Переводы из Толкина

Неискоренимы читатели с мыслью "автор не прав, все было не так!" С другой стороны, каждый довольно долго пишущий что-нибудь одно автор - сам себе лучший апокрифист, и Толкиен тому пример.
Так вот, извлкаю из закромов толкиновские наброски сюжета "Хоббита" времен, когда книга долша примерно до половины... т.е. до Одинокой Горы.
Это начало 2 тома "Истории "Хоббита" Джона Рэттлифа (когда оно было еще в 2х томах), ссылки на страницы оттуда. Перевод мой, местами неточный.

Надо иметь в виду, что здешний Бладортин - это Гендальф.


Опубликовано: «История "Хоббита"», т. 2.

Сюжетные заметки С (фрагмент)


[После разговора с Драконом; тот думает, что Бильбо – «из Людей Долгого Озера».]

«Б. возвращается и говорит с гномами. Предупреждает их, что дракон знает о выходе. Спрашивает их о планах. Они несколько обескуражены. Они рассказывают ему о Камне Гириона, короля Дейла, которым он заплатил за доспехи своих сыновей, золотые и серебряные кольчуги, но (прочные), как сталь».

(с. 4)
«Б. прокрадывается третий раз и ждет в сумраке, пока дракон уползет из зала. Он крадет сверкающий камень, который очаровывает его. Дракон, возвращаясь, замечает пропажу; и [он в] ужасном гневе.
Он отправляется на битву с Озерными Людьми. Люди видят, что он приближается, и рушат мосты к домам на озере. Д. летит над ними и поджигает дома, но не решается приземлиться прямо на озеро. Они тушат огонь водой и стреляют в него. Блеск камней на брюхе дракона в отсветах огня. Он приземляется у озера и пытается заморить их голодом.
Гномы видят зарево издали – и выносят, согнувшись, золото. Б., глядя на них, колеблется (? stagger out). Но предупреждает их, что Д. вернется по тому же туннелю? Что они могут сделать с золотом.

Кража бесполезна – в конце концов воин. Но никто не желает идти с ним. Бильбо надевает кольцо и пробирается в подземелье. Дракон наконец возвращается и спит, утомленный битвой.
Бильбо (берет ) вонзает свой маленький магический нож и он исчезает. Он не может поднять мечи или копья.
Агония дракона. Разбивает стены и вход в туннель. Бильбо плывет в золотой чаше по драконьей крови, пока она не останавливается в темном тупике. Когда она остывает, он переходит её вброд и становится твердым и смелым.
Находит источник Бегущей Реки и плывет по ней через Г(лавные) В(орота) в золотой чаше.
Найден разведчиками Озерных Людей.
Гномы прокапывают туннель и вступают по владение своими прежними жилищами, но золото в основном разбито, и они не могут пользоваться им из-за тела дракона.
Люди Озера и Лесные Эльфы приходят и осаждают гномов. Попытка блокировать Гл. Ворота.
Бильбо в печали встречает Блад.(ортина) на <нрзб>* площади Озерного Города.

* «рыночной» или «разрушенной»

Блад(ортин) укоряет осаждающих. И убеждает гномов заплатить Бильбо. Часть своей доли он отдает Озерным Людям, а также лесным эльфам (хотя они, возможно, и не заслуживают этого).
Они сопровождают Блад(ортина) и Б. обратно через Мирквуд».

[Все от слов «Б. прокрадывается в третий раз» зачеркнуто.
«Дракон убит в битве у озера».]

Сюжетные заметки D (фрагмент)


(p. 569-570)

"Осада горы.
Бильбо ускользает ночью и пробирается в лагерь. Он зовет Барда и садится среди его советников. Он говорит, что Камень Гириона принадлежит ему, поскольку он <нрзб 2 слова> долю. Если в этом все дело – а гномы ценят его более, чем все остальное, - он отдаст его Барду, наследнику Гириона, чтобы его друзей оставили в покое. Лесные эльфы и другие советники возражают ему.
С пола встает старик. Это Гендальф!
Он обращается к Барду. Пророчества часто исполняются в др. <облике>. Не будь бОльшим глупцом, чем глупцы, что <нрзб> дракона его богатства. Верь пророчествам не меньше оттого, что сам помог их исполнению. Золото не ваше. Процветание настанет, если настоящий Король под Г. вернется. Пусть вас не превзойдет в щедрости простой г-н Беггинс, который отдал всю свою награду ради друзей. [Гирион ] Дейл и Озерный Город будут отстроены.
«Кто ты?» - спрашивает король Лесных эльфов.
«Я – Гендальф!»
Тогда он наконец поверил, что Торин в самом деле Торин, сын Трайна, сына Трора. Почему он не сказал? Твои собственные дела <обвиняют?> тебя. – потому что гномы лучше всех других понимают <власть> жажды золота. И боятся потому более <определенно> <распространять> его. Вы должны (предложить) им помощь, а не <?вражду>.
Так наступил мир и (был заключен) договор у Разрушенного Города.
Лесные эльфы богатые подарки
<Большие> <суммы> <денег> на отстройку Эсгарота.
Посланы вестники многие гномы С Ю В З
<Торин> <решил> [или тогда его потомки] никогда не покидать западные земли".

- - -

<Поскольку> дракон убит, хотя на это не было надежды. Торин печалится вначале, когда узнает, как Бильбо обошелся с камнем Гириона – но затем он говорит «В тебе действительно больше того, чем ты знаешь сам. Мы должны <нрзб>, как ни странно, быть благодарны Гендальфу. И все же, возможно, тебе стоит более других благодарить его – хотя ты и уходишь отсюда с пустыми руками». Они просят Бильбо взять его долю сверх и более камня. Он говорит, что устал от вида золота – но в конце концов принимает <мешок?> гномов, золотой обеденный сервиз и серебряный чайник
С ними он отправляется домой вместе с Гендальфом. Эскорт лесных эльфов по дороге через Мирквуд. Как Гендальф пришел сюда?


p. 626-627

Сюжетные заметки Е

«Маленькая птица»

"Вороны сообщают, что 2 или 3 пони еще живы. Предлагают также <собрать свой> народ и приносить пищу отовсюду.
Фили и Кили отправляются ловить пони. Другие отправляются внутрь горы. Большие <работы> днем и ночью у главных ворот. Бильбо несет стражу на Вороньем холме.
Птицы приносят вести о приближении Людей Озера и эльфийского короля, и о соединении эльфийского войска с людским. Фили и Кили не вернулись назад, их преследуют воины.
Гномы собирают оружие и сносят стрелы к Г.В., которые теперь заложены камнями <со щелями (?)> - с бойницами для стрельбы. Проход к Вороньему холму охраняют Дори и Нори.
Тремя днями позже Кили [приезжает ;] приходит к Г.В. и просит впустить его. [(Зачеркнуто: ) Под ним застрелили лошадей, но] они сложили все запасы, что смогли нести, у подножия отрога, но когда они поднимались по склону, Фили был ранен и захвачен в плен. Войско уже у подножия горы.
Прилетают вороны, каждый несет мясо и хлеб. Ночью гномы делают вылазку и приносят <припасы>. Огни лагеря загораются на <руинах> Дейла.
Переговоры у Ворот. Оскорбительные слова Торина. Он ничего не отдает по требованию. Что они получили от последнего К.п.Г? (*) Эльфийский король от имени людей Озера требует плату <за> <нрзб> Смауга, разрушения города, всех <?убитых>. Торин отвечает: сначала уведите войско от моего <?дворца>. Запасы истощаются, потому что эльфы подстреливают воронов".


(*) Король под Горой

Джон Рональд Руэл Толкин

 

ПОЗДНЯЯ КВЭНТА СИЛЬМАРИЛЛИОН

 

Под редакцией Кристофера Толкина

Комментарии Кристофера Толкина

Перевод Ю. Понедельник

Редакция перевода Хейлир

От переводчика: Страницы расставлены по тому XI «The History of Middle-earth» на английском языке.


Том XI «Истории Средиземья», «Поздняя Квэнта Сильмариллион».

Сокращения:

К – «Квэнта» (т.IV)

КС – «Квэнта Сильмариллион» (т.V)

СА – «Серые Анналы» (т.XI)

ПК – «Поздняя Квэнта Сильмариллион» (т.X, т.XI)

АВ 2 – «Поздние Анналы Валинора» (т. V)

АБ 1 – «Ранние Анналы Белерианда» (т.IV)

АБ 2 – «Поздние Анналы Белерианда» (т.V)

Нарн – «Нарн-и-Хин-Хурин» («Неоконченные Предания»)

ААм – «Анналы Амана» (т. Х)

[173]

В Части Второй я прослежу развитие «Квэнта Сильмариллион» в годы после окончания «Властелина Колец», начиная с места, на котором остановился в т. Х, с. 199; но история текста здесь (по большей части) упрощается: в основном, ход редакции можно изложить записью всех важных изменений, произведенных в КС, и здесь нет нужды делить работу на две «фазы», как я сделал в т. Х. В данной работе использовались следующие тексты: КС (до того места, где она обрывается); ранняя машинопись, сделанная машинисткой – «ПК 1» 1951 года (см. т. Х, с.141-143); и поздняя машинопись, сделанная машинисткой – «ПК 2», напечатанная около 1958 года (см. т. Х, с.141-142, 300).

В данной части истории текста нумерация глав становятся довольно запутанной, но, думаю, отсутствие номеров запутало бы дело еще больше, и потому я продолжаю нумерацию т. Х, где последняя рассмотренная глава - «О Солнце и Луне и Сокрытии Валинора» - имеет номер 8.


9. О ЛЮДЯХ

В рукописи КС этой главе был присвоен номер 7 (ее текст см. в т. V, с. 245-247, §§ 81- 87). Разница в нумерации объясняется просто тем, что трем «подглавам» КС, пронумерованным в т.V 3(а), 3 (b) и 3 (с), в т. Х были даны номера 3, 4 и 5 (см. т. Х, с. 299). При поздней переработке в рукописи было сделано немного изменений, и они попали в текст ПК 1. Эту машинопись не правили, и ее текстовая ценность невысока; машинистка ПК 2 не использовала ее, а печатала напрямую со старой рукописи.

§ 81 «Валар сидели ныне за горами и пировали» > «Так Валар сидели ныне за горами в покое».

§ 82 Местоположение Хильдориэна «на крайнем востоке Средиземья, что лежит рядом с восточным морем» было изменено на: «в срединной части Средиземья, за Великой Рекой и Внутренним Морем, в землях, о коих ни эльдар, ни авари ничего не знают».

Расположение Хильдориэна описывалось по-разному. В традиции «Анналов» он находился «на востоке мира» (т. IV, с. 269, т. V, с. 118, 125), но в рукописи АВ 2 это место было изменено на «в срединных землях мира» (т. V, с. 120, прим. 13). В «Квэнта» он располагался «на востоке востока» (т. IV, с. 99), а в КС (как уже было процитировано выше), «на крайнем востоке Средиземья»; в моих комментариях к КС (т. V, с. 248) я предположил, что последнее утверждение не противоречит измененной

[174]

фразе АВ 2: «Хильдориэн был расположен на крайнем востоке Средиземья, но в центральных землях мира; см. «Амбарканта», карта IV, где отмечен Хильдориэн (т. IV, с.249)».

В текстах периода после «Властелина Колец» (например, в «Серых Анналах», § 57) утверждается, что Хильдориэн находился в «срединных землях мира», в соответствии с измененной фразой АВ 2; а в переработке КС появляется новая фраза «в срединной части Средиземья, за Великой Рекой и Внутренним Морем» (с потерей упоминания «восточного моря» в первоначальном тексте). Последнее утверждение определенно показывает, что некое изменение имело место, но трудно с уверенностью сказать, какое именно. Оно явно не было сделано для согласования со старыми картами «Амбарканта»: к тому моменту можно вообще поставить под сомнение достоверность информации о восточных землях на этих картах и задаться вопросом – не имел ли отец в виду под «Внутренним Морем» «Внутреннее Море Рун» (см. «Предательство Изенгарда», с. 307-333), но, с другой стороны, в «Анналах Амана» (т. Х, с. 72, 82) того же периода Великий Поход эльфов от Куйвиэнэн («залива Внутреннего Моря Хэлькар») описан в терминах, которые предполагают полную актуальность старой концепции. Можно ли отождествить Море Рун с сильно уменьшившимся Морем Хэлькар? – Также нелегко понять, как Хильдориэн в «срединной части Средиземья» мог располагаться «в землях, о коих ни эльдар, ни авари ничего не знают».

В ПК 2 большая часть переписанного отрывка отсутствует, в тексте написано просто: «в земле Хильдориэн в срединной части Средиземья; ибо на Земле пришло назначенное время…» Если этот пропуск сделан намеренно, то машинистка должна была получить устное указание от отца. С другой стороны, исправление в рукописи разделено на два фрагмента: «в срединной части» написано на полях, а остальное – в другом месте страницы, где его можно было и не заметить; и я думаю, это и есть самое правдоподобное объяснение.

§ 83 Начало примечания (т. V, с. 245) было изменено с «Эльдар звали их хильди» на «В Валиноре их называли атани, но эльдар также звали их хильди»; а «рождение хильди» изменено на «пробуждение хильди». Об «атани» см. СА § 57 и комментарий к нему. Как это нередко случалось и раньше, машинистка ПК 1 поместила примечание в основной текст, где отец его и оставил; но в ПК 2 оно вновь появляется в качестве примечания – первый признак того, что машинопись печаталась с рукописи КС.

После «Отцах Людей» (где «о» не должно быть заглавной буквой) добавлено «Атанатарди». В ПК 1 – «Атанатарни», оставшееся неисправленным; в то время как в ПК 2 (напечатанном не с ПК 1, а с рукописи) стоит «Атанатарди». Но вариант «Атанатарни» встречается и в «Нарн», в тексте, данном в Примечании 2 к Части Первой: Фингон перед началом Битвы Бессчетных Слез кричит: «Айя Эльдалиэ ар Атанатарни» (с. 166). В § 87 СА, в другом месте, написано

[175]

«Атанатари» (эта форма и была использована в «Сильмариллионе»); ср. также с «Атанатарион», т. Х, с. 373.

§ 85 Фраза «Только в Дориате, чья королева Мэлиан происходила из божественной расы, илькорины могли равняться с эльфами Кора» была изменена на: «чья королева Мэлиан происходила из родичей [богов>] Валар, [экелли>] синдар могли равняться с [эльфами Туны>] калаквэнди из Благословенного Королевства». О названии «экелли» (Покинутые) и его замене на «синдар» см. т. Х, с. 169-170.

«Эруман» > «Араман» (ср. с т. Х, с. 123, 194).

«древняя мудрость [расы] эльфов» > «… [народа] эльфов».

§ 86 «Что случается с ними после смерти» > «Что может случиться…»

«у Западного Моря» > «у Внешнего Моря» (см. т.V, с. 248, § 86).

§ 87 «исчезли они с лица земли» > «исчезли они из Средиземья».

*

Отец внес кое-какие изменения в обе копии машинописи ПК 2. Непронумерованная глава получила номер «XI». «Номы» были повсюду заменены на «нолдор», а «Темные Эльфы» в первом предложении § 85 - на «синдар». Напротив § 82 он написал: «Основано на старой версии, в которой Солнце было сотворено после гибели Древ (описано в пропущенной главе)». Я уже упоминал об этом в т. Х, с. 299-300, и там же объяснял, почему отец пронумеровал настоящую главу номером «XI». Он также заключил в карандашные квадратные скобки три отрывка рассказа о смертности эльфов в § 85: «Но все же тела их были из земной материи… сжигает со временем тела эльфов»; «дни или годы, иногда и тысячелетие»; «их заслугам».

 

10. ОБ ОСАДЕ АНГБАНДА

Эта глава шла под номером 8 в рукописи КС, и ее текст приведен в т. V, с. 248-255, §§88- 104. Как и в предыдущей главе, вся правка периода после «Властелина Колец» производилась на рукописи КС: то есть машинопись ПК 1 не правилась; и здесь более поздняя машинопись ПК 2 печаталась также по рукописи, а не по ПК 1. С другой стороны, отнюдь не все исправления, сделанные в этой главе рукописи, попали в ПК 1; и далее я отмечаю все подобные случаи. Я не отмечаю изменения «Эруман» > «Араман»; «Тун» > «Туна»; «номы» > нолдор»; «Торндор» > «Торондор»; «Бладорион» > «Ард-Гален» (см. с. 113, § 44).

§ 88 Начало главы КС было переписано на отдельном листе, прикрепленном к рукописи – этот лист был обратной стороной письма отцу, датированного 14 ноября 1951 г.: но этот текст не попал в ПК 1. Вставка этого отрывка привела к тому, что машинистка ПК 2

[176]

не заметила здесь начала новой главы и напечатала главу «Об осаде Ангбанда» как часть главы «О людях»; впоследствии отец вставил здесь новый заголовок «Об осаде Ангбанда» с номером «XII» (о номере см. с. 175). Новое начало читается так:

Как уже было сказано, Фэанор и его сыновья первыми из Изгнанников прибыли в Средиземье, и высадились они в пустынной земле Ламмот на дальнем берегу залива Дрэнгист. Землю эту называли так, ибо она лежала меж Морем и склонами наполненных эхом гор Эрид-Ломин. И как только нолдор ступили на берег, крики их были подхвачены горами и умножены, так что звук бесчисленных громких голосов заполнил собой северные берега; и говорят, что шум пожара, в коем сгорели корабли в Лосгаре, подхватили морские ветры, и отзвук великого гнева слышался в нем, и все, до кого донесся он в дальних землях, исполнились изумления.

Под хладными звездами еще до восхода Луны Фэанор и его народ отправились на восток, и перевалили они через Эрид-Ломин, и пришли в обширную землю Хитлум, и, пройдя через Дор-Ломин, прибыли наконец к долгому озеру Митрим, и на его северном берегу, в земле, что называлась так же, устроили свой первый лагерь.

Там войско орков, привлеченное шумом в Ламмоте и отсветами пожарища в Лосгаре, обрушилось на них, и у вод Митрима разгорелась первая битва в Средиземье…

А вот история Ламмота, записанная (примерно в то же время) в позднем «Предании о Туоре» («Неоконченные предания», с. 23):

«Туор пришел к Горам Эха Ламмота у залива Дрэнгист. Давным-давно там высадился на берег Фэанор, и голоса его воинства умножились, и громким шумом прокатились по северным берегам еще до восхода Луны».

О гораздо более поздней и совершенно иной истории о том, что Ламмот был так назван из-за эха от крика Моргота, пробуждаемого «всяким громким криком в том месте», см. т. Х, с. 296, § 17 и соответствующий комментарий, а также «Неоконченные предания», с. 52. Обе «традиции» вошли в опубликованный «Сильмариллион», с.80-81, с. 106.

В конце этого абзаца отец написал на рукописи карандашом: «Он [Фэанор] отдает зеленый камень Майдросу»; но затем пометил, что делать эту вставку не надо; см. комментарий к § 97 ниже.

§ 90 «и не желали они уходить, что бы Враг ни делал» > «… что бы Враг ни делал, ибо их сдерживала клятва». Это добавление отсутствует в ПК 1; в то время как машинистка ПК 2, не сумев прочитать первое слово, напечатала: «Они сдерживала клятва», и в тексте осталось так. Ср. с СА § 50.

[177]

§ 91 «пылающее Солнце взошло на Западе» > «пылающее Солнце взошло над тенями» (отсутствует в ПК 1).

«и добро родилось из зла, как случается и доселе» убрано.

§ 93 «ясное небо первых рассветов» > «ясное небо первых рассветов мира».

§ 94 На полях в начале этого абзаца карандашом был написан подзаголовок: «О Фингоне и Маэдросе» (по-видимому, сначала было написано «Майдросе», см. с. 115, § 61). Отсутствует в ПК 1, но вставлен в ПК 2

Во втором предложении «прославленнейший» > «самый почитаемый» (отсутствует в ПК 1).

К словам «ибо мысль о его мучениях язвила сердце Фингона» добавлено (отсутствует в ПК 1): «и задолго до того, в блаженстве Валинора, до освобождения Мелькора, чья ложь разделила их, крепкой была их дружба с Маэдросом». Ср. с § 61 СА и комментарием к нему (с. 115).

§ 95 «к изгнанным номам!» > «к нолдор в их нужде!»

§ 97 В рукописи КС с этого абзаца начинается новая страница, а наверху отец приписал карандашом: «Зеленый Камень Фэанора Майдрос отдал Фингону». Скорее всего, этот камень – Элессар, который, в конце концов, достался Арагорну; ср. с примечанием к § 88 выше, где говорится, что Фэанор перед смертью отдал Зеленый Камень Майдросу. Полагаю, вполне очевидно, что отец в это время обдумывал историю Элессара, появившегося во «Властелине Колец»; его более позднюю концепцию происхождения камня смотри в «Неоконченных преданиях», с. 248-252.

§ 98 «(И дом Фэанора был прозван «Обездоленным») - из-за приговора Богов, что даровали власть над Туном [позднее > Туной] Финголфину, и из-за потери Сильмарилей» было изменено (это изменение отсутствует в ПК 1) на: «(как предсказал Мандос) - из-за того, что верховная власть ушла от них, старшей ветви, к дому Финголфина, и в Элендэ, и в Белерианде, и также из-за потери Сильмарилей».

Со словами «как предсказал Мандос» ср. § 153 ААм (т. Х, с. 117); а о содержании абзаца см. с. 115, комментарии к §§ 65-71 СА.

§ 99 В конце абзаца после «он [Тингол] не верил, что Моргота удастся сдерживать вечно» было добавлено: «и не мог совсем забыть он о деяниях в Альквалондэ из-за древнего родства своего с [Эльвэ>] Ольвэ, владыкой тэлери». О замене «Эльвэ» на «Ольвэ» см. т. Х, с. 169-170.

§ 100 «по неизведанным землям» > «по нехоженым землям».

§ 101 Этот отрывок о том, как нашли места для Нарготронда и Гондолина, дополнялся в три стадии. Первое изменение в КС заменило фразу «А Тургон странствовал в одиночестве по укрытым местам» на:

[178]

Но Галадриэль, сестра его, никогда не бывала в Нарготронде, ибо долго оставалась в Дориате, и обрела любовь Мэлиан, и жила рядом с нею, и многому у нее научилась. А Тургон в сердце своем все вспоминал белый град Тирион на холме, его башню и древо, и странствовал он в одиночестве по укрытым местам…

Впоследствии весь § 101 КС был вычеркнут и заменен отрывком на отдельном листе, который приводится ниже. Он был включен в первую машинопись ПК 1, но в виде, отличном от варианта, приложенного к рукописи, который повторяется в ПК 2 и дан здесь.

И случилось так, что Инглор и Галадриэль как-то гостили у Тингола и Мэлиан; ибо владыку Дориата и родственный ему дом Финрода связывала дружба, и лишь принцы этого дома могли проходить через завесу Мэлиан. Тогда Инглор исполнился изумления от мощи и величия Менегрота, с его сокровищницами, и оружейными, и многоколонными каменными чертогами; и пришла ему на сердце мысль, что он мог бы вырубить обширные чертоги за вечнохранимыми вратами в некоем глубоком и тайном месте под горами. И открыл он сердце Тинголу, и при расставании Тингол дал ему проводников, и повели они Инглора к западу от Сириона. Так и случилось, что Инглор отыскал глубокое ущелье реки Нарог и пещеры на его крутом западном берегу; и вырыл он там крепость и оружейные наподобие залов Менегрота. И назвал он это место Нарготрондом, и поселился там со многими из своего народа; и номы севера, поначалу в шутку, прозвали его за это Фелагундом, или «владыкой пещер», и это имя носил он после до самого конца. Но Галадриэль, сестра его, никогда не жила в Нарготронде, а осталась в Дориате, и обрела любовь Мэлиан, и поселилась рядом с нею, и многое узнала от нее о Средиземье.

Утверждение «Галадриэль никогда не жила в Нарготронде» расходится с тем, что сказано в § 108 СА (с. 44): когда в 102 году Нарготронд был достроен, «из Дориата прибыла Галадриэль и жила в городе некоторое время». – До этого места две версии отрывка отличаются лишь некоторыми выражениями, но здесь они расходятся. Вторая версия (ПК 2) продолжается так:

А Тургон в то время все вспоминал Град на Холме, Тирион Прекрасный с его Башней и Древом, и не нашел он того, что искал, и вернулся в Ниврост, и пребывал в покое в Виньямаре на побережье. Там через три года явился ему сам Ульмо и повелел вновь идти одному в Долину Сириона; и Тургон отправился туда, и под водительством Ульмо

[179]

отыскал скрытую долину Тумладен в кольце гор, посреди коей высился каменный холм. Об этом он никому не сказал до поры, но вернулся в Ниврост и там принялся втайне составлять план прекрасного города [вычеркнуто: память о Тирионе на Туне, к коему все еще стремилось его сердце в изгнании, и хотя долгое время провел он в размышлениях, он ]

Этим отрывком ПК 1 в заключение возвращается к первому варианту, данному в начале обсуждения § 101 КС «А Тургон в сердце своем все вспоминал белый град Тирион на холме…». Различия в двух версиях, должно быть, объясняются тем, что в ПК 1 был взят первый, не сохранившийся, вариант отрывка, а вслед за тем в рукописи КС его заменили вторым вариантом, вошедшим и в ПК 2.

Замещающий текст § 101 КС тесно связан с §§ 75-76 СА (с. 35); и поскольку на обратной стороне листа с этим текстом записан отвергнутый черновик для замены аннала года 116 в СА (§§ 111-113, с. 44-45), также касающийся Гондолина, становится ясно, что отец работал над историей возникновения Нарготронда и Гондолина в «Сильмариллионе» и в «Анналах» одновременно. См. далее с. 198 и далее.

§ 102 В рукописи в начале этого абзаца карандашом написан подзаголовок «О Дагор Аглареб», но он отсутствует в обеих машинописях.

«Синих Гор» > «Эредлуин, синих гор»

«вторая великая битва» > «третья великая битва»: см. с. 116, § 77.

*

В обе копии ПК 2 были внесены кое-какие исправления. Кроме исправлений, приведенных ниже, «Инглор» повсюду был заменен на «Финрод», а «Финрод» - на «Финарфин».

§ 92 «Туна» > «Тирион»

§ 98 «(вражда) была исцелена» > «утихла»

§ 99 «Темные Эльфы из народа тэлери» > «Темные Эльфы, синдар, из народа тэлери»

§ 100 В начале этого абзаца отец вставил новый номер главы и заголовок: «XIII Основание Нарготронда и Гондолина»; а следующей главе «О Белерианде и владениях в нем» в ПК 2 был присвоен номер «XIV».

«Ниврост» > «Нэвраст» (и далее); первое появление поздней формы этого названия (его появление в позднем «Предании о Туоре» было редакторской правкой).

§ 101 Напротив имени «Фелагунд» отец написал примечание: «На самом деле, это было гномье имя; ибо первыми строителями Нарготронда были гномы, как говорили позже». Важной составной частью

[180]

текстов «Нарн» является «набросок сюжета», который начинается с бегства Турина из Дориата и становится полноценным рассказом в длинном повествовании о взаимоотношениях Турина с Финдуилас и Гвиндором в Нарготронде (которое, с некоторыми редакторскими дополнениями, дано в «Неоконченных преданиях, с. 155-159). В этом тексте о Миме, Малом Гноме, сказано следующее:

«Мим испытывает к Турину странную приязнь, которая возрастает, когда он узнает о неприятностях, постигших Турина у эльфов, которых Мим ненавидит. Он говорит, что эльфы были причиной вымирания его народа и захватили все их жилища, особенно Нарготронд (Нулукхизидун)».

Над этим гномьим названием отец написал «Нулуккхиздин» (это название было использовано в «Сильмариллионе», с. 230, хотя там оно написано с ошибкой).

§ 104 «Гломунд» > «Глаурунг». В верхней части страницы в КС отец написал: «Глаурунг вместо Гломунд», но в ПК напечатано «Гломунд» - в то время как в СА «Глаурунг» появляется сразу же при создании текста.

 

11. О БЕЛЕРИАНДЕ И ВЛАДЕНИЯХ В НЕМ

В т. V (с. 407) я написал о второй карте «Сильмариллиона» следующее:

«Вторая карта Средиземья в Древние Дни к западу от Синих Гор была также и последней. Другой отец так и не начертил; и долгие годы эта карта покрывалась изменениями и добавлениями имен и деталей рельефа, и немало их было так небрежно и слабо нарисованы и написаны карандашом, что оказались в той или иной степени загадочными.

Однако, первоначальную карту легко разглядеть, поскольку она ясно и аккуратно начерчена ручкой (все последующие изменения были сделаны небрежно, в качестве черновых); и на следующих четырех страницах я помещаю первоначальный рисунок карты – той карты, какой она была изначально нарисована и подписана.

Карта состоит из четырех листов бумаги, первоначально бывших вместе, но сейчас разделенных, на которых квадраты карты не совсем совпадают при сложении листов. В своих перерисовках я следовал квадратам, а не первоначальным листам. Я пронумеровал квадраты по горизонтали слева направо через всю карту от 1 до 15, а по вертикали присвоил им буквы от А до М, так что каждый квадрат имеет уникальную комбинацию буквы и цифры для последующих ссылок. В будущем я надеюсь рассказать обо всех изменениях, сделанных на карте впоследствии, используя эти рисунки как базу».

Что я и сделаю сейчас, прежде чем обратиться к изменениям в главе «О Белерианде и владениях в нем». На следующих страницах представлены те же четыре перерисовки, что и в т. V, с. 408-411, но с добавлением более поздних поправок и дополнений (когда разобрать слабые карандашные пометки не удавалось, я их просто опускал). Измененные названия (такие, как «Нан-Татрин» > «Нан-Татрен», «Нан-Дунгортин» > «Нан-Дунгортеб», «Ратлорион» > «Ратлориэль») я воспроизвел, просто заменив старые.

[181]

Следует помнить, что, как я уже говорил, все последующие изменения были черновыми, некоторые из них являются просто небрежно написанными указаниями и делались они в разное время, карандашом, цветным карандашом, синими, черными и красными чернилами, красной, зеленой и синей шариковой ручкой; так что вид настоящей карты весьма отличается от этих рисунков. Однако почти все новые надписи остались на своих местах, я постарался разместить их как можно точнее.

Далее следует поквадратный список тех деталей рельефа и названий, к которым представляется желательным сделать пояснение или указание; но это ни в коей мере не исчерпывающий перечень всех поздних изменений и добавлений, многие из которых не требуют комментариев.

 

1. Северо-западная часть (с. 182)

(1) А 4-5. Горная цепь здесь представляет собой просто сплошную зигзагообразную карандашную линию, как и горы на А 7 (доходящие на востоке до гор, окружающих Тангородрим на Части 2, А 8).

(2) В 4 до С 4. Название «Дор-Ломен» вписано почти нечитаемыми каракулями; кажется, подразумевается расширение Дор-Ломена в северном направлении.

(3) В 7 до С 7. Название, начинающееся с «Топи», продолжается на Части 2 (B 8) словом «Ривиля», измененном на «Сереха» (см. с. 113, комментарии к § 44 СА). Стрелка (не обозначенная на перерисовке) указывает на три точки над впадением Ривиля в Сирион, обозначая «Топи».

(4) С 1. Я не могу объяснить название «Энед», данное острову в океане.

(5) С 3. Вероятно, название «Фаласквиль» указывало на маленькую круглую бухту (заштрихованную черным), расположенную на южном берегу большой бухты, переходящей в Залив Дрэнгист. О примечательном возрождении этого старого имени см. с. 344.

(6) С 4. Хорошо видный разрыв течения реки, впадающей в Залив Дрэнгист, представляет собой уход потока под землю; с названием «Аннон-Гэлид» ср. «Аннон-ин-Гэлид» (Врата Нолдор) в позднем «Предании о Туоре», «Неоконченные предания», с. 18. Ущелье Кирит- Нинниах описано там же (ibid, с. 23). Верхнее течение реки очень слабо намечено карандашом и потому трудноразличимо, но ясно, что река берет начало в горах Митрима (ibid, с. 20).

(7) С 6. О заштрихованной горе, помеченной как «Амон-Дартир» (с именем «Морвен» рядом), см. «Неоконченные предания», где сказано (с. 68), что речка Нен-Лалайт «брала начало в источнике под сенью Амон-Дартира», и (c. 58) что «бежала она, журча, с холмов рядом со стенами дома [Хурина]».

(8) С 6 до D 7. О реке Литир см. с. 261.

(9) С 7. О реке (Ривиль), которая впадает в Сирион, см. Часть 2, С 8.

(10) D 2-4. И «Нэвраст», и «Болота Нэвраста» сначала


[182]

карта Белерианда

[183]

карта Белерианда

[184]

карта Белерианда

[185]

карта Белерианда

[186]

были написаны как «Ниврост» (см. с. 179, § 100). Об озере Линаэвен и болотах см. с. 192 и «Неоконченные предания», с. 25.

(11) D 6. О реке Глитуи см. «Неоконченные предания», с. 38 и прим. 16, и с. 68. В первом случае (позднем «Предании о Туоре) название пишется «Глитуи», как и на карте, но во втором («Нарн») оно ясно пишется «Гилтуи». О Малдуине см. «Неоконченные предания», с. 38 и «Сильмариллион», с. 205.

(12) D 7. Пунктирная линия, идущая на восток от Бритиаха, была зачеркнута, как показано; см. Часть 2, § 38. О броде Бритиах см. с. 228, § 28.

(13) D 7. «Дим» - это первая часть названия «Димбард»: см. Часть 2, D 8.

(14) Е 4 до F 4. «древний Эгладор»: «Эгладор» - первоначальное название Дориата, означает оно «земля эльфов» (см. «Этимологии, т. V, с. 356, корень ЭЛЕД), и в таком виде попало на карту (Часть 2, F 9). О его позднем значении, «земля эглайн, Покинутого Народа, синдар», см. с. 189, § 57; а здесь название «Эгладор» используется в гораздо более широком значении: западные земли Белерианда (см. с. 379-380). Возможно, это связано с утверждением в «Повести Лет» (с. 343-344) о том, что «Первые отряды эльфов достигли побережья Средиземья и той земли, что позже назвали Эгладором» - к которому, однако, добавлена загадочная фраза «большей частью коей был Белерианд».

(15) Е 4 до D 5. «Леса Нуат»: см. позднее «Предание о Туоре» в «Неоконченных преданиях», с. 36 и прим. 14.

(16) Е 5. Название «Тумхалад» на оригинальной карте было написано дважды – сверху, над двумя короткими параллельными линиями, показанными на карте, и снизу, под ними. См. с. 139-140, комментарии к СА § 275.

(17) Е 5 – 6. «Талат-Дирнэн» сначала было написано как «Далат-Дирнэн»; см. с. 228, § 28.

(18) Е 6 до F 6. Трудно определить, какая из нескольких незаконченных пунктирных линий к югу от Перекрестья Тайглина обозначает дорогу в Нарготронд, но, кажется, отец впоследствии нарисовал ее как прямую линию из коротких тире, как показано на карте.

(19) Е 6-7. Разные линии, которые я не могу истолковать и которые не отметил на карте, идут от Эфель-Брандира на запад по направлению к Перекрестью Тайглина. Возможно, одна из линий обозначает дорогу к Перекрестью, а другая – течение Келеброса. – Первоначально на карте было написано «Тавробель», а после – зачеркнуто и заменено названием «Бар-Халет» (тоже зачеркнутым), но точного места не указано. О «Бар-Халет» см. с. 157, комментарий к § 324 СА.

(20) Е 7. Пометка «Народ Халет» явно принадлежит ко времени создания карты и ее следовало включить в перерисовку (т. V, с. 408).

(21) F 2. Название «Форфалас» («Северный Фалас»), кажется, не встречается

[187]

более нигде; то же относится и к «Харфалас» («Южный Фалас»), Часть 3, Н 4.

(22) F 4. Первоначальное название «р. Эглор» было вычеркнуто и заменено на «Эглахир». Позднее было вписано название «Нэннинг», но «Эглахир» вычеркнуто не было. См. с. 117, комментарии к § 85 СА.

(23) F 5. О пунктирной линии на этом квадрате см. § 59 ниже.

(24) F 6. Слово «или» относится к названию «Метириад», Часть 3, G 6.

(25) F 6. Об изменении даты со 195 на 495 см. т. V, с. 407.

(26) F 6 -7. «Вересковые пустоши Нэвеглу»: среди бумаг «Нарн» есть много текстов, касающихся истории Мима, и там я обнаружил единственный в своем роде список вариантов названий Малых Гномов: «нэвег», «нэвеглин»; «нивенног»; «науг-нэбен», «нэбен- науг»; «нэбинног», «нибенног», «нибинногрим», «нибин-ноэг»; «ногнит». Название на карте – «Нэвеглу» - в бумагах «Нарн» не встречается.

(27) F 7. Название одиноко стоящей горы «Карабель» находится на том самом месте, где на моей карте к «Сильмариллиону» показана гора Амон-Руд (жилище Мима). Название горы менялось много раз: «Амон-Гарабель» > «Карабель»; «Амон-Караб» (переведено как «Гора-шапка»); «Амон-Нардол» и «Нардол» (ср. с названием горы-маяка «Нардол» в Анориэне); «Амон-Рхуг» - «Лысая Гора»; и «Амон-Руд» с тем же значением.

(28) F 7. О Нивриме см. КС § 110 (т. V, с. 261).

 

2. Северо-восточная часть (с. 183)

(29) В 8. «(Топь) Сереха»: см. Часть 1, § 3.

(30) В 12 до А 13. «читать (71) Дор-на-Даэрахас»: странно, но число «71» определенно указывает на 1971 год; добавление очень позднее, поскольку его нет на фотокопии карты, использовавшейся отцом около 1970 г. (см. с. 330 и прим. 1, а также с. 191, после § 74).

(31) В 12-13. «Лотланд»: см. с. 128, комментарий к СА §§ 173-174.

(32) С 9. Гора называется «Фоэн»: в неизвестно когда написанном филологическом отрывке утверждается, что Дортонион «также назывался Таур-на-Фоэн, Лесом Фоэн, ибо таково было прозвание (что означает «Далеко Смотрящая») высокой горы посреди той земли».

(33) С 9-10. «Друн»: ср. с поздней версией «Лэ о Лэйтиан», т. III, с. 344, ст. 520: «о засаде в Ладросе, пожаре в Друне» (см. комментарии, т. III, с. 350).

(34) С 10-11. Об упоминаниях Ладроса см. с. 224 и § 33 выше; а также «Неоконченные предания», с. 70, где Турина называют «наследником Дор-Ломина и Ладроса».

(35) С 11. На левой стороне квадрата отец написал «Ородрет», вычеркнув это имя позже. Такое местоположение владений Ородрета

[188]

восходит к старой версии о том, что из сыновей Финрода (Финарфина) в Дортонионе «восточнее всех поселился Ородрет, как можно ближе к своим друзьям, сыновьям Фэанора» (АБ 1, т. IV, с. 330).

(36) С 12. «Маэдрос» исправлено из «Майдрос», как и на D 12; в первоначальном названии «Пределы Майдроса» имя было исправлено на «Маэдроса».

(37) D 8. «бард» - это вторая часть названия «Димбард» (см. Часть 1, D 7). Название написано именно так, с окончанием «–д», хотя во всех других случаях употребляется форма «Димбар».

(38) D 8-9, Е 9-10. Линия из точек, обозначающая Завесу Мэлиан, была частично зачеркнута к востоку от Бритиаха, как показано на карте (см. Часть 1, D 7), а ее продолжение между Эсгалдуином и Аросом, не смыкающееся с началом, было дорисовано позже и более небрежно. О значении этих пунктирных линий см. с. 333, а о названии «Завеса Мэлиан» («Пояс Мэлиан») см. с. 223, 228.

(39) D 9. Здесь написано, кажется, «Эрид-Оргорат», а над ним, по-видимому -  «Горгорат», но слова эти трудно разобрать.

(40) D 9. «Горот[]есс»: нечитаемая буква в этом нигде более не встречающемся названии (которое было зачеркнуто) - возможно, «р»*.

(41) D 9. О мосте через Эсгалдуин, обозначенном на опубликованной карте (и названном «Иант-Иаур») в месте, эквивалентном ю.в. углу квадрата D 9, см. с. 332-333.

(42) D 10. О «Дор-Динэн» см. с. 194, 333.

(43) D 10. «Брод» через Арос, по всей видимости, очень позднее добавление к карте: см. с. 338, прим. 6.

(44) D 11. «Перевал Аглон(д»: о формах «Аглон» и «Аглонд» см. с. 338, прим. 3.  

(45) D 14. «г. Рэрир»: в § 114 КС (т. V, с. 263) сказано, что Большой Гэлион тек с горы Рэрир (первое упоминание этого названия); вокруг нее располагалось «множество меньших гор» (§ 118), а на ее западных склонах была построена крепость нолдор (§ 142). Карта была нарисована еще до появления горы Рэрир, и отец удовольствовался тем, что написал это название напротив ничем не примечательной горы рядом с концом линии, обозначающей Большой Гэлион.

(46) Е 8 до D 8. Название «р. Миндеб» было нанесено на карту во время ее создания, но случайно было пропущено мной при перерисовке (т. V, с. 409).

(47) Е 11. «Химлад»: о значении этого имени и его обосновании см. с. 332 и прим. 4.

(48) Е 11. «Гладуиал»: это название я не встречал больше нигде.

(49) Е 11. «Радрим»: на карте от этого названия к покрытой лесом земле между Аросом и Кэлоном идет бледная карандашная линия. «Радрим» не появляется ни в одном повествовательном тексте, но присутствует

[189]

в «Этимологиях» (т. V, с. 382-383, корни РАД и РИ): «Радрим – Восточный Предел (часть Дориата)».

(50) Е 12-13, F 13. Слова «Северная Гномья Дорога» написаны очень нечетко и вдобавок размазаны, но это кажется единственным возможным прочтением. О весьма запутанном вопросе о гномьих дорогах в Восточном Белерианде см. с. 334-336.

(51) Е 12. Слово, нечетко написанное карандашом в верхней части этого квадрата, можно прочесть как «Топи».

(52) F 9. Под «Дориат» карандашом написано «Эгладор»: см. § 14 выше.

(53) F 10. «Арториэн»: см. с. 112-113, комментарии к § 38 СА; и следующий абзац.

(54) F 10. «Гартуриан» (которое можно прочесть и как «Гартуриэн»): в тексте, процитированном выше в § 32, сказано, что «нолдор часто называли Дориат Артуриэном, хотя это не более чем измененное синдаринское «Гартуриан» - «Скрытое Королевство»».

(55) F 11. «Эстоланд»: название явно читается именно так, но во всех остальных случаях используется форма «Эстолад».

* Если плохоразличимая буква – это действительно «р» («r»), то название должно было читаться как «Gorothess», что транскрибировалось бы на русский язык тоже как «Горотесс», хотя в английском языке произношение было бы иное (прим. пер.)

 

3. Юго-западная часть (с. 184)

(56) G 2. «Мыс Андрас» упоминается в «Квэнди и эльдар», с. 379. Ср. с «Андраст» («Долгий Мыс») на крайнем западе Гондора (указатель к «Неоконченным преданиям»).

(57) G 3 до Н 3. Названия «Эгламар» (в том значении, как оно употреблено здесь) и «Эмин-Эглайн» (или «горы Эгламар») отсутствуют в повествовательных текстах. «Эгламар» - одно из старейших имен в отцовском легендариуме: вместе с «Эльдамар» в том же значении, «Дом Эльфов», оно относится к земле эльфов в Валиноре, «эгла» - это «имя на языке номов для эльдар, что жили в Коре» (см. т. I, с. 251, т. II, с. 338; также «Этимологии», т. V, с.356, корень ЭЛЕД). Старые названия «Эгламар», «Эгладор», «Эглорест» (> «Эгларест») были не отброшены, а позже привязаны к имени, которым синдар называли сами себя, «эглат» - «Покинутый Народ» (см. т. Х, с. 85, 164). В «Квэнди и эльдар» (с. 365) дается этимология «эглайн», «эгладрим» - хотя она не была у отца единственной; и далее в том же эссе (с. 379-380) объясняется, почему эти названия бытовали в Фаласе у народа Кирдана. (Я не могу объяснить применение названия «Эгламар» к Арториэну, небольшой земле между Аросом и Кэлоном на ю.в. Дориата, в примечании, процитированном на с. 112, в комментарии к § 38 СА).

(58) G 4. Название «Эглорест», принадлежащее ко времени создания карты, не было заменено на позднюю форму «Эгларест».

(59) G 5-6, Н 5-6. «Таур-на-Фарот» (или «Нагорье Фарот») обозначено на карте пунктирной линией (идущей немного на север от Нарготронда в Части 1, F 5) как весьма обширная земля,

[190]

похожая отчасти на след ноги: ср. с рисунком Охотничьих Холмов на первой карте «Сильмариллиона» (т. IV, между с. 220 и 221). Пунктирная линия, обозначающая южную часть, была зачеркнута, и черновой контур (не представленный на моей перерисовке) в квадрате G 5 (от левой центральной части до нижней правой) предполагают сокращение площади нагорий. См. § 65 ниже.

(60) G 5. Название «Ингвиль» не исправлено на позднюю форму «Рингвиль» (см. с. 197, § 112).

(61) G 6. Наименование «Метириад» для «Срединного Белерианда» мне больше нигде не встречалось.

(62) Н 2. Название «Барад-Нимрас» заменило название «Башня Тиндабель» (перепрыгнув промежуточное название «Ингильдон»): см. с. 197, § 120.

(63) Н 3. Береговая линия на юго-западе от Эглареста продолжена небольшим мысом «Рас-Меврим», название, не встречающееся больше нигде; в «Квэнди и эльдар» (с. 379-380) он называется «Бар-ин-Миль», «Дом Чаек».

(64) Н 4. «Харфалас»: см. § 21 выше.

(65) J 5-7, К 5-6. Я уже упоминал выше (§ 59), что пунктирная линия, обозначающая южные границы Таур-на-Фарот, была позже перечеркнута в южной части; но нагорье «Арверниэн» (явно добавленное на карте позже нанесения пунктирной линии) узким перешейком соединяется с южной оконечностью Таур-на-Фарот в его первоначальном варианте: то есть от южного побережья через «перешеек» до местности к северу от Нарготронда тянется длинная гряда холмов.

(66) К 5-6. Имя «Эарендиль» на К 6, хотя и написанное отдельно, весьма вероятно относится к названию «Гавани» на К 5. Ср. с началом песни Бильбо в Ривенделле:

Был моряком Эарендиль,

Что жил в Арверниэне,

Из бревен леса Нимбретиль

Построил он ладью…

 

4. Юго-восточная часть (с. 185)

(67) G 8-9, Н 8-11. «Андрам» на карте обозначен только цепью бледных карандашных маленьких дуг, гораздо более нечетких и неясных, чем на моей перерисовке.

(68) G 11-13. Нечеткая линия из тире (не обозначенная на перерисовке) идет к западу от места над «Сарн-Атрад» на G 13: возможно, она обозначает Гномью Дорогу после брода через Гэлион. Эта линия плавно клонится к северо-западу, пересекая G 12, и выходит из   G 11 в левом верхнем углу, вероятно, вновь появляясь в Части 2, F 10, где (если это действительно так) достигает Ароса незадолго до его впадения в Кэлон. См. с. 334.

(69) G 14. Исправление названия «Ратлорион» на «Ратлориэль» было сделано рано

[191]

(т. V, с. 407). Небрежная карандашная надпись ниже, с большой степенью вероятности читается как «Ратмалад» (ср. с названием этой реки в «Повести Лет», с. 353 - «Ратмаллен»).

(70) Н 11-12. «Рамдал» (Rhamdal): такое написание есть в § 142 КС (по сравнению с «Рамдал» (Ramdal) в § 113, взятом в «Сильмариллион») и в «Этимологиях», т. V, с. 390, корень ТАЛ; ср. с там же т. V, с. 382, корень РАМБА, «нолдорин «рамб», «рам»».

(71) К 10-11. Небрежно написанное название «Южный Белерианд» зачеркнуто.

(72) К 9-11, L 9-11. О названии «Таур-им-Дуинат» для обширной, покрытой лесом земли между Гэлионом и Сирионом в опубликованном «Сильмариллионе» и на карте см. с. 193, § 108.

(73) L 14-15. «Тол-Гален»: раздвоенное русло реки Адурант (откуда и произошло ее название согласно «Этимологиям», т. V, с. 349, корень АТ (АТ)), огибающее остров Тол-Гален, показано на карте в двух вариантах. Меньшее разделение нарисовано чернилами (кажется, продолговатая фигура обозначает сам остров, в таком случае, площадь между ним и двумя потоками, возможно, является очень низко лежащей землей или болотом); разделение побольше, в котором северный поток отходит от южного намного дальше к востоку и соединяется с ним намного дальше к западу, нарисовано карандашом, как и название. Название «Тол-Гален» было написано третий раз (снова карандашом) в верхней части квадрата М 14.

(74) L 14-15. Горы в этих квадратах, тянущиеся на север к К 15, были очень небрежно нарисованы карандашом, и те, что располагаются к северу от Тол-Галена, возможно, были зачеркнуты.

Около линии М в низу карты имеются следующие карандашные примечания (около них тоже написана число «71», об этом см. с. 187, § 30): «Названия рек надо изменить на осмысленные. «Кэлон» следует убрать. «Гэлион» - заменить на «Дуин-Даэр»». Об этих изменениях см. с. 336-337 и прим. 10.

*

Теперь я перехожу к развитию главы «О Белерианде и владениях в нем». Большая часть изменений, сделанных в тексте КС (Глава 9, т. V, с. 258-266, §§ 105-121), присутствует в ранней машинописи ПК 1, за исключением некоторых, появляющихся только в ПК 2: эти случаи будут отмечены далее. Я не указываю изменения «Мелько» > «Мелькор», «Хэлькараксэ» (Helkarakse) > «Хэлькараксэ» (Helkaraxe), «Бладорион» > «Ард-Гален», «Эглорест» > «Эгларест».

§ 105 После слов «в древние дни» в первой фразе в КС было добавлено нижеследующее примечание. Как и ранее, машинистка ПК 1 ввела примечание в основной текст, но оно вновь становится примечанием в ПК 2, которую машинистка снова печатала непосредственно с рукописи.

[192]

Рассказ об этом, коего нет в «Пеннас» Пенголода, добавил я, взяв его из «Дорганнас Иаур» (хранящейся на Эрессеа повести об очертаниях древних земель, что записал Торхир Ифант), дабы те, кто желает, могли лучше понять дальнейший рассказ о принцах и их войнах: слова Эльфвинэ.

О «Пеннас» Пенголода см. т. V, с. 201-204.

«Их Мелько возвел в древние дни» > «Их Мелькор возвел в прежние века».

§ 106 Напротив слова «Хитлум» в тексте на полях рукописи написано «Хисиломэ» (хотя первое название не вычеркнуто). Этого названия нет в ПК 1, но в ПК 2 стоит «Хитлум (Хисиломэ)».

«Эредломин» > «Эрид-Ламмад». Эта форма (нет в ПК 1) не появлялась ранее; и, как я полагаю, больше нигде не встречается: в § 105 «Эредломин» осталось неисправленным.

«И Ниврост был прекрасной землей, на которую влажные ветры с моря приносили дожди, а с севера ее защищали горы, в то время как остальной Хитлум был открыт холодным ветрам» вычеркнуто и заменено следующим текстом (отсутствующим в ПК 1):

И Ниврост, как считали некоторые, принадлежал скорее Белерианду, чем Хитлуму, ибо в земле этой климат был мягче, влажные ветры с Моря приносили ей дожди, а с севера и востока ее защищали горы, в то время как Хитлум был открыт холодным северным ветрам. Но земля эта была низиной, окруженной горами и высокими прибрежными скалами, выше, чем равнины за ними, и ни одна река не вытекала из нее. Оттого посреди этой земли лежало огромное озеро без четких берегов, ибо его окружали обширные болота. Озеро это звалось Линаэвен, ибо там гнездилось множество птиц из тех, что любят высокие камыши и неглубокую воду. Во времена прихода нолдор многие Серые Эльфы (родичи жителей Фаласа) еще жили в Нивросте у побережья, особенно же густо заселены были окрестности горы Тарас на юго-западе; ибо туда встарь часто приходили Ульмо и Оссэ. Весь народ там признал Тургона своим владыкой, и так случилось, что в Нивросте нолдор и синдар смешались быстрее, чем где-либо еще; и долго Тургон жил в тех чертогах, что назвал он Виньямар, у горы Тарас около Моря. Там позднее и явился ему Ульмо.

В этом отрывке присутствует немало новых элементов: топография Нивроста (высокие прибрежные скалы были нарисованы на второй карте с самого начала, с. 182) и озеро Линаэвен (которое появляется также в позднем «Предании о Туоре», «Неоконченные предания», с. 25, с тем же описанием Нивроста как «низины»); посещения Ульмо и Оссэ горы Тарас в древние времена; и концепция того, что эльфы-синдар жили в Нивросте у побережья и особенно у горы Тарас, и что они признали Тургона своим владыкой после

[193]

прихода нолдор в Средиземье. Поздняя версия о том, что среди народа Тургона было много Серых Эльфов, появляется и в переписанном аннале для года 116 в СА (cм. §§ 107, 113 и комментарии к этим отрывкам).

Примечание «имя илькоринов» к фразе КС «большое нагорье, что номы сначала назвали Дортонион» было вычеркнуто, и «номы» в тексте были заменены на «Темные Эльфы».

Длина Дортониона с запада на восток была изменена с «сотни лиг» на «шестьдесят лиг»; об этом изменении, сделанном, чтобы привести расстояние в соответствие со второй картой, см. т. V, с. 272.

§ 107 Длина Сириона от ущелья до Устья была изменена со «ста и двадцати одной лиги» на «сто и тридцать одну лигу». Первый раз (см. т. V, с. 272) длина Сириона измерялась по прямой линии от северного конца Ущелья до начала Устья; второй раз – от Эйтель-Сириона до Устья.

§ 108 К первому употреблению названия «Эредлиндон» было добавлено примечание:

Что означает «Горы Оссирианда»; ибо номы [ПК 2 нолдор] называли эту землю «Линдон», Землей Песен, а они впервые увидели эти горы из Оссирианда. Но правильно будет называть их «Эредлуин», «Синие Горы», или «Луиндириэн», «Синие Пики».

Это примечание, время написания которого, возможно, близко ко времени создания КС, было приведено и обсуждалось в т. V, с. 267, § 108. Последние четыре слова (пять в оригинале, прим. пер.) вычеркнуты из рукописи и не вошли в ПК 1, где машинистка вставила примечание в основной текст и исказила весь отрывок, который, тем не менее, остался неисправленным. В рукописи в конце примечания было добавлено «слова Эльфвинэ», но эти слова вошли только в ПК 2.

«непроходимый лес» > «Таур-им-Дуинат, непроходимый лес» (земли между Сирионом и Гэлионом к югу от Андрама; см. далее в § 113). На второй карте эта область называется «Таур-и-Мелегирн или Таур-на-Хардин» (см. с. 185).

«пока существовала та земля» > «пока существовали их владения».

§ 109 Ширина Западного Белерианда от Сириона до Моря изменена с «семидесяти лиг» до «девяноста девяти лиг», изменение вновь сделано, чтобы соответствовать расстоянию на второй карте (см. т. V, с. 272).

В «королевство Нарготронд, меж Сирионом и Нарогом» «Сирион» изменен на «Тайглин».

§ 110 От слов «сначала шли пустоши» в начале абзаца и до «Далее к югу лежало королевство Дориат» весь текст КС был вычеркнут и заменен следующим текстом на отдельном листе, прикрепленном к рукописи:

сначала, меж Сирионом и Миндебом, шла пустошь Димбар у подножия гор Криссаэгрим, жилища орлов, к югу от Гондолина

[194]

(хотя долгое время об этом никто не ведал); затем – ненаселенная земля Нан-Дунгортин меж Миндебом и верхним течением Эсгалдуина. Это место было наполнена страхом, ибо с одной стороны простиралась завеса чар Мэлиан, ограждавшая северные рубежи Дориата, а с другой – отвесные склоны Эред-Оргорот [> Оргорат], гор ужаса, крутой стены высокого нагорья Дортонион. Туда от бичей балрогов бежала Унголиантэ и недолго жила там, наполняя жуткие ущелья своей смертоносной тьмой, и, когда ее не стало, страшное потомство ее все еще таилось там и плело злые сети, и маловодные ручьи, что стекали с Эред- Оргорот [> Оргорат], все были отравлены и непригодны для питья, ибо сердца тех, кто пробовал эту воду, наполнялись тенями безумия и отчаяния. Все живое чуралось той земли, и нолдор осмеливались идти через Нан-Дунгортин лишь в великой нужде, по дорогам, близким к границам Дориата, подальше от гор, населенных чудовищами.

Но если некто шел этим путем, то, перебравшись через Эсгалдуин и Арос (и Дор-Динэн, землю тишины меж ними), выходил он на восточные земли, к северным границам Белерианда, где жили сыновья Фэанора. А далее к югу лежало королевство Дориат…

О названии «Криссаэгрим» (которое встречается в написании «Крисаэгрим» в СА § 161) см. т. V, с. 290, § 147. В этом отрывке впервые появляется Дор-Динэн, Земля Тишины (добавленная на карте, с. 183, квадрат D 10). Рассказ о том, что Унголиантэ поселилась в Нан-Дунгортин после бегства от балрогов, появляется в «Анналах Амана» (т. Х, с. 109, 123; ср. также с т. Х, с. 297, § 20).

§ 111 Примечание на полях к названию «Таргэлион» «или Радрост» заменено на «Радрост на языке Дориата».

«Этот край эльфы Дориата звали Умбот-Муилин, Полусветные Озера, ибо там часто стояли туманы» > «этот край нолдор звали Аэлинуиал, а Темные Эльфы – Умбот-Муилин, Полусветные Озера, ибо их окутывали туманы», а примечание, в котором было написано о названии на языке номов «Хитлиниат» и «Аэлин-уиал», было вычеркнуто (так в ПК 1). В поздней правке убраны слова «а Темные Эльфы – Умбот-Муилин» (так в ПК 2). 

§ 112 Во втором предложении «Умбот-Муилин» было изменено на «Аэлин-Уиал».

Отрывок, начинающийся с «И вся нижняя долина Сириона» был изменен на: «И все нижние равнины Сириона были отделены от верхних этим внезапным понижением, так что взгляду, направленному с юга на север, представлялась бесконечная цепь холмов». В следующей фразе «Нарог устремлялся на юг через глубокое ущелье» > «Нарог прорезал в этих холмах глубокое ущелье». (В опубликованном

[195]

тексте здесь (т. V, с. 262) допущена ошибка: «на его западном берегу возвышалось» следует читать «на его западном берегу земля поднималась»).

§ 113 Последняя фраза этого абзаца (и начало § 114) была переписана так:

Но до тех пор обширные леса Восточного Белерианда к югу от Андрама и меж Сирионом и Гэлионом были мало известны. Таур-им-Дуинат, лес меж двух рек – так номы [ПК 2 нолдор] называли тот край, но мало кто осмеливался странствовать в этой дикой земле; а к востоку от нее лежал прекрасный зеленый Оссирианд…

О «Таур-им-Дуинат» см. § 108 выше.

§ 114 К названию «Адурант» в тексте КС есть примечание, которое, как и примечание к § 108, по времени близко к написанию текста (см. мои замечания в комментарии, т. V, с. 268):

Почти посередине своего пути поток Адурант разделялся, а затем соединялся вновь, обтекая прекрасный остров; который называли Толгаленом, Зеленым Островом. Там после своего возвращения жили Берен и Лутиэн.

§ 115 Первая фраза абзаца была переписана так:

«Там жили нандор, эльфы из народа Дана, что происходили от тэлери, но покинули своего вождя Тингола в походе от Куйвиэнэн…» О первом появлении наименования «нандор», народа, первоначально происходящего из нолдор, см. т. Х, с. 169, § 28.

«Встарь владыкой Оссирианда был Денетор»: после «Денетор» добавлено «сын Дана». В том же предложении «Мелько» > «Моргот».

Примечательно, что фраза «в дни, когда были сделаны орки» ни разу не менялась.

В конце абзаца добавлено: «Поэтому нолдор называли эту землю Линдон», с примечанием «[Земля Музыки >] Земля Песен» (см. § 108 выше); и «(Здесь заканчиваются сведения, взятые из «Дорганнас»), об этом см. выше § 105.

§ 116 Конец этого абзаца, начиная со слов «А Тургон Мудрый, второй сын Финголфина, до Второй Битвы держал Ниврост», был зачеркнут и заменен следующим текстом (нет в ПК 1):

(А Тургон Мудрый… держал Ниврост) и правил там многочисленным народом из нолдор и синдар сто и шестнадцать лет, пока не отбыл тайно в скрытое королевство, как будет рассказано позднее.

Этот отрывок написан одновременно с длинной переделкой § 106 (приведенной выше), которая также отсутствует в ПК 1.

§ 117 «Ангрод и Эгнор наблюдали за Бладорион» > «его младшие братья, Ангрод и Эгнор, наблюдали за равниной Ард-Гален».

[196]

§ 120 «Тиндобель» (см. т. V, с. 270, комментарий к КС §§ 119-120) – «Ингильдон» (ср. с § 90 СА и комментарием к нему, с. 118).

*

Вот и все изменения (кроме нескольких совсем незначительных), сделанные в рукописи КС. Изменения, приведенные ниже, сделаны на основном экземпляре поздней машинописи ПК 2 (второй экземпляр-копия остался нетронутым).

Заголовку был дан номер «XIV» (см. с. 179, § 100); и на верху первой страницы отец написал: «Это географическо-политическая вставка, и ее можно опустить. Требуется карта, а у меня не хватает времени сделать копию». Похоже, он готовился показать кому-то машинопись ПК 2 (ср. со словами на полях § 82 главы «О людях»: «Основано на старой версии, в которой Солнце было сотворено после гибели Древ (описано в пропущенной главе)», с. 175); в данном случае слова «можно опустить», скорее всего, являются советом предполагаемому читателю, а не намерением исключить эту главу из «Сильмариллиона».

§ 105 «Эред-Энгрин» > «Эрид-Энгрин»

«(Утумно)… на западе» > «посреди». Это перемещение Утумно к востоку подразумевается в заметке, наспех написанной карандашом на тексте Главы 2 «О Валиноре и Двух Древах» в ПК 2, где появляется утверждение о том, что Ангбанд тоже был построен в древние времена «вблизи северо-западного побережья Моря» (см. т. Х, с. 156, § 12 и дополнение к этому абзацу, данное ниже).

«Эредвэтион» > «Эридвэтрин» (и далее).

«Эредломин» > «Эридломин». В § 106 ПК 2 Горы Эха называются «Эрид-Ламмад», следуя исправлению, сделанному в рукописи КС там (с. 192), но не здесь; и название «Эрид-Ламмад» осталось неизмененным.

Отрывок «За этими стенами Мелькор, вернувшись в Средиземье, вырыл бесконечные подземелья Ангбанда, железной преисподней, там, где встарь находилась Утумно. А под горной цепью он вырыл широкий туннель…» был изменен в ПК 2 так:

За этими стенами Мелькор выстроил великую крепость (позже названную Ангбандом) как защиту против Запада, если нападут на него из Валинора. Ею командовал Саурон. Валар захватили крепость, и Саурон сокрылся в убежище; но, спеша низвергнуть Мелькора в его великой твердыне Утумно, Валар не разрушили Ангбанд до конца и не обыскали всех глубоких его подземелий; и туда вернулся Саурон, а также многие из тварей Мелькора, и там они выжидали, надеясь на возвращение Господина. Потому, вернувшись в Средиземье, Мелькор избрал своим обиталищем бесконечные подземелья Ангбанда, железной преисподней; и под ними вырыл он широкий туннель…

[197]

§ 106 «Ниврост» > «Нэвраст» (и далее; см. с. 179, § 100). Примечание к первому употреблению названия «Ниврост»: «Что означает Западная Долина на языке Дориата» было вычеркнуто и заменено следующим:

Что означает «Этот Берег» на языке синдар и относилось поначалу ко всему побережью к югу от Дрэнгиста, но позже – только к земле, чей берег лежал меж Дрэнгистом и горой Тарас.

§ 108 К названию «Таур-им-Дуинат» (позднее добавление к КС, с. 193) было добавлено примечание: «Лес меж рек (т.е. между Сирионом и Гэлионом)». Этот перевод фактически появляется позже в тексте КС: с. 195, § 113.

§ 110 В длинном переписанном отрывке из этого абзаца, данном на с. 193-194, в двух случаях название «Нан-Дунгортин» заменено на позднюю форму «Нан-Дунгортеб».

§ 111 «Дамрод и Дириэль» > «Амрод и Амрас», и в §  118, ср. с т. Х, с. 177.

Измененное примечание напротив названия «Таргэлион»: «Радрост на языке Дориата» (с. 194), было вычеркнуто и ничем не заменено (см. § 118 ниже).

«Крантир»  > «Карантир», и в § 118; ср. с т. Х, с. 177, 181.

§ 112 «Таур-на-Фарот» > «Таур-эн-Фарот» в обоих случаях.

«Ингвиль» (река, впадающая в Нарог у Нарготронда) > «Рингвиль».

«Инглор» > «Финрод» (и далее).

§ 117 «Финрод» > «Финарфин».

§ 118 В конце абзаца «Дор-Грантир» > «Дор-Карантир»; в примечании сделано то же исправление, и «Радрост» было заменено на «Талат-Рунэн», перевод «Восточная Долина» остался. См. §  111 выше.

§ 119 «А Инглор был королем Нарготронда и владыкой Темных Эльфов западных гаваней; и с его помощью Бритомбар и Эглорест были восстановлены» переписано следующим образом:

А Финрод был королем Нарготронда и владыкой всех Темных Эльфов Белерианда от Сириона и до Моря, кроме одного только Фаласа. Там все еще жили те из синдар, что любили Море и корабли, и выстроили они большие гавани в Бритомбаре и Эгларесте. Их владыкой был Кирдан Корабел. Кирдан и Финрод были друзьями и союзниками, и с помощью нолдор Бритомбар и Эгларест были восстановлены…

Здесь Финрод (Инглор) теряет владычество над эльфами Фаласа – из-за появления Кирдана, но отец забыл исправить более раннее место в КС (§ 109), где утверждается, что «Темные Эльфы гаваней… признали Фелагунда, владыку Нарготронда, своим королем». Утверждение, сделанное в § 119, соответствует тому, что сказано в § 85 СА (см. также комментарии, с. 117).

§ 120 В первом предложении этого абзаца старое название «Тиндобель» было изменено на «Ингильдон» (с. 196); теперь же

[198]

оно было исправлено на «Нимрас» (ср. с «Барад-Нимрас», заменившее «Башню Тиндабель» на второй карте, с. 190, § 62).

Некоторые изменения ПК 2 также были сделаны и в гораздо более ранней ПК 1: «Рингвиль» (§ 112), «Талат-Рунэн» (§ 118), «Нимрас» (§ 120). Кроме того, «Дор-Грантир» было исправлено на «Дор-Крантир» (§ 118) и был вставлен отрывок о владычестве над Фаласом (§ 119), но еще с именем «Инглор»: таким образом, эти изменения были сделаны не в то же время, что и в ПК 2, где стоит «Дор-Карантир» и «Финрод».

 

12. О ТУРГОНЕ И ВОЗВЕДЕНИИ ГОНДОЛИНА

Эта короткая глава на трех рукописных страницах, под таким заголовком, но без номера главы была вставлена в рукопись КС следом за главой «О Белерианде и владениях в нем».

На более раннем этапе повествования в рукопись (§ 101 главы «Об осаде Ангбанда») был вставлен длинный отрывок, повествующий о строительстве Инглором Нарготронда и открытии Тургоном Гондолина: см. с. 177-179. Как я уже объяснял там, этот отрывок представлен в двух частично различающихся вариантах, первый – в ранней машинописной серии ПК 1, а второй – на отдельном листе, вставленном в рукопись КС (откуда он и перешел в позднюю машинопись ПК 2). Без сомнения, новая глава (которая отсутствует в серии ПК 1) была написана в то же время, что и исправленный вариант этого отрывка, вставленного в § 101, и именно к последнему относятся первые слова новой главы («Уже говорилось, как под водительством Ульмо…»). (На с. 179 я также отметил, что на обратной стороне этого листа написан отвергнутый черновик для замены текста аннала для года 116 в «Серых Анналах», § 111-113; об этом см. ниже, в конце третьего абзаца текста).

Нет нужды приводить здесь полный текст главы «О Тургоне и возведении Гондолина», поскольку, как вскоре станет ясно, основная часть главы уже была изложена.

О Тургоне и возведении Гондолина

Уже говорилось, как под водительством Ульмо Тургон из Нивроста нашел скрытую долину Тум-Ладен; коя (как проведали позже) лежала к востоку от верхнего течения Сириона, в кольце высоких и крутых гор, и ничто живое не могло проникнуть туда, кроме орлов Торондора. Но глубоко под горами еще во дни тьмы прорыли путь воды, кои впадали в реку Сирион; и этот путь отыскал Тургон, и так пришел в зеленую долину среди гор, и увидел остров-холм из гладкого крепкого камня, что стоял там; ибо долина эта в давние дни была огромным озером. И понял Тургон,

[199]

что нашел место своих чаяний, и решил возвести там прекрасный город, память о Тирионе на Туне, к коему все еще стремилось его сердце в изгнании. Но он вернулся в Ниврост и пребывал там в покое, хотя и часто размышлял, как завершить свой замысел.

Окончание этого абзаца уже было использовано (в конце вставки в § 101 КС, с. 179), но оно не было дописано до конца.

Потому после Дагор Аглареб непокой, что Ульмо вложил в сердце Тургона, вернулся к нему, и призвал он самых сильных и умелых из своего народа, и привел их тайно в скрытую долину, и там начали они возводить город, что замыслил Тургон в своем сердце; и поставили они вокруг стражу, дабы никто извне не проник к ним и не увидел их работу, и сила Ульмо, что пребывала в Сирионе, хранила их.

В этом абзаце отец следовал (точнее, практически, переписывал) исправленный аннал для года 64 в СА (§ 89); «скрытая долина» заменила «Гондолин» СА, потому что здесь Тургон дал городу имя лишь после окончания строительства.

В то время Тургон жил большей частью в Нивросте, но случилось так, что Город наконец был достроен, после пятидесяти и двух лет трудов; и Тургон дал ему имя, и был он назван «Гондолин» [примечание на полях: «Скрытый Камень»]. Тогда Тургон приготовился уйти из Нивроста и покинуть свои прекрасные чертоги у Моря; и там вновь пришел к нему Ульмо, и говорил с ним.

С этого места новая глава «Сильмариллиона» почти слово в слово повторяет заменяющий текст для аннала 116 в СА (§§ 111-113): речи Ульмо к Тургону, уход из Виньямара в Гондолин. Причина проста: как я отмечал в комментарии к § 113 СА (с. 120), отец указал напротив переписанного аннала для года 116: «Поместить в «Сильмариллион» и заменить на короткую заметку» (предполагаемая «короткая заметка» приведена там же).

Далее новая глава повторяет текст «Серых Анналов» вплоть до слов: «прошли они через холмы в горные врата, и те закрылись»; заключительные слова § 113 СА («А в Нивросте не осталось никого, и был он пустынен до самого разрушения Белерианда») были опущены, но затем вставлены позже.

И долгие годы никто не входил туда (кроме Хурина и Хандира, посланных Ульмо), и воинство

[200]

Тургона не выходило вновь до самого Года Плача [вычеркнуто, вероятно, во время написания: и крушения нолдор], более чем через три сотни и пятьдесят лет. Но за кольцом гор народ Тургона рос и процветал, и в трудах неустанных являли эльфы свое мастерство, так что Гондолин на Амон-Гварет стал воистину прекрасен и мог сравниться с Тирионом эльфов за Морем. Высокими и белыми были его стены, гладкими – лестницы, а Королевская Башня - высокой и могучей. Там журчали сияющие фонтаны, а во дворе Тургона стояли подобия Древ давно ушедших дней, которые с истинно эльфийской искусностью сработал сам Тургон; и Древо, сделанное из золота, назвали Глингал, и Древо, цветы коего он сделал из серебра, назвали Бельтиль, и свет, испускаемый ими, заливал все улицы города. Но прекраснее всех чудес Гондолина была дочь Тургона Идриль, которую называли Келебриндал, Среброногая, из-за белизны ее босых ног, а волосы ее были цвета злата Лаурэлин до нападения Мелькора. Так Тургон и долго жил в блаженстве более великом, чем кто-либо к востоку от Моря; а Ниврост остался пуст, и никто не селился там до самого разрушения Белерианда; и тень Моргота тянула свои пальцы с севера ко всем прочим землям.

Первая фраза заключительной части (с упоминанием прихода Хурина и Хандира Бретильского в Гондолин) показывает, что она относится к первоначальному варианту этой истории в СА (§§ 149-150 и см. комментарии, с. 124-125); более поздняя история о Хурине и его брате Хуоре появляется в длинной вставке в СА §§161-166.

Это единственный, хотя и краткий рассказ об истории города Гондолина, написанный после такого же короткого рассказа в К (т. IV, с. 139-140) – хотя есть еще заметки, следующие за неоконченным поздним «Преданием о Туоре» («Неоконченные предания», с. 56, прим. 31). То, что Древа Гондолина были подобиями Древ Валинора, сделанными Тургоном, утверждается в примечании к Главе 2 «О Валиноре и Двух Древах» в КС (см. т. V, с. 210-211, т. Х, с. 155); и повторяется здесь – но с дополнением, что «свет, испускаемый ими, заливал все улицы города».

Существует лишь еще один текст новой главы, машинопись ПК 2, в которой эта глава идет под номером «XV» (см. с. 196). В ней отец сделал следующие исправления: «Ниврост» > «Нэвраст», как и в предыдущих главах; «Эрид-Вэтион» > «Эрид-Вэтрин»; «Хандир» > «Хуор» (см. выше); и «Амон-Гварет» > «Амон-Гваред». Примечание на полях, переводящее «Гондолин» как «Скрытый Камень», в ПК 2 было помещено в примечание в низу страницы, которое отец дополнил так:

[201]

Или так его имя произносили и толковали позже, но как оно писалось и что значило в древности, неясно. Говорят, что сначала имя было квэнийским (ибо на этом языке говорили в доме Тургона) и звучало как «Ондолиндэ», «Камень Поющей Воды», ибо на том холме журчали фонтаны. Но народ (что говорил лишь на синдарине) изменил это имя на «Гондолин» и переводил его как «Скрытый Камень»: «Гонд-Долен» на их собственном языке.

С переводом квэнийского имени города «Ондолиндэ» как «Камень Поющей Воды» ср. ранний перевод имени «Гондолин» как «Поющий Камень» в списке имен к сказанию о «Падении Гондолина» (т. II, с. 216); а с переводом «Скрытый Камень» ср. «Этимологии» (т. V, с. 355, корень ДУЛ), где название «Гондолин(н)» содержит три элемента: «сердце скрытого камня».

 

13. О ГНОМАХ

Причина, по которой глава была названа именно так, будет изложена в конце текста (с. 213-214). Перед радикальной переработкой первоначальной главы 10 «О людях и гномах» рукописи КС (т. V, с. 272-276, §§ 122-131) в ней было сделано лишь несколько изменений.

§ 122 «которых Темные Эльфы называли наугрим» > «которых они называли наугрим», то есть это имя стало нолдоринским названием гномов, данным им народом Крантира.

§ 123 Примечание на полях «слова Пенголода» напротив заключенного в скобки отрывка о происхождении и природе гномов было вычеркнуто (см. т. V, с. 277-278, § 123).

§ 124 «Ногродом, Гномьим Рудником»: над «Гномьим Рудником» карандашом написано «Гномьим Подземельем», а в примечании на полях снова: «Гномье Подземелье, Ногрод, находилось далеко на востоке, в Мглистых Горах; а Белегост располагался в Эредлиндоне, на юге Белерианда». На верху страницы (с указанием вставки в текст после «Белегостом, Великой Крепостью») было торопливо написано:

Величайшим из них был Кхазаддум, что позже, во дни его тьмы, прозвали Морией, и он находился далеко на востоке, в Мглистых Горах; а Габильгатол лежал под восточными склонами Эредлиндона, куда могли добраться эльфы.

В первоначальном тексте КС «Ногрод» (это название восходит к старому «Сказанию о Науглафринге») – это перевод названия «Кхазаддум», и означает оно «Гномий Рудник»; (как особо отмечалось в § 122 КС) Ногрод и Белегост (Габильгатол) находились «в горах к востоку от Таргэлиона», и именно там они показаны на дополнениях ко второй карте. Во «Властелине Колец» Кхазад-Дум – это Мория, а Ногрод и Белегост – «древние города в Синих Горах» (Приложение А, III). Примечания на полях КС, приведенные выше,

[202]

по которым Белегост остался в Эредлиндоне, а Ногрод/Кхазад-Дум переместился в Мглистые Горы, и «Ногрод» стало древним эльфийским названием Мории, должно быть, представляют собой отвергнутую позже идею.

Утверждение в первой из этих заметок, что «Белегост располагался в Эредлиндоне, на юге Белерианда», неожиданно: кажется, оно представляет собой возвращение к более старой концепции расположения гномьих городов: см. Восточную Часть первой карты «Сильмариллиона», т. IV, с. 231, где гномья дорога пересекает Синие Горы под горой Долмед, затем поворачивает на юг и уходит за пределы карты в юго-восточном углу с примечанием «Южнее, у подножия восточных склонов Синих Гор, располагаются Белегост и Ногрод».

§ 126 Напротив слов в первом предложении абзаца «спустя более четырехсот лет после прихода номов в Белерианд» отец написал: «Заменить на 300», исправлено на «310». См. с. 226, § 1.

§ 127 «Это были первые люди, которые, идя на запад» > «Это были первые люди, которые, в течение многих поколений идя на запад».

«Гумлин» > «Галион» (см. с. 123, § 127).

§ 128 Примечание было переписано так:

Из записей известно, что это слово на древнем языке людей, который ныне забыт, произносилось как «Видри»; ибо позже в Белерианде они оставили собственную речь ради речи номов. Слова Пенголода.

Далее во фразе (за знаком звездочки) «который мы зовем номами» было изменено на «(который мы здесь зовем номами)».

§ 129 «владения Гумлина находились в Хитлуме» > «владения Галиона находились в Дорломене».

Во всем тексте форма «Dwarfs» (см. т. V, c. 277, § 122) была изменена на «Dwarves».

*

Следующим шагом было перечеркивание всего текста Главы 10 от начала до «Хадор Златовласый» в конце § 125 и замена его новой, дополненной версией, аккуратно записанной и вставленной в рукопись КС. На ней имеются более поздние изменения (почти все они сделаны в одно и то же время красными чернилами), отмеченные в нижеследующем тексте. Одно из этих изменений касается самого заголовка. Когда писалась вторая версия, в заголовке стояло «О гномах и людях», а в подзаголовке - «О гномах» (но без подзаголовка в начале части о людях). Заголовок был вычеркнут и заменен на «О наугрим и эдайн»; подзаголовок «О гномах» остался; и в нужное место добавлен новый подзаголовок «Об эдайн».

Чтобы не нарушать нумерацию текста КС в т. V, для комментариев в конце текста я буду нумеровать абзацы

[203]

второй версии с § 1. – Как можно заметить, первый абзац почти дословно повторяет абзац КС (§ 122), но без заключительной фразы первой версии: «Ибо хотя гномы и не служили Морготу, но некоторыми своими чертами они больше походили на его народ, нежели на эльфов».

О наугрим и эдайн

О гномах

§ 1 И через некоторое время завершилось возведение Нарготронда, и втайне был достроен Гондолин; но в дни Осады Ангбанда номы мало еще нуждались в убежищах, и странствовали всюду меж Западным Морем и Синими Горами. Говорят, что они взобрались на Эредлиндон и в изумлении озирали восток, ибо земли Средиземья казались им просторными и дикими; но мало кто из них переходил горы, пока стоял Ангбанд. В те дни народ Крантира впервые повстречался с гномами, которых они [>Темные Эльфы] называли наугрим; ибо главные поселения этого народа были тогда в горах к востоку от Таргэлиона, земли Крантира, глубоко под восточными склонами Эредлиндона. Оттуда гномы часто приходили в Белерианд, а иногда их пропускали и в сам Дориат. Тогда меж эльфами и гномами еще не случилось вражды, хотя и большой любви не было.

Слова Пенголода о наугрим*:


*(Далее текст «О гномах» написан более мелким почерком, чем первый абзац).

§ 2 Наугрим не принадлежат ни к народу эльфов или людей, ни к порождениям Моргота; и нолдор Средиземья не ведали, откуда они пришли, полагая их чужими Детям, хотя во многом схожими. Но мудрые в Валиноре узнали, что гномы были тайно сделаны Аулэ, пока Земля еще лежала во тьме; ибо он страстно желал прихода Детей Илуватара, дабы иметь учеников и передать им свои умения и знания, и не хотел он ожидать исполнения замыслов Илуватара. Оттого, хотя гномы подобно оркам и рождены своеволием одного из Валар, они не злы; ибо сделаны были не из злобы и в насмешку над Детьми, но из страстного желания сердца Аулэ делать нечто свое

[204]

по образцу, заданному Илуватаром. И поскольку появились они во дни власти Мелькора, Аулэ сделал их сильными, дабы устояли они перед этой властью. Потому крепостью они подобны камню, упрямы, верны дружбе и вражде и переносят тяжелый труд, голод и телесные раны лучше, всех иных народов, одаренных речью. И живут они долго, далеко превосходя людей в долголетии, но все же не вечно. В давние дни нолдор считали, что, умирая, наугрим возвращаются в землю и камень, из коих вышли; но сами они в это не верят. Ибо говорят они, что Аулэ печется о них и собирает в Мандосе, в отдельных чертогах, и там они ожидают, но не в праздности, а совершенствуя мастерство и умножая знания. И Аулэ, как говорят они, встарь объявил Праотцам, что Илуватар принял у него плоды его страстного желания, и что Илуватар благословит их и в Конце даст место среди своих Детей. Тогда станут они служить Аулэ и помогать ему в восстановлении Арды после Последней Битвы.

§ 3 Этих Праотцев, говорят они, было семеро, и одни лишь они возвращаются вновь к жизни в собственных потомках (подобно квэнди), и снова носят древние свои имена. Из них в последующих веках чаще всего вспоминали Дурина, праотца гномьего рода наиболее дружественного к эльфам, и жилища этого гнома располагались в Кхазад-Думе.

§ 4 Во дни тьмы Арды наугрим уже вершили великие труды, ибо с первых же дней жизни их Праотцев они умели с изумительным мастерством обрабатывать металлы и камень, хотя в их изделиях было мало красы, пока они не встретили нолдор и не переняли часть их искусства. И дружили они гораздо охотнее с нолдор, нежели с другими эльфами или людьми – из-за любви и уважения этих эльфов к Аулэ; и самоцветы номов наугрим ценили превыше всех иных сокровищ. Но в те древние времена гномы охотнее работали с железом и медью, нежели с серебром и золотом; а оружие и военное снаряжение получалось у них лучше всего. Это они измыслили доспехи из сплетенных колец, а в создании кольчуг никто из эльфов или людей не мог с ними сравниться. Немалую помощь оказали они эльдар в войне с орками Моргота; хотя нолдор полагали, что иные из них не отказались бы работать и для Моргота, если б он нуждался в их умениях или торговал с ними. Ибо любили они и покупать, и продавать, и обмениваться и умножать тем богатства; и копили их, дабы хранить, а не пользоваться ими, разве что для новой торговли.

[205]

§ 5 Наугрим всегда были такими, как и сейчас – низкорослыми и коренастыми; грудь у них была широкой, руки – сильными, ноги – крепкими, а бороды – длинными. Воистину, это была их удивительная особенность, так что ни один эльф или человек не видел никогда безбородого гнома – разве что его обрили б в насмешку, и тогда он скорей бы умер от этого позора, чем от многих других ран, что нам показались бы более опасными. Ибо борода растет у наугрим с рождения, у женщин так же, как и у мужчин; и в самом деле, едва ли иноплеменник мог бы отличить у них женщину от мужчины по чертам лица и тела, походке или голосу, и были несхожи они разве что в одном: женщины не ходят на войну, и редко, лишь в крайней нужде, покидают свои глубокие чертоги. Говорят также, что женщин у них мало, и что за исключением королей и вождей редко кто из гномов женится; потому их народ увеличивался медленно, а ныне и вовсе угасает.

§ 6 Родной язык гномов придумал для них сам Аулэ, и потому их речь отлична от языка квэнди. Неохотно гномы учили своей речи другие народы; и, пока говорили на нем, сделали свой язык грубым и сложным, так что мало было тех, кто крепко сдружился с гномами, но еще меньше – тех, кто хорошо выучил их речь. Но сами они быстро учат другие языки, и говорят они, как могут, на языке эльфов и людей, с которыми имеют дело. Но втайне они говорят только на своем языке, и (как утверждают) он мало меняется; так что их королевства и дома, давно разделившиеся, могут и поныне понимать друг друга. В древние дни наугрим жили во многих горах Средиземья и там повстречались со смертными людьми (как говорят они) задолго до того, как их узнали эльдар; оттого случилось так, что языки вастаков во многом скорее сродни гномьей речи, чем языкам эльфов*.


*(Примечание на полях) Так в «Ламмас».

§ 7 На собственном языке гномы называют себя «кхузуд» [> кхазад]; а Темные Эльфы звали их «наугрим» [> науг], «Низкорослые». Это имя употребляли [> приняли для них] и нолдор-изгнанники, но называли их также «нирн» [вычеркнуто: что означало то же самое] и «гонхиррим» - «Повелители Камня»; а тех, кто жил в Белегосте, звали они «эннфенг» или «Длиннобороды», ибо бороды гномов мели пол у их ног. Главными городами кхузуд [> кхазад] на западе Средиземья в те дни были  Кхазаддум,

[206]

Габильгатол и Тумунзахар, чьи названия переводились на язык номов как «Норнхабар», или «Гномье Подземелье», «Белегост», или «Великая Крепость», и «Ногрод», или «Глубокая Пещера». Величайшим из селений наугрим был Кхазаддум, кой позже, в дни его тьмы, прозвали Морией, но он находился далеко, в Мглистых Горах, куда пришлось бы идти многие лиги по земле Эриадора; а Белегост и Ногрод располагались под восточными склонами Эредлиндона, близко от земель эльдар. Но все же мало кто из эльфов (кроме Мэглина из Гондолина) бывал там; а гномы ходили с караванами товаров в Белерианд и проложили широкую дорогу, что проходила мимо склонов горы Долмед, а оттуда шла вдоль течения реки Аскар, пересекая Гэлион по Сарн-Атраду. Позже там случилась битва; но пока длилась власть номов, гномы мало тревожили эльфов.

§ 8 Здесь кончаются рассказы Пенголода, кои он поведал мне о гномах, и они не входили в «Пеннас», но происходили из других книг знаний: из «Ламмас», «Дорганнас» и «Квэнталэ Арданомион»: слова Эльфвинэ.

Об эдайн

§ 9 Считается, что первая встреча нолдор и наугрим произошла в земле Крантира, сына Фэанора, примерно о ту пору, когда Финголфин разбил орков в Дрэнгисте, через сто и пятьдесят пять лет после пересечения Льда, и за сто и пять лет до первого появления Гломунда-дракона. После победы над ним настал долгий мир, и длился он почти двести лет солнца. В эти годы в земле Эриадор, к востоку от гор, родились отцы Домов Людей Запада, атани [> эдайн], Друзей Эльфов древних дней: Беор Слуга, Халет Охотник и Хадор Златовласый.

Здесь заканчивается переделанная часть Главы 10 КС. Заметно, что в то время как отец писал ее, держа перед глазами первоначальный текст КС и сохраняя часть его, он внес в нее много новых концепций относительно гномов. Сохранявшийся долгое время «враждебный» взгляд на них наконец исчез вместе с отказом от последней фразы первого абзаца (см. с. 203) – хотя и в первоначальном тексте КС о схожести орков и гномов далее (§ 123) говорится только ввиду аналогичного происхождения двух народов, появившихся от независимых действий одного из Валар, и это высказывание сохранилось при переделке.

Из этого текста мы узнаем, что:

- гномы живут намного дольше людей (§ 2);

[207]

- сами они полагают, что Аулэ собирает их после смерти в отдельных чертогах Мандоса, а после Последней Битвы они будут помогать Аулэ в воссоздании Арды (§ 2);

- было семь Праотцев Гномов, которые перерождаются в своих потомках (подобно эльфам), нося свои древние имена (§ 3);

- Дурин был праотцем гномьего народа Кхазад-Дума, самого дружественного эльфам (§ 3);

- гномы были более расположены к нолдор, чем к другим эльфам или людям, из-за почитания нолдор Аулэ (§ 4);

- гномы бородаты от рождения – и мужчины, и женщины (§ 5);

- представители других народов не могут отличить гномьих женщин от мужчин (§ 5);

- гномьих женщин мало, они никогда не ходят на войну и не покидают своих глубоких жилищ, разве что в крайней нужде (§ 5);

- мало кто из гномов женится (§ 5);

- гномий язык меняется очень медленно, так что разделение домов и королевств почти не препятствует их взаимопониманию (§ 6);

- гномы встретили людей в Средиземье задолго до встречи людей с эльдар, и потому языки вастаков и гномья речь родственны друг другу (§ 6).

Эта переделанная версия, конечно же, является частью переработки 1951 года. Примечательно ее сходство с тем, что сказано о гномах в «Приложениях» к «Властелину Колец»: так в «Приложении А», III («Народ Дурина») упоминается о малочисленности женщин-гномов, которые не выходят из своих жилищ, о невозможности отличить женщин-гномов от мужчин-гномов для представителей других рас, о редкости браков (III, с. 360); а в «Приложении F» (III, с. 410) говорится о медленном изменении гномьего языка.

Далее следуют комментарии к отдельным местам текста.

§ 1 Изменение первоначального текста КС (с. 201, § 122): «которых Темные Эльфы называли наугрим» на «которых они [нолдор] называли наугрим» отброшено, текст возвращен в первоначальное состояние (позже, в § 7, это название сразу же при создании текста приписано Темным Эльфам).

§ 2 «И поскольку появились они во дни власти Мелькора»: то есть до пробуждения эльфов, Битвы Богов и заключения Мелькора в Мандос.

§ 3 Здесь Дурин из Кхазад-Дума, один из Семи Праотцев Гномов, которого «в последующих веках чаще всего вспоминали», впервые появляется в «Сильмариллионе». Здесь не говорится, что народом Дурина были Длиннобороды; но его связь с Длиннобородами восходит к «Хоббиту», где в конце главы «Краткий отдых» Торин говорит (в первой печатной редакции): «Он был праотцем праотцев одного из двух народов гномов, Длиннобородов, и моим далеким предком». В

[208]

«Сказании о Науглафринге» было два народа гномов, гномы Ногрода и гномы Белегоста, и последних называли «индрафангами», или «Длиннобородами»; в «Квэнта» утверждалось то же самое (или, по меньшей мере, другие народы не упоминались), но Длиннобороды стали гномами Ногрода (т. IV, с. 104), и эта версия перешла в КС (§ 124).

В данном тексте на этот счет сделаны два утверждения. Дурин был «праотцем гномьего рода … жилища этого гнома располагались в Кхазад-Думе» (§ 3); но (возвращение к «Сказанию о Науглафринге») Длиннобороды жили в Белегосте (§ 7) – то же сказано и в «Анналах Амана», и в «Серых Анналах» (см. с. 108, § 22). Я не уверен, как это можно объяснить; но проще всего предположить, что, когда отец писал эти тексты, он забыл об упоминании Торином Дурина как предка Длиннобородов, сделанном в «Хоббите» (или, что менее вероятно, он сознательно пренебрег им), и последующие соображения подкрепляют эту мысль.

В начале раздела о Народе Дурина в «Приложении А» (III) к «Властелину Колец» в первой редакции было сказано так: «Дурин – это имя, которым гномы называли старейшего из Семи Праотцев своего народа», без упоминания Длиннобородов. Годы спустя, на своем экземпляре второй редакции «Хоббита» отец заметил: «Не так в «Сильмариллионе» и в [sic] ВК III, с. 352», имея в виду только что процитированный отрывок из «Приложения А» к первой редакции: «не так» относится к упоминанию Торином «одного из двух народов гномов», ставшему неверным с появлением концепции Семи Праотцев. В то же время отец пишет на своем экземпляре многочисленные варианты замены первоначальных слов Торина, таких как «старейшим из Семи Праотцев гномов», «праотцем праотцев старейшего рода гномьих королей, Длиннобородов», вплоть до окончательного, вставленного в следующее издание: «Он был праотцем праотцев древнейшего народа гномов, Длиннобородов, и моим первым предком: я – его наследник». Очевидно, именно мысль о словах Торина в «Хоббите» и нужда в их исправлении подтолкнула отца к изменению текста «Приложения А», который во второй редакции (1966 г.) читается так: «Дурин – это имя, которым гномы называли старейшего из Семи Праотцев своего народа и предка всех королей Длиннобородов», с добавлением примечания, ссылающегося на отрывок из «Хоббита», опубликованный в исправленной форме. 

Так, окольными путями, Длиннобороды наконец оказались во «Властелине Колец» в качестве гномов Кхазад- Дума; но тексты «Сильмариллиона» и «Анналов» так и не были изменены, и Длиннобороды остались гномами Белегоста.

§ 6 Примечание на полях «Так в «Ламмас»» очевидно относится именно к утверждению о родстве языков вастаков и речи гномов. Ср. с т. V, с. 179

[209]

(«Ламмас», § 9): «языки людей частично происходят от них» (языков гномов); это утверждение повторяется в примечании к § 123 КС, из которого вырос данный абзац и в котором тоже есть примечание на полях «Так же и в «Ламмас»».

§ 7 Названия и расположение гномьих городов здесь почти достигли своего окончательного варианта, и я привожу все этапы их непростого развития:

КС, первоначальная версия, § 124 (т. V, с. 274)

«Кхазад-Дум» = «Ногрод» = «Гномий Рудник» (в Синих Горах)

«Габильгатол» = «Белегост» = «Великая Крепость»

КС, изменения в первоначальной версии, с. 201

«Кхазад-Дум» = «Ногрод» = «Гномье Подземелье», позже – «Мория»

«Габильгатол» = «Белегост» = «Великая Крепость»

КС, переработанная версия, § 7

«Тумунзахар» = «Ногрод» = «Глубокая Пещера» (в Синих Горах)

«Габильгатол» = «Белегост» = «Великая Крепость»

«Кхазад-Дум» = «Норнхабар» = «Гномье Подземелье», позже – «Мория»

Гномье название Ногрода – «Тумунзахар» – появляется в § 19 СА, но эльфийское название «Норнхабар» здесь встречается впервые.

Что касается названий самого народа гномов, здесь впервые встречаются «гонхиррим» - «Повелители Камня», «нирн» (ср. с «норнвайт» в ААм, т. Х, с. 93, «народ норн» в § 19 СА и названием Кхазад-Дума «Норнхабар»). Здесь говорится, что «наугрим» значит «низкорослые», а «нирн» «означало то же самое», хотя это утверждение вычеркнуто; в первоначальном тексте (§ 124) «нэвег» = «низкорослые». Кроме того, впоследствии «кхузуд» было заменено на «кхазад», а «наугрим» на «науг». Далее я привожу конспект хода изменений этих запутанных названий и форм:

«Сказание о Науглафринге» – науглат.

К. – науглир.

АБ 1 (т. IV, с. 311) – науглар (то же в «Списке имен», т. V, с. 405; название Темных Эльфов, принятое номами).

КС (первоначальный текст) – наугрим (название Темных Эльфов > (с. 201) название номов).

–   нэвег «низкорослые» (название номов).

КС (переписанный текст) – наугрим (> науг) «низкорослые» (название номов > название Темных Эльфов, принятое номами).

–   нирн (название номов, «низкорослые», но этот перевод зачеркнут).

ААм  – науглат > наугрим.

– норнвайт (позднее вычеркнуто, т. Х, с. 106, § 84).

СА  – наугрим.

– народ норн (§ 19).

[210]

Остается упомянуть еще один важный момент, касающийся этого переписанного куска: на данной стадии в мифе о создании гномов отсутствовало упоминание о том, что Праотцев усыпили по велению Илуватара после их первого пробуждения. Это очевидно из вышеприведенного текста; и мы сейчас проследим появление этого момента.

Следующий текст – это машинопись из серии ПК 1, которая точно копирует рукопись (но изменения «кхузуд»> «кхазад» и «наугрим» > «науг» в § 7 в ней отсутствуют, как и в ПК 2), и за первым абзацем части «Об эдайн» (§ 9), где обрывается переписанная версия, идет первоначальный текст КС с небольшим количеством произведенных в нем изменений, которые были приведены на с. 201-202.

Начало «слов Пенголода о наугрим» (§ 2) вплоть до «страстного желания сердца Аулэ делать нечто свое по образцу, заданному Илуватаром» гораздо позже было вычеркнуто из ПК 1. С этим местом рукописи КС связаны две страницы, озаглавленные «Об Аулэ и гномах». Они были завернуты в бумажную обложку с надписью «Исправленная легенда о происхождении гномов». Текст начинается как чистовая рукопись, но в конце концов превращается в путаницу разных вариантов. Новый текст был переписан набело поздним отцовским почерком, без заголовка, и присоединен к ПК 1 как замена отвергнутого отрывка; начинается он так (немного отличаясь от вычеркнутого текста):

Наугрим не принадлежат ни к народу эльфов или людей, ни к порождениям Моргота; и нолдор, встретив их в Средиземье, не ведали, откуда они пришли, полагая их чужими Детям, хотя во многом и схожими. Но здесь, в Валиноре, мы узнали, что в начале гномы были сделаны Аулэ, пока Земля еще лежала во тьме; ибо он так страстно желал прихода Детей, дабы иметь учеников и передать им свои знания и умения, что не хотел ожидать исполнения замыслов Илуватара.

Остальной текст можно найти в опубликованном Сильмариллионе, Глава 2 «Об Аулэ и Йаванне», с. 43-44 вплоть до: «Тогда Аулэ взял семерых Праотцев Гномов и положил их спать в далеких друг от друга местах, и вернулся он в Валинор, и ждал долгие годы». В опубликованном тексте имеется некоторое количество незначительных редакторских правок, среди них следует упомянуть одну: отец не был уверен, использовать ли ему «ты» или «вы» в разговоре Аулэ с Илуватаром (в одном случае он изменил «вы можете» на «ты можешь» и затем вернулся к «вы можете»). В конце концов он выбрал «вы», в то время как в опубликованном тексте везде используется «ты».

После окончания вставки глава продолжается так: «И поскольку появились они во дни власти Мелькора…» (с. 204), но из-за появления нового варианта легенды,

[211]

в которой Праотцев Гномов усыпили до пробуждения эльфов и пленения Мелькора, в ПК 1 эти слова были изменены на «И поскольку должны были появиться они…». Кроме этого в ПК 1 было внесено только одно важное изменение - первая фраза § 3 была изменена так: «Эти Семь Праотцев, говорят они, возвращаются вновь к жизни и снова носят древние свои имена». Можно было ожидать, что после появления нового варианта легенды отец внесет некоторые изменения в первую фразу § 4, но, очевидно, он удовольствовался лишь внутренним сдвигом смысла: «с первых же дней жизни их Праотцев» следует понимать как «с первых же дней жизни их Праотцев, когда они пробудились ото сна».

Более ранний из двух текстов этого вставленного отрывка показывает, как тщательно отец разрабатывал детали создания первых гномов. Вот пробные, черновые отрывки:

(а) Но, говорят, каждому гному Илуватар сотворил подругу, однако он не желал исправлять работу Аулэ, а Аулэ создал только мужчин, и потому женщины гномов из всех [?говорящих] народов более всего похожи на своих мужчин.

(б) Втайне работал он в чертоге под горами Средиземья. Там создал он первого гнома, старейшего, а затем сделал еще шестерых, праотцев своего народа; а после вновь начал делать других, похожих на них, но женского пола, дабы стать им первым подругами. Но он утомился и, когда сделал шестерых подруг, предался отдыху и вернулся к семерым праотцам, и посмотрел на них, и они посмотрели на него, и они повторяли движения, бывшие в его мыслях. И Аулэ был недоволен, но начал учить их языку, что придумал для них, надеясь так обучить.

Но Илуватар знал обо всем, что было содеяно, и в тот самый час, как Старейший Гном заговорил, Илуватар обратился к Аулэ; и Аулэ

(в) Аулэ сделал одного, затем шестерых, и начал делать он подруг им, женского пола, и сделал шестерых, а потом утомился. И положил он шесть пар, но одного (Дурина), старейшего, он положил одного.

(г) И Аулэ взял семерых гномов и положил их спать под камнем в далеких друг от друга местах, и рядом с каждым положил он подругу, как повелел ему Голос, а затем вернулся в Валинор.

(д) Тогда Аулэ взял семерых гномов и положил их спать под камнем в далеких друг от друга местах, и рядом с каждым положил он подругу, кроме одного Старейшего, кой лежал один. И Аулэ вернулся в Валинор, и ждал долго так терпеливо, как только мог.

[212]

Но неизвестно, когда Дурин или его братья пробудились, хотя некоторые думают, что это было во время ухода эльдар за море.

С отрывком (б) ср. эссе об орках в т. Х, с. 417:

«Но если бы [Мелькор] и в самом деле пытался сотворить собственных созданий в подражание или насмешку над Воплощенными, он, как и Аулэ, сделал бы только марионеток: его создания действовали бы лишь когда он обращал на них внимание и применял свою волю, и они не отказались бы выполнить любой его приказ, даже если б он повелел им убить себя».

В окончательном тексте, воспроизведенном в опубликованном «Сильмариллионе», отец очевидно оставил вопрос происхождения женщин-гномов, найдя его слишком сложным, а решения – неудовлетворительными. Более того, в последний вариант не вошло утверждение о том, что Старейший (Дурин) был отделен от остальных и оказался без подруги.

Иная версия легенды изложена в черновом (неотосланном) продолжения письма к мисс Роне Бир, датированном 14 октября 1958 г. («Письма Дж.Р.Р.Толкина», № 212); и здесь снова появляется идея об одном и шестерых и шестерых подругах шестерых, всего тринадцати. Я привожу здесь этот отрывок, поскольку его может не оказаться у читателя под рукой.

«К примеру, Аулэ, один из Великих, в некотором смысле «пал»; поскольку он так желал увидеть Детей, что стал нетерпелив и попытался предвосхитить волю Творца. Будучи величайшим мастером, он попытался создать детей, руководствуясь своим несовершенным знанием их природы. Когда он сделал тринадцать* существ, Бог заговорил с ним во гневе, но не без жалости: потому что Аулэ сделал это не из злого умысла иметь рабов, подчиненных своей воле, но из нетерпеливой любви, желая говорить с детьми и обучать их, разделить с ними хвалу Илуватару и свою великую любовь к материи, из которой создан мир.


*Одного, старейшего, одинокого, и еще шестерых с шестью подругами.

Единый упрекнул Аулэ, сказав, что он пожелал узурпировать власть Творца; но не мог дать независимую жизнь своим созданиями. У него самого есть лишь одна жизнь, которую он получил от Единого, и он может, самое большее, лишь раздать ее. «Узри же!» - сказал Единый: «у твоих созданий есть лишь твоя воля и твое движение. Хоть ты и придумал для них язык, они могут передать тебе лишь твои собственные мысли. Это насмешка надо мной».

Тогда Аулэ в печали и раскаянии смирил себя и просил прощения. И сказал он: «Я уничтожу плоды своей самонадеянности и буду ждать исполнения твоей воли». И взял он большой молот, и поднял, дабы разбить первое из своих созданий; но оно дрогнуло и отпрянуло от него. И когда он удержал свой удар, изумленный, то услышал смех Илуватара.

[213]

«Дивишься ты?» - молвил тот. - «Узри же! Создания твои ныне живут свободными от твоей воли! Ибо я увидел твое смирение и сжалился над твоим нетерпением. Твой труд вписал я в свой замысел».

Это эльфийская легенда о создании гномов; но эльфы рассказывают, что Илуватар сказал также: «Тем не менее, не попущу я, дабы замысел мой был предвосхищен: твои дети не пробудятся ранее моих». И он повелел Аулэ уложить Праотцев Гномов отдельно друг от друга в глубоких подземельях, каждого рядом с его подругой, кроме Дурина старейшего, который был одинок. Там они должны были долго спать, пока Илуватар не велит им пробудиться. Тем не менее, по большей части гномы и дети Илуватара питали мало любви друг к другу. И о судьбе, что уготовил Илуватар детям Аулэ за Кругами Мира, эльфы и люди ничего не знают, а если ведают о том сами гномы, то ничего не говорят».

Я практически уверен, что вся работа над поздней легендой об Аулэ и гномах происходила в одно и то же время, и очевидно, что это письмо связано с первым или черновым текстом (отрывки которого даны на с. 211-212), предшествуя окончательной версии, добавленной к ПК 1 и напечатанной в «Сильмариллионе». Этот текст был вставлен в ПК 2 во время набора, и приблизительной датой машинописи я полагаю (на основании независимых свидетельств) 1958 год (см. т. Х, с. 141-142, 300). Эта оценка, как мне кажется, вполне соответствует дате письма (октябрь 1958 г.). Похоже, отец переписывал существующие материалы «Сильмариллиона» pari passu* c печатью ПК 2, выполненной под его руководством.


* pari passu (лат.) – наравне и одновременно (прим. пер.)

Как уже отмечалось (см. с. 210), первоначальный текст КС той части главы, которая касалась эдайн, был перепечатан с небольшими изменениями в ранней машинописи ПК 1. Позже весь текст об эдайн был вычеркнут и в рукописи КС (с указанием «Заменить новой версией»), и в ПК 1 (с указанием «Убрать»). Этой новой версией была машинопись, напечатанная самим отцом, с заголовком «О приходе людей на Запад и о встрече эдайн и эльдар». В серии ПК 2 часть о гномах, сильно измененная и дополненная, была выделена в отдельную главу, которой отец дал номер «XVI» (вслед за «XV. О Тургоне и возведении Гондолина», с. 200), оставив в качестве заголовка изначальный подзаголовок «О гномах» (с. 202). Новый текст второй части, «О приходе людей на Запад», стал в ПК 2 следующей главой, которой был дан номер «XVII». Я следовал этой нумерации.

Cовокупное развитие текста первоначальной главы КС можно представить так (даты определены точно за исключением одного случая):

[214]

схема1

*

 

Остается только отметить исправления, сделанные в тексте ПК 2 «О гномах». Главное из них - дальнейшее изменение названий рода гномов (см. табл. на с. 209). В § 1 (с. 203) «которых Темные Эльфы называли наугрим» было вычеркнуто и каждое следующее слово «наугрим» было заменено на «гномы» (кроме заголовка § 2, где оно, без сомнения, осталось по недосмотру). В § 7 (и в ПК 1, и в ПК 2) начало стало читаться так:

На собственном языке гномы называют себя «кхузуд»; а Темные Эльфы звали их «наугрим», «Низкорослые». Это имя употребляли и нолдор-изгнанники, но называли их также «нирн»…

(Изменения «кхузуд» на «кхазад» и «наугрим» на «науг», сделанные в рукописи, не появились в машинописи при печати, см. с. 205, 210). Отрывок был переписан в ПК 2 таким образом:

На собственном языке гномы называют себя «кхазад»; а Серые Эльфы звали их «нирн», «Стойкие». Это имя употребляли и нолдор-изгнанники, но называли их также «наугрим», «Низкорослый Народ»…

Другие изменения: в § 1 во фразе «мало кто из них перевалил

[215]

через горы», «мало» > «никто»; также «Крантир» > «Карантир». В § 7, во фразе, где говорится о названиях «Норнхабар», «Белегост» и «Ногрод», переводах «на язык номов» гномьих названий, «номов» > «эльфов».

 

14. О ПРИХОДЕ ЛЮДЕЙ НА ЗАПАД

Представление того текста, что вскоре стал совершенно новой главой (сильно расширив и изменив «традиционную» историю эдайн), уже было вкратце дано на с. 213. Эта глава появляется в машинописи (с копией под копирку), напечатанной отцом: нет и следа предшествующих черновиков, но мне кажется невероятным, чтобы текст достиг этой формы ab initio*. Фактически у главы имеется два заголовка: тот, что напечатан в начале текста – «О приходе людей на запад и встрече эдайн и эльдар», и еще один, на отдельной рукописной титульной странице – «О приходе эдайн, их домах и владениях в Белерианде».


* ab initio (лат.) – «от начала» (прим. пер.)

Текст был исправлен чернилами практически одинаково на обоих экземплярах; эти изменения были внесены, как я полагаю, вскоре после печати, я ввел их в нижеследующий текст, отметив некоторые варианты первоначальных прочтений в комментариях. Отдельная титульная страница со вторым заголовком, возможно, тоже относится к правкам, но здесь я использовал другой заголовок в краткой форме: «О приходе людей на запад», как и в опубликованном «Сильмариллионе». Глава (с изменениями) была вставлена в серию машинописей ПК 2 (как уже упоминалось) и впоследствии получила номер «XVII»; возможно (как и новая легенда об Аулэ и гномах, см. с. 213), она принадлежит ко времени создания машинописи ПК (см. с. 227, § 13 и с. 229).

Этот текст можно найти в 17 главе опубликованного «Сильмариллиона», но в данном случае я предпочел дать его здесь целиком в первоначальном виде. Чтобы показать редакторские изменения и дополнения в опубликованном тексте, требуется много места, и трудно сделать их ясными и удобочитаемыми, в то время как эта глава тесно связана со «Скитаниями Хурина» в Части Третьей.

 

О приходе людей на запад и встрече эдайн и эльдар

 

§ 1 И случилось так, что три сотни и десять лет спустя после того, как нолдор прибыли в Белерианд, во дни Долгого Мира Фелагунд отправился к востоку от Сириона, на охоту с Маглором и Маэдросом, сыновьями Фэанора. Но он утомился от травли и свернул один к горам Эред-Линдон, чьи сияющие вершины видел издалека; следуя

[216]

Гномьей Дороге, он пересек Гэлион по броду Сарн-Атрад и, повернув к югу через верхнее течение Аскара, очутился на севере Оссирианда.

§ 2 И в долине у подножия гор, у истоков Талоса, вечером узрел он огни и услышал далекие отзвуки песни. Этому он весьма подивился, ибо Зеленые Эльфы той земли не разводили костров и не пели ночью. Поначалу испугался Фелагунд, что это отряд орков прошел через осаду севера, но, подойдя ближе, понял, что ошибся. Ибо песня звучала на языке, коего не слышал он прежде, и не был то язык орков или гномов, и голоса певцов были приятны на слух, хоть и не искусны в пении.

§ 3 Тогда Фелагунд, тихо стоя в ночной тени дерев, пригляделся к лагерю и узрел там незнакомый народ. Были они высоки, сильны и красивы обликом, хотя грубы и едва одеты; но лагерь их был хорошо устроен, с навесами и шалашами из ветвей вокруг большого костра; среди них были прекрасные женщины и дети.

§ 4 То были некоторые родичи и соплеменники Беора Старого, как назвали его позже, одного из вождей людей. После того, как народ этот немало поколений шел с востока, Беор перевел его наконец через горы, и первыми из людей вошли они в Белерианд; и пели они от радости и верили, что бежали от всех опасностей и пришли в землю, лишенную страха.

§ 5 Долго Фелагунд смотрел на них, и любовь к этому народу шевельнулась в его сердце; но он оставался скрытым среди дерев, пока не погрузились люди в сон. Тогда прошел он среди спящих и сел подле угасающего огня, где не было стражи; и взял он грубо сработанную арфу, кою отложил Беор, и заиграл, и подобная музыка никогда не касалась людского слуха, ибо не имели они прежде наставников в этом искусстве, кроме разве что Темных Эльфов, живущих в диких землях.

§ 6 И пробудились люди, услышав игру и пение Фелагунда, и каждый думал, будто видит прекрасный сон, пока не замечал, что рядом с ним бодрствуют товарищи; но никто не вымолвил ни слова и не шевельнулся, пока играл Фелагунд, столь красива была музыка и чудесна песня. Мудрость звучала в словах эльфийского короля, и сердца внимающих ему становились мудрее; ибо то, о чем пел он – сотворение Арды и блаженство Амана за тенями Моря – облекалось пред их взором в ясные образы, и эльфийская

[217]

речь была внятна каждому по мере его разумения.

§ 7 Оттого люди дали королю Фелагунду, коего встретили они первым из эльдар, имя «Мудрый», а по нему и весь его народ назвали «Мудрыми»*. Воистину поначалу думали они, что Фелагунд – один из богов, кои, как  слышали люди, живут на далеком западе; и именно это (как кое-кто говорит) повлекло их в путь. Но Фелагунд поселился среди них и учил их истинному знанию; и люди полюбили его и признали своим владыкой и вовеки сохранили верность Дому Финрода**.


* «Ном» и [«номиль»>] «номин» на древнем языке этого народа (что потом был забыт); ибо позже Беор и его народ приняли язык эльдар, оставив свой собственный, хотя у них сохранилось много имен, идущих [из прошлого >] от предков.

** Так Беор получил свое имя; ибо на языке его народа оно означало «вассал», и каждый из вождей после него до времен Бреголаса и Барахира носил это имя как титул.


§ 8 Эльдар были искусны в языках более других народов; и Фелагунд открыл, что может читать в разумах людей те мысли, кои желали они облечь в слова, так что он легко понимал их речь*. Посему вскоре он мог беседовать с Беором; и пока король жил среди этого народа, он часто разговаривал с вождем. Но когда Фелагунд спрашивал Беора о пробуждении людей и их странствиях, Беор отвечал скупо; и воистину мало знал он о том, ибо отцы его народа немногое рассказывали о прошлом, и память была окутана молчанием.


* Говорят также, что эти люди долго общались с Темными Эльфами Средиземья и от них научились эльфийской речи; а поскольку все языки квэнди идут от одного корня, речь Беора и его народа словами и строем сильно напоминала эльфийские языки.

§ 9 «Тьма лежит за нами», – говорил Беор, –  «и мы отвернулись от нее и не желаем возвращаться туда даже в мыслях. Наши сердца устремились на запад, и мы верим, что здесь найдем мы Свет».

§ 10 Но Фелагунд проведал от Беора о многих других людях, странствующих на запад с тем же помыслом. «Другие мои родичи пересекли горы», - сказал вождь, – «и они блуждают здесь неподалеку; а халадины, кои говорят на одном языке с нами, медлят в долинах у восточных склонов гор, ожидая вестей, прежде чем отважиться

[218]

идти дальше. Есть еще люди, говорящие на ином языке, с коими мы иногда общались. Они ушли на запад раньше нас, но мы опередили их; ибо сей народ многочислен, но они держатся вместе и оттого идут медленно, а правит ими один вождь, коего они зовут Марах».

§ 11 Нандор, Зеленые Эльфы Оссирианда, встревожились из-за прихода людей и, услышав, что среди них живет владыка эльдар из-за Моря, послали к Фелагунду гонцов. «Владыка», - сказали они, - «ежели есть у тебя власть над этими пришельцами, прикажи им вернуться туда, откуда они пришли, или идти дальше. Ибо мы не желаем, дабы чужаки жили в этой земле и нарушали наш покой. А народ этот рубит деревья и охотится на зверей; потому мы – их недруги, и, если они не уйдут, будем мешать им во всем».

§ 12 Тогда по совету Фелагунда Беор собрал все странствующие семьи и роды своего племени, и они пересекли Гэлион и поселились в землях Дириола, на восточных берегах Кэлона у границ Дориата. Но когда через год Фелагунд пожелал вернуться в свои владения, Беор просил у короля разрешения сопровождать его; и он остался на службе у Фелагунда до самой смерти. Так и получил вождь имя «Беор», хотя раньше его звали Баланом; ибо «Беор» означало «Слуга» на древнем языке его сородичей. А правление народом вождь передал своему старшему сыну Барану, и не возвращался более в Эстолад*.


* Лагерь. Так с той поры всегда называлась земля к востоку от Кэлона и к югу от Нан-Эльмота.

О народах и Домах эдайн

 

§ 13 Вскоре после ухода Фелагунда пришли в Белерианд люди иных племен, о коих говорил Беор. Первыми были халадины; но, не встретив дружбы у нандор, они повернули на север и поселились в Радросте, земле Карантира, сына Фэанора; и там на время обрели покой, хотя народ Карантира мало обращал на них внимания. Однако на следующий год свой народ через горы перевел Марах; его люди были рослыми и воинственными, они шли отрядами, как в боевом походе; и Зеленые Эльфы скрылись и не смели мешать им. А Марах, услышав, что народ Беора живет в зеленой и плодородной стране, спустился по Гномьей Дороге

[219]

и поселился вместе с народом своим в земле к юго-востоку от жилищ Барана, сына Беора. И была меж этими народами великая дружба, хотя речь и разделяла их до тех пор, пока оба не стали говорить на синдарине.

§ 14 Фелагунд потом часто возвращался, дабы навестить людей; и многие другие эльфы западных земель, и нолдор, и синдар, приходили в Эстолад, желая увидеть эдайн, чье прибытие давно было предречено*. И Финголфин, король всех нолдор, послал вестников приветствовать людей. Тогда многие молодые и энергичные эдайн охотно поступили на службу к королям и владыкам эльдар. Среди них был Малах, сын Мараха, он жил в Хитлуме четырнадцать лет; Малах выучился говорить по-эльфийски и получил имя «Арадан».


* Имя «атани» дали людям в Валиноре, когда говорили об их приходе; по словам эльдар оно означало «Вторые», ибо люди были вторыми Детьми Илуватара. На языке Белерианда это имя звучало как «эдайн», и так называли только три народа первых Друзей Эльфов. Людей из других народов называли «хравани» (или «рхевайн»), «Дикари». А всех людей эльфы называли «хильди» [> «хильдор»], «Идущие следом», или «фириар», «Смертные» (на синдарине «эхиль» и «фириат»).

§ 15 Недолго эдайн довольствовались жизнью в Эстоладе, ибо многие желали идти далее на запад; но не знали дороги: перед ними лежала граница Дориата, кою нельзя было пересечь, а на юге был Сирион и его непроходимые болота. Потому короли трех домов нолдор, увидев надежду в силе сынов людей, послали весть, что любой из эдайн, буде он пожелает, может прийти и поселиться среди их народа. Так началось переселение эдайн: сначала помалу, а позже – целыми семьями и родами подымались они и покидали Эстолад, и через пятьдесят лет уже многие тысячи их жили в земли королей.

§ 16 Большинство из них отправилось по длинному северному пути. Пока дороги эти были незнакомы людям, их вели эльфы. Народ Беора пришел в Дортонион и поселился в землях, где правил Дом Финрода. Народ Арадана (ибо Марах оставался в Эстоладе до самой своей смерти) большей частью направился на запад; и некоторые пришли в Хитлум, но Магор, сын Арадана, привел большую часть своего народа через Сирион в Белерианд, и поселились они в долинах у южных склонов Эред-Вэтион. И немногие из того или другого народа ушли к Маэдросу, в земли вокруг горы Химринг.

[220]

§ 17 Многие, однако, остались в Эстоладе; и люди из разных племен, смешавшиеся между собой, жили там долгие годы, до самого разорения Белерианда, в котором они погибли или бежали обратно на восток. Ибо кроме стариков, которые думали, что дни скитаний для них остались позади, немало было и тех, кто желал идти собственным путем и боялся эльдар и света их глаз; и начался среди эдайн разлад, в коем видна была тень Моргота, ибо он, без сомнения, ведал о приходе людей и о дружбе, что росла меж ними и эльфами.

§ 18 Вождями недовольных были Берег из Дома Беора и Амлах, один из внуков Мараха; и они говорили открыто: «Мы прошли долгий путь, уходя от опасностей Средиземья и темных тварей, живущих там; ибо мы слышали о Свете на Западе. Но теперь мы знаем, что Свет – за Морем. И нет нам дороги туда, где пребывают блаженные боги. Кроме одного. Ибо Владыка Тьмы – здесь, перед нами, и здесь эльдар, мудрые, но жестокие, что сражаются с ним без конца. Он живет на севере, говорят они; и там же – мука и смерть, от коих мы бежали. Мы не пойдем туда».

§ 19 Тогда созвали совет и собрание людей, и сошлось их туда великое множество. И Друзья Эльфов отвечали Берегу, говоря: «Воистину от Короля Тьмы идут все беды, от коих мы бежали, но он ищет власти над всем Средиземьем, и есть ли место, куда можем мы повернуть, дабы он не нашел нас? Пока он не будет побежден или, по меньшей мере, взят в осаду. Лишь одна доблесть эльдар сдерживает его, и, быть может, дабы помочь им в нужде, мы и были приведены сюда».

§ 20 Отвечал на это Берег: «Пусть это заботит эльдар! Наши жизни и без того слишком коротки». Но затем поднялся там некто, показавшийся всем Амлахом, сыном Имлаха, и произнес страшные слова, от коих дрогнули сердца слушавших его: «Все это лишь россказни эльфов, выдумки для обмана неосторожных чужаков. Нет берегов у Моря. Нет Света на западе. Следуя за обманным огоньком эльфов, вы дошли до края мира! Кто из вас видел даже последнего из богов? Кто видел Короля Тьмы на севере? Это эльдар жаждут власти над Средиземьем. Жадные до сокровищ, зарылись они в землю, охотясь за ее секретами, и разбудили ярость подземных жителей, как то было раньше и будет всегда. Пусть орки владеют своими землями, а мы будем владеть своими. В мире много свободного места, если эльдар оставят нас в покое!»

[221]

§ 21 И все, кто слушал его, изумленно молчали, и тень страха пала на их сердца; и решили они уйти подальше от земель эльдар. Но вернувшийся позже Амлах отрицал, что был на совете и говорил те слова, о коих ему рассказали; сомнение и смятение воцарились среди людей. Тогда Друзья Эльфов сказали: «Хотя бы должны вы ныне поверить тому, что воистину Темный Владыка, его соглядатаи и посланцы – среди нас; ибо он боится нас и той силы, что мы можем дать его врагам».

§ 22 Но некоторые все же отвечали: «Скорее, он ненавидит нас, и тем больше, чем дольше мы живем здесь, вмешиваясь в его раздор с королями эльдар без всякой выгоды для себя». Потому многие, что еще оставались в Эстоладе, приготовились уходить; и Берег увел тысячу людей Беора на юг, и исчезли они из песен тех дней. Но Амлах пожалел о сказанном ране и говорил так: «Ныне у меня своя вражда с Повелителем Лжи, что продлится до конца дней моих»; он ушел на север и стал служить Маэдросу. Но те из его народа, что мыслили сходно с Берегом, избрали нового вождя, и ушли через горы обратно в Эриадор, и ныне забыты.

§ 23 В то время халадины оставались в Радросте и были довольны своей жизнью. Но Моргот, видя, что ложь и обман не могут до конца разделить людей и эльфов, исполнился ярости и решил вредить людям так, как только мог. Потому послал он в набег большой отряд орков, и, повернув на восток, орки миновали осаду. Тайно перейдя через горы перевалами Гномьей Дороги, они напали на халадинов в лесах на юге земли Карантира.

§ 24 Тогда халадины не жили под властью вождей и помногу на одном месте, но каждая семья селилась отдельно и сама управлялась со своими делами, а объединяться халадины медлили. Но был среди них человек по имени Халдад, властный и бесстрашный; он собрал всех отважных мужей, коих смог найти, и они отступили в клин земли между Аскаром и Гэлионом, и в самом углу клина он построил частокол от одной реки до другой; за частоколом укрылись все спасшиеся женщины и дети. Там орки держали людей в осаде до той поры, пока у халадинов не кончилась пища.

§ 25 У Халдада было двое детей-близнецов: дочь Халет и сын Халдар; оба они были отважны в сражении, ибо

[222]

Халет была женщиной сильной, с бесстрашным сердцем. Но в конце концов Халдад был убит в стычке с орками; а Халдара, бросившегося к телу отца, дабы спасти его от пожирания, зарубили рядом с ним. Тогда Халет собрала народ вокруг себя, хотя люди уже утратили надежду; и иные бросались в воду и тонули. Через семь дней, когда орки в последнем нападении почти прорвались за частокол, вдруг запели трубы, и с севера подошел Карантир со своим отрядом и загнал орков в воду.

§ 26 Тогда Карантир взглянул на людей благосклонно и воздал Халет великую честь и предложил возмещение за жизни отца и брата. И увидев, хотя и поздно, доблесть эдайн, он сказал ей: «Если пойдете вы на север и поселитесь там, то найдете дружбу и защиту эльдар и свободные земли во владение».

§ 27 Но Халет была горда и не желала подчиняться повелениям, и большинство халадинов думало так же. Потому поблагодарила она Карантира, но ответила так: «Думаю я ныне, владыка, покинуть сень гор и отправиться на запад вслед за нашими родичами». И поэтому, когда халадины собрали всех людей своего народа, которые бежали в лес перед орками и остались живы, и все добро, что осталось в сожженных усадьбах, они избрали Халет своим вождем; и она повела их в Эстолад, и там халадины жили некоторое время.

§ 28 Но они не смешались с другими народами и отныне были известны эльфам и людям как Народ Халет. Халет осталась их вождем до конца своих дней, но замуж так и не вышла, и после нее вождем стал Хардан, сын Халдара, ее брата. Однако вскоре Халет пожелала идти далее на запад, и, хотя большая часть народа выступала против этого замысла, она вновь повела своих людей вперед; и шли они без водительства и помощи эльдар и, перейдя Кэлон и Арос, оказались в опасной земле меж Горами Ужаса и Завесой Мэлиан. В ту пору места эти еще не сделались столь страшны, как в поздние дни, но все же это был не тот путь, кой стоило смертным людям преодолевать одним, и Халет смогла провести свой народ лишь ценой многих трудов и потерь, заставляя идти вперед одной силой своей воли. Наконец перешли они Бритиах и многие горько сожалели о том, что пустились в дорогу; но возврата уже не было. Потому в новых землях вернулись они, как смогли,

[223]

к старой жизни; и поселились отдельными независимыми усадьбами в лесах Далат-Дирнэн за Тэйглином, а иные забрели вглубь королевства Нарготронд. Но многие любили Владычицу Халет и желали следовать за ней и жить под ее властью; и тех людей привела она в лес Бретиль. Туда вернулись многие из ее рассеявшегося народа, когда настали лихие времена.

§ 29 Тогда Бретиль считался частью владений короля Тингола, хотя он и лежал вне Пояса Мэлиан, и король не дозволил бы Халет поселиться там; но когда Фелагунд, что был дружен с Тинголом, услышал обо всем перенесенном народом Халет, то снискал для нее эту милость: она могла свободно жить в Бретиле, при одном лишь условии – защищать Перекрестье Тэйглина от всех врагов эльдар и не позволять оркам входить в эти леса. На это Халет ответила: «Где отец мой Халдад и брат мой Халдар? Если король опасается дружбы меж Халет и теми, кто убил ее родичей, тогда помыслы эльдар непонятны людям». И Халет жила в Бретиле до самой смерти; и когда она умерла, ее народ возвел над могилой Халет зеленый курган на высоком месте в том лесу: Тур-Дарета, Курган Владычицы, Хауд-эн-Арвен на языке синдар.

§ 30 Так и случилось, что эдайн поселились в землях эльдар, кто – здесь, кто – там, кто странствовал по всей земле, кто жил оседло, семьями или небольшим народом. Почти все они выучили вскоре язык Серых Эльфов, дабы говорить друг с другом, а многие – из желания постигать знания эльфов. Но прошло время, и короли эльфов, увидев, что негоже эльфам и людям жить вперемешку без всякого порядка и что людям нужны владыки из собственного народа, отделили земли, где люди могли бы жить по-своему и назначили вождей, дабы они свободно правили там. Никаких условий на них наложено не было, кроме одного: считать Моргота своим врагом и не иметь дел с ним и его слугами. Люди воевали вмести с эльдар, но шли на битву под началом собственных командиров. А многие из эдайн желали дружить с эльфами и жили среди них так долго, как им позволяли; и юноши из людей часто поступали на службу в воинства королей эльфов.

§ 31 Хадор Глориндол, сын Хатола, сына Магора, сына Малаха Арадана, поступил на службу к Финголфину в юности и обрел любовь короля. Потому Финголфин даровал ему во владение Дор-Ломин, и там Хадор собрал

[224]

большую часть своего народа и стал могущественнейшим из вождей эдайн. В его доме говорили лишь по- эльфийски, хотя  собственной речи народ его не забыл*. А в Дортонионе владычество над Народом Беора и землей Ладрос получил Боромир, сын Борона, внука Беора Старого.


*От этого языка произошел общий язык Нуменора.

§ 32 Сыновьями Хадора были Галдор и Гундор; а сыновьями Галдора были Хурин и Хуор; сыном Хурина был Турин, Погибель Глаурунга, а сыном Хуора – Туор, отец Эарендиля Благословенного. Сыном Боромира был Брегор, чьими сыновьями были Бреголас и Барахир; и дочерьми сыновей Бреголаса были Морвен, мать Турина, и Риан, мать Туора; а сыном Барахира был Берен Однорукий, что завоевал любовь Лутиэн, дочери Тингола, и вернулся из Мертвых; от них произошла Эльвинг, жена Эарендиля, а позднее – все короли Нуменора.

§ 33 Все они были пойманы в сети Рока Нолдор; и совершали великие подвиги, кои эльдар хранят в памяти среди преданий о королях древности. А в те дни мощь людей умножила силу нолдор, и воспрянула надежда; и народы Трех Домов людей росли числом и процветали. Величайшим из них был Дом Хадора Златовласого, равного эльфийским владыкам. Многие из его народа походили на него: златовласые и голубоглазые; они были высоки и сильны, скоры на гнев и веселье, яростны в битве, великодушны к друзьям и врагам, быстры в решениях, крепки в верности, радостны сердцем, дети Илуватара во дни юности человечества. А у людей Дома Беора волосы были темными или каштановыми; глаза – серыми и зоркими, лица – прекрасными. Телом они были гибки и проворны, и стойки в лишениях. Из всех людей они боле всего походили на нолдор и боле всех были любы им; ибо люди Беора были пытливы умом и искусны в ремеслах, скоры разумением, крепки памятью, и охотнее склонялись к жалости, чем к веселью, ибо жила в их сердцах печаль Средиземья. Лесной народ Халет походил на них; но люди Халет были ниже ростом и коренастее, упрямее и медлительнее. Они меньше стремились к знаниям и мало говорили; ибо не любили больших сборищ и многие из них предпочитали свободно бродить одни в зеленых лесах, пока

[225]

еще нов и чудесен был для них мир. Но кратким было их время в землях запада и несчастливыми – дни.

§ 34 После прихода в Белерианд срок жизни эдайн удлинился по счету людей; но в конце концов Беор Старый умер, прожив девяносто и три года, сорок четыре из коих он служил королю Фелагунду. И когда лежал он мертвым, пораженный не раной и не болезнью, но лишь годами, эльдар впервые узрели смерть от усталости, коей не ведали сами, и опечалились они быстрому уходу своих друзей. Но Беор в конце отказался от жизни по своей воле и ушел в мире; и эльдар немало дивились странной судьбе людей, ибо ничего не слышали о ней, и конец той судьбы был сокрыт от эльфов. И все же эдайн древности, народ юный и полный сил, быстро постигали искусства и знания эльдар, что могли перенять, и мудростью и умением сыновья их возросли, далеко превзойдя других людей, кои жили, как прежде, к востоку от гор и не видели эльдар и тех лиц, что зрели Свет.

*

Ниже я привожу те немногие изменения, что были сделаны в новой главе в машинописи ПК 2.

§ 1 «Фелагунд» > «Финрод Фелагунд»

§ 4 «пришли в землю» > «пришли наконец в землю»

§ 7 Второе примечание вычеркнуто (как и в первоначальной машинописи).

§ 12 «Дириола» > «Дириэля» > «Амраса»

§ 13 «Радросте» > «Таргэлионе», то же в § 23.

§ 28 «Далат-Дирнэн» > «Талат-Дирнэн»

§ 29 «Пояса Мэлиан»: «Завесы» написано над словом «Пояса» («Пояса» не вычеркнуто).

§ 33 «чудесен был для них мир» > «чудесны были для них земли эльдар»

«в землях запада» > «в королевствах запада».

Кроме того, некоторые изменения были сделаны карандашом на втором экземпляре первоначальной машинописи, но их не учли при печати ПК 2 и не добавили туда позже. Эти изменения приведены ниже:

§ 16 «Магор, сын Арадана» > «Хадор, сын Арадана»

§ 29 «Тур-Дарета» > «Тур-Харета»

§ 31 «Хадор Глориндол, сын Хатола, сына Магора, сына

[226]

Малаха Арадана» было изменено на (изменение сделано с ошибкой, но замысел отца ясен): «Магор Дагорлинд, сын Хатола, сына Хадора Глориндала, сына Малаха Арадана»

§ 32 «Сыновьями Хадора» > «Сыновьями Магора»

О том, как Магор и Хадор поменялись местами в генеалогии, см. с. 235.

Комментарии

§ 1 «три сотни и десять лет»: слова «и десять» были добавлены. В первоначальном варианте КС было написано «более четырехсот лет», напротив этих слов отец отметил (с. 202, § 126): «Изменить на 300», поменяв затем число на «310». Этот радикальный сдвиг, отодвинувший дату встречи Фелагунда и Беора на девяносто лет назад (и удлинивший родословные правителей эдайн в Белерианде на несколько поколений) встречается и в начале «Атрабет Финрод ах Андрет» (т. Х, с. 307 и третье примечание).

§ 4 «Беора Старого»: слово «Старого» является дополнением, а «как назвали его позже» относится просто к «Беора» (см. второе примечание к § 7). - С «После того, как народ этот немало поколений шел с востока» ср. изменение, сделанное в первоначальном варианте КС, с. 202, § 127.

§ 7 Первая фраза этого абзаца при печати машинописи читалась так:

Оттого люди дали королю Фелагунду, коего встретили они первым из эльдар, имя «Сомар», что значит «Мудрый», а по нему и весь его народ назвали «Самури», «Мудрыми».

При печати к слову «Мудрый» было добавлено следующее примечание:

На древнем языке эдайн (от которого впоследствии произошел язык нуменорцев); но позже Беор и его народ приняли язык эльдар, оставив свой собственный.

См. т. V, с. 275 (примечание) и с. 202, § 128. – В «Дому Финрода» «Финрод» = «Финарфин». В примечании к этому месту текста, напечатанном в машинописи, говорится следующее:

Так Беор получил свое имя; ибо оно означало «вассал» на языке эдайн. Но все потомки Беора носили эльфийские имена.

Измененное примечание, приведенное здесь, было позже вычеркнуто карандашом. См. § 12 в тексте.

§ 9 Абзац, начинающийся с «Но позже говорили…» (между § 9 и §10 первоначального текста), взят в опубликованный «Сильмариллион» из «Серых Анналов», §§ 79-80 (с. 36-37).

§ 10 Изменение в опубликованном «Сильмариллионе» сведений в первоначальном тексте (и ср. с т. Х, с. 305) о родстве языков эдайн (так что халадины стали «отличаться по языку» от Народа Беора, а язык Народа Мараха сделался «больше похожим на наш»), основано на весьма определенных поздних утверждениях отца. – В этом абзаце впервые встречаются имена «халадины» и «Марах».

[227]

§ 12 Форма «Дириол», кажется, не встречается более нигде (см. с. 225, § 12). –  Над словом «Слуга» отец написал карандашом «Вассал», но затем зачеркнул измененное имя. – Земля «Эстолад» появилась на второй карте, но в форме «Эстоланд» (с. 189, § 55).

§ 13 Заголовок «О народах и Домах эдайн» был добавлен в рукописи. После первых слов «Вскоре после ухода Фелагунда» была напечатана дата «311»; «312» - напротив прихода халадинов и «313» - напротив прихода Мараха и его народа.

«Радрост»: название Таргэлиона на языке Темных Эльфов. См. с. 225, § 13.

«Карантир»: дважды в тексте было напечатано «Крантир», измененное позже на «Карантир», но далее (с § 23) сразу печаталось «Карантир». Это указывает на тот факт, что правка текста производилась вскоре после печати (с. 215) и может служить доказательством предположения (там же), что глава «О приходе людей на запад» принадлежит к тому же времени, что и машинописная серия ПК 2, поскольку замена «Крантир» на «Карантир» встречается как исправление в главе «О Белерианде и владениях в нем» в серии ПК 2 (с. 197, § 111).

Относительно утверждения о том, что «речь разделяла их»  (Народ Беора и Народ Мараха), опущенного в опубликованном тексте, см. комментарий к § 10 выше.

§ 14 После слов «жил в Хитлуме» в машинописи было напечатано «при дворе Финголфина», но позже это было вычеркнуто.

§ 15 Напротив слов «через пятьдесят лет» на полях напечатаны даты «330-380».

§ 16 «Дом Финрода»: см. комментарий к § 7 выше. – Абзац, начинающийся со слов: «Говорят, во всех этих делах…», взят в опубликованный «Сильмариллион» из «Серых Анналов», §§ 130-131 (с. 49-50).

§ 18 С речами Берега и Амлаха ср. слова Андрет, сказанные Фелагунду в «Атрабет», т. Х, с. 309-310.

§ 19 Напротив первой фразы абзаца добавлена дата «369».

§ 20 После «неосторожных чужаков» напечатанный текст до изменения читался так:

Кто из вас видел Свет или  даже последнего из богов? Кто видел Короля Тьмы на севере? Нет берегов у Моря. Нет Света на западе, ибо мы стоим ныне на крайнем западе мира.

§ 23 Форма имени «Карантир» здесь появляется при печати: см. комментарий к § 13 выше. На втором экземпляре машинописи буква «н» в «Карантир» зачеркнута, таким образом, получается «Каратир», и то же сделано при первом появлении этого имени (§ 13) на первом экземпляре.

§ 24 Оборона халадинов за частоколом датирована на полях 375-м годом.

§ 25 Здесь в истории появляется Владычица Халет; Халет Охотник, Отец Людей, первый раз упомянутый задолго до этого, в

[228]

«Квэнта», как сын Хадора (тогда Дом Хадора и Дом Халет были одним и тем же домом, см. т. IV, с. 175), исчезает.

§ 27 Напротив последней фразы, в которой говорится о жизни халадинов в Эстоладе, на полях напечатаны даты «376-390».

§ 28 «Хардан, сын Халдара»: «Халдан» (вместо «Хардан») взят в опубликованный текст из позднего изменения генеалогической таблицы халадинов (см. с. 238).

«Бритиах»: брод Бритиах через Сирион к северу от леса Бретиль впервые появился в позднем «Предании о Туоре» («Неоконченные предания», с. 41), и снова – в § 161 СА; см. карту на с. 182, квадрат D 7. – Напротив фразы «Наконец перешли они Бритиах» стоит дата «391».

«Далат-Дирнэн»: Хранимая Равнина к востоку от Нарога. Название впервые появляется в легенде о Берене и Лутиэн в КС (т. V, с. 299) и отмечено на второй карте, где позже было изменено на «Талат-Дирнэн» (с. 186, § 17), как и в машинописи ПК 2 настоящего текста (с. 225, § 28).

«Тэйглин»: такая форма названия была взята в опубликованный «Сильмариллион»; см. с. 309-310, конец примечания 55.

§ 29 В § 132 «Серых Анналов» (с. 50) появился рассказ о том (год 422), что «по просьбе Инглора [Фелагунда] Тингол дозволил народу Халета жить в Бретиле, ибо они были в дружбе с эльфами лесов» (Халет здесь, конечно же, Халет Охотник, который пришел в Белерианд двумя годами раньше).

«Пояс Мэлиан», «Завеса Мэлиан»: это название появилось на второй карте (с. 183, D 8- 9).

«Тур-Дарета»: о форме «Тур-Харета» в опубликованном тексте см. с. 225, § 29. – Дата смерти Владычицы Халет указана на полях: «420».

§ 31 В новой переписанной версии Марах замещает Хадора Златовласого в качестве вождя этого народа при походе из Эриадора, а Хадор теперь появляется как потомок Мараха в четвертом поколении; но Дом Хадора сохраняет свое имя (см. т. IV, с. 175). Здесь впервые появляется имя «Глориндол», а поздняя форма «Лориндол» (взятая в опубликованный «Сильмариллион») встречается в «Атрабет» (т. Х, с. 305), также см. с. 233- 235.

На полях даны даты: «405-415» – пребывание Хадора на службе Финголфина, «416» – передача Дор-Ломина во владение Хадору.

Последняя фраза абзаца была изначально напечатана так:

А в Дортонионе владычество над Народом Беора получил Брегор, сын Боромира…

Дата этого получения – «410», как напечатано на полях. – «Земля

[229]

Ладрос» (появившаяся при правке текста) помечена на второй карте на северо-востоке Дортониона: с. 187, § 34.

§ 32 Конец главы «О приходе людей на запад» возвращается (со многими исправлениями и дополнениями) к варианту текста первоначальной главы КС. – Имя «Галдор» впервые встречается здесь (не считая случаев более поздних правок), заменяя «Галион», которое, в свою очередь, заменило «Гумлин» (с. 123, § 127).

Новые генеалогии эдайн

Решение отца cдвинуть дату перехода эдайн через Синие Горы в Белерианд почти на век раньше привело к кардинальному пересмотру хронологии и генеалогий.

(i) Дом Беора

В новой главе мы видим, что в случае беорингов первоначальный «Отец», Беор Старый, остался на своем месте, но между ним и Бреголасом и Барахиром (которые прежде были его сыновьями) появилось четыре новых поколения. Эти поколения представлены Бараном, Бороном, Боромиром и Брегором (который стал отцом Бреголаса и Барахира), потомками Беора Старого по прямой линии – хотя и не утверждается явно, что Борон – сын Барана, сказано только, что он – внук Беора (§ 31). В «Серых Анналах» (§ 121) Беор родился в 370-м году, встретился с Фелагундом в 400-м, в год, когда родился его старший сын Бреголас (§ 124), и умер в 450-м. В новой версии истории он встретил Фелагунда в 310-м году, ушел с ним в 311-м (комментарий к § 13) и оставался на его службе сорок четыре года до смерти в возрасте 93 лет (§ 34); отсюда можно вывести даты его жизни: 262–355. Его настоящее имя было «Балан» (§ 12); и во втором примечании к § 7 сказано, что все вожди его народа до времен Бреголаса и Барахира носили имя «Беор» («Вассал») в качестве титула  – хотя это примечание было позже вычеркнуто (комментарии к § 7). Боромир, его правнук, получил во владение Дортонион и Ладрос в 410-м (§ 31 и комментарий).

Существуют две генеалогические таблицы Дома Беора, которые тесно связаны с новой главой и, практически без сомнений, принадлежат к тому же периоду (весомое доказательство этому – группа эльфийских генеалогий, которые очень похожи по форме на генеалогии эдайн, сопровождаемая заметками, датированными декабрем 1959 г.). Обе таблицы, очевидно, были составлены в одно и то же время. Первая («Таблица Беора I») была нарисована четко и ясно; она отличается от второй во многих датах и описаниях потомков Борона (внука Беора Старого). Она выглядит так:

[230]


родословная беорингов

Курсивом выделены имена членов Дома Беора, не появлявшихся прежде; из них Белет, Брегиль и Бельдис помечены в таблице как дочери. Последующие изменения в генеалогии, произведенные в несколько трудно различимых стадий, привели ее к более полному варианту, показанному в «Таблице Беора II»; самое примечательное из этих изменений – замена дочери Боромира Брегиль (которая перешла в следующее поколение) на Андрет (здесь это имя появилось впервые). Относительно Таблицы I я отмечу еще только, что Морвен в ней названа «Эледвен» (с вариантом Таблицы II «Эдельвен», добавленным сверху).

«Таблица Беора II» включает в себя все изменения, сделанные в Таблице I, и я перерисовал ее на с. 231 в первоначальном виде. Числа, добавленные к некоторым именам, означают порядковый номер правителя Дома.

Из генеалогии видно, что Борон и в самом деле сын Барана (Беора Юного); и что Берег, раскольник (§ 18), о котором в тексте сказано лишь, что он был «из Дома Беора», – сын Баранора, сына Барана, и, таким образом, правнук Беора Старого. Также видно, что дальнейшее увеличение числа членов Дома Беора, появившееся в «Атрабет Финрод ах Андрет» (т. Х, с. 305-306), присутствует и здесь – тут есть Андрет, сестра Брегора, и Белен, второй сын Беора Старого, отец Бельдира (ранее не названного по имени), отца Белемира – мужа Аданэли. (Аданэль, как сказано здесь – дочь Малаха Арадана, сына Мараха, в то время как в «Атрабет» она сестра Хадора Лориндола: об этом см. с. 235).

Впоследствии (в разное время) в «Таблице Беора II» было сделано несколько изменений:

- («Бар Беора») добавлено после «Дом Беора»;

- даты жизни Борона изменены на «315-408», а год рождения Боромира – на «338»;

- возле имени «Андрет» карандашом написано «Саэлин», и также «А[ндрет] Мудрая»;

- отмечено, что от Белет, сестры Барагунда и Белегунда, через много поколений происходит Эрендис из Нуменора;

[232]

- у Барахира и Эмельдир появляется дочь «Хириль», сестра Берена Однорукого.

Об имени «Саэлин», написанном рядом с «Андрет», см. с 233. С происхождением Эрендис из Нуменора от Белет, дочери Бреголаса, ср. «Алдарион и Эрендис» в «Неоконченных преданиях» (с. 177), где сказано, что Берегар, отец Эрендис, «происходил из Дома Беора»: в моем примечании к этому утверждению (с. 214, прим. 10) я упомянул о ее происхождении, данном в этой генеалогической таблице, но ошибочно назвал ее дальнюю прабабку «Берет».

Некоторые из поздних дат этой таблицы отличаются от данных других источников. В текстах «Повести лет» первая смерть Берена помечена 466-м годом: 465-й год – это возвращение к дате АБ 2 (см. с. 131, § 203). Вторая смерть Берена в таблице помечена 501-м годом, а в АБ 2 – 503-м годом, в то время как в «Повести лет» она дана, как произошедшая в 505-м году, а потом изменяется на 503-й год (с. 346, 348). В СА Бреголас родился в 400-м году, Барахир – в 402-м, Барагунд – в 424-м, Белегунд – в 428-м (это были первоначальные даты, взятые еще из «Ранних анналов Белерианда» с учетом их удлинения на один, а потом – на два века в последующих версиях; см. генеалогическую таблицу в т. IV, с. 315).

О сильно изменившейся дате Второго Убийства Родичей (отнесенного здесь к 511-му году), в котором Диор, наследник Тингола, был убит в сражении с сыновьями Фэанора, а его юные сыновья Эльдун и Эльрун были взяты в плен и оставлены умирать от голода в лесу, см. «Повесть лет», с. 345 и далее; очевидно, что  дата их смерти в этой же таблице – 506 год (за пять лет до гибели Диора) – не более чем ошибка. В более поздних источниках Эльдун и Эльрун –братья-близнецы, рожденные в 500-м году (см. с.257 и прим. 16 на с. 300;с.349).

родословная дома Беора

(ii) Дом Хадора

В старой версии истории эдайн (ныне отброшенной) Хадор Златовласый, третий из «отцов людей запада», родился в Эриадоре в 390-м году и пришел через Синие Горы в Белерианд в 420-м году. Однако, в отличие от Беора, Хадор (Глориндол, § 31) сохранил свое хронологическое место в истории (как мы вскоре увидим, первоначальная дата его рождения не изменилась) и своих сыновей – Галдора ( < Галиона < Гумлина) и Гундора; но когда дата «прихода людей на запад» была перенесена далеко в прошлое, он «спустился» по генеалогии и стал правителем своего народа в четвертом поколении от Мараха, под чьим предводительством этот народ прибыл в Белерианд в 313-м году (комментарий к § 13). Его отцом был Хатол, сын Магора, сына Малаха, сына Мараха (§ 31).

Как и в случае с Домом Беора, существует две генеалогические таблицы Дома Хадора, тесно связанные с новой концепцией. Более ранняя («Таблица Хадора I») напечатана на старой машинке отца с использованием «миниатюрного шрифта» (т. VIII, с. 233). В ней были произведены большие изменения, с правкой дат и дополнениями, но последние были сделаны, в основном, в конце таблицы, с включением  потомков Хурина и Хуора,

[233]

которыми таблица и заканчивалась в своем первоначальном виде: структура «предки – потомки» по сравнению с «Таблицей Беора I» правилась гораздо меньше. На самом деле, единственным дополнением в той части была вставка Амлаха, одного из вождей раскола в Эстоладе, который, как сказано в тексте главы (§ 18), был «одним из внуков Мараха». Также изменились имена халадинов, упомянутые в генеалогии.

Хороший рукописный вариант («таблица Хадора II»), почти идентичный внешне таблицам Дома Беора, без сомнения, был сделан сразу же после первой таблицы, и именно ее я перерисовал на с. 234 в том виде, в котором она была начерчена (т.е. опуская последующие изменения). Ниже я коснусь некоторых вопросов, возникающих в связи с этими таблицами.

Дата прихода Мараха в Белерианд меняется на один год («314» вместо «313») по сравнению с датой, данной в главе (комментарий к § 13); таблица I дает «315», переправленный на «314». В таблице I Имлах, сын Мараха и отец Амлаха, назван «Имрах».

В соответствии с генеалогическими таблицами Дома Беора Аданэль, жена Белемира – дочь Малаха Арадана; в «Таблице Хадора I» сказано, что Аданэль «вышла замуж за Белемира из Дома Беора и он вошел в народ Арадана», последние слова вычеркнуты. Также в таблице I говорится, что Берен (I) был пятым ребенком Аданэли и Белемира; и что Эмельдир была третьим ребенком Берена.

В «таблице Хадора I» утверждается, что «другие дети Арадана» (т. е. кроме Аданэли и Магора) «не названы в летописях». Однако в таблице II назван третий ребенок Малаха Арадана: «Саэл…т Мудрая 344», вместе с указанием «другие не упомянуты в этих летописях»; «Саэл… т» сначала было изменено на «Саэлон», затем имя и дата рождения зачеркнуты так, что средние буквы первого имени невозможно прочитать. Вероятно, это было сделано во время создания таблицы. «Саэлон» появляется в черновиках «Атрабет» (т. Х, с. 351-352) как имя  Андрет, замененное в окончательном тексте (т. Х, с. 305) на «Саэлинд» («эльдар звали ее «Саэлинд», «Мудрое Сердце»»). В этой сестре Магора и Аданэли, вероятно, можно увидеть первое указание на «Атрабет»; впоследствии, когда отец посчитал, что мудрые женщины должны принадлежать к разным домам эдайн, с различными «знаниями и традициями» (т. Х, с. 305), он написал «Саэлин» и «Андрет Мудрая» напротив имени «Андрет» в «Таблице Беора II» (с. 230). Возможно, Аданэль и Андрет существовали в генеалогиях до того, как возникло представление об их роли «мудрых женщин».

В «Таблице Хадора I» Хадора зовут «Глориндол», как и в тексте главы (§ 31), затем это имя было изменено на «Лориндол», вариант таблицы II. – Я не знаю, почему смерть Гундора (и в таблице I, и в таблице II) датирована годом позже (456) смерти его отца Хадора. Все источники утверждают, что они оба погибли в Эйтель-Сирионе.

О «двойной свадьбе» дочери Хадора (Глорвэндили) и его старшего сына (Галиона) с сыном (Хундором) и дочерью (неназванной)

[235]

Халета Охотника уже упоминалось в «Серых Анналах» (см. комментарии к §§ 161, 171, с. 126, 128). Дети Хадора здесь названы «Глорэдель» и «Галдор», двойная свадьба осталась, но из-за переделки истории Народа Халет место Халета Охотника в хронологии занял Халмир: это его сын Халдир и дочь Харет вступили в брак с Глорэделью и Галдором*.


* В таблице I сына Халмира все еще звали «Хундор», а дочь – «Хириэль». «Хириэль» было изменено на «Харет»; а «Хундор» –  на «Хундар», а позже – на «Халдир». См. с. 236-237.

Дата смерти Хурина дана как «500?» в таблице I («501?» в таблице II).

«Эладар», имя Туора, в таблице I переведено как «Отец Звезды», и, кроме того, он назван «Ульмондиль»; после «Идриль» добавлена форма «Ирильдэ» (написано так): см. т. II, с. 343 и т.V, с. 366-367 (корень «KYELEP»); а к «Эарендиль» добавлено «чье имя было предсказано Ульмо».

Об Урвен Лалаэт см. «Неоконченные предания», с. 57-59.

Небрежно написанное карандашом на «Таблице Хадора II» замечание о том, что Магор и Хатол не служили ни одному из эльфийских владык, но жили у истоков Тэйглина, и что Хадор стал первым владыкой Дор-Ломина, были зачеркнуты; в это же время над «Магор (Меч)» было написано «Хадор Лориндол, первый владыка Дорломина», а над «Хадор Лориндол» – «Магор Дагорлинд, меч, поющий в битве». Эту перестановку мы уже видели в изменениях, сделанных только во втором экземпляре текста главы (с. 225-226, §§ 16, 31-32 – где отец переправил «Глориндол» не на «Лориндол», а на «Глориндал»). То, что это изменение не было кратковременным, очевидно из «Атрабет», где Аданэль – сестра Хадора Лориндола, а не Магора.

Мне больше нигде не попадались другие утверждения относительно этого изменения, но слова «первый владыка Дорломина», которые, так сказать, сопровождали передвижение Хадора на полвека назад, очевидно очень важны и подразумевают, что отец желал перенести передачу Финголфином владычества над Дорломином на более раннее время: он прописал и в тексте главы, и в генеалогической таблице, что Малах (чьим сыном теперь являлся Хадор Лориндол) провел четырнадцать лет в Хитлуме. Само по себе это изменение еще не вело к перестановке имен Магора и Хадора; но название «Дом Хадора» так укоренилось в традиции, что отец не хотел терять его даже в том случае, когда Хадор перестал быть первым правителем своего народа в Белерианде, в то время как значение и слава этого дома тесно связаны с владычеством над Дорломином – другими словами, имя должно было принадлежать первому владыке этой земли. Но, кажется, больше по этому вопросу отец ничего не писал и не правил в связи с этим существующие тексты.

Другое и последнее изменение, сделанное в «Таблице Хадора II» (как и в таблице I) – это имя «Ардамир», написанное над именем «Эарендиль».

родословная дома Хадора

[236]

(iii) Халадины

Генеалогия этого дома эдайн претерпела наибольшие изменения, поскольку в данном случае первоначальный «Отец» Халет Охотник исчез, а о халадинах (название, впервые появившееся в новой главе, § 10) говорится (§ 24), что они «не жили под властью вождей и помногу на одном месте». Имя «Халет» теперь переходит к знаменитой Владычице Халет, дочери Халдада, который стал предводителем халадинов во время нападения орков в Таргэлионе. Место в генеалогической таблице Дома Хадора, принадлежавшее прежде Халету Охотнику, теперь занимает «Халмир», и это его сын и дочь вступают в брак с дочерью и сыном Хадора Златовласого.

Генеалогическая таблица халадинов существует в единственном экземпляре (ей предшествуют черновые наброски, где передвижение имен не поддается разъяснению), и эта таблица, очевидно связанная с таблицами Дома Беора и Дома Хадора, явно сделана в то же время. Я привожу ее в первоначальном виде на с. 237. Как и в таблице потомков Беора, числа напротив некоторых имен обозначают порядковые номера правителей халадинов.

Самый запутанный вопрос в переделанной генеалогии «Народа Халет» (которая и так достаточно запутана) касается потомков Халмира.

(1) В § 212 СА (с. 70, аннал для года 468) сказано, что во времена Союза Майдроса Халет Охотник «собрал свой народ в Бретиле, и они наточили свои топоры; но он умер от старости еще до начала войны и народом стал править Хундор, его сын» (я вставил эту фразу в «Сильмариллион», гл. 20, с. 189, заменив Халета Охотника на Халмира, а Хундора – на Халдира).

(2) Я уже упоминал (с. 235, примечание), что в «Таблице Хадора I» сына Халмира все еще зовут «Хундор»; и что это имя было изменено на «Хундар» (такой вариант имени сына Халмира упоминается также в одном из текстов, составляющих «Нарн»), и только потом оно приобрело окончательную форму «Халдир».

(3) В описании Битвы Бессчетных Слез версии «Нарна» командира людей Бретиля зовут «Хундар» (с. 166, 168).

(4) В поздней правке версии этой истории в СА (см. с. 133, комментарий к § 221) фраза «и пришли многие лесовики из Бретиля во главе с Хундором» изменена на «и пришли … во главе с Халдиром и Хундаром».

(5) В генеалогической таблице халадинов и «Халдир», сын Халмира, правитель халадинов после смерти отца, и его брат «Хундар» отмечены как убитые в Нирнаэт в 472-м году.

Отсюда видно, что когда «Хундар», сын Халмира, стал «Халдиром», имя «Хундар» не было отброшено, но перешло к брату Халдира; оба брата отправились на битву и там погибли. Это определенно утверждается в «Скитаниях Хурина» (с. 281 и прим. 37);  потомки Хундара играют значительную роль в этом повествовании.      

[238]

Хандир, сын Халдира, сохранил свое имя с очень давней версии; но первоначальная история, повествующая о его гибели в битве на Тумхаладе в 495-м году, изменилась: он был  убит в Бретиле, в этом же году, но раньше, «орками, которые вторглись в его земли» (СА, § 275). О его женитьбе на Бельдис из Дома Беора см. с. 268.

Хунтор сопровождал Турина, когда тот отправился сражаться с Глаурунгом, и был убит упавшим камнем («Неоконченные предания», с. 134); в СА его звали «Торбарт» (см. с. 156).

Большинство поздних исправлений к этой таблице тесно связаны с преданием «Скитания Хурина», и здесь я о них не говорю. Что касается других изменений – об одном я уже упоминал (комментарий к § 28, с. 228): имя «Хардан», которое носил сын Халдара (брата-близнеца Владычицы Халет) было изменено на «Халдан», и это имя было принято для опубликованного «Сильмариллиона»; но напротив «Хардан» (до или после изменения на «Халдан») карандашом написано имя «Харатор» (так же звали его потомка, седьмого вождя халадинов, четыре поколения спустя). Даты рождения Хундара и Харет изменены на 418 и 420 годы соответственно; добавлена дочь Хундара, «Хунлет», хотя, возможно, это произошло во время создания таблицы.

В углу страницы карандашом написано: ««Хал-» на древнем языке этого народа = «глава, вождь». «бар» = «человек». «Халбар» = «вождь людей»»; в то же время отец написал «б» напротив имени «Халдар» (брат Халет) и, возможно, слабо зачеркнул «д» в имени: т.е. «Халбар». Об этом см. с. 309.


дом Халет

[238]


15. О РАЗОРЕНИИ БЕЛЕРИАНДА И ГИБЕЛИ ФИНГОЛФИНА

Сейчас мы переходим к Главе 11 КС, опубликованной в т. V, с. 279-289. Рукопись претерпела мало изменений, и я привожу здесь произведенные исправления в виде примечаний, ссылающихся на пронумерованные абзацы т. V.

§ 134 «Бладорион» > «Ард-Гален» и далее.

«многоцветный огонь и зловонный смертоносный пар заполнили воздух» > «многоцветный ядовитый огонь и зловонный смертоносный пар от него заполнили воздух».

«Дор-на-Фауглит» > «Дор-но-Фауглит»

«Дагор Врегед-Ур» > «Дагор Браголлах»

«Битва Внезапного Огня» > «Битва Внезапного Пламени» (и далее)

§ 137 «В той битве король Инглор Фелагунд был отрезан от своего войска и окружен орками. Он бы погиб…» > «окружен орками в Топи Сереха между Митримом и Дортонионом, и там он бы погиб». «Топь Ривиль», измененная на «Топь Сереха», была добавлена на вторую карту (с. 181, § 3), и позже второе название несколько раз встречается в СА.

[239]

§ 138 «бежало из Дортониона» > «бежало прочь из Дортониона».

«номы позже назвали это место Таур-на-Фуин, что означает Лес Ночи, и Дэльдуват, Тень Ужаса» > «Темные Эльфы  позже назвали это место Таур-на-Фуин, что означает Лес Ночи, а номы - Дэльдуват, Тень Ужаса».

§ 141 «Келегорн и Куруфин … нашли приют у друга своего Ородрета» > «… нашли приют у Инглора и Ородрета». См. т. V, с. 289, § 141.

§ 142 «в дикие леса Южного Белерианда» > «ни в Таур-им-Дуинат, дикие леса юга». О «Таур-им-Дуинат» см. с. 193, § 108, и с. 195, § 113.

§ 143 «Саурон был главным слугой темного Валы, которого тот склонил к себе на службу в Валиноре, и происходил он из народа Богов. И стал он магом смертоносной силы, мастером некромантии… исполненным зловредной мудрости» > «Тогда Саурон, коего нолдор называют Горту, был главным слугой Моргота. В Валиноре он жил среди народа богов, но там Моргот склонил его ко злу и переманил к себе на службу. Ныне стал он чародеем смертоносной силы, повелителем теней и призраков, исполненным зловредной мудрости». Об этом отрывке и имени «Горту» см. т. V, с. 333, 338, и комментарии к КС, § 143 (т. V, с. 290).

В примечании к этому абзацу «Тол-на-Гаурхот» > «Тол-ин-Гаурхот» (ср. с СА, § 154 и комментариями, с. 54, 125).

§ 144 В «хотя он – и величайший из всех существ этого мира, но единственный из Валар знает страх» слова «величайший» и «знает» исправлены на «был величайшим» и «знал».

§ 147 «из-за печали; но рассказ о нем помнят, ибо Торондор, король орлов, принес вести в Гондолин и в Хитлум. Ибо Моргот» > «из-за слишком глубокой печали. Но все же рассказ о нем помнят, ибо Торондор, король орлов, принес вести в Гондолин и далекий Хитлум. Се! Моргот».

«Гокрэссиэль» > «Крисаэгрим» (см. т. V, с. 290, § 147).

§ 149 «И более всего номы страшились» > «И всегда номы страшились более всего».

§ 151 «Dwarfs» > «Dwarves».

Все эти изменения были перенесены в раннюю машинопись ПК 1 (где примечания к  §§ 143, 156, как обычно, перешли в основной текст и остались там). Отец не правил ПК 1, даже опечатки в именах и другие ошибки остались неисправленными. Те же ошибки повторяются в поздней машинописи серии ПК 2, и это доказывает, что машинистка работала не с рукописью. В ПК 2 отец дал главе номер «XVIII» (см. с. 215) и внес следующие изменения.

§ 134 «Дор-но-Фауглит» (изменено из «Дор-на-Фауглит» в рукописи, как отмечено выше) > «Дор-ну-Фауглит»; перевод

[240]

названия добавлен в примечании: «Земля Удушающего Пепла»; и «на языке нолдорине» (в ПК 1 - «на языке номов») > «на языке синдарине».

«Эредвэтион» > «Эредвэтрин» (и далее).

§ 135 «Гломунд» > «Глаурунг» (и далее). См. с. 180, § 104.

§ 137 «Финрод» > «Финарфин» (эта замена пропущена в § 144).

«Бреголас, сын Беора [в машинописи «Бреора», простая ошибка, идущая еще из ПК 1], что был владыкой дома людей Беора после смерти отца» > «Бреголас, сын Брегора… после смерти своего отца Боромира». Это исправление привязывает текст к новой генеалогии, которая появилась вместе с новой главой «О приходе людей на запад». Оно уже существовало в серии ПК 2, но для этой главы отец дал машинистке старый текст ПК 1.

«Инглор» > «Финрод» (и далее).

«Барахир, сын Беора» > «Барахир, сын Брегора».

§ 138 «Таур-на-Фуин» > «Таур-ну-Фуин» (ср. с § 158 СА и комментариями, с. 56, 126).

§ 139 Машинистка ПК 1 неправильно напечатала имя Артода, одного из товарищей Барахира («Артрод»), и, незамеченная отцом, эта ошибка сохранилась в ПК 2. В СА (§ 159, с. 56) это имя пишется как «Артад», и в таком виде оно и вошло в опубликованный «Сильмариллион».

§ 140 «Гумлин» > «Галдор» и далее (см. с. 229, § 32); переходная форма имени «Галион», появляющаяся в СА (§ 127), здесь пропущена.

§ 141 «нашли приют у Инглора и Ородрета» (см. с. 239, § 141) > «нашли приют у Финрода и Ородрета».

§ 142 «Крантир» > «Карантир»

«Дамрода и Дириэля» > «Амрода и Амраса».

§ 143 «Тогда Саурон, коего нолдор называют Горту» (см. с. 239, § 143) > «Тогда Саурон, коего синдар называют Гортауром».

«В Валиноре он жил среди народа Валар, но там Моргот склонил его ко злу и переманил к себе на службу» (см. с. 239, § 143; в ПК 1 – «богов»): эта фраза была вычеркнута.

§ 147 В «Моргот с тех пор охромел, и раны его всегда болят; а на лице остался шрам от клюва Торондора» слово «болят» заменено на «болели». Ср. со с. 239, § 144.

§ 151 «Борлас, Боромир и Бортандос» > «Борлад, Борлах и Бортанд». В СА, в отрывке, существующем в двух версиях, присутствуют как «Бортандос», так и «Бортанд» (с. 61, 64), а другие имена остаются в варианте КС. Здесь «Борлад» замещает «Борласа», а «Борлах» - «Боромира», который становится четвертым правителем Народа Беора.

§ 152 «Но все же Халет и его люди» > «Но все же Народ Халет».

«Халет» > «Халмир» (и далее); при первом упоминании >

[241]

«Халмир, владыка халадинов». О «Халмир» см. с. 236 и генеалогическую таблицу халадинов на с. 237.

§ 153 Поскольку этот отрывок КС никогда не изменялся, то даже в поздней машинописи ПК 2 сохранился старый вариант повествования, в котором вход в Гондолин нашли Халет Охотник и его приемный сын Хурин, охотясь в Долине Сириона осенью года Битвы Внезапного Пламени (455). Этот сюжет к тому времени уже был изменен в «Серых Анналах» (§ 149), где спутником Хурина стал внук Халета Хандир, а в длинном, написанном на отдельном листе отрывке, вставленном в «Анналы» (§§ 161-166, и см. комментарии на с. 126-127), изменения пошли еще дальше: спутником Хурина стал его брат Хуор, и именно их участие (как приемных детей Халета) в битве людей Бретиля с орками тремя годами спустя (458) привело к их появлению в Гондолине. Единственными иcправлениями, которые отец сделал в этом отрывке ПК 2, были замены «Гумлин» на «Галдор», а «Халет» на «Халмир», таким образом, сохранилась старая, уже отброшенная версия, но с новыми именами, появившимися в главе «О приходе людей на запад». Очевидно, отец не намеревался оставить текст в таком виде (вероятно, он быстро менял имена сразу во всей главе, не обращая внимание на содержание текста), и, в самом деле, он поставил на полях напротив этого отрывка знак «Х» и написал: «Неверно. Смотри Анналы и историю Турина». Возможно, это было сделано из-за спешки или нежелания работать над текстом непосредственно в то время; но, возможно, это указывает на неуверенность отца в том, как увязать здесь содержание «Квэнта Сильмариллион» с тем же самым материалом, почти одинаково изложенном в «Серых Анналах» и «Нарн»: см. с. 165 и далее. В опубликованном «Сильмариллионе» старый текст § 153 КС заменен текстом §§ 161-166 «Серых Анналов» (с другим окончанием: см. с. 169).

В машинописях отсутствуют две небрежных правки, сделанных в рукописи. Первая из них касается начала § 133: «Но когда сыновья сыновей Отцов Людей вошли в возраст мужества…»; это относится ко второму поколению после Беора, Хадора и Халета по старым генеалогиям, т.е. к Барагунду, Белегунду, Берену; Хурину, Хуору; Хандиру из Бретиля. Корректируя текст ПК 2, отец не обратил внимания на необходимость исправить эту фразу в свете переделанной истории эдайн в Белерианде, а заметив это, он сделал только следующее исправление в рукописи КС:

Но когда пятое поколение людей после Беора и Мараха еще не вошло в возраст мужества…

Даже в таком виде фраза не совсем корректна, потому что пятое поколение после Беора и Мараха – это Бреголас, Барахир; Гундор, Галдор. Без сомнения, здесь говорится не о них, а об их сыновьях – и даже в этом случае «еще не вошли

[242]

в возраст мужества» едва ли подходит Барагунду и Белегунду, которым, согласно измененным датам генеалогической таблицы (с. 231-232) в это время было 35 лет и 33 года. В любом случае, представляется очевидным, что «пятое» написано по ошибке вместо «шестое».

Вторая, имевшая место только в КС правка, явно сделанная куда раньше первой, продолжает последние слова § 137 «он [Фелагунд] отдал Барахиру свое кольцо».

Но, устрашившись, что все крепости обречены в конце концов пасть пред мощью Моргота, он отослал свою жену Мэриль к ее народу в Эглорест, и с ней ушел их сын, еще ребенок, за яркость глаз прозванный Гильгалад, Звездный Блеск.

Жена Фелагунда, Мэриль, раньше не упоминалась, как и его ребенок; и здесь впервые появляется Гиль- Галада из «Властелина Колец». Другое примечание по этому поводу имеется в рукописи КС рядом с началом «короткой» (т.е. сокращенной) версии легенды о Берене и Лутиэн (см. т. V, с. 293), оно небрежно написано карандашом в низу страницы, но явно относится к предложению в тексте, в котором Фелагунд, уходя с Береном, передал корону Нарготронда Ородрету («Сильмариллион», с. 170):

Но, предвидя опасность, он велел Ородрету отослать его сына Гильгалада и жену.

Эта фраза была вычеркнута, но далее, в той же версии легенды о Берене и Лутиэн, существует третье небрежно написанное примечание без указания на место вставки, но явно относящаяся к отрывку, в котором Ородрет изгоняет Келегорма и Куруфина из Нарготронда («Сильмариллион», с. 176):

Но Владычица                    , жена Инглора, покинула народ Нарготронда и ушла с сыном своим Гильгаладом в Гавани Фаласа.

Пустое место здесь оставлено для имени жены Фелагунда. В каждом из этих трех примечаний (если взять их по порядку) ее уход сдвигается на все более позднее время; но, конечно же, примечания не обязательно были написаны именно в такой последовательности (хотя третье предположительно заменяет второе, зачеркнутое). С другой стороны, представляется маловероятным, что эти три дополнения не связаны между собой, хотя я и не вижу способа достоверно установить время их написания. – Можно также отметить, что в позднем исправлении старой рукописи АБ 2 фраза заключительного аннала была заменена (т. V, с. 144) с «Но Эльронд Полуэльф остался и правил в западных землях мира» на «Но Эльронд Полуэльф остался вместе с Гильгаладом, сыном Инглора Фелагунда, который правил в западных землях мира».

В связи с этим следует упомянуть место в «Серых Анналах» (§§ 108-109, с. 44), где определенно сказано, что «У короля Инглора Фелагунда не было жены» и что когда Галадриэль прибыла в Нарготронд на праздник в честь завершения строительства города в 102 году, она спросила брата, почему это так:

«…когда она говорила, на Фелагунда сошло предвидение, и он молвил:

[243]

«Я тоже принесу клятву, и должен быть свободен, чтобы исполнить ее и сойти во тьму. И не останется от моих владений ничего, что мог бы наследовать сын». 

Однако говорят, что до этого часа столь холодный расчет не руководил им; ибо любил он Амариэ из ваниар, а ей не было дозволено отправиться с ним в изгнание».

Амариэ вновь появляется в СА, в обеих версиях пересказа истории Берена и Лутиэн (§§ 180, 199), где говорится, что Фелагунд живет в Валиноре с Амариэ.

Далее становится очевидно, что примечания на рукописи КС представляют собой отброшенную идею, посредством которой отец пытался ввести Гиль-Галада в историю Древних Дней; отрывок из «Серых Анналов», процитированный выше, доказывает, что от нее отказались. Утверждение, что Гиль-Галад был сыном Фингона («Сильмариллион», с. 154), опирается на позднее примечание карандашом в рукописи СА (§ 157), говорящее, что когда Фингон стал королем нолдор после гибели Финголфина, «своего юного сына (? Финдора) [sic] Гильгалада он отослал в Гавани». Но этот вариант, принятый для опубликованного текста после долгих колебаний, никак нельзя назвать последней точкой зрения отца на этот вопрос.

 

ПОСЛЕДНИЕ ГЛАВЫ «КВЭНТА СИЛЬМАРИЛЛИОН»

Относительно следующих глав КС (12-15), в которых излагается история Берена и Лутиэн, мне почти нечего добавить к моему рассказу в т. V, с. 292 и далее. С них была отпечатана машинопись в серии ПК 1, но отец только бегло просмотрел текст, исправив несколько ошибок, допущенных при печати, и пропустив главную из них; с этой машинописи была отпечатана копия в серии ПК 2, которую он также просмотрел бегло, не сопоставляя варианты: например, старые имена «Инглор» и «Финрод» не были заменены на «Финрод» и «Финарфин». Единственное изменение в тексте ПК 2 было сделано в самом начале (т. V, с. 296), где на полях напротив «нолдор» он написал «Нуменора», т.е. «самой длинной (кроме одной) из всех песен нолдор [> Нуменора] о древних днях». С этим ср. т. Х, с. 373.

История текста следующих глав (16 и 17) «Квэнта Сильмариллион» уже была полностью изложена в т. V (в особенности см. с. 293-294), и нет смысла повторять ее здесь. В тексте главы 16, истории Битвы Бессчетных Слез, изложенной в т. V, с. 306-313, не было сделано никаких изменений (за исключением упомянутых в § 1, т. V, с. 313), когда с этого текста печаталась машинопись ПК 1, а эту главу отец вообще не правил. Отпечатанная годы спустя машинопись ПК 2 была просто копией ПК 1, сохранившей все ее ошибки и также оставшейся без правки. Таким образом, противоречивый рассказ о выходе Тургона из Гондолина, обсуждаемый в т. V, с. 314-315 (в «Серых Анналах» мы видим

[244]

решение этой проблемы, см. с. 133, § 221), остался в этом тексте даже без комментария на полях.

На главе 17, начале истории Турина (т. V, с. 316-321) отец (в декабре 1937г.) прервал процесс записи «Квэнта Сильмариллион». Эта глава не правилась, когда с нее была отпечатана последняя машинопись серии ПК 1, и отец к ней больше не прикасался. В данном случае, однако, он позже вернулся к рукописи, сделав в ней много дополнений и изменений (и отказавшись от последней части главы, т. V, с. 319-321, § 34-40); но это скорее стоит отнести к обширной неоконченной работе над «Сагой о Турине», которой отец занимался в 50-х годах, так и не создав, однако, ее краткого пересказа, подходящего по формату для «Квэнта Сильмариллион». ПК 2, как и раньше, представляла собой лишь копию ПК 1, совершенно устаревшей к тому времени.

Глава 17 заканчивалась бегством Турина из Менегрота после убийства Оргофа и сбором шайки изгоев за пределами Дориата: «они обращались против всякого, кто попадался им на пути - будь то эльфы, люди или орки» (т. V, с. 321). Более ранняя версия этого отрывка имеется в К («Квэнта Нолдоринва»), т. IV, с. 123; и с этого места, если говорить в узком смысле о повествовании «Сильмариллиона», не существует текста более позднего, чем К (написанного, по большей части, в 1930 году), охватывающего остальную часть истории Турина, всю историю возвращения Хурина, Наугламира, гибели Тингола, разорения Дориата, падения Гондолина и нападения на Гавани Сириона - вплоть до заключительной части К, которая была переписана отцом в 1937 г.

Это, конечно, не значит, что отец потерял интерес к поздним преданиям: «Турин»  – очевидное тому свидетельство, и позднее «Предание о Туоре», без сомнения, должно было привести к подробному описанию Падения Гондолина, а «Скитания Хурина» не должны были окончиться с его уходом из Бретиля, но привести к истории Ожерелья Гномов. Но текст «Квэнта Сильмариллион» здесь подошел к концу. Я говорил в «Квэнта Нолдоринва» (К), т. IV, с. 76:

«Заголовок [«Это краткая история нолдоли или номов, извлеченная из Книги Утраченных Сказаний»] прямо указывает на то, что хотя К писался в «законченной» манере, отец рассматривал его как конспект, «краткую историю», «извлеченную» из более обширной работы; и это очень важный момент в концепции «Сильмариллиона» в узком смысле этого названия. Я не знаю, возник ли этот замысел от того, что отправной точкой второй фазы мифологического повествования был краткий синопсис (НМ) [«Набросок мифологии»]; но, судя по последовательному,  шаг за шагом, продвижению от НМ через К к той версии, создание которой прервалось в самом конце в 1937 г., это весьма вероятно».

[245]

В этих версиях отец опирался на уже существующие длинные тексты, прозаические и поэтические (конечно же, продолжая их дополнять и развивать), и в «Квэнта Сильмариллион» он совершенствовал этот характерный стиль, мелодичный, торжественный, печальный, пронизанный чувством утраты и удаленности во времени, отчасти обязанный своим существованием, как я полагаю, тому литературному обстоятельству, что отец сокращал до краткого конспекта историю, существовавшую в его воображении в гораздо более подробной, непосредственной и драматической форме. С завершением великого «вторжения» и окончанием «Властелина Колец» он, кажется, вернулся к Древним Дням с желанием вновь обратиться к гораздо более пространному стилю письма, в котором он начинал писать давным-давно в «Книге Утраченных Сказаний». Завершение «Квэнта Сильмариллион» по-прежнему оставалось его целью; но сильно разросшиеся по сравнению с первоначальными вариантами «великие предания», на которые должны были опираться последние главы «Сильмариллиона», так и остались неоконченными.

Осталось лишь описать позднюю историю последней части КС, переписанного окончания «Квэнта Нолдоринва», текст которого приведен в т. V, с. 233 и далее, с теми изменениями, которые я счел ранними, сделанными до того, как работа над КС в конце 1937 г. была прекращена.

Любопытно, что существует последняя машинопись серии ПК 2 (1958г.(?)), в которой текст К скопирован от слов: «Хурин собрал вокруг себя немногочисленных лесных изгоев и они пришли в Нарготронд» (т. IV, с.132) до конца. У нее нет заголовка, и, если не считать нескольких сделанных отцом правок, эта машинопись не имеет самостоятельной ценности: интересен лишь сам факт ее наличия. Причина, по которой она начинается именно с этого места (но не именно с этой фразы), на мой взгляд, ясна. Когда отец решил «снять копии со всех материалов, каких возможно» (декабрь 1957г., см. т. Х, с. 141-142), он снабдил машинистку бумагами не только с текстом «Квэнта Сильмариллион», но и (среди прочих рукописей) с текстом «Серых Анналов». Таким образом, история Турина в существующей форме оказалась (или должна была оказаться) сохраненной в двух машинописных копиях. Но чтобы так же скопировать последние главы «Сильмариллиона», с момента смерти Турина, нужно было взять текст К, поскольку более позднего текста не существовало (за исключением переделанной версии окончания). Этот текст, конечно же, представляет довольно ранний вариант; вот пример, один из многих: в К написано (т. IV, с. 139): «Ибо Тургон задумал, впервые ступив в эту долину после жестокой сечи…» - явное указание на давно отброшенную версию основания Гондолина после Битвы Бессчетных Слез; и в поздней машинописи осталась эта версия. Конечно же, это был просто pis- aller*, страховка на случай возможной катастрофы, но существование этой машинописи подчеркивает, и, безусловно, подчеркивало для отца наличие важной и длительной работы, которая ожидала его, но которая так и не была завершена.


* Крайнее средство (фр.) (прим. пер.)

Машинистке ПК 2 дали рукопись (см. т. V, с. 323) 1937-го года с переписанным окончанием К, начинающимся со слов: «И они увидели

[246]

Одинокий Остров, но не остановились там…» Некоторые поздние, небрежно сделанные изменения (см. т. V, с. 324) в рукописи уже присутствовали, другие – нет. Машинописи до начала переделанного текста отец по понятным причинам вовсе не уделил внимания, но заключительную часть он бегло исправил – и ясно, что в тот момент при нем не было самой рукописи для сверки. Эти изменения по большей части – всего лишь обычные замены имен и названий, но также были сделаны и несколько самостоятельных изменений, которые отмечены в примечаниях ниже.

Исправление рукописи происходило, видимо, в две стадии (до и после печати машинописи), внесенные правки по большей части незначительны, а некоторые не заслуживают даже упоминания. Я ссылаюсь на пронумерованные абзацы в т. V, с. 324-334.

Изменения имен, названий и их вариантов: «Айрандир» > «Аэрандир» (§ 1); «Тун» > «Тирион» (§ 3 и далее); «Кор» > «Туна» (§ 4); «линдар» > «ваньяр» (§§ 6, 26); «Вингэлот» > «Вингилот» (§ 11, но в других случаях название осталось без изменений); «Гумлин» > «Галион» (§ 16); «Гортху» > «Гортхаур» (§ 30; см. с. 240; § 143); «Палуриэн» > «Кементари» (§ 32); «Эриол» > «Эреол» (§ 33).

«Фионвэ» везде было заменено на «Эонвэ», а «сына Манвэ» на «вестника Манвэ» в § 5 (но в § 6 «Фионвэ, сын Манвэ» > «Эонвэ, коему Манвэ отдал свой меч»); «сыновья Валар» стали «воинством Валар» в § 6; но «Дети Валар» в § 18, «сыновья Богов» в § 20 и «сыновья Валар» в §§ 29 и 32 исправлены не были (см. также комментарий к § 15 ниже).

Другие изменения:

§ 6 «вел их Ингвиэль, сын Ингвэ»: заметив явную ошибку, из-за которой Ингвиэль cтал предводителем нолдор (см. т. V, с. 334, § 6), отец изменил эту часть фразы на «Финарфин, сын Финвэ»: см. т. IV, с. 196, второе примечание. В машинописи это место осталось в первоначальном виде, только «Ингвиэль» был изменен на «Ингвион» (а «Светлые Эльфы» на «Дивные Эльфы», см. т. Х, с. 168, 180).

§ 9 «Манвэ» > «Манвэ, Старейший Король»

§ 12 «она позволила выстроить для себя» > «там для нее выстроили»

§ 13 «посчитали это знаком надежды» > «посчитали это знаком, и назвали ее Гиль- Оррайн, Звездой высокой надежды», позже изменено на «Гиль-Амдир» (см. т. Х, с. 320). В машинописи напечатана переделанная фраза с «Гиль-Оррайн», которое отец изменил на «Гиль-Эстель»; на втором экземпляре он написал «Орэстель» над «Оррайн».

§ 15 «Светлых Эльфов Валинора» > «Светлых Эльфов в Валиноре».

«сыновья Богов были юными, и прекрасными, и грозными» > «воинство Богов было облачено в одежды Валинора»

§ 16 «большая часть сынов людей» > «многие из сынов людей»

§ 17 «было подобно великому грому и пламенной буре» > «с великим громом, молнией и пламенной бурей»

§ 18 «при падении сокрушил пики Тангородрима»

[247]

> «упал он на пики Тангородрима и сокрушил их»

«цепью Ангайнор, что давно уж была приготовлена» > «цепью Ангайнор, что уже носил он в былые времена»

§ 20 «Но Майдрос не прислушался к этому призыву и приготовился… к отчаянной попытке исполнить свою клятву» > «Но Майдрос и Маглор не прислушались…» с изменением «он» на «они» и «его» на «их».

§ 26 «особенно на больших островах» > «на больших островах».

§ 30 «даже в позднейшие дни, эти ростки взрастают и приносят свои темные плоды» > «будут приносить свои темные плоды до позднейших дней»

«Саурон… служил Морготу даже в Валиноре и пришел вместе с ним» > «…служил Морготу в древнейшие времена и пришел вместе с ним в мир» (ср. с вычеркиванием схожей фразы в главе «О разорении Белерианда», с. 240, § 143).

§ 31 «Турин Турамбар… вышедший из чертогов Мандоса» > «Турин Турамбар… избавившийся от Судьбы Людей в конце мира». На полях рукописи отец приписал «и Берен Камлост» без указания на то, куда вставить эти слова.

§ 32 «и она разобьет Камни и с помощью их огня вновь зажжет Два Древа»: на втором экземпляре машинописи было изменено на: «и он [Фэанор] разобьет Камни, и с помощью их огня Йаванна вновь зажжет Два Древа»

Приблизительно напротив последних двух фраз абзаца (от «В том свете Боги вновь станут юными…») отец на полях рукописи поставил большой знак Х.

Среди поздних изменений были также и вставка подзаголовков («О Великой Битве и Войне Гнева» в § 15, «О конце Клятвы Фэанора и его сыновей» в § 20, и «Об уходе эльфов» в § 26), которые я отметил в комментариях к этому тексту, т. V, с. 336; однако я забыл упомянуть еще один вставленный подзаголовок: «Второе пророчество Мандоса» в § 31.

По поводу этого текста я говорил в т. V, с. 324: «Сам факт, что конец «Сильмариллиона» все еще имел такой вид, когда был начат «Властелин Колец», достаточно примечателен». Еще более примечателен и труднообъясним тот факт, что отец и в гораздо более позднее время, кажется, считал, что текст требует лишь небольших отдельных изменений. Но иногда его правки носили явно поверхностный, небрежный характер, он не столько вдумчиво и строго проводил сравнение с ранним текстом, сколько переходил к частностям (берущим истоки в более старых текстах), которые приковывали его внимание; и в этом случае, быть может, поздние изменения стоит скорее рассматривать в этом свете, чем как признак удовлетворения содержанием текста. Но этот текст ставит неразрешимую загадку в самом начале, перепрыгивая от первой части истории Турина к середине фразы гораздо более позднего момента повествования «Квэнта», и его поздняя история никак не проливает свет на эту тайну.

От переводчика. Представляю вниманию читателя перевод большого отрывка из позднего произведения Толкина «Квенди и эльдар» (около 1959-60 гг.). В этой этимологической работе можно почерпнуть много сведений о народах Арды, способных заинтересовать любителей Толкина. Текст был издан в XI томе «Истории Средиземья» (WJ:359-424). 

Я перевел раздел С, посвященный эльфийским этнонимам: быть может, самая любопытная часть текста. Переведены примечания автора и редактора (я решил сохранить их нумерацию и ссылки на страницы английского издания). Эльфийские слова, имена и названия, отмеченные в оригинале курсивом, обыкновенно пишу латиницей: все-таки «Квенди и эльдар» - лингвистическая работа.

Специальные сокращения, использованные Толкином в тексте, суть PQ (Primitive Quendian), Q (Quenya), T (Telerin), S (Sindarin). В некоторых случаях я сохранял их и в переводе.

С. Клановые имена. С заметками об именах других народов Эльдар

 

В квенийской форме имена трех больших кланов – это Vanyar, Ñoldor и Lindar. Древнейшее из этих имен – Lindar. Оно, безусловно, восходит к временам, предшествующим Разделению. Два других, вероятно, появились в тот же период, хотя и немногим позже. Их первоначальные формы в PQ можно представить как *wanyā, *ňgolodō и *lindā / glindā (примечание 13, p. 411).

Согласно легенде, сохранившейся в почти одинаковом виде как у эльфов Амана, так и у синдар, три клана происходят от трех Праотцев Эльфов, Imin, Tata и Enel (то есть, Один, Два и Три), и тех, кого Праотцы избрали себе в спутники. Поэтому в начале они назывались просто-напросто Minyar (Первые), Tatyar (Вторые) и Nelyar (Третьи). Они насчитывали, соответственно, 14, 56 и 74 эльфа из 144 пробудившихся, и примерно такое соотношение сохранялось до Разделения (11).

Рассказывается, что из небольшого клана Minyar никто не присоединился к авари. Tatyar разделились поровну. Nelyar меньше всех желали оставить свои дома у озера, но они были сплоченным народом и очень хорошо осознавали единство клана (пока единство сохранялось). Поэтому, когда стало ясно, что их вожди Эльвэ и Олвэ решились выступить в путь и должны собрать множество последователей, многие из тех, кто поначалу примкнул к авари, перешли в стан эльдар, лишь бы не разлучаться с сородичами. Нолдор утверждали, что большинство ‘Teleri’ были Avari в душе и что одни только Eglain действительно сожалели, когда их оставили в Белерианде.

Исходя из числа 144, историки нолдор принимали примерно такое соотношение для эльдар и авари к началу Похода:

Minyar         14: Avari 0      Eldar 14

Tatyar          56: Avari 28    Eldar 28

Nelyar          74: Avari 28    Eldar 46          > Amanyar Teleri 20;  Sindar и Nandor 26

Следовательно, нолдор были крупнейшим эльфийским кланом в Амане, тогда как оставшиеся в Средиземье эльфы (Moriquendi в квенья Амана), превосходили числом аманьяр в отношении 82 к 62 (12).

Как долго сохранялись среди Авари клановые имена *wanyā, *ňgolodō и *lindā, теперь неизвестно, но о существовании старых кланов они помнили и все еще признавали особое родство между теми, кто изначально происходил из одного клана, ушли они в Великий Поход или нет. Первые авари, с которыми эльдар снова встретились в Белерианде, кажется, считали, что происходят от татьяр, и признавали свое родство с Изгнанниками, хотя нигде не сообщается, что они использовали имя Ñoldo в какой-либо узнаваемой аваринской форме. Однако по отношению к нолдор они были недружелюбны и завидовали более высоким родичам, обвиняя тех в надменности.

Эта неприязнь отчасти восходила к ожесточению Спора перед началом Похода и позднее, без сомнения, возросла из-за происков Моргота, но, кроме того, она дает известное представление о темпераменте нолдор в целом и Феанора в частности. В самом деле, телери, со своей стороны, утверждали, что большинство нолдор даже в Амане оставались авари в душе и вернулись в Средиземье, осознав свою ошибку: им места не хватало для всяческих раздоров. И напротив, линдаринские представители западных авари стремились к дружбе с эльдар и охотно у них учились. И родственные чувства между остатками синдар, нандор и линдаринскими Авари были так сильны, что позднее, в Эриадоре и в Долине Андуина, они часто смешивались и жили вместе.

Lindar (Teleri) (13)

Как было сказано, это самый большой из древних кланов. Уже легенда о «Пробуждении квенди» отсылает нас к этому имени, получившему впоследствии квенийскую форму Lindar (телеринское Lindai). В легенде говорится, что нельяр «пели, еще не научившись произносить слова». Имя *Lindā определенно происходит от примитивного корня *LIN, налицо «укрепление» среднего N и окончание прилагательного –ā. Быть может, этот корень был вкладом линдар в примитивный квендиан, потому что он отражает их склонности и ассоциации и дает больше всего производных именно в линдаринских языках. Его первичное значение связано с приятным или мелодичным звуком, но этот корень, особенно в языках линдар, относился и к воде, ее течение всегда ассоциировалось у них со звуками эльфийского голоса. Однако, «укрепление», как в середине (lind-), так и в начале слов (glin-, glind-), ассоциировалось почти исключительно с музыкальными звуками, предназначенными для услаждения слуха, особенно со звуком голоса. Итак, имя Lindar изначально говорило о любви нельяр к песне, к вокальной музыке, со словами или без них, хотя и воду они любили и до Разделения никогда не уходили далеко от озера и водопада (14) Куивиэнэна, и те, кто двинулся на Запад, были очарованы Морем (примечание 14, p. 411).

В квенья, то есть на языке ваньяр и нолдор, представители клана, принимавшие участие в Походе, получили имя Teleri. Так в особенности называли тех, кто, в конце концов, пришел в Аман, и пришел в числе последних; но впоследствии не исключались и синдар. Имя Lindar не было забыто, но в Знании нолдор оно употреблялось, главным образом, применительно ко всему клану, включая авари. Имя Teleri означало «последние (по порядку)», очевидно, это прозвище появилось в дни Похода, когда телери, меньше всех желавшие продолжать путешествие, часто оказывались далеко позади (примечание 15, p. 411).

Vanyar

Вероятно, эльфы Первого Клана получили это имя от нолдор и стали так называть себя сами. Но более употребительным самоназванием народа оставалось старое Minyar (поскольку весь клан примкнул к эльдар и переселился в Аман). Имя ‘Vanyar’ указывает на цвет их волос – желтый или золотой почти у всех представителей клана. Для нолдор, любивших золото, это представлялось особенно прекрасным, хотя сами они, по большей части, были темноволосы. Впоследствии, благодаря бракам с ваньяр, золотоволосые эльфы иногда рождались и у нолдор: известный пример - Финарфин и его дети, Финрод и Галадриэль, которые унаследовали цвет волос от второй жены короля Финвэ, Индис из ваньяр.

Имя Vanyar происходит от прилагательного *wanja, от корня *WAN. Его первоначальное значение представляется очень близким к современному английскому fair «светлый» (о цвете лица и волос). Однако семантика эльфийского слова менялась в противоположном направлении по сравнению с английским: оно значило «светлый, бледный» в противоположность насыщенным и темным цветам, красота - это вторичное значение. В английском слове значение «прекрасный» первично. От того же корня образовано квенийское имя валиэ Ваны (Vána), жены Оромэ.

Поскольку линдар редко встречались с ваньяр во время Похода или позднее, в Амане, им нечасто приходилось употреблять это имя. Аманские телери использовали форму Vaniai (без сомнения, заимствовано у нолдор). Но в Белерианде это имя по-видимому было забыто. Там Первый Клан (только в Знании и рассказах старины) назывался Miniel, множественное число Mínil.

Ñoldor

Весьма вероятно, это имя старше, чем Vanyar, быть может, оно появилось еще до начала Похода. Эльфы второго клана получили его от других и признали сами; позднее все эльдар этого клана во все времена употребляли его как главное и должное имя.

Оно означало «Мудрые» - «те, кто имеет большие познания и острый ум». Действительно, нолдор очень рано проявили особые, величайшие среди всех эльфов, способности к интеллектуальным занятиям и ремеслу.

Формы этого имени в разных языках - Q Ñoldo,  T Goldo,  S Golodh (Ngolodh) - позволяют установить первоначальное *ñgolodō из PQ, производное от корня *NGOL «знание, мудрость». Этот корень проявляется также в Q ňóle «основательное изучение (какого-либо предмета)», iňgole «Знание», ingolmo «лормастер». В телерине слова góle, engole имели то же значение, что и в квенья, но относились чаще всего к особому «знанию», которым располагали нолдор. В синдарине слово gûl, эквивалент квенийского ňóle, вызывало не столь лестные ассоциации. Обычно оно относилось к тайному знанию, особенно к познаниям искусников, творивших чудесные вещи; оно приобрело весьма мрачный оттенок, потому что постоянно использовалось в составном слове morgul, «черное искусство», означавшем полные опасностей или лжи знания и искусства, происходящие от Моргота. Те из числа синдар, кто не испытывал к нолдор дружественных чувств, объясняли их превосходство в науках и искусствах обучением у Мелькора-Моргота. Это была ложь, которая, в конечном счете, сама исходила от Моргота, хотя она и заключала в себе долю правды (без того редко обходились речи лжеца). Однако великие дары нолдор не происходили от Мелькора. Феанор, величайший из них, никогда не вел дел с Мелькором в Амане и был его величайшим врагом.

Sindar

Более редкая форма Sindel, pl. Sindeldi, также встречается в квенья Изгнанников. Этим именем нолдор-изгнанники (см. примечание 11) назвали второй по численности народ эльдар (примечание 16, p. 412). Оно относилось ко всем эльфам телеринского происхождения, которых нолдор встретили в Белерианде, хотя позднее сюда не включались нандор кроме тех, кто были прямыми подданными Эльвэ или смешались с его народом. Имя означало «серый» или «серый эльф» и было образовано от корня *THIN, PQ *thindi «серый, бледный или серебристо-серый», Q thinde, в диалекте Нолдор – sinde.

О происхождении этого имени см. примечание 11. Лормастеры также предполагали, что имя указывает и на цвет волос синдар. Действительно, у самого Эльвэ были длинные и прекрасные волосы серебристого оттенка, но, видимо, это не было общей чертой всех синдар, хотя некоторые представители народа, особенно близкие или дальние родичи Эльвэ (например, Кирдан), также имели серебристые волосы (15).  Но, как правило, синдар внешне были очень похожи на Изгнанников: темноволосые, сильные и высокие, но гибкие. Их было бы почти невозможно отличить, если бы не глаза: глаза всех эльфов, живших в Амане, поражали их сородичей из Средиземья пронзительным блеском. По этой причине синдар часто называли их Lachend, множественное число Lechind «пламенные глаза».

Nandor

Это имя, видимо, появляется ближе к концу Похода, когда некоторые группы телери свернули с пути. В особенности так называли многочисленных последователей Ленвэ (примечание 17, p. 412), отказавшихся от перехода через Хитаэглир (16). Имя часто понималось как «Те, кто возвращается», но, по-видимому, никто из нандор не вернулся назад и не присоединился к авари. Многие поселились в тех землях, где завершили Поход, особенно по берегам реки Андуин; иные отклонились в сторону и бродили на юге (Примечание 18, p. 412). Однако, как стало ясно впоследствии, во время пленения Мелькора мориквенди медленно продвигались на запад. И, в конце концов, многие группы нандор, пройдя через Брешь между Хитаэглиром и Эрюд Нимрайс, расселились в Эриадоре. Некоторые из них добрались и до Белерианда незадолго до возвращения Моргота (17). Во главе переселенцев стоял Денэтор, сын Денвэга (см. примечание 17), он стал союзником Эльвэ в первых битвах с тварями Моргота. Однако старое имя Nandor помнили только историки нолдор в Амане, они ничего не знали о судьбе этого народа кроме того, что отказавшихся от перехода через ужасный Хитаэглир возглавил Ленвэ (то есть Денвэг). Лормастеры синдар помнили имя нандор в форме Danwaith или, смешивая с именем их предводителя, в форме Denwaith.

Первое время они называли так нандор, поселившихся в Восточном Белерианде, но этот народ продолжал именовать себя старым клановым именем *Lindai, которое к тому времени приобрело в их языке форму Lindi. Страну, в которой большинство из них в конце-концов поселились как небольшой самостоятельный народ, они назвали Lindon (< *Lindānā). Это была земля у подножия Голубых Гор (Эрюд Луин), омываемая притоками великой реки Гелион, до той поры синдар называли ее Ossiriand, Семиречье. Синдар быстро признали в Lindi родичей из линдар (S Glinnil), их язык, несмотря на большие расхождения, все еще узнавался как родственный. И они заимствовали имена Lindi и Lindon в формах Lindil (единственное число Lindel) или Lindedhil и Lindon или Dor Lindon. В квенья Изгнанников  эти формы (заимствованные у синдар или непосредственно у нандор) выглядели как Lindi и Lindon (или Lindóne). И нолдор-изгнанники обычно называли горы Эрюд Луин именем Eryd Lindon, поскольку высочайшая часть горного хребта была восточной границей страны Линдон.

Однако впоследствии вместо этих имен синдар стали употреблять другое, «зеленые эльфы», по крайней мере, когда речь заходила о жителях Оссирианда. Ведь те старались, насколько это возможно, уклоняться от участия в войнах с Морготом. Синдаринское имя Laegel, множественное число Laegil, собирательное множественное Laegrim или Laegel(d)-rim, было дано по двум причинам: и Линдон был зеленой страной, и сами Laegrim одевались в зеленое для скрытности. Это имя нолдор перевели на квенья как Laiquendi, но употреблялось оно редко.

 

Примечания автора

Примечание 13 (p. 380)

О позднем PQ gl-, вариант начального l- смотрите Общую Фонологию (37). Хотя это клановое имя в синдарине имеет форму *glind-, звук g- не появляется ни в аманском телерине, ни в нандорине. Поэтому в данном случае он может быть синдаринском нововведением, в этом языке часто появляются начальные группы согласных такого рода.

Примечание 14 (p. 382)

По этой причине самым распространенным прозвищем или «титулом» Линдар было Nendili: «Любящие воду».

Примечание 15 (p. 382)

Простое производное (как *abaro > *abar от *ABA) от корня *TELE, имевшего, вероятно, первоначальное значение «последний, близкий к концу». Отсюда квенийские слова: telda «последний»; непереходный глагол tele- «кончаться, завершаться» или «быть последним в ряду лиц или вещей, в ряду событий»; переходный глагол telya- «заканчивать, завершать»; telma «завершение; нечто, использованное для завершения дела». Быть может, этот корень отличен от *tel-u «покрыть крышей, увенчать здание», который проявляется в квенийском telume «крыша, кровля; навес, балдахин». (Вероятно, это старейшее слово, обозначавшее у квенди небосвод, пока их знания не расширились и эльдар не изобрели слово Menel; ср. Telumehtar «небесный воитель», более древнее имя для Menelmakil, Ориона). Слово telluma «свод, купол» - это telume, измененное под влиянием валаринского delgūmā: см. p. 399. Но, возможно, *telu – это лишь видоизмененная форма корня *TELE, ведь с возведением крыши завершается строительство, ср. слово telma, которое часто относится к последнему элементу, например, к карнизному камню или к остроконечной башенке на вершине здания.

Примечание 16 (p. 384)

См. выше, p. 381. Число эльдар, оставшихся в Средиземье, определяли как 26 в пропорции к 144, из них примерно 8 были нандор.

Примечание 17 (p. 384)

В форме Lenwe его имя сохранилось в исторической традиции нолдор. Вероятно, его звали *Denwego, нандоринское Denweg. Его сыном был вождь нандор Denethor. Эти имена, вероятно, означали «гибкий-и-деятельный» и «гибкий-высокий-и-стройный», от *dene- «тонкий, гибкий и сильный» и *thara- «высокий (или длинный) и тонкий».

Примечание 18 (p. 384)

Имя нандор произведено от элемента *dan, *ndan-: изменить направление действия, с тем чтобы уничтожить или свести на нет его последствия, как, например, «уничтожить сделанное, вернуться назад (той же дорогой), взять слова обратно, возвратить подарок (тот же самый, не об ответном даре)». Поэтому изначальное слово *ndando, вероятно, значило «тот, кто отказывается от своих слов или меняет принятое решение».

 

Примечания редактора

11. См. pp. 420 ff., легенда об Imin, Tata и Enel.

12. Рассказ из Анналов Амана о народах Морвэ и Нурвэ, которые не последовали призыву валар и стали авари (X.81-2, 88, 168), был отвергнут.

13. Имя Lindar, «Певцы», применительно к телери появляется в «словаре» к Athrabeth Finrod ah Andreth (X.349); долгое время оно принадлежало Первому Народу, позднее получившему имя ваньяр.

14. О водопаде на Куивиэнэн см. p. 424.

15. В другой поздней работе сказано, что Кирдан был родичем Эльвэ, но я не нашел никаких указаний, проясняющих характер родства.

16. Имя отца Дэнэтора, Lenwe, здесь приходит на смену старому имени Dan. Из этого текста оно попадает в Сильмариллион.

17. Утверждение, согласно которому нандор попали в Белерианд «незадолго до возвращения Моргота» также приходит в очевидное противоречие с Анналами (см. выше примечание 7). Ранее (p. 377) было сказано, что они пришли «перед возвращением Моргота», без сомнения, подразумевается то же самое. Но в «Серых Анналах» (GA:31) – прекрасное воспоминание о «долгих годах мира, последовавших вслед за приходом Денетора». Они действительно были долгими: с 1350 до 1389, 145 Лет Валар или 1389 Лет Солнца. Не знаю, как объяснить столь глубокие изменения в установившейся исторической традиции.

37. «Общая Фонология»: отец не ссылается здесь на какую-то особую, завершенную работу.

ДЖОН РОНАЛЬД РУЭЛ ТОЛКИН

ШИББОЛЕТ ФЭАНОРА

С экскурсом об именах потомков Финвэ

Под редакцией Кристофера Толкина

 

Перевод Юлии Понедельник

Предисловие переводчика

Выражаю благодарность  Хейлир за редакцию  перевода

Перевод почти всех имен и названий взят из перевода «Сильмариллиона» Н.Эстель. Транскрипция имен произведена в соответствии с указаниями к «Властелину Колец» за исключением того, что иногда буква «е» передавалась звуком «е», а не «э» там, где этого требовали соображения благозвучия. Множественное число от названий народов на эльфийских языках произведено в соответствии с правилами этих языков, а не в соответствии с правилами русского языка. Эти названия не склоняются. Ссылки на страницы английского издания «History of the Middle-Earth» в комментариях исключены (оставлены только номера томов), поскольку текст является отдельным, и я посчитала, что нет смысла указывать страницы английского издания. Все цитаты из других текстов, данные в комментариях, переведены мной. Различия в именах и названиях обусловлены различиями в оригинале.

Шибболет Фэанора 

Во всех последних работах отца история языка тесно переплетается с историей личностей и народов, и, как можно видеть, многое в его рассказах выросло из поиска объяснений неким лингвистическим явлениям или отклонениям от нормы. Наиболее примечательным в этом отношении является следующее эссэ, возникшее из рассуждений о проблеме исторической фонологии, где описано, как разница в произношении одного согласного звука в квэнья сыграла значительную роль в раздоре между принцами нолдор в Валиноре. У него нет заголовка, но я назвал его «Шибболет* Фэанора», так как отец сам использовал это слово в эссэ.

Подобно тексту «О гномах и людях», оно было написано (полностью набрано на печатной машинке) на бумаге, присланной Алленом и Анвином, в данном случае – в основном на  копиях издательской заметки от февраля 1968г. Как и в тексте «О гномах и людях», в этом эссэ встречается множество примечаний, вставленных в тело текста в процессе написания. К нему присоединен длинный экскурс (по длине он размером с половину  эссэ, из которого он вырос) об именах потомков Финвэ, его я тоже привожу здесь; но как из самого «Шибболета Фэанора», так и из экскурса я исключил некоторое количество примечаний специальной фонологической природы, иногда довольно длинных. Работа не была завершена, ибо отец не дошел, как намеревался, до рассуждения об именах cыновей Фэанора, но черновик к этой части дан в конце текста. Все пронумерованные замечания (моего отца и мои) собраны в конце.

Эта работа почти не использовалась в «Неоконченных преданиях», не считая отрывка, касающегося Галадриэли, который здесь повторяется в своем первоначальном контексте; но некоторые элементы вошли в опубликованный «Сильмариллион».


*Шибболет (“Shibboleth”) в переводе с английского языка означает «особенность произношения, привычка, свойственная особому кругу людей». Я не стала переводить это слово в заголовке, поскольку, во-первых, перевод звучал бы либо неточно, либо громоздко, а, во-вторых, фэндом уже привык называть этот текст «Шибболет». Но в самом тексте я это слово перевожу. (Прим. пер.)


Шибболет Фэанора

Случай изменения «þ» на «s»*1 в языке квэнья

История эльдар ныне завершена, и отменить принятие синдарина нолдор-изгнанниками уже невозможно. Поскольку в синдарине широко использовался звук «þ», изменение «þ» на «s» должно было произойти в квэнья нолдор еще в Валиноре, до мятежа и изгнания нолдор, хотя и не обязательно задолго до этих событий (по валинорскому счету времени). Поэтому подобное изменение нельзя объяснить развитием (замещением звуком «s» непривычного звука «þ») квэнья в Третьей Эпохе: как у самих эльфов, поскольку им было привычно «þ»; так и у ученых-нуменорцев в Гондоре, поскольку «þ» встречается и во Всеобщем Языке, и в синдарине, который все еще использовался в качестве разговорного языка высших сословий, особенно в Минас Тирите.


*«þ» - это звук, передаваемый в английском языке сочетанием букв «th», что на русский язык обычно транслитерируется как «т», «s» - соответственно «с». (Прим. пер.)


 

Поэтому произношение Галадриэли, как оно описано во "Властелине Колец", должно соответствовать норме. Однако это не препятствует использованию буквы «þ» в классическом книжном квэнья (до Изгнания или после) грамматик, словарей или записей. По сути, это предпочтительнее, поскольку на письме звук, сменивший прежний " þ ", всегда обозначался иначе, чем обычный «s». И в условиях Изгнания, сделавших необходимым новую запись по памяти многих  ученых и поэтических трудов2 периода до Изгнания, это свидетельствует о том, что звук «þ» и те места, где он ранее встречался, ещё помнили; и, возможно, о неприязни со стороны ученых к замене «þ» на «s» в разговорном квэнья. Во всяком случае, невозможно представить, чтобы звук «þ» как таковой мог когда-либо стать для нолдор совсем непривычным. В Валиноре они жили рядом с ваниар (ингви) и тэлери (линдар)3, общались с ними и порой сочетались браком. Ваниар, фактически, говорили на том же языке (квэнья) и сохранили в повседневной речи звук «þ»; тэлери, разговаривая на языке, близкородственном квэнья и все еще по большей части понятном нолдор4, тоже использовали звук «þ». Даже по сравнению с другими эльдар нолдор были талантливыми лингвистами, и поэтому, если «þ» и не встречался в языке, на котором они говорили в детстве (а это могло случиться только у самого молодого поколения ушедших из Амана), им нетрудно было бы принять его.

Поэтому замена «þ» на «s» должна быть сознательной и намеренной заменой с согласия и одобрения большинства нолдор, введённой, как бы то ни произошло, уже после отделения их поселений от ваниар. Это должно было произойти после рождения Мириэли, но (возможно) еще до рождения Фэанора. Особую связь этих двух эльфов с заменой «þ» на «s» и ее последующей историей необходимо рассмотреть подробнее.

Замена эта, поддерживаемая фонетическим 'вкусом' и теорией, стала широко распространена, но ещё не сделалась всеобщей. Против неё возражали ученые5, подчёркивая вред, который это слияние нанесет языку, смешивая корни и производные слова, различавшиеся ранее по звучанию и смыслу. Главой ученых-лингвистов в то время был Фэанор. Он настаивал, что «þ» - это верное произношение для тех, кто заботится о своей речи и полностью понимает ее. Но, кроме лингвистического вкуса и мудрости, у него были и другие мотивы. Он был старшим сыном Финвэ и единственным ребенком его первой жены Мириэли. Она была эльда из нолдор, стройная и изящная, с мягким нравом, хотя как позже открылось в вещах более важных, она могла выказывать крайнее упрямство, которое совет или повеление делали лишь еще более ожесточенным. Она обладала прекрасным голосом и изысканным и ясным произношением, хотя говорила она быстро, и Мириэль гордилась этим умением. Однако ее главным талантом была изумительная искусность рук. Этот дар она использовала при вышивании и преуспела в нем, и вышивки ее, сделанные быстро даже по меркам эльдар, были искуснее  и прекраснее чем все, что они видели прежде. Поэтому ее называли «Тэриндэ» (Þerindë) («Вышивальщица») – имя, которым ее уже назвала мать6. Она твердо придерживалась произношения «þ» (как было принято во времена ее детства), и желала, чтобы все ее родичи говорили так же, по крайней мере, произнося ее имя.

Фэанор нежно любил мать, хотя, за исключением упрямства, нравы их не были схожи. Он не был мягок. Он отличался гордым и горячим нравом, и противодействие своей воле встречал не со спокойной стойкостью своей матери, а с яростным возмущением. Он был беспокоен телом и разумом, хотя, как и Мириэль, его могла полностью поглотить работа, требующая наибольшей верности руки; но многие творения он оставлял незавершенными. Мириэль дала ему имя «Фэанаро», распознав в сыне пылкий нрав (оно значило «огненный дух»). Пока она была жива, добрым советом ей часто удавалось смягчить и сдержать его7. Ее смерть оказалась долгим горем для Фэанора; и напрямую и по дальнейшим своим последствиям, она стала главной причиной того  гибельного влияния, что он оказал на историю нолдор.

Смерть Мириэль Тэриндэ – смерть «бессмертного» эльда в не знающей смерти земле Амана – явилась причиной серьезного беспокойства Валар, первым знамением Тени, что позже пала на Валинор. О деле Финвэ и Мириэли и приговоре, что Валар после долгого спора, наконец, вынесли по этому делу, рассказывается в другом месте8. Здесь говорится лишь о тех обстоятельствах, что могут объяснить поведение Фэанора. Мириэль умерла по своей воле: она покинула тело, и ее фэа ушла в Чертоги Ожидания, в то время как тело ее  лежало, будто спящее, в саду. Она сказала, что утомилась телом и душой и желает покоя. Причиной своей усталости она полагала вынашивание Фэанора, силой тела и духа превосходящего пределы, положенные эльдар. Она терпела эту усталость, пока он полностью не вырос, но долее выносить ее уже не могла.

Валар и все эльдар были опечалены горем Финвэ, но не впадали в уныние: все существа могли исцелиться в Амане, и когда ее фэа и тело отдохнули бы, их снова можно было воссоединить и вернуть к радости жизни в Благословенном Краю. Но Мириэль не желала этого, и на все мольбы мужа и родичей, что были переданы ей, и на настоятельные советы Валар она отвечала не более чем: «нет еще». И с каждым вопросом решение ее становилось все тверже, пока, наконец, она не отказалась слушать, сказав только: «Я желаю покоя. Оставьте меня здесь в покое! Я не вернусь. Такова моя воля».

Так Валар столкнулись с тем единственным, что они не могли изменить или исцелить: свободной волей одного из детей Эру, нарушать которую им было запрещено – а в данном случае и бесполезно, ибо принуждение не достигло бы цели. А через несколько лет они столкнулись еще с одной серьезной трудностью. Когда, наконец, стало ясно, что Мириэль по собственной воле не вернется в свое тело за то время, пока Финвэ еще мог питать надежду, печаль Финвэ наполнилась горечью. Он перестал долго сидеть у ее спящего тела и попытался вернуться к собственной жизни; но лишь бродил он по дальним пределам в одиночестве, и не находил более радости ни в чем.

Среди ваниар жила прекрасная дева по имени Индис из Дома Ингвэ. Она любила Финвэ в сердце своем еще с тех пор, как ваниар и нолдор жили рядом. Однажды в своих скитаниях Финвэ встретил ее снова на западных склонах Ойолоссэ, Горы Манвэ и Варды; и лицо ее освещал золотой свет Лаурэлина, что сиял внизу на равнине Эзеллохар9. В тот час Финвэ увидел в глазах ее любовь, которая ранее была от него сокрыта. И случилось так, что Финвэ и Индис пожелали вступить в брак, и Финвэ искал совета у Валар.

О долгом споре, что произошел среди Валар по этому поводу, здесь будет рассказано кратко. Они должны были выбрать: лишить Финвэ жены навечно, или позволить одному из эльдар взять вторую супругу. Первое казалось жестокой несправедливостью, противоречащей природе эльдар. Второе же, как полагали Валар, было нарушением закона, и некоторые продолжали придерживаться этого мнения10. В результате Спора брак Финвэ и Индис был разрешен. Валар рассудили, что лишать Финвэ супруги – несправедливо, а Мириэль, упорствуя в своем отказе от возвращения, утратила все права, что имелись у нее в этом случае; ибо ныне она могла согласиться на исцеление ее тела Валар, или же фэа Мириэли была смертельно уставшей, и излечить ее их силами представлялось невозможным, и она стала поистине «мертвой», неспособной вновь быть живым существом из рода эльдар.

«Такой и должно ей пребывать до конца мира. Ибо с того мига, как Финвэ и Индис соединятся в браке, она будет лишена права на будущее изменение и выбор, и никогда больше не будет ей дозволено принять телесную форму. Ее прежнее тело быстро иссохнет и исчезнет, и Валар не будут воссоздавать его. Ибо никто из эльдар не может иметь двух живых супруг в мире». Такие слова произнес Манвэ, и это был ответ на сомнения, что оставались у некоторых. Ибо все Валар знали, что они одни наделены силой исцелять или воссоздавать тело для нового «вселения в дом» фэа, властью, которой они лишатся в будущем; но также Манвэ было дано право отказывать фэа в возвращении.

Во время своей печали мало утешения находил Финвэ в Фэаноре. Некоторое время он также сидел у тела матери, но вскоре его снова  всецело поглотили работа и замыслы. Когда поднялся вопрос о Финвэ и Индис, он обеспокоился, исполнившись гнева и возмущения; хотя и не записано, что он следил за ходом Спора или обратил внимание на причины, что привели к приговору, или знал его условия, кроме одного: Мириэль приговорена к вечному лишению тела, так что он не сможет ни прийти к ней, ни заговорить, пока сам не умрет11. Это глубоко опечалило его, и с недобрыми чувствами смотрел он на счастье Финвэ и Индис и невзлюбил их детей еще до их рождения.

Разрастанию и усугублению этого зла в грядущие годы посвящена  первая часть главы «Сильмариллиона» «Омрачение Валинора». Времена раздоров и споров о том, кому надлежит хранить верность, усугубили страсти в этом, казалось бы, незначительном деле – изменении «þ» на «s» - и привели к длительному вреду для языка квэнья. Если бы сохранился мир, без сомнения, воззрения Фэанора, с которыми открыто или в душе соглашались все другие ученые, восторжествовали бы. Но его мнение, определенно верное, было отвергнуто из-за безумств и злодеяний, к которым он позже был приведен. Фэанор сделал этот вопрос личным делом: он и его сыновья произносили «þ», и требовали, дабы все, кто искренне поддерживал их, делали то же. Поэтому те, кого возмущало его высокомерие, а еще более те, чья поддержка обратилась позднее в ненависть, отвергли эту особенность произношения.

Индис была ванья, и можно было подумать, что, по крайней мере, в этом она пойдет навстречу Фэанору, поскольку ваниар произносили «þ». Тем не менее, Индис приняла «s». Не потому, как полагал Фэанор, что хотела унизить Мириэль, но из верности Финвэ. Ибо после того, как Мириэль отвергла его мольбы, Финвэ согласился на изменение (которое тогда стало практически общепринятым среди его народа), хотя из уважения к Мириэли он произносил «þ», пока она была жива. Поэтому Индис сказала: «Я стала частью народа нолдор и буду говорить как они». Так и получилось, что для Фэанора отказ от «þ» стал символом отказа от Мириэли, и от него, ее сына, как от вождя нолдор, следующего после Финвэ. Это по мере того, как гордость его все росла, а сердце все затемнялось, он счел «заговором» Валар, страшащихся его силы и желающих оттеснить его и передать верховную власть над нолдор более покорным. Так что Фэанор желал называть себя «Сыном Тэриндэ», и когда его сыновья, будучи детьми, спросили, почему их родичи в доме Финвэ произносят «s» вместо «þ», он ответил: «Не обращайте внимания! Мы говорим верно, и как говорил король Финвэ до того, как его ввели в заблуждение. Мы – его наследники по праву и старший дом. Пусть сюсюкают, если не могут говорить лучше».

Таким образом, несомненно, что большинство Изгнанников использовали «s» вместо «þ» в повседневной речи; ибо случилось так (после того, как Моргот убил Финвэ), что Фэанор лишился верховенства, и большая часть нолдор, покинувших Валинор, шла под началом Финголфина, старшего сына Индис. Финголфин был сыном своего отца, высоким, темноволосым и гордым, как большинство нолдор, и, в конце концов, несмотря на вражду с Фэанором, он по собственной воле присоединился к мятежу и Исходу, хотя и продолжал претендовать на королевскую власть над всеми нолдор.

Случай Галадриэли и ее брата Финрода иной12. Они были детьми Финарфина, второго сына Индис. Он походил на мать духом и телом и  унаследовал от нее золотые волосы ваниар, их благородный и великодушный нрав, и он так же любил Валар. Финарфин стоял в стороне, насколько это было возможно, от раздора братьев и их разрыва с Валар, и часто искал покоя среди тэлери, чей язык изучал. Он женился на Эарвен, дочери короля Ольвэ, и его дети, таким образом, приходились родичами Эльвэ Тиндиколло13 (Þindikollo) (на синдарине «Элу Тингола»), короля Дориата в Белерианде, ибо он был братом Ольвэ; и родство это повлияло на их решение уйти в Изгнание, и позднее, в Белерианде, оказалось очень важным. Финрод походил на отца прекрасным лицом и золотыми волосами, а также благородным и великодушным сердцем, хотя была в нем и доблесть нолдор, а также, в юности, их пыл и непокой. От своей же матери из тэлери он унаследовал любовь к морю и мечты о далеких, невиданных им землях. Галадриэль была величайшей из нолдор, кроме, возможно, Фэанора, хотя она была мудрее его, и мудрость ее  в течение долгих лет возрастала.

Материнское имя ее было «Нэрвен» (Nerwen) («дева-муж») и выросла она высокой, превосходя ростом других женщин нолдор; была она сильна телом, разумом и волей, и не уступала ученым и атлетам эльдар в дни их юности. Даже среди эльдар она считалась прекрасной, а волосы ее полагали чудом несравненным. Они были золотыми, как у ее отца и праматери Индис, но гуще, и ярче сияли, ибо золото их было тронуто памятью о звездном серебре волос ее матери; и эльдар говорили, что локоны ее уловили свет Двух Дерев, Лаурэлина и Тельпериона. Многие думали, что эти слова и навели Фэанора на мысль о том, чтобы заключить в оболочку и смешать свет Дерев, и позже в его руках этот замысел принял форму Сильмарилей. Ибо Фэанор взирал на волосы Галадриэли с удивлением и восторгом. Он трижды просил у нее локон, но Галадриэль не дала ему и волоска. Эти два родича, величайшие из эльдар Валинора14, никогда не любили друг друга.

Галадриэль родилась в блаженстве Валинора, но (по счету Благословенного Края) незадолго до того, как оно омрачилось; и после этого не было в ней покоя. Ибо в то время раздоров среди нолдор, ставшее для них решающим, ее влекло то в одну сторону, то в другую. Она была гордой, сильной и своевольной, как и все потомки Финвэ, кроме Финарфина; и подобно брату своему Финроду, из всех родичей самого близкого ее сердцу, она мечтала о далеких землях и владениях, где могла бы распоряжаться по собственной воле, без опеки. Но глубоко в ней еще жил благородный и великодушный нрав (орэ) ваниар и уважение к Валар, которое она не могла забыть. С ранних лет у нее был удивительный дар проникать в души других, но судила их она с милосердием и пониманием, не отказывая в добром расположении никому, кроме Фэанора. В нем она прозревала тьму, которую ненавидела и боялась, хотя и не понимала, что тень того же зла пала на души всех нолдор и на нее саму.

Так и случилось, что когда свет Дерев погас (навсегда, как думали нолдор), Галадриэль присоединилась к мятежу против Валар, что повелели им остаться; и, ступив однажды на дорогу изгнания, она не желала уступить, но отвергла последний призыв Валар и попала под Приговор Мандоса. И даже после безжалостного нападения на тэлери и захвата их кораблей, хоть и яростно сражалась Галадриэль против Фэанора, защищая родичей матери, она не повернула обратно. Гордость не позволила ей вернуться, подобно побежденному просителю за прощением; ныне же горела она желанием преследовать Фэанора гневом, в какие бы земли он не отправился, и препятствовать ему как только возможно. Гордость все еще двигала ею, когда в конце Древних Дней после окончательной победы над Морготом она отказалась от прощения Валар, дарованного всем, кто сражался с ним, и осталась в Средиземье. Не раньше, чем прошло еще две долгие эпохи, наконец, все, к чему она стремилась в юности, попало к ней в руки – Кольцо Власти и власть над Средиземьем, о которой она мечтала, но мудрость ее тогда достигла расцвета, и она отвергла искушение, и, пройдя последнее испытание, покинула Средиземье навсегда.

Изменение «þ» на «s» стало всеобщим среди нолдор задолго до рождения Галадриэли, и без сомнения, было ей хорошо известно. Отец ее Финарфин, однако, любил ваниар (народ его матери) и тэлери, и в его доме использовали «þ». Финарфин не следовал за Фэанором и не противоречил ему, но поступал, как желал. Тем не менее, ясно, что противостояние Фэанору скоро стало основным мотивом Галадриэли,  в то время как ее гордость не вылилась в желание отличаться от своего народа. Таким образом, хотя она и хорошо знала историю своего языка и все доводы ученых, в повседневной речи она определенно использовала «s». Ее Плач, который она пела до того, как узнала о прощении (и поистине, чести), что Валар даровали ей, возвращается к дням ее юности в Валиноре и ко тьме лет Изгнания, когда Благословенный Край был закрыт для всех нолдор Средиземья. Как бы она ни поступала позже, когда Фэанор и все его сыновья погибли, а квэнья стал языком мудрости, который знали и использовали только Высокие Эльфы (потомки нолдор) – а их становилось все меньше, в этой песне она определенно использовала бы «s».

Можно определенно утверждать, что почти все нолдор в Белерианде использовали «s»15. И именно в такой форме (хоть и со знанием истории языка и разницы в написании) квэнья перешел к ученым атани, так что в Средиземье он продолжал существовать среди образованных людей, и именно его использовали для составления высоких и благородных имен в Ривенделле и Гондоре Четвертой Эпохи.

За этим эссе следовали три «заметки». Заметка 1 – это подробное объяснение слов эссе «Замена была…  базирующейся на фонетическом «вкусе» и теории», и она здесь опущена. Заметка 2, приведенная далее – рассказ об именовании эльфов, который в некоторых важных аспектах отличается от более раннего и гораздо более сложного рассказа в «Законах и обычаях эльдар», т. X. Заметка 3 – длинный рассказ об именах потомков Финвэ.

Заметка о материнских именах

Эльдар в Валиноре имели, как правило, два имени, или «эсси» (essi). Сначала, при рождении, давалось отцовское имя. Оно часто напоминало имя отца, походило на него по смыслу или форме; иногда оно и было просто именем отца, к которому, в случае рождения сына, когда ребенок полностью вырастал, могла быть присоединена отличительная приставка. Материнское имя давалось матерью позже, часто несколько лет спустя; но иногда его давали вскоре после рождения. Ибо матери эльдар были наделены способностью глубоко проникать в характер и дарования своих детей, и  многие из них обладали к тому же даром предвидения.

Кроме того, каждый из эльдар мог приобрести «эпессэ» (epessё) («дополнительное имя»), не обязательно даваемое родичами, прозвище - по большей части выражение восхищения или славы. Позже некоторые из изгнанников брали себе имена для сокрытия или для указания на собственные деяния и личную историю: такие имена назывались «кильмесси» (kilmessi) - «собственные имена» (буквально –«имена по собственному выбору»)16.

«Истинными именами» оставались первые два, но позднее, в песнях и сказаниях, любое из четырех имен могло использоваться для обозначения персонажа. Истинные имена, однако, не были забыты книжниками, учеными или поэтами, и их часто употребляли безо всяких пояснений. К этой трудности, испытанной теми, кто в более поздние времена пытался использовать и приспосабливать эльфийские предания Первой Эпохи в качестве декораций к легендам о героях того времени из собственного народа и их потомках17 – прибавилось изменение квэнийских имен нолдор после того, как они поселились в Белерианде и приняли язык синдарин.

Имена потомков Финвэ

Мало древних имен эльдар было записано, кроме имен четырех вождей народов в Великом Походе: Ингвэ (Ingwё) из ваниар, Финвэ (Finwё) из нолдор и братьев Эльвэ (Elwё) и Ольвэ (Olwё) из тэлери. Неясно, имели ли эти имена какой-то «смысл» - намеренное указание на что-либо или связь с другими корнями, уже существовавшими в примитивном эльдарине; в любом случае, они возникли в самом начале истории эльфийского языка. Каждое из них было составлено из корня («ing-», «fin-», «el-», «ol-») и суффикса «-wё». Этот суффикс часто появляется в других квэнийских именах Первой Эпохи, таких как «Воронвэ», обычно (но не исключительно) мужских18. Ученые объясняют это тем, что сначала это был не суффикс, (хотя в квэнья он сохранился лишь как окончание имен), но древнее слово, которое можно перевести как «личность», производное от корня «EWE». В сложных словах оно приняло форму «wё»; но как независимое слово «ewё» сохранилось в тэлерине – «evё» - «личность, некто (неназванный)». В древнем квэнья оно сохранилось в форме «ео» (< «ew» + местоименный суффикс «-ð» - «личность, некто»), позже его заменило слово «namo»; также в древнем квэнья существовало имя прилагательное «wera», в квэнья «vera» - «личное, частное, собственное».

Первые элементы впоследствии часто объясняли, связывая их с квэнийским словом «inga» - «верхушка, высшая точка», которое использовали в качестве приставки-прилагательного, как в «ingaran» - «верховный король», «ingor» - «вершина горы»; с общеэльдаринским словом «phin»  - «волосы», как в квэнийском слове «finё» - «(один) волос», «findё» - «волосы, особенно на голове», «finda» - «имеющий волосы, -волосый»; и с корнем «el», «elen» - «звезда». Из этих объяснений самое вероятное – связь с «inga»; ибо ваниар считались и считали себя вождями и главным родом эльдар, так как они были старшими; и они называли себя «Ингвэр» (Ingwer) - в сущности, истинным титулом их короля был «Ингвэ Ингвэрон» - «вождь вождей». Остальные два объяснения сомнительны. У всех эльдар были прекрасные волосы (и их особенно привлекали волосы  исключительной красы), но нолдор не выделялись в этом отношении, и нет указания на то, что у Финвэ были волосы необыкновенной длины, густоты или красоты, превосходящие волосы других эльфов из его народа19. Неизвестно что-либо, связывавшее Эльвэ со звездами более других эльдар; имя это кажется придуманным как пара к Ольвэ, у которого не предполагается никакого «смысла». «OL» как простой корень, похоже, не встречается в эльдарине, хотя он появляется в некоторых «расширенных» корнях, таких как «olos/r» - «сон», «olob» - «ветвь» (на квэнья – «olba»); но ни один из них не кажется достаточно древним (пусть даже он и подходит по значению), чтобы быть связанным с именем Кириарана (Ciriaran) (короля-морехода) тэлери Валинора20.

Должно понимать, что имена эльдар необязательно были «значащими», хотя и измыслены так, чтобы подходить по стилю и структуре к языкам, на которых эльфы говорили; и даже когда имена были составлены (полностью или частично) из корней со значением, необязательно при их составлении соблюдались те правила, что применялись к обычным словам. Также, когда эльдар прибыли в Аман и поселились там, у них уже была позади длинная история, и развились традиции, которых они придерживались, а их языки усложнились и изменились, и были весьма отличны от их примитивной речи до прихода Оромэ. Но так как эльфы были бессмертными, или, что более точно, «неограниченно долгоживущими», многие имена старейших эльдар возникли очень давно и остались неизменными, за исключением приспособления их звучания к изменениям, наблюдаемым в их языке по сравнению с примитивным эльдарином.

Это приспособление было, по большей части, «незаметным»: то есть, личные имена, используемые в повседневной речи, изменялись вместе с языком - хотя изменения самого языка осознавались и замечались. C другой стороны, перевод квэнийских имен нолдор в формы синдарина, когда нолдор поселились в Белерианде в Средиземье, был искусственным и намеренным. Это сделали сами нолдор – из-за чувствительности эльдар к языкам и их стилям. Они полагали нелепым и безвкусным звать живых эльфов, которые говорят на синдарине в повседневной жизни, именами в другой, весьма отличной языковой форме21.

Нолдор, конечно же, хорошо поняли стиль и структуру синдарина, хотя им пришлось учить этот трудный язык быстро; но они могли и не понять его связь с квэнья в деталях. Поначалу никто из них не вникал в лингвистическую историю (или просто не интересовался ею), разве что по отношению к некоторым словам, которые значительное изменение синдаринской формы тэлерина в Средиземье оставило незатронутыми или очевидно похожими. Именно в этот ранний период и произошел перевод большинства их квэнийских имен. Поэтому эти переводы, хотя и полностью подходили синдарину по форме и стилю, часто оказывались неточными: то есть, они не всегда верно подходили по смыслу; не всегда и соответствующие их элементы являлись ближайшими синдаринскими эквивалентами квэнийских элементов – иногда они и вовсе не были исторически связаны, хотя и были более или менее схожи по звучанию.

Однако определенно можно сказать, что контакт с синдарином и увеличение   знаний нолдор о лингвистических изменениях (особенно на примере более быстрых и неконтролируемых подвижек, наблюдаемых в Средиземье) стимулировали изучение лингвистики учеными, и именно в Белерианде развились теории, касающиеся примитивного эльдарина и взаимосвязи языков, однозначно произошедших от него. В их развитии Фэанор не сыграл большой роли, за исключением того, что его работы и теории, созданные до Изгнания, послужили фундаментом для дальнейших исследований. Сам он слишком рано погиб в войне с Морготом, в основном по причине собственного безрассудства, и поэтому успел лишь отметить разницу между северным диалектом синдарина (единственным, который у него было время изучить) и западным22.

Работы ученых были доступны всем интересующимся; но по мере того, как продолжалась безнадёжная война и ранние обманчивые успехи сменились поражениями и бедствиями, вплоть до полного уничтожения эльфийских королевств, эльдар всё реже предоставлялась возможность для «научных изысканий» любого рода. Летописный рассказ о годах Осады Ангбанда в форме хроники, казалось бы, не оставляет ни места, ни времени для любых мирных искусств; но эти годы были длинными, и, в сущности, было время, длящееся много людских жизней, когда Высокие Эльдар-Изгнанники трудились в защищённых местах, дабы обрести вновь, сколь можно, красоту и мудрость их прежнего дома. Весь покой и все крепости были в конце концов уничтожены Морготом; но если кто-то спросит, как могли спастись от гибели знания и сокровища, ответ будет: от сокровищ мало что осталось, и потери прекрасных творений, больших и малых, неисчислимы; но знания эльдар не зависят от подверженных разрушению книг, хранясь в обширных кладовых их памяти23. Когда эльдар создавали записи, даже те, что кажутся нам объемными, это было лишь краткое изложение, предназначенное для тех, кто занимался иными областями знаний24, в то время как подробности хранились незамутненными в их памяти.

Здесь приводятся некоторые главные имена Финвэ и его потомков.

1. Финвэ, другие имена которого не упоминаются, кроме его титула «Нолдоран» (Noldoran) («Король нолдор»). Его первой женой была Мириэль (Miriel) (первое имя) Тэриндэ (материнское имя). Имена ее родичей отсутствуют в летописях. Ее имена не переводились*. Его второй женой была Индис (Indis), что означает «великая или доблестная женщина». Другие ее имена не записаны в хрониках. Говорят, что она была дочерью сестры короля Ингвэ.


* Имеется в виду «не переводились на синдарин» (Прим. пер.)


2. Единственного ребенка Мириэли позже обычно называли Фэанором (Fёanor). Его первым именем было «Финвэ» (минья), позднее, когда открылись его таланты, оно было расширено до «Куруфинвэ» (Kurufinwё). Его материнским именем на квэнья, данным Мириэлью, было «Фэанаро» (Fёanaro) - «дух огня». Почти всегда в историях и легендах использовали форму «Фэанор», но в этом виде оно синдаризовано лишь наполовину: правильной синдаринской формой было «Фаэнор» (Faёnor)*; форма «Фэанор», возможно, появилась из-за ошибки писца, особенно в документах на квэнья, в которых «эа» появляется часто, а «аэ», как правило, не встречается25.


* Буква «ё» использована только для транскрипции, она не присутствовала в слове изначально.


3. У Финвэ было четверо детей от Индис: дочь Финдис (Findis), сын, дочь Иримэ (Irimё), и сын26. Имя «Финдис» составлено из имен ее родителей. Мало сказано о ней в «Сильмариллионе». Она не ушла в изгнание, но после убийства Финвэ вместе с матерью отправилась к ваниар, и они жили там, в печали, до тех пор, пока Манвэ не счел возможным возвратить Финвэ к жизни27. Его вторую дочь звали Ириэн (Irien)28, а материнским именем ее было «Лалвендэ» (Lalwendё) («cмеющаяся дева»). Под этим именем, или под укороченной формой «Лалвен» ее обычно и знали. Она отправилась в изгнание вместе со своим братом Финголфином, который из всех родичей был наиболее дорог ей; но имя ее не менялось, поскольку форма «Лалвен» достаточно хорошо подходила к стилю синдарина29.

Сыновьям Финвэ дал собственное имя, как и Фэанору. Возможно, это было сделано, чтобы утвердить их право быть признанными сыновьями, равными в этом отношении со старшим сыном Курфинвэ Файанаро (Fayanáro). Но в этом действии не было намерения вызвать среди братьев раздор, ибо ничто в приговоре Валар ни в коей мере не умаляло положения и прав Фэанора как старшего сына и, воистину, никто не умалял их, кроме самого Фэанора. Но, несмотря на все, что случилось позже, старший сын был дороже всего сердцу Финвэ.

Финвэ позднее добавил приставки к именам младших сыновей, как и к имени Фэанора: старшего он назвал «Нолофинвэ» (Ñolofinwë), а младшего – «Арафинвэ» (Arafinwë). «Ñolo» - это корень слов, имеющих отношение к мудрости30, а «Ara», «ar-» - это приставка, образованная от корня «Ara» - «благородный». Фэанор почел себя оскорбленным тем, что отцовское имя было дано двум его младшим братьям, и снова был разгневан теми приставками, что были добавлены; ибо гордость его все росла и омрачала разум: он полагал себя  величайшим мастером не только Курвэ (Kurwё) (что было верным), но также и Нолмэ (Ñolmё) (что не было верным, разве что в знании языка), и, несомненно, благороднейшим из детей Финвэ (что могло быть верным, если бы он не стал самым гордым и высокомерным).

Нолдор в изгнании, как правило, выбирали одно из имен, чтобы перевести его в синдаринскую форму; обычно, это было имя, которое предпочиталось другим (по тем или иным причинам), хотя и легкость «перевода» и то, насколько он соответствовал стилю синдарина, тоже учитывались.

О формах «Фэанор» и «Фаэнор» см. выше. «Нолофинвэ» (одно из первых измененных имен) превратилось в «Финголфин» (Fingolfin), путём придания именам «Финвэ Нолофинвэ» синдаринского звучания и последующего их объединения. Это самая необычная процедура, и ее не повторяли с другими именами31. Это не перевод. Квэнийский элемент «Ñolo» лишь перевели в его синдаринский эквивалент «gol». «Finwё» просто урезали до «fin» в обоих местах; таким образом, получилось имя очень похожее по стилю на синдаринское, но не имеющее никакого смысла на этом языке. (Если бы «Finwё» рассматривалось как слово, издавна присутствовавшее в синдарине, оно превратилось бы в «Finu» - а на северном диалекте – в «Fim», как в «Curufim»32). Финголфин взял имя «Финвэ» приставкой к «Нолофинвэ» еще до того, как Изгнанники достигли Средиземья. Он сделал это, претендуя на звание вождя всех нолдор после смерти Финвэ, и это столь разъярило Фэанора33, что, без сомнения, стало одной из причин его предательства, когда он покинул Финголфина и уплыл, забрав все корабли. В случае Финарфина приставка была сделана Финродом только после гибели Финголфина в поединке с Морготом. Нолдор тогда разделились на отдельные королевства под началом Фингона, сына Финголфина, Тургона, его младшего брата, Маэдроса, сына Фэанора, и Финрода, сына Арфина; и у Финрода подданных было больше всего.

4. Дети Финголфина. Жена Финголфина Анайрэ (Anairё) отказалась покинуть Аман прежде всего из-за дружбы с Эарвен (Earwen), женой Арафинвэ (хотя она была нолдо, а не одной из тэлери).

Но все ее дети ушли с отцом: Финдэкано (Findekáno), Турукано (Turukáno), Аракано (Arakáno) и Ириссэ (írissë), его дочь и третий ребенок; она находилась под опекой Турукано, который нежно любил ее, и Эленвэ (Elenwё), его жены34. У Финдэкано не было ни жены, ни ребенка35; у Аракано тоже.

Эти имена были, вероятно, отцовскими, хотя «Аракано» было материнским именем Финголфина. «Кáno» на квэнья означает «командир», обычно это звание младшего вождя, особенно действующего как заместитель старшего по рангу36. Синдаризация этих имён как «Фингон» (Fingon) и «Тургон» (Turgon) учитывает звуковые изменения, отличающие синдарин от тэлерина, но не берёт в расчёт смысл. Если бы эти имена и в самом деле были древнесиндаринскими, то ко времени прихода Изгнанников они бы приняли формы «Фингон» и «Тургон», но не имели бы их квэнийских значений, если бы их вообще можно было интерпретировать. Возможно,  они воспринимались бы как «Волосы-крик» и «Повелитель-крик» [см. прим. 36]. Но это не имеет большого значения, поскольку многие старые синдаринские имена к тому времени стали непонятными из-за изменения звуков, их воспринимали просто как имена, не вникая в смысл. Относительно «Финдэкано/Фингон» можно отметить, что первый элемент – это определенно квэнийское слово «findё» - «волосы, распущенные длинные волосы или коса37» (ср. «findessё» - «шапка волос, чьи-то волосы в целом»), но это не является бесспорным доказательством того, что имя «Финвэ» происходило или считалось происходившим от этого корня. Финголфин вполне мог дать старшему сыну имя, начинающееся с «fin-» - как «эхо» родового имени, а если оно еще и подходило именно Фингону, это было бы сочтено хорошим изобретением. В случае Фингона оно было удачным; он заплетал свои длинные темные волосы в толстые косы, перевитые золотом.

Аракано был самым высоким из братьев и наиболее порывистым, но имя его не было синдаризовано, ибо он погиб в первой битве воинства Финголфина с орками, Битве у Ламмот (но синдаринскую форму «Аргон» (Argon) часто давали в качестве имени и нолдор и синдар в память о его доблести)38.

Ириссэ, что шла всегда с народом Тургона, называли Ирэт39 (Ireth), заменив синдаринским     «-eth» (<«itta»), часто встречающимся в женских именах, квэнийское      «-issё». У Эленвэ, ее матери, не было синдаринского имени, ибо она не достигла Белерианда. Она погибла при переходе через Льды; и с тех пор Тургон всегда был непримирим во вражде к Фэанору и его сыновьям. Он сам едва избег смерти в тех  страшных водах, пытаясь спасти ее и свою дочь Итариль (Itaril), когда под ними проломился предательский лед и они упали в жестокое море. Итариль он спас40; но тело Эленвэ скрылось под обломками льда.

Итариль (в более длинной форме «Итариллэ» (Itarillё)) была единственным ребенком в третьем колене, считая от Финвэ, ушедшим вместе с изгнанниками, кроме Аротира, сына Ангрода, брата Финрода41. Оба они прославлены в преданиях «Сильмариллиона»; но судьба Итариль была высока, ибо она стала матерью Ардамира Эарендиля. На синдарине ее называли «Идриль» (Idril), но это было лишь изменение формы, ибо ни одного из квэнийских корней этого имени нет в синдарине42.

5. Дети Финарфина. Их звали: Финдарато Инголдо (Findaráto Ingoldo); Ангарато (Angaráto); Айканаро (Aikanáro); и Нэрвендэ Артанис (Nerwendë Artanis), прозванная Алатариэль (Alatáriel). Жену Ангарато звали Эльдалотэ (Eldalótë), а его сына - Артахер (Artaher). Прославленнейшими из них были первый и четвертая (единственная дочь), и только их материнские имена сохранились. В поздних песнях и легендах их обычно называли синдаринскими именами: Финрод (Finrod), Ангрод (Angrod) (с женой Эделлос (Eðellos) и сыном Аротиром (Arothir)), Аэгнор (Aegnor) и Галадриэль (Galadriel).

Имена «Финдарато» и «Ангарато» были тэлеринскими по форме (ибо Финарфин говорил на языке народа своей жены); и потому их было легко перевести на синдарин по форме и смыслу, ибо тэлерин Амана и язык их родичей, синдар Белерианда, были близкородственными, несмотря на сильные изменения, которым подвергся синдарин в Средиземье. (Более естественными квэнийскими формами были бы имена «Артафиндэ» (Artafindё) и «Артанга» (Artanga), «arta-» - это эквивалент приставки «arata-», как в «Артанис» и «Артахер»)43. Порядок элементов в составных словах, особенно в личных именах, оставался довольно свободным во всех трех эльдаринских языках; но в квэнья больше использовали старый порядок, по которому корни-прилагательные ставились в начале, в то время как в тэлерине и синдарине они часто помещались на второе место, особенно в поздних именах, как обычно это происходило с прилагательными в повседневной речи этих языков. Однако в именах, что заканчивались древними словами, указывающими на положение, звание, род занятий, племя или род и тому подобное, элемент-прилагательное, даже в синдарине, мог быть поставлен на первое место согласно старым моделям. Квэнийское имя «Артахер» (корень «artahēr-») «благородный владыка» было правильно синдаризовано в форму «Аротир».

«Эльдалотэ» перевели как «Эделлос» согласно значению слова: «Эльфийский цветок». «Ангарато» естественно стало «Ангродом». Возможно, оба брата носили сначала имя «Арато» и лишь потом его переделали в разные имена.

«Find-» в «Финдарато» означала «волосы», но в этом случае имелись в виду золотые волосы этой семьи, унаследованные от Индис. «Ang-» в «Ангарато» произошла от общеэльдаринского «angā» - «железо» (квэнья, тэлерин - «anga», синдарин – «ang»). У Ангрода с юности были очень сильные руки, и он получил эпессэ «Ангамайтэ» (Angamaitë) - «железнорукий», так что «anga» было использовано Финарфином как различительная приставка.

Айканаро отец назвал «Амбарато» (Ambaráto). Синдаринская форма этого имени звучала бы как «Амрод» (Amrod); но Айканаро использовал материнское имя44 (которое, однако, было дано на квэнья, а не на тэлерине) чтобы избежать сходства с именем «Ангрод» и потому, что отдавал ему предпочтение. «Aika-nār» означало «ярое пламя». Отчасти это было «пророческим именем», ибо он был прославлен как один из доблестнейших воинов и внушал оркам великий страх: в ярости битвы глаза его полыхали огнем, хотя в иных случаях он являл великодушный и благородный нрав. Но и в ранней юности в нем могли заметить ярый огонь; ибо волосы его были весьма приметны: золотые, как у братьев и сестры, но густые и жесткие, обрамляющие голову подобно языкам пламени. Однако форма «Аэгнор», которую он придал своему имени, не была истинно синдаринской формой. В синдарине не было прилагательного, соответствующего квэнийскому «aika» - «ярый, страшный, ужасный»; хотя если бы оно существовало, то вполне могло бы звучать как «aeg»45.

Имя «Галадриэль» было избрано Артанис («благородной женщиной») в качестве ее синдаринского имени; ибо это было самое прекрасное из ее имен, хотя оно и являлось эпессэ. Его дал ей возлюбленный, Телепорно (Teleporno) из тэлери, за которого она позже в Белерианде вышла замуж46. На тэлерине, в той форме, что оно было дано, это имя звучало как «Алатариэль(лэ)» (Alatāriel(lë)). Встречается квэньяризованная форма «Алтариэль», хотя, в действительности, она должна звучать как «Налтариэль» (Ñaltariel). Самый благозвучный и точный перевод на синдарин – это «Галадриэль». Имя было выведено из общеэльдаринского корня «ÑAL» - «сияющий отраженным светом»; «ñalatā» - «сияние, сверкающий отблеск» (от драгоценного камня, стекла или полированного металла, воды) > квэнья - «ñalta», тэлерин - «alata», синдарин – «galad», + общеэльдаринский корень «RIG» - «окружать, оплетать», «riga» - «венок, диадема»; квэнья, тэлерин - «ria», синдарин – «ri», квэнья, тэлерин «riellё», «-riel» - «дева, увенчанная праздничным венком». В целом  - «дева, увенчанная сияющим венцом». Это имя было дано Галадриэли из-за ее волос. «Galad» встречается также в эпессэ Эрейниона (Ereinion) («потомка королей»), под которым его главным образом помнят в легендах, «Гиль-Галад» (Gil-galad) - «сияющая звезда»: он был последним королем эльдар в Средиземье и последним (не считая Эльронда Полуэльфа) мужчиной-потомком Финвэ47. Эпессэ было дано ему из-за шлема, кольчуги и щита, покрытых серебром и с эмблемой в виде белых звезд. В солнечном или лунном свете он сиял издали будто звезда, и, стоящего на высоте, его можно было разглядеть эльфийским зрением с большого расстояния.

Были и другие вошедшие в легенды потомки Финвэ, о которых стоит упомянуть здесь, хотя их имена были даны на синдарине или квэнья в более поздние времена, когда синдарин стал повседневным языком нолдор. Эти имена не вызывают тех сложностей с переводом или формальным встраиванием в язык, какие возникают с именами на квэнья, данными перед Изгнанием..

Итарильдэ (Itarildё) (Идриль)48, дочь Тургона, была матерью Эарендиля (Earendil); но отцом его был человек из атани, из Дома Хадора: Туор, сын Хуора49. Таким образом, Эарендиль был вторым из перэльдар (полуэльфов)50, первым был Диор, сын Берена и Лутиэн Тинувиэль, дочери короля Элу Тингола. Однако имена ему дали на квэнья; ибо Тургон после основания тайного града Гондолина вновь сделал квэнья повседневным языком для своих домочадцев. Имя «Эарендиль» - отцовское, а материнским именем было «Ардамирэ» (Ardamirё). В данном случае оба имени оказались «пророческими». Когда Туор долго странствовал по западному побережью Белерианда после побега из рабства, ему явился сам Великий Вала Ульмо. Он направил Туора искать Гондолин, предсказав, что если он найдет город, там у него родится сын, который после станет прославленным мореходом51. Хоть это и показалось Туору невероятным, ибо ни атани, ни нолдор не любили море и корабли, он назвал сына на квэнья «любящий море». В большей степени истинно «пророческим» именем оказалось имя «Ардамирэ» («Драгоценность Мира»); ибо Итарильдэ не могла предвидеть своим проницательным разумом странную судьбу Эарендиля, что даст ему во владение Сильмариль и проведет его корабль сквозь все тени и опасности, которыми Аман в то время был огражден от любого пришельца из Средиземья. В легендах эти имена не переводились на синдарин52, хотя авторы из синдар иногда объясняли, что они означают «Мирн’Ардон» (mír n'Arðon) и «Сэрон Аэарон» (Seron Aearon). Браком Эарендиля и Эльвинг, дочери Диора, сына Берена, две линии перэльдар (перэдиль) соединились. Сыновьями Эарендиля были Эльрос и Эльронд. Эльрос стал первым королем Нуменора (с квэнийским титулом Тар-Миньятур («высокий первый правитель»)). Эльронд был причислен к народу эльдар, обретя их долгую жизнь, он стал оруженосцем и знаменосцем Эрейниона Гиль-Галада. Позже, когда он женился на Келебриан (Celebrian), дочери Галадриэли и Келеборна (Celeborn), две линии потомков Финвэ (от Финголфина и Финарфина) соединились и продолжились в Арвен, их дочери53.

«Эльрос» (Elros) и «Эльронд» (Elrond), имена последних потомков Финвэ, рожденных в Древние Дни, были образованы так, чтобы напоминать имя их матери «Эльвинг» (Elwing). Значение корня «wing» неопределенно, поскольку он не встречается ни в личных именах, ни в записях на синдарине или квэнья. Некоторые из ученых, помня, что после своего возвращения ко второй жизни Берен и Лутиэн жили в Оссирианде54, и что там же, в этой лесной стране среди Зеленых Эльфов, жил и Диор после падения Дориата, предположили, что «wing» - это слово из речи Зеленых Эльфов; но после разрушения Белерианда от того языка сохранилось очень мало. Поэтому перевод «wing» как «пена, брызги, водяная пыль» - от воды, сдутой ветром, или падающей отвесно со скалы - не более чем правдоподобная догадка. Однако ее подтверждает тот факт, что Оссирианд был землей, разделенной семью реками (на что указывает его название), которые стремительно низвергались с крутых склонов Гор Эред-Линдон. Диор жил возле одного из больших водопадов, который на синдарине назывался «Лантир-Ламат» (Lantir Lamath) («водопад звенящего эха»). Более того, имя «Эльрос» (на квэнья – «Элероссэ» (Elerossё)) означает «звездная пена», «пена, осиянная звездами».55

Пронумерованные примечания к тексту даны далее, однако следующие редакторские заметки относительно Гиль-Галада и Фелагунда я счел более удобным поместить здесь.

Происхождение Гиль-Галада

Первоначально отец полагал, что Гиль-Галад был сыном Фелагунда, короля Нарготронда. Вероятно, впервые эта версия была записана в поправке к тексту НН II в «Низвержении Нуменора» (т. V); и этой версии он придерживался вплоть до завершения «Властелина Колец», как можно увидеть из основного раннего текста «Повести Лет» и из текста «О Кольцах Власти», где в опубликованном «Сильмариллионе» «Фингон» – редакторская правка имени «Фелагунд». В добавлениях в «Квэнта Сильмариллион» (т.XI), чья дата точно неизвестна,  написано, что Фелагунд отослал свою жену и сына Гиль-Галада из Нарготронда в Гавани Фаласа ради их безопасности. Также надо упомянуть, что в тексте «Повесть Лет» говорится не только о том, что Гиль-Галад был сыном Фелагунда, но и что Галадриэль была сестрой Гиль-Галада (и, таким образом, дочерью Фелагунда): см. прим. 10.

В «Серых Анналах» 1951 г. (т. XI, § 108), однако, появляется утверждение, что у Фелагунда не было жены, ибо ваниа Амариэ, которую он любил, не было дозволено покинуть Аман.

Здесь необходимо кое-что рассказать об Ородрете (Orodreth), сыне Финарфина и брате Фелагунда, который стал вторым королем Нарготронда (об указаниях на снижение значения Ородрета в ранних фазах Легендариума см. т. III, т. V, а также «Неоконченные Предания», прим. 20). В генеалогических таблицах потомков Финвэ, датированных 1959 г., но которые отец все еще использовал и изменял во время написания экскурса к «Шибболет Фэанора» (см. прим. 26), можно проследить любопытную историю Ородрета. Вкратце это выглядит так: изначально у Финрода (Фелагунда) был сын по имени «Артанаро Родотир» (Artanaro Rhodothir) (это противоречит «Серым Анналам», согласно которым у него не было жены), второй король Нарготронда и отец Финдуилас. Таким образом, «Ородрет» был сдвинут на поколение вниз, став сыном, а не братом Финрода. На следующем этапе отец (очевидно вспомнив версию «Серых Анналов») заметил, что у Финрода «не было детей (он оставил жену в Амане)» и передвинул Артанаро Родотира, сделав его, в том же самом поколении, сыном брата Финрода, Ангрода (который вместе с Аэгнором держал нагорье Дортонион и был убит в Битве Внезапного Пламени).

Имя сына Ангрода (остающегося все тем же «Ородретом») было затем изменено с «Артанаро» на «Артаресто» (Artaresto). В отдельной заметке, найденной в генеалогиях и написанной впопыхах, но, тем не менее, датированной (августом  1965 г.), отец высказал мысль, что лучшим решением проблемы происхождения Гиль-Галада будет сделать его «сыном Ородрета», которому здесь дано имя на квэнья «Артаресто», и продолжил:

Финрод оставил жену в Валиноре, и в изгнании с ним не было детей. У Ангрода был сын Артаресто, которого Финрод любил, и он смог бежать, когда Ангрод был убит, и поселился вместе с Финродом. Финрод сделал его своим «наместником», и он наследовал ему в Нарготронде. На синдарине его звали «Родрет» (измененное на «Ородрет» из-за его любви к горам …). У него родились дети: Финдуилас (Finduilas) и Артанаро=Роднор (Rodnor), позже прозванный «Гиль-Галад». (Их матерью была благородная дева из северных синдар. Она назвала сына «Гиль-Галад».) Роднор Гиль-Галад спасся, и, в конце концов, пришел в Устья Сириона, и стал там королем нолдор.

Слова, которые я не смог прочитать, содержат, по-видимому, предлог и имя собственное, и это имя могло быть «Фарот» (Высокий Фарот к западу от реки Нарог). – В последней генеалогической таблице появляется «Артанаро» («Роднор»), прозванный «Гиль-Галад», с примечанием, что «он бежал и поселился в Устьях Сириона». Единственным дальнейшим изменением был отказ от имени «Артаресто» и замена его на имя «Артахер» (синдарин – «Аротир»); и таким образом, в экскурсе (прим. 23) Аротир [Ородрет] назван «родичем и наместником» Финрода, и (прим. 47) Гиль-Галад – это «сын Аротира, племянника Финрода». Окончательная генеалогия такова:

 

Так как Финдуилас, дочь Аротира, осталась неисправленной в последней генеалогии, она стала сестрой Гиль-Галада.

Без сомнения, эта генеалогия была последним словом отца по поводу происхождения Гиль-Галада; но эти поздние и радикальные изменения никак не коснулись существующих преданий, и представлялось совершенно невозможным вставить их в опубликованный «Сильмариллион». Тем не менее, было бы намного лучше оставить происхождение Гиль-Галада неясным.

Я должен также заметить, что в опубликованном тексте «Алдарион и Эрендис» («Неоконченные предания») письмо от Гиль-Галада к Тар-Менельдуру открывается так: «Эрейнион Гиль-Галад, сын Фингона», но изначально было: «Финеллах Гиль-Галад из Дома Финарфина» (где «Финеллах» (Finellach) было заменой «Финхенлах» (Finhenlach), а оно, в свою очередь - заменой «Финлахен» (Finlachen)). Об имени «Эрейнион» см. стр. 12 и прим. 47. Также в тексте «Описание острова Нуменор» («Неоконченные предания») я заменил «Король Финеллах Гиль-Галад из Линдона» на «Король Гиль-Галад из Линдона». Однако я оставил слова «его родственница Галадриэль», так как Фингон и Галадриэль были двоюродными братом и сестрой. Среди многих заметок и предположений на генеалогических таблицах нет и следа намерения сделать Гиль-Галада потомком Финарфина; но в любом случае «Алдарион и Эрендис» и тесно связанный с ним текст «Описание Нуменора» предшествуют по времени (сейчас я склоняюсь к дате около 1960 г.) решению сделать Гиль-Галада внуком Ангрода и дать ему имя «Артанаро Роднор», мысль о котором впервые появляется (как новая версия) в заметке от августа 1965 г., которую я привёл выше. При более тщательном, чем проделанный мной двадцать лет назад, анализе этих очевидно чрезвычайно запутанных материалов становится ясно, что идея «Гиль-Галада – сына Фингона» была недолговечной.

Гномье происхождение имени «Фелагунд»

Из заметок, сопровождающих эльфийские генеалогии и датированных декабрем 1959г. (см. прим. 26) следует привести и эту. Я упоминал (т. XI), что напротив имени «Фелагунд» в гл. «Осада Ангбанда» «Квэнта Сильмариллион», (где сказано, что «Номы Севера, сначала в шутку, называли его… Фелагунд или «владыка пещер»), отец написал на тексте, отпечатанном на машинке позднее: «На самом деле, это было гномье имя; ибо Нарготронд был впервые возведен гномами, как рассказывали позднее». В заметках 1959 г. утверждается:

Имя «Фелагунд» было гномьего происхождения. Когда Финрод расширял подземную крепость Нарготронд, ему помогали гномы. Предполагается, что изначально это было жилище Малых Гномов (нибинногов), но Великие Гномы презирали их и без сожаления выгнали (отсюда особая ненависть Мима к эльфам) тем более, что им была обещана большая награда*. Финрод принес с Туны больше сокровищ, чем любой другой из принцев.

«Фелагунд»: гномье «felek» - «резать камень», «felak» - «инструмент, похожий на резец с широким лезвием или небольшой топорик без рукоятки, для резьбы по камню»; «использовать этот инструмент», «gunud» - эквивалент эльдаринского «s-rot»56; «gundu» - «подземный чертог», «felakgundu», «felaggundu» - «высекающий пещеры». Это имя было дано Фелагунду за искусность в тонкой резьбе по камню. Он украсил резьбой многие стены и колонны Нарготронда и гордился этим именем. Но другие часто эльдаризировали его в форму «Фелагон» (Felagon), как будто у него было такое же окончание («-káno»), как в «Фингон», «Тургон»; а первый элемент ассоциировался с синдаринским «fael» - «благородный, справедливый, великодушный» или с квэнийским «faila» (? Прилагательное, образованное, от «phaya» - «дух», которое означает «имеющий добрый дух (fёа) или дух (fёа), доминирующий над телом».

Эта заметка легла в основу краткой статьи под названием «Фелагунд» в указателе к «Сильмариллиону».


* Награда была обещана за строительство города. Знал ли Финрод об этом изгнании до того, как его можно было предотвратить, неизвестно. (Прим. пер.)


Имена Сыновей Фэанора с легендой о судьбе Амрода

Отец не выполнил до конца своего намерения изложить в «экскурсе» рассказ об именах Сыновей Фэанора (см. прим. 32), но сохранилось несколько страниц первоначального черновика. Текст начинается с аккуратных записей чернилами, но в конце списка «материнских имен» чернила сменяет шариковая ручка. Легенда об Амроде и Амрасе была бы слишком неразборчивой для воспроизведения, если бы отец вновь не прошелся по ней и не переписал худшие места более четко. Здесь я опустил многочисленные экспериментальные этимологические заметки о словах эльдарина, относящихся к красному цвету и меди, и об именах близнецов. В первый список я для ясности добавил имена на синдарине.

(1) [Маэдрос] Нельяфинвэ (Nelyafinwё) «Финвэ Третий» в роду57. (Нэльо) (Nelyo)

(2) [Маглор] Канафинвэ (Kanafinwё) «громкоголосый или ?командующий». (Кано)58 (Kano)

(3) [Келегорм] Туркафинвэ (Turkafinwё) «сильный, могучий (телом)». (Турко) (Turko)

(4) [Куруфин] Куруфинвэ. Собственное имя Фэанора, данное этому, любимому сыну, ибо он один отчасти выказывал те же способности и нрав, что и у отца. Он также сильно походил на Фэанора лицом. (Курво) (Kurwo)

(5) [Карантир] Морифинвэ (Morifinwё) «темный» - у него были черные волосы, как у деда. (Морьо) (Moryo)

(6) [Амрод] Питьяфинвэ (Pityafinwё) «Маленький Финвэ» (Питьо)59 (Pityo)

(7) [Амрас] Телуфинвэ (Telufinwё) «Последний Финвэ» (Тэльво)60 (Telvo)

Их «материнские имена» (они сохранились, хотя никогда не использовались в повествованиях) записаны как:

(1) Майтимо (Maitimo)  «хорошо сложенный»: у него была прекрасная фигура. Но он, как и самые младшие, унаследовал редкий рыже-каштановый цвет волос родичей Нэрданэли. Ее отец носил эпессе «руско» (rusco) - «лис». А братья и другие родичи Майтимо дали ему эпессе «Руссандол» (Russandol) - «медная верхушка»61.

(2) Макалаурэ (Makalaurё). Значение неясно. Обычно переводится (и считается «пророческим» материнским именем) как «кующий золото». Если это так, то возможно, это поэтическое указание на его искусную игру на арфе, звук которой был «золотым» (слово «laurё» использовалось для обозначения золотого света или цвета, но никогда – для обозначения металла).

(3) Тьелкормо (Tyelkormo) «быстро вскакивающий». Квэнья «tyelka» - «быстрый». Возможно, намек на его вспыльчивый нрав и привычку вскакивать, когда он внезапно приходил в ярость.

(4) Атаринкэ (Atarinkё) «маленький отец» - указание на его внешнее сходство с Фэанором, позднее то же сходство обнаружилось и в характере.

(5) Карнистир (Carnistir) «краснолицый» - у него были темные (каштановые) волосы, но красноватый оттенок кожи, как у его матери.

(6) Амбарто62 (Ambarto)

(7) Амбарусса (Ambarussa)

Эти два имени близнецов (и-Вэнин) очевидно, должны были начинаться одинаково. Имя «Амбарусса» - «рыже-коричневая верхушка» - должно быть, указывало на цвет волос: у первого и последнего из детей Нэрданэли был рыжеватый оттенок волос, как у ее родичей. Имя же «Амбарто [> «Умбарто» (Umbarto)], которое, как можно предположить, начинается с элемента с тем же значением, что и (7), было окружено многими легендами и спорами. Наиболее достоверная из них звучит так:

У обоих близнецов были рыжие волосы. Нэрданэль назвала их обоих «Амбарусса» - ибо они были очень похожи друг на друга и оставались такими всю свою жизнь. Когда Фэанор попросил ее дать хотя бы немного различающиеся имена, ему показалась, что Нэрданэль стала какой-то странной, и через некоторое время она сказала: «Тогда пусть одного зовут [«Амбарто»>] «Умбарто», но которого – покажет время».

Фэанор был обеспокоен этим зловещим именем («Обреченный») и изменил его на «Амбарто» - или, в некоторых версиях, подумал, что Нэрданэль сказала «Амбарто», использовав первый элемент как в «Амбарусса» («amba» + квэнья «arta» - «возвышенный, высокий»). Но Нэрданэль молвила: « «Умбарто» сказала я; но делай, как пожелаешь. Это не имеет значения».

Позже, когда Фэанор становился все более яростным и неистовым и бунтовал против Валар, Нэрданэль, после долгих стараний изменить его нрав, отдалилась от него. (Ее род служил Аулэ, который советовал ее отцу не принимать участия в мятеже. «В конце концов это только приведет Фэанора и всех твоих детей к смерти»). Она вернулась в дом отца; но когда стало ясно, что Фэанор и его сыновья желают покинуть Валинор навсегда, она пришла к нему до ухода воинства на север и просила Фэанора оставить ей двух младших, близнецов, или хотя бы одного из них. Он ответил: «Будь ты верной женой, какой была до того, как тебя обманул Аулэ, ты сохранила бы всех, уйдя вместе с нами. Если ты покидаешь меня, то покидаешь и всех своих детей, ибо они решили идти с отцом». Тогда Нэрданэль разгневалась и ответила: «Ты не сумеешь сохранить их всех. По меньшей мере, один из них никогда не ступит на землю Средиземья». «Оставь зловещие пророчества Валар, которым они понравятся», сказал Фэанор. «Я презираю их». Так они расстались.

Ныне рассказывается о том, как Фэанор силой забрал корабли у тэлери и нарушил верность Финголфину и с теми, кто был предан ему, уплыл на этих кораблях в Средиземье, предоставив остальным идти пешком с великими муками и потерями. Корабли поставили на якорь недалеко от берега в заливе Дрэнгист, а все войско Фэанора сошло на землю и разбило лагерь.

Ночью Фэанор, исполненный злых умыслов, разбудил Куруфина и, взяв его и еще несколько самых преданных эльфов, он пошел к кораблям и поджег их; и темное небо стало алым подобно ужасному рассвету. Весь лагерь пробудился, а Фэанор, вернувшись, сказал: «Ныне я хотя бы уверен, что ни один слабодушный или предатель из вас не сможет увести даже один корабль назад на помощь Финголфину и его народу». Но все, кроме немногих, были потрясены, ибо на борту оставалось еще много вещей, не перенесенных на берег, и корабли могли быть полезны для будущего путешествия. Войско все еще было далеко на севере и намеревалось плыть на юг на поиски лучшей гавани.

Утром войско собралось, но из семи сыновей Фэанора нашлись только шестеро. Тогда Амбарусса (6) побледнел от страха. «Разве ты не разбудил Амбаруссу, моего брата (которого ты назвал «Амбарто»)?» - спросил он. «Он не пожелал сойти на берег, где спать (как он сказал) неудобно». Но думают (и, без сомнения, Фэанор тоже догадался об этом), что Амбарто намеревался уплыть на корабле назад (?позднее) и воссоединиться с Нэрданэлью; ибо он был [?потрясен]63 деянием отца64.

«Тот корабль я сжег первым», сказал Фэанор (скрыв собственный ужас). «Тогда верное имя дал ты младшему из твоих детей», сказал Амбарусса, «и правильно звучало оно «Умбарто» - «Обреченный». Яростным и безумным стал ты». И более никто не осмеливался говорить с Фэанором об этом65.

 

Об упоминании истории гибели одного из близнецов при сожжении кораблей в Лосгаре см. т. Х, § 162 - примечание на машинописи «Анналов Амана»; а рассказ о Нэрданэли и ее отчуждении от Фэанора см. в позднем варианте «Квэнта Сильмариллион» (т. Х).

Материал, касающийся имен близнецов, запутан и сбивает с толку, и несомненно, это произошло из-за того, что только когда отец работал над ним, возникла эта странная и зловещая история. Мне кажется весьма вероятным, что она еще не появилась ни когда он давал близнецам материнские имена (6) «Амбарто» и (7) «Амбарусса», ни когда он начал заметку, которая следует за списком материнских имен, гласившую, что «у первого и последнего из детей Нэрданэли был рыжеватый оттенок волос, как у ее родичей», имея в виду Маэдроса с прозвищем «Руссандол» и младшего из близнецов Амбаруссу (Амраса).

Я думаю, эта история впервые появилась вместе со словами: «Наиболее достоверная из них звучит так: У обоих близнецов были рыже-каштановые волосы. Нэрданэль назвали их обоих «Амбарусса»…» Именно тогда, без сомнения, отец изменил имя «Амбарто» на «Умбарто» в списке и поменял местами имена близнецов (см. прим. 62), так что «Амбарусса» стал старшим из них, а «Амбарто/Умбарто» - младшим из детей Фэанора, как говорится в этой легенде.

В начале первой страницы текста, касающегося имен сыновей Фэанора, когда история уже существовала в настоящем виде, отец написал,:

Все сыновья, кроме Куруфина, предпочли материнские имена, и впоследствии их всегда помнили по ним. Близнецы называли друг друга «Амбарусса». Имя «Амбарто/Умбарто» [?никем не] использовалось. Близнецы оставались похожими друг на друга, но волосы старшего с возрастом потемнели, и отец любил его больше. Когда они перестали быть детьми, их уже [?не] путали…

Поэтому в легенде «Амбарусса (6)» спросил Фэанора, не разбудил ли он «Амбаруссу, моего брата» перед тем, как поджечь корабли.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 [Этот заголовок происходит из первого предложения эссэ, которое на самом деле звучит так: «Случай изменения «þ» > «s» более труден». Я не смог обнаружить, к чему относилось это предложение. Машинописный текст существует как единое целое, страницы пронумерованы последовательно от А до Т.]

2 Мало их было унесено из Валинора, и еще меньше осталось после перехода в Средиземье; но в памяти ученых многое сохранилось в целости.

3 [Термин «ингви», кажется, не использовался с «Ламмас» 1930-х годов, где «ингвэлиндар или ингви» появляется как название дома и народа Ингвэ, вождя Первого Рода эльфов (позже названного линдар), т. V. О более позднем применении термина «линдар» см. т. XI]

4 Без специального изучения. Но многие нолдор могли говорить на тэлерине и vice versa*. Фактически, в этих языках присутствовали обоюдные заимствования; самое примечательное из них – это широкое использование тэлеринской формы «telpё» («серебро») вместо чисто квэнийского «tyelpё». [О заимствовании «telpё» см. «Неоконченные Предания»]


* наоборот (Прим. пер.)


5 Продолжая порицать её, они со временем смогли настоять на том, чтобы различие между старым «þ» и «s», по крайней мере, всегда сохранялось на письме.

6 [См. Заметку о материнских именах в конце эссэ. Нигде больше не утверждается, что «Сэриндэ» было «материнским именем» Мириэли.]

7 [Несколько раз в текстах поздней «Квэнта Сильмариллион» говорится, что «Фэанаро» было «именем проникновения в сущность», данным ему Мириэлью при рождении. Более того, в истории Мириэли (когда она впервые появляется) ее дух уходит в Мандос вскоре после рождения Фэанора, а в «Законах и обычаях эльдар» определенно утверждается, что он никогда не видел матери (т. Х). История в этом отношении полностью изменилась: Мириэль назвала его так, «распознав в сыне пылкий нрав»; «пока она была жива, добрым советом ей часто удавалось смягчить и сдержать его»; и впоследствии «она терпела эту усталость, пока он полностью не вырос, однако, долее терпеть уже не смогла». После «смерти» или ухода Мириэли «некоторое время он также сидел у тела матери, но вскоре его снова  всецело поглотили работа и замыслы».].

8 [О всех других текстах, касающихся этого вопроса, говорится в т. Х. Эти тексты существенно более ранние, чем настоящее эссэ, которое никоим образом не совпадает с ними полностью.]

9 [В других местах «Эзеллохар» - это название не равнины, но Зеленого Холма, на котором росли Два Древа (т. Х); в то время как в «Квэнди и эльдар» сказано, что «Короллайрэ» - это перевод валианского названия «Эзеллохар», первый элемент которого «ezel», «ezella» означает «зеленый». Но возможно, под «равниной Эзеллохар» отец имел в виду «равнину, на которой стоял холм Эзеллохар».]

10 Сомневаясь, что для доказательства неизменности воли любого из Детей достаточно срока в несколько лет; и предвидя, что нарушение закона приведет к гибельным последствиям.

11 Смерть по собственной воле, как у Мириэли, была за пределами его представления. Насильственную смерть он полагал невозможной в Амане; хотя, как записано в «Сильмариллионе», это оказалось не так.

12 [Этот отрывок до слов «пройдя последнее испытание, покинула Средиземье навсегда» (с необходимыми изменениями в первом предложении) был напечатан в «Неоконченных Преданиях» - так как очень важен для истории Галадриэли – но без указания на контекст: поэтому я счел нужным вновь дать его здесь.]

13 [Имя Эльвэ «Тиндиколло» (в других местах «Синдиколло» (Sindikollo, Sindicollo)) было опущено в тексте «Неоконченных Преданий».]

14 Которые вместе с величайшей из всех эльдар - Лутиэн Тинувиэль, дочерью Элу Тингола, были главными героями легенд и историй эльфов.

15 Нельзя даже с уверенностью сказать, что все сыновья Фэанора продолжали использовать «þ» после смерти отца и исцеления вражды прославленным подвигом Фингона, сына Финголфина, освободившего Маэдроса (Maedhros [> Maedros] ) от пытки Моргота.

16 [Совершенно другой рассказ о «Выбранных именах» в «Законах и обычаях эльдар (т. Х) здесь, по-видимому, уже отброшен.]

17 Как это можно заметить в «Сильмариллионе». Ни заголовок, ни сама работа не принадлежат эльдар. Это компиляция, составленная, возможно, в Нуменоре, которая включает (в прозе) четыре великих предания или лэ о героях атани, из которых «Дети Хурина», возможно, было записано еще в Белерианде в Первую Эпоху, но этому предшествует необходимое вступление, повествующее о Фэаноре и о сотворении им Сильмарилей. Однако все это «человеческие» записи. [Ср. с этим т. Х и прим. 17 к «Последним работам. О Глорфиндэле, Кирдане и других» в т. XII].

18 Особенно заметно это в «Манвэ», квэнийском имени «Старшего Короля», главы Валар. Утверждается, что оно возникло тогда же, что и имена «Ингвэ» и т.д., и содержит валаринский элемент «aman», «man» - «благословенный, святой», который эльфы узнали от Оромэ, и, конечно же, не связанный с эльдаринским вопросительным местоимением «ma», «man». [См. т. XI].

19 У него были черные волосы, но лучистые серо-голубые глаза.

20 Связь с тэлеринским «vola» («вал, длинная волна»), которую проводили иногда сами тэлери – это не серьезная «этимология», но всего лишь «игра слов»; ибо имя короля в обычном виде не «Вольвэ» (Volwё) (общий эльдарин «wolwe»), а «Ольвэ» (на тэлерине так же, как и на квэнья) и «w» перед «о» в тэлерине не терялось, в отличие от квэнья. К тому же, связь тэлери с мореплаванием возникла гораздо позже, чем Ольвэ получил свое имя.

21 Иначе было в записанных хрониках (которые нолдор в любом случае по большей части создавали на квэнья). Также имена «чужеземцев», которые не жили в Белерианде и редко упоминались в повседневной речи, обычно оставались неизмененными. Таким образом, имена Валар, которые были придуманы в Валиноре, как правило, не изменялись – подходили они к стилю синдарина или нет. Синдар мало знали о Валар, и не изобретали для них собственных имен, кроме Оромэ (которого видели и знали все эльдар); а также Манвэ и Варды, о чьем высоком положении им сообщил Оромэ, и Великого Врага, которого нолдор звали Мелькором. Имя для Оромэ было составлено на примитивном эльдарине (напоминая звук его великого рога), и «Оромэ» была его квэнийской формой, хотя на синдарине оно стало звучать как «Арав» (Araw). Синдар позднее часто называли его «(Аран) Таурон» (Aran Tauron) – «владыка лесов». Манвэ и Варду они знали только под именами «Старший Король» и «Звездная Королева»: «Аран Эйниор» (Aran Einior) и «Элберет» (Elbereth). Мелькора они звали «Моргот» (Morgoth), «Черный Враг», отказавшись использовать синдаринскую форму для «Мелькор»: «Белегур» (Belegûr) - «восставший в мощи», но иногда (редко) называли его умышленно измененным именем «Белегурт» (Belegurth) – «великая смерть». Эти имена («Таурон», «Аран Эйниор», «Элберет» и «Моргот») приняли  и использовали нолдор, говоря на синдарине.

[О связи имени «Оромэ» с его великим рогом см. т. XI. – Имена «Белегур», «Белегурт», упомянутые в указателе к опубликованному «Сильмариллиону», взяты из настоящей заметки. За много лет до ее написания «Белегор», как быстро отброшенное имя Моргота, было использовано в «Лэ о Детях Хурина», т.III].

22 Его сыновья были слишком заняты войной и раздорами, чтобы интересоваться подобными вопросами, кроме поэта Маглора и Куруфина, его четвертого и любимого сына, которому он дал собственное имя; но Куруфин больше всего интересовался совершенно иным языком гномов, будучи единственным из нолдор, завоевавшим их дружбу. Именно от него ученые получили все имеющиеся сведения о кхуздуле (Khuzdûl).

23 К тому же «ученые» не были отдельной гильдией тихих книжников, скоро сожженных орками Ангбанда на кострах из книг. По большей части они были подобными Фэанору, величайшими из эльдар, королями, принцами и воинами, такими как доблестные вожди Гондолина или Финрод из Нарготронда и Родотир [>Аротир], его родич и наместник. [Об Аротире см. заметку о происхождении Гиль-Галада.]

24 И в качестве предосторожности на случай своей смерти. Ибо книги создавались только в укрепленных городах во времена, когда смерть в битве подстерегала любого из эльдар, но они еще не верили, что Моргот сможет захватить или разрушить их крепости.

25 [В дополнении к «Анналам Амана» первым именем Фэанора было «Миньон Рожденный Первым» (т. Х); в «Законах и обычаях эльдар» его сначала назвали «Финвэ», во второй версии – «Финвион» (т. Х, прим. 20). О предыдущих упоминаниях «Куруфинвэ» см.указатель к т. Х (Curufinwё); а с упоминаемой здесь формой «Фаэнор» ср. прим. на с. 217 в т. Х.]

26 [В «Войне Самоцветов» я говорил о нескольких эльфийских генеалогиях, явно сходных с генеалогиями эдайн, данными в той книге: см. т. XI, с. 229, где я отметил, что за эльфийскими генеалогиями следуют очевидно связанные с ними примечания, датированные декабрем 1959г. Эти генеалогии в четырех отдельных таблицах, посвящённые почти исключительно потомкам Финвэ, явно принадлежат примерно к одному и тому же времени и меняются поэтапно так же, как и генеалогии домов эдайн. По меньшей мере, восемь лет, а, возможно, и больше, отделяют их от настоящего «экскурса», который, как определено, был написан не ранее февраля 1968г. Однако ясно, что они были у отца перед глазами, когда он писал этот текст, и изменения, сделанные в последней из четырех таблиц, согласуются с утверждениями в экскурсе. Во всех таблицах у Финвэ и Индис все еще три дочери: Финдис, Фаниэль и Иримэ (в т. Х появляется «Финвайн» вместо «Иримэ»), и исправлений не было. В экскурсе Фаниэль исчезла и младшей дочерью стала Иримэ (Ириэн) (см. прим. 28).]

27 Если когда-либо он осуществил это. Мало слышали в Средиземье об Амане после ухода нолдор. Те, кто вернулся туда, никогда не приходили обратно с тех пор, как мир изменился. Они часто появлялись в Нуменоре в его первые дни, но лишь малая часть знаний и хроник Нуменора уцелела при Низвержении. [Со словами  об Индис в этом месте текста ср. «Законы и обычаи эльдар» (т. Х, и прим. 17), где Финвэ в Мандосе сказал Вайрэ: «Но Индис разлучилась со мной без смерти. Я не видел ее много лет, и когда Исказитель сразил меня, я был один… Мало радости принесу я ей, если вернусь».]

28 [Странно, что отец дал имя второй дочери Финвэ и как «Иримэ» и как «Ириэн» на протяжении всего нескольких строк. Возможно, в первом случае он намеревался написать «Ириэн» (Irien), но по невнимательности написал «Иримэ», имя, которое употреблено во всех генеалогиях (прим. 26).]

29 Но правильный эквивалент на синдарине был «Гладвен» (Glaðwen) (общеэльдаринский корень «glada» >  квэнья «lala-», тэлерин «glada», синдарин «glað-»).

30 «Мудрость» - но не в значении «проницательность, справедливое суждение (основанное на опыте и достаточном знании)»; ближе было бы «Знание» или «Философия» в прежнем значении этого слова, включающем Науку. «Нолмэ», таким образом, отличалось от «Курвэ» - «технического умения и изобретательности», хотя  занятие одним не исключало другого. Корень появился в квэнья (в котором он, по большей части, и использовался) в формах, развившихся из общеэльдаринского     «ñgol-», «ñgōlo-» со слоговым «n» или без него: как в «Ñgolodō» > квэнья «Ñoldo» (тэлерин «golodo», синдарин «goloð») – нолдор с ранних времен интересовались этим родом «мудрости» и достигли в нем наибольших успехов*; «ñolmë» - область мудрости (наука и т.д.); «Ingolë (ñgōlē)» - Наука/Философия в целом; «ñolmo» - мудрец, ученый; «ingólemo» - некто, обладающий великим знанием, «маг»**. Последнее слово было, однако, архаичным и употреблялось только по отношению к великим мудрецам эльдар в Валиноре (таким как Румиль). Магов Третьей Эпохи – посланцев Валар – звали «истари» (Istari) – «те, кто знают».


* По сравнению с другими народами (прим. пер.)

** В оригинале – «wisard» (прим. пер.)


Отметим форму «Инголдо»: эта форма имени «Нолдо» (Ñoldo) со слоговым «Ñ» и, будучи полной и облагороженной формой, она более или менее соответствует «нолдо, один из выдающихся в своем народе». Это было материнское имя Арафинвэ [Финарфина], и как имя «Аракано» (Arakáno) – «высокий вождь», которое Индис дала Нолофинвэ [Финголфину], считалось «пророческим». Эарвен дала это имя [Инголдо] своему первенцу Артафиндэ (Финроду), и именно так Финрода называли братья и сестра, которые уважали и любили его. Это имя никогда не переводилось на синдарин (где звучало бы как «Анголод» (Angoloð)). От его родичей это имя переняли многие другие, что почитали Финрода, особенно люди (атани), ибо из всех эльдар у них не было друга лучше. Поэтому этим именем часто называли детей в Нуменоре, а затем - и в Гондоре, хотя в Общей Речи оно сократилось до «Инголд». Один такой Инголд появляется во «Властелине Колец» как командир стражи Северных Врат Пеленнора в Гондоре.

[В более ранних текстах (см. т.Х, прим. 10) «Инголдо» было материнским именем Нолофинвэ (Финголфина), «означая, что он происходит от родов ингар и нолдор»; в то время как материнским именем Арафинвэ (Финарфина) было «Ингалаурэ», «ибо у него были золотые волосы народа его матери». Во всех генеалогических таблицах, кроме первой, Финголфину и Финарфину даны материнские имена «Аракано» и «Инголдо», как и в этом тексте.]

31 Кроме «Финарфина», имени его младшего брата. Это было также единственное имя Нолдо, не ушедшего в изгнание, преобразованное в синдаринскую форму. Это случилось потому, что дети Арафинвэ занимали особое положение среди изгнанников, главным образом из-за родства с Королем Тинголом из Дориата. И синдар часто упоминали их всех вместе как «детей Финарфина» или «Нотрим [>Ност] Финарфин» (Nothrim > Nost) – «дом/семья Финарфина».

32 [В этом месте текста стоит ссылка на приведённое позже обсуждение имен сыновей Фэанора, но печатный текст обрывается раньше, чем доходит до него.]

33 Как он сказал (не без справедливости): «Притязание моего брата опирается лишь на приговор Валар; но какую силу имеет он для тех, кто отверг их и пытается бежать из земли, ставшей тюрьмой?» Но Финголфин ответил: «Я не отвергал ни Валар, ни их власти во всех делах, где они вправе ее использовать. Но если эльдар дали право свободно выбирать: покинуть ли им Средиземье и идти ли в Аман, и они согласились на это из-за красоты и блаженства этой земли, нельзя отобрать у них право так же свободно покинуть ее и вернуться в Средиземье, когда ее осквернили и лишили света. Более того, у меня есть в Средиземье дело – отомстить за кровь моего отца Морготу, которому Валар дали волю ходить среди нас. Фэанор же в первую очередь ищет свои утраченные сокровища».

[В этом месте текста сказано, что Финголфин претендовал на звание «вождя всех нолдор после смерти Финвэ»; и то же сказано собственно в эссэ. Все тексты сходятся на том, что после изгнания Фэанора из Тириона и ухода Финвэ вместе с ним в Форменос, Финголфин правил нолдор в Тирионе; и в «Квэнта Сильариллион» (т. V) говорится, что позже, когда начался Исход Нолдор, жители Тириона «не хотели отказываться от правления Финголфина». С другой стороны, в последней версии событий, приводящих к Исходу, когда Фэанор и Финголфин стали полубратьями, они примирились «на словах» перед троном Манвэ на роковом празднике; и при этом примирении Финголфин сказал Фэанору: «Ты будешь вести, а я следовать» (см. т. Х).]

34 [Об Анайрэ, жене Финголфина, и Эленвэ, жене Тургона, см. т. XI, § 12; а об Аракано (на синдарине – «Аргон») см. прим. 38.]

35 [Во всех генеалогических таблицах имя Фингона на квэнья – «Финикано» (Finicáno), кроме последней, где оно пишется как «Финдикано» (Findicáno) (изменено на «Финдэкано» (Findecáno)). Во всех таблицах отмечено, что у него есть жена, хотя имя ее не названо; в первой упомянуты двое детей – «Эрнис» (Ernis) и «Финбор» (Finbor), «Эрнис» впоследствии становится «Эриэн» (Erien), но в последней таблице они вычеркнуты с примечанием, что у Фингона «не было ни детей, ни жены».]

36 Это было производное слово от общеэльдаринского «KAN» - «кричать, громко звать», которое приобрело различные значения (как «call» в английском языке или немецкий корень «halt-»), зависящие от целей, для которых использовался громкий голос: т.е. принести клятву, дать обет или пообещать; огласить важные новости, послания или приказы; отдавать приказы самому; «требовать» - называть желаемую вещь или личность; призывать; звать кого-то по имени, давать имя. Не все из этих значений можно найти в поздних языках (квэнья, тэлерин, синдарин). В квэнья  обычным стало значение «отдать приказ»: приказывать лично – собственной властью или от лица другого; применительно к вещам это слово означало «требовать». В архаичном языке более старая и простейшая агентальная форма «kānō > káno» также имела значение «глашатай или герольд», и «kanwa» - «объявление», так же, как «приказ»; позднее в значении «герольд» (некто, через которого отдаются приказы или делаются объявления) использовалось слово «terkáno». В тэлерине «cāno» значило «герольд», а глагол «can-» по большей части использовался в значении «громко кричать, звать», но также и «призывать или называть кого-то». В синдарине «can-» использовалось в значении «объявлять, кричать, звать» со смыслом, определяемым контекстом; оно никогда не означало «приказывать» или «называть»; «caun (*kānā)» означало «крик, шум», часто во множественной форме «conath», оно подразумевало множество голосов, и часто употреблялось в значении «плач» (но не в  смысле английского слова «cry» - «пролитие слез»): ср. с «naergon» - «горестный плач».

37 Общий эльдарин «phini» - «один волос», «phinde» - «распущенные волосы»; синдарин «fin», «find», «finn».

38 Когда нападение орков застало войско врасплох во время марша на юг, и ряды эльдар подались назад, он прыгнул вперед и прорубал себе дорогу среди врагов, устрашенных его ростом и яростным огнем глаз, пока не добрался до командира орков и не сразил его. Хотя он сам был окружен и убит, орки пришли в ужас, и нолдор преследовали их, перебив многих.

[Третий сын Финголфина, Аракано (Аргон), появился во время составления генеалогий. Карандашная заметка на последней из четырех таблиц сообщает, что он пал в битве у Альквалондэ; она была вычеркнута, и отец написал, что предпочтительнее будет история о его гибели во Льдах. Любопытно, что этот третий сын, о котором никогда ранее не упоминалось, был введен (по всей видимости) без какой-либо сопутствующей истории, и причина его смерти дважды менялась перед примечательным появлением здесь «первой битвы воинства Финголфина с орками, Битвы у Ламмот», в которой он погиб. По версии «Серых Анналов» (т.XI) Финголфин после перехода через Хэлькараксэ «смог без помех пройти с Севера через все укрепления царства Моргота и пересек он Дор-Даэделот, пока враги его прятались под землей»; в то время как в настоящей заметке нападение орков в Ламмоте застало его войско «врасплох во время марша на юг» (см. карту в т. XI).]

39 [Во всех генеалогических таблицах имя дочери Финголфина записано как «Ириссэ» («Ирит»); в последней из них «Ирит» (Irith) было заменено на «Ирэт» (Ireth), форму, употребленную и здесь, но позже оба имени были вычеркнуты и заменены на «(Ар)Фэйниэль» ((Ar)Feiniel) «Белая Владычица» (см. т. XI).

В этом абзаце возникает странная путаница. Выше отец сказал, что Ириссэ находилась «под защитой» Турукано (Тургона), ее брата, и его жены Эленвэ; но здесь Ириссэ – дочь Эленвэ, погибшей во Льдах. Это невозможно исправить простой подстановкой правильных имен («Анайрэ» вместо «Эленвэ» или «Итариль» вместо «Ириссэ», «Ирэт», поскольку отец определенно писал об Эленвэ и Ириссэ.]

40 [Спасение Тургоном своей дочери Идрили Келебриндал от смерти на Хэлькараксэ нигде ранее не упоминалось.]

41 [Аротир уже был назван ранее (прим. 23) «родичем и наместником» Финрода; см. также прим. 47.]

42 (1) «It» в «itila» - «мерцание, сверкание», и «ita» - «вспышка», «ita» - глагол «искриться, сиять». (2) «Ril» - «яркий свет»: ср. с «silmaril(lё)» - именем, данным Фэанором Трем Самоцветам. Первое особенно часто употребляется для яркого света глаз, который был признаком всех Высоких Эльдар, что когда-либо жили в Валиноре, и в более поздние дни освещал порой лица смертных людей, происходящих от Итариль или Лутиэн.

43 «arat-» - расширенная форма корня «ara-» - «благородный». Производное слово «аrātā» часто использовалось как имя прилагательное в тэлерине и синдарине. ( тэлерин – «arāta», синдарин – «arod». В квэнья его значение стало более узким, и слово это использовалось главным образом в названии «Аратар» (Aratar) – «Высочайшие», Девять предводителей Валар. Однако его продолжали использовать и в благородных именах.

44 [Ранее отец сказал, что из всех детей Финарфина нам известны материнские имена только у Финрода (Инголдо) и Галадриэли (Нэрвендэ); он пропустил «Айканаро».]

45 Квэнийское слово «aika» произошло от общеэльдаринского корня «GAYA» - «ужас (благоговейный трепет), страх». Но имя прилагательное «gayakā», от которого произошло «aika», не сохранилось ни в тэлерине, ни в синдарине. Другими производными словами были «gāyā» - «ужас, великий страх»: тэлерин «gāia», синдарин «goe», квэнья «áya». Имена прилагательные, образованные от них (тэлерин «gāialā», синдарин «goeol»), заменили квэнийское «aika». В имени такого рода на синдарине более естественно было бы использовать существительные, что дало бы «goe-naur»> «Гоэнор» (Goenor). См. также и «Gayar» - «Вселяющее ужас», имя, данное Морю, огромному и ужасающему Великому Морю Запада, когда эльдар впервые пришли на его берега: квэнья «Eär, Eären», тэлерин «gaiar»; синдарин «gaear», «gae(a)ron”, «Belegaer». Это слово можно найти также в квэнийском имени «Эарендиль», мореход (любящий море).

В квэнья этот корень приобрел особый смысловой оттенок величия и благородства – кроме как в «eär», хотя море тоже было величественным в своей необъятности и мощи; и «aika», хотя оно редко применялось по отношению к лихим тварям. Таким образом, квэнийское «áya» означало скорее «благоговейный трепет», чем «ужас», глубокое уважение и чувство собственной малости в присутствии вещей или существ величественных и могучих. Прилагательное «aira» было наиболее близким по значению к слову «святой, благой», а существительное «airё» - слову «святость, благость». Эльдар использовали «Айрэ» (Аirё) как титул, обращаясь к Валар и к величайшим майар. К Варде могли обращаться «Айрэ Тари» (Airë Tári). (Ср. с Плачем Галадриэли, где сказано, что звезды трепетали от голоса благой королевы: прозаическая или обычная форма будет звучать как «tintilar lirinen ómaryo Airë-tárío».) Хотя это изменение и могло иметь место (как это было с нашим «awe» (благоговейный страх, трепет)) без влияния извне, но по  утверждениям ученых, произошло оно частично благодаря влиянию языка валарина, где «ayanu-» было именем Духов, которых Эру сотворил первыми [с последней фразой примечания ср. т. XI].

46 [Относительно примечательного изменения, согласно которому Келеборн (Телепорно) стал эльфом из тэлери Амана см. «Неоконченные предания», где цитируется настоящий отрывок. Этимология имени «Галадриэль», которая следует в тексте дальше, была использована в статье об этом имени в Приложении к «Сильмариллиону», корень «kal-».]

47 Он был сыном Аротира, племянника Финрода. [См. заметку о происхождении Гиль-Галада. – Из этой работы было взято имя «Эрейнион», включенное в «Сильмариллион».]

48 [Ранее в тексте имя было написано как «Итариллэ»; «Итарильдэ» дается в первых трех генеалогических таблицах, но в четвертой написано «Итариллэ».]

49 Эти имена были даны на языке того народа атани (эдайн) (но приспособленном к синдарину), от которого по большей части произошел адунайский – родной язык атани Нуменора. Я не пытаюсь здесь их объяснить.

50 [Термин «Перэльдар» - «Полуэльдар» - первоначально использовался для нандор или данов (см. т.V), но здесь он использован в том же смысле, как и синдаринская форма «Перэдиль» в Приложении А (I) для Эльронда и Эльроса; ср. с «и-Перэдиль» (I-Peredhil).]

51 [В рассказе о словах Ульмо Туору на побережье Виньямара в поздней «Повести о Туоре» Вала и в самом деле пророчески упоминает об Эарендиле, но в манере намного более туманной и загадочной: «Не только из-за твоей доблести посылаю я тебя, но дабы через тебя принести в мир надежду, что превыше твоего видения, и свет, что пронзит тьму». («Неоконченные предания»)]

52 Формы в рукописях, такие как «Аэрендиль» (Aerendil), «Аэреннэль» (Aerennel) и т.д., внешне похожие на синдаринские, были неверными и случайными.

53 Когда Арагорн, дальний потомок Эльроса, женился на Арвен, заключив третий союз людей и эльфов, роды всех трех королей Высоких Эльфов (эльдар) – Ингвэ, Финвэ, Ольвэ и Эльвэ воссоединились, и лишь этот род сохранился в Средиземье. Так как Лутиэн была благороднейшей*, самой чистой и прекрасной из всех Детей Эру, что помнят в древних преданиях, потомки этого союза зовутся «детьми Лутиэн». Мир с тех пор постарел на много долгих лет, но возможно, род их еще не прервался. (Лутиэн через мать свою, Мэлиан, происходила от майар, народа Валар, чье бытие началось еще до создания мира. Мэлиан единственная из всех духов приняла телесную форму не только как одеяние, но как постоянное обиталище, по виду и силе подобное телам эльфов. Так она сделала из любви к Эльвэ; и это было дозволено, без сомнения, потому, что сей союз уже был предсказан в начале всех вещей, и был вплетен в «Амарт» мира, когда Эру впервые задумал бытие своих детей, эльфов и людей, как было рассказано (в манере его детей и согласно их пониманию) в том мифе, что зовется Музыкой Айнур.)


* «noblest». Надо полагать, имеется в виду и благородство происхождения, и благородство характера. (Прим. пер.)


[Как было сказано в этом месте текста, Арвен происходила от Финвэ и по линии Финголфина (через Эльронда) и по линии Финарфина (через Келебриан); но также она происходила и от Эльвэ (Тингола) через мать Эльронда Эльвинг, и через мать Галадриэли Эарвен – от Ольвэ из Альквалондэ. Она не была прямым потомком Ингвэ, но ее праматерь Индис была (в более ранних текстах) сестрой Ингвэ (т.Х), или (в настоящей работе) дочерью его сестры. Трудно сказать, что имел в виду отец, когда писал начало этого примечания.]

54 Пока они не умерли как смертные люди, согласно приговору Валар, и не покинули этот мир навсегда.

55 [Здесь печатный текст обрывается, не в конце страницы; и дальше отец пишет:

Изменить это на: «wing». Это слово, которое ученые переводят как «пена, водяная пыль», фактически, встречается только в двух местах легенды об Эарендиле: «Эльвинг» - имени его жены, и (квэнийская форма) – «Вингилотэ» (Vingilotё) (переведенного на адунайский как «Ротинзиль» (Rothinzil) «пенный цветок» - названии корабля Эарендиля. Кроме как там, слово это неизвестно ни в квэнья, ни в синдарине – ни в тэлерине, несмотря на большое количество «морских» слов в нем. Бытовало объяснение, что слово это пришло из языка Зеленых Эльфов Оссирианда.]

56 [В другом месте этих заметок корень «rot», «s-rot» имеет значение «копать под землей, рыть, прокладывать тоннель», откуда происходит квэнийское слово «hrota» - «жилище под землей, искусственная пещера или вырубленный в скале чертог», «rotto» - «маленький грот или туннель».]

57 [«Финвэ третий»: его дедом был «Финвэ», а его отцом – «Куру-финвэ», сперва тоже названный «Финвэ».]

58 [«Кáno»: см. прим. 36.]

59 [«П» в имени «Питьяфинвэ» (но не в короткой форме «Питьо») было заменено на «Н».]

60 [«Питьяфинвэ» и «Телуфинвэ» были заключены в скобки со словами «Близнецы Гвэнин».]

61 [На отдельном листе есть заметка об отце Нэрданэли (жены Фэанора), написанная в то же время:

Отец Нэрданэли был «Аулендилем» [> «Аулендуром»], и стал великим кузнецом. Он любил медь и ценил ее выше золота.

Его звали [пробел; карандашом позже написано «?Сармо» (Sarmo)], но больше он был известен под именем «Урундиль» (Urundil) – «любящий медь». Обычно он носил на голове медный обруч. Волосы его были не такие темные или черные, как у большинства нолдор, но каштановые с проблесками медно-рыжего. Из семи детей Нэрданэли у старшего и близнецов (большая редкость среди эльдар) были волосы такого же цвета. Старший также носил медный обруч.

Примечание, добавленное к «Аулендур»:

«Слуга Аулэ»: тот, кто служил этому Вале. Это слово обычно применялось по отношению к тем эльфам или родам нолдор, кто, фактически, поступил на службу к Аулэ, и, в свою очередь, обучался у него.

Второе примечание на этой странице комментирует имя «Урундиль»:

«RUN» - «красный, раскаленный», часто применялся к вещам вроде раскаленных углей, отсюда имя прилагательное «runya», синдарин – «ruin» - «огненно-красный». У эльдар были слова для обозначения некоторых металлов, ибо под руководством Оромэ они создавали оружие против слуг Моргота, особенно во время Похода, но единственными словами, что встречаются во всех эльдаринских языках, были «железо», «медь», «золото» и «серебро» («ANGA», «URUN», «MALAT», «KYELEP»).

Ранее отца Нэрданэли, великого кузнеца, звали «Махтан» (см. т. Х), и так же он был назван в опубликованном «Сильмариллионе». По поводу более ранних представлениий о вооружении эльдар в Великом Походе см. т. Х)].

62 [«Амбарто» было изменено на «Умбарто», и отец поменял имена Умбарто и Амбаруссы местами.]

63 [«потрясен» - это возможное толкование неразборчиво написанного отцом слова.]

64 [Деянием отца: предательским похищением всех кораблей тэлери для того, чтобы фэанорианы смогли добраться до Средиземья.]

65 [Текст заканчивается короткими заметками о синдаризации квэнийских имен сыновей Фэанора, но они слишком небрежны, запутанны и неразборчивы, чтобы их воспроизводить. Однако, можно упомянуть, что синдаринское «Маэдрос» объяснено как содержащее элементы материнского имени Нэльяфинвэ «Майтимо» (общий эльдарин - «magit» - «хорошо сложенный», синдарин – «maed») и эпессэ «Руссандол» (общий эльдарин - «russa», синдарин – «ross»; а также, что синдаринская форма имени «Амбарусса» (номер 6, т.е. старший из близнецов) дается здесь как «Амрос», а не «Амрас».]

В этом разделе я собираю редкие и уникальные переводы из Толкина. Это, как правило, новые работы. Почти все они отсутствуют на общеизвестных зайтах - см., напрмер, большую подборку переводов на АнК.

В моей подборке есть как высокопрофессиональные, так и любительские переводы. Исходные тексты бывают настолько любопытны, что я способен простить некоторым переводчикам неряшливость их стиля. 

zzzzzzzz