдущая тема

zzzzzzzz