Падение Нуменора (текст из пятого тома "Истории Средиземья"). Перевод Эрендиля

I

РАННЯЯ ИСТОРИЯ ЛЕГЕНДЫ

 

В феврале 1968 года отец отправил свои комментарии авторам статьи о нем и его творчестве («Письма Дж.Р.Р.Толкина», №294). В комментариях он отмечал, что «однажды» К.С. Льюис сказал ему: поскольку «уж больно мало на свете того, что мы на самом деле любим в историях», придется попытаться написать что-нибудь самим. Далее поясняется:

Мы договорились, что он возьмется за «путешествие в пространстве», а я за «путешествие во времени». Результат его трудов хорошо известен. Мои усилия, после нескольких многообещающих глав, иссякли: уж слишком долог оказался кружной путь к тому, что мне хотелось создать на самом деле, а именно к новой версии легенды об Атлантиде. Заключительная сцена сохранилась как «Низвержение Нуменора»[1].

За несколько лет до того, в письме от июля 1964 года («Письма», №257), отец подробно рассказывал о своей книге «Утраченный путь»:

Когда К. С. Льюис и я бросили жребий и ему досталось писать о путешествии в пространстве, а мне – о путешествии во времени, я начал несостоявшуюся книгу о путешествии сквозь время, в финале которой моему герою предстояло присутствовать при затоплении Атлантиды. Она должна была называться Нуменор, Земля Запада. А связующая нить предполагалась вот какая: время от времени в семьях людей появляются (как Дурин среди гномов) отец и сын, чьи имена можно перевести как «Друг счастья» и «Друг эльфов». В конце выясняется, что эти имена, смысл которых давно утерян, имеют отношение к атлантидо-нуменорской ситуации и означают «тот, кто верен Валар и довольствуется счастьем и благополучием в предначертанных пределах» и «тот, кто верен дружбе с Высокими эльфами». История начиналась с отцовско-сыновней близости между Эдвином и Элвином настоящего; и, как предполагалось, уходила в легендарное прошлое через Эадвине и Эльфвине приблизительно 918 A.D., и Аудоина и Альбоина лангобардской легенды, и так – в предания Северного моря о прибытии зерна и культурных героев, предков королевских родов, на ладьях (и их ухода на погребальных кораблях). В одном из таких героев, Скиве или Скильде Скевинге, на самом деле возможно усмотреть одного из дальних предков нашей нынешней королевы. В моем произведении нам предстояло прийти наконец к Амандилю и Элендилю, вождям партии верных в Нуменоре, когда остров подпал под власть Саурона. Элендиль, «Друг эльфов», стал основателем Изгнаннических королевств Арнора и Гондора. Но я обнаружил, что

Стр.8

по-настоящему интересует меня только «верхний конец», Акаллабет, или Аталантиэ[2] («Низвержение» на нуменорском языке и квенья), так что все, что я уже понаписал об изначально самостоятельных легендах Нуменора, я увязал с основной мифологией.

Не знаю, существуют ли какие-либо свидетельства, позволяющие датировать тот разговор, что привел к написанию повести «Утраченный путь» и книги «За пределами безмолвной планеты», но последняя была закончена к осени 1937 года, а рукопись первой (в незаконченном виде) – представлена в издательство «Аллен энд Анвин» в ноябре того же года (см. III.364).

Смысл последней фразы в процитированном выше отрывке не вполне ясен. Говоря: «Но я обнаружил, что по-настоящему интересует меня только «верхний конец», Акаллабет или Аталантиэ», – отец, несомненно, подразумевает, что писать «промежуточные» части, в которых отец и сын станут появляться снова и снова на все более древних этапах германской легенды, ему не хотелось. Действительно, «Утраченный путь» обрывается сразу после вступительных глав, и повествование возобновляется лишь в нуменорской части, которую предполагалось поместить в конце. Из того, что планировалось в середине, написано было очень мало. Но что означает фраза: «так что все, что я уже понаписал об изначально самостоятельных легендах Нуменора, я увязал с основной мифологией»? По-видимому, отец хотел сказать следующее: обнаружив, что на самом-то деле он хочет писать только о Нуменоре, он потому и только тогда (оставив работу над «Утраченным путем») присоединил нуменорский материал к «основной мифологии», тем самым открыв Вторую эпоху Мира. Но что это был за материал? Отец никак не мог иметь в виду нуменорские главы «Утраченного пути»: ведь они уже были прочно привязаны к «основной мифологии». Видимо, речь шла о чем-то еще – о чем-то, что уже существовало на момент начала работы над «Утраченным путем», как уверяет Хамфри Карпентер в «Биографии» (стр. 267): «Толкиновская легенда о Нуменоре  <…> была создана, вероятно, за некоторое время до того, как он начал писать «Утраченный путь», в конце двадцатых – начале тридцатых». Но на самом деле напрашивается вывод о том, что отец просто ошибся.

Исходные черновики к «Утраченному пути» сохранились, но эти обрывочные, наспех набросанные фрагменты не образуют последовательного текста. Существует единственная законченная рукопись, сама по себе представляющая не слишком разборчивый черновик, в который на разных этапах вносилось большое количество правки; а также машинописный текст, профессионально перепечатанный уже после того, как практически все изменения были внесены в рукопись[3]. Машинописный текст обрывается задолго до того

Стр. 9

момента, на котором заканчивается рукопись; и отцовская правка к нему по большей части сводится к исправлению ошибок машинистки, которых, в силу понятных причин, немало. Таким образом он не представляет особой текстологической ценности; основным текстом является, несомненно, рукопись.

«Утраченный путь» обрывается на разговоре между Элендилем и его сыном Херендилем в последние дни Нуменора; и здесь Элендиль подробно рассказывает о древней истории; о войнах против Моргота, об Эаренделе, об основании Нуменора и о приходе туда Саурона. Тем самым «Утраченный путь», как я уже говорил, полностью интегрирован в «основную мифологию» – и это справедливо уже в отношении черновых набросков.

В том виде, в каком бумаги были обнаружены, сразу за последней страницей «Утраченного пути» следует еще одна рукопись, с новой нумерацией страниц, но без заглавия. Даже независимо от местонахождения текста создается отчетливое ощущение, что он относится к тому же самому времени, что и «Утраченный путь» и по содержанию тесно связан с последней частью «Утраченного пути», поскольку рассказывает об истории Нуменора и его падении, – хотя этот второй текст был написан с иной целью, а именно как законченный, пусть и краткий, исторический очерк. Действительно, это первый полный черновик повествования, которое в конечном итоге превратилось в «Акаллабет». Но по времени он создан раньше «Утраченного пути» – поскольку там, где в повести фигурируют Саурон и Таркалион, здесь названы Сур и Ангор.

За первой рукописью следует второй, более законченный текст об истории Нуменора под заглавием (вписанным впоследствии): «Последнее сказание: Падение Нуменора». В нем содержится несколько абзацев, почти не отличающихся от соответствующих фрагментов «Утраченного пути», однако же установить доподлинно, какой из этих текстов был написан раньше, а какой позже, вряд ли возможно – разве что свидетельство, приведенное на стр. 74, прим. 25, послужит решающим подтверждением того, что вторая версия «Падения Нуменора» написана позднее «Утраченного пути».  Как бы то ни было, абзац, переработанный приблизительно в то же время, когда создавалась эта версия, безусловно, возник уже после «Утраченного пути», поскольку в нем приводится более поздний вариант истории о прибытии Саурона в Нуменор (см. стр. 26-27).

Исходя из вышеизложенного, совершенно очевидно, что эти два произведения тесно связаны между собой; они возникли в одно и то же время, под влиянием одного и того же стимула, и мой отец работал над ними обоими сразу. Тем более удивительно наличие одной-единственной страницы, которая явно представляет собой не что иное как исходный «план» «Падения Нуменора», первую попытку записать идею как таковую. Само название «Нуменор» здесь находится лишь в процессе становления. И однако же в этом первичном варианте истории используется термин «Средиземье», который не встречается в «Квенте»: появляется он лишь в «Анналах Валинора» и «Амбарканте». Более того, здесь возникает форма Ильмен, и это заставляет предположить, что данный «план» создавался позже, нежели текст «Амбарканты», в котором на Ильмен было переправлено название Ильма (ранее – Сильма): IV. 240, прим. 3.

Потому я заключаю, что «Нуменор» (как самостоятельная сформированная концепция, какие бы уж «призраки Атлантиды», пользуясь выражением отца, за нею ни стояли) возник непосредственно в контексте отцовских дискуссий с К.С. Льюисом в (по-видимому) 1936 г. А отрывок из письма от 1964 г. можно интерпретировать

Стр. 10

в точности следующим образом: «Я начал несостоявшуюся книгу о путешествии сквозь время, в финале которой моему герою предстояло присутствовать при затоплении Атлантиды. Она должна была называться Нуменор, Земля Запада». Более того, «Нуменор» с самого начала задумывался в тесной связи с «Сильмариллионом»;  легенды о Нуменоре никогда не были «самостоятельными» и не «увязанными с основной мифологией». Отец ошибся в своих воспоминаниях (или выразился не вполне точно, имея в виду нечто совсем другое); ведь процитированное выше письмо было написано почти тридцатью годами позже.

 

Стр. 11

II

ПАДЕНИЕ НУМЕНОРА

 

(i)

Исходный набросок

 

Текст исходной «схемы» легенды, о котором шла речь в предыдущей части, был набросан так быстро, что тут и там отдельные слова не поддаются однозначной интерпретации. Ближе к началу в него вклинивается небрежный, наспех сделанный рисунок: сфера в центре, помеченная как Амбар, обведена двумя окружностями; внутренняя область обозначена как Ильмен, внешняя – как Вайя. По касательной к верхней части Амбара, через зоны Ильмена и Вайи, проведена прямая линия – до внешнего круга, в обоих направлениях. По всей видимости, это – прообраз схемы Мира, Ставшего Круглым, которая прилагается к «Амбарканте», IV. 247. Первая фраза текста, касательно Агалдора (о нем см. стр. 78-79), написана отдельно от всего прочего, как если бы  это было неудачное вступление или начало отдельного очерка.

Агалдор, вождь народа, живущего на сев.-зап. побережье Западного моря.

Последняя битва Богов. Люди в большинстве своем выступают на стороне Моргота. После победы Боги держат совет. Эльфы призваны в Валинор. [Вычеркнуто: Верные люди живут в Землях.]

О многих людях в древних Преданиях не говорится. Они все еще живут на просторах мира. Отцам Людей даровали в обитель землю, воздвигнутую Оссэ и Аулэ в великом Западном море. Западное королевство растет. Аталантэ [На полях добавлено: Так называлась эта земля в легендах впоследствии (прежнее имя было Нумар, или Нуменос) Аталантэ=Низвергающаяся.] Ее народ – великие мореходы, люди великого искусства и мудрости. Они плавают от Тол-эрессеа до берегов Средиземья. Их появление время от времени среди Диких людей, где также Вероломные люди [?рыщут, развращая их]. Иные становятся владыками на Востоке. Но Боги не позволяют им приставать к берегам Валинора – и хотя жизнь их сделалась долгой, ибо многие были омыты сиянием Валинора из Тол-эрессеа, они смертны и срок их краток. Они ропщут против этого закона. Ту является в Аталантэ, возвестил [читай: возвещая] приближение Моргота. Но Моргот не может прийти, иначе как

Стр. 12

духом, будучи обречен обитать вне Стен Ночи. Аталантийцы пали – и взбунтовались. Они строят храм Ту-Морготу. Они вооружаются и нападают с громами на берега Богов.

Посему Боги отделили Валинор от земли, и возник страшный разлом, в который хлынула вода, и вооруженная мощь Аталантэ затонула. Боги сделали землю круглой, чтобы, как бы далеко ни плыл человек, не мог он вновь достичь Запада, но возвращался к исходной точке. Так под Древним миром возникли новые земли; а Восток и Запад прогнулись, и [? вода залила всю закругленную] поверхность земли, и настало время потопа. Но Аталантэ, будучи близ разлома, полно[стью] низверглась вниз и ушла под воду. Немногие оставшиеся [вычеркнуто в ходе написания: нумен лиэ-нумен] нуменорцы на своих кораблях бежали на восток и высадились в Средиземье. [Вычеркнуто: Моргот заставляет многих поверить в то, что это – природный катаклизм.]

[? Тоска] нуменорцев. Их тоска по жизни на земле. Погребальные ладьи и огромные гробницы. Одни злы, другие добры. Многие из тех, что добры, осели на западном берегу. Они также разыскивают Истаивающих эльфов. Как [вычеркнуто на момент написания: Агалдор] Амрот  боролся с Ту и прогнал его к центру Земли и в Железно-лес.

Древние очертания земель сохранились как воздушная равнина, по которой ходить могут только Боги и эльдар, которые истаяли, когда люди захватили Солнце. Но многие из нуменориэ могли ее видеть, хотя бы смутно; и пытались изобрести корабли, чтобы по ней плавать. Однако удалось им лишь создать корабли, способные плавать в Вильве или в нижнем слое воздуха. В то время как Равнина Богов рассекает и пролегает сквозь Ильмен, [в] котором даже птицы летать не могут, кроме орлов и ястребов Манвэ. Но флотилии нуменориэ плавали вокруг света; и люди принимали их за богов. Иные были тем довольны.

Как я уже говорил, этот примечательный текст знаменует собою начало легенды о Нуменоре и продолжение «Сильмариллиона» во Вторую Эпоху Мира. Здесь впервые была сформулирована концепция Мира, Ставшего Круглым, и Прямого Пути; здесь в зачаточной форме впервые возникает история Последнего Союза, в словах: «Они также разыскивают Истаивающих эльфов. Как [Агалдор >] Амрот  боролся с Ту и прогнал его к центру Земли и в Железно-лес» (в начале текста Агалдор назван вождем народа, живущего на северо-западном побережье Средиземья). О долголетии нуменорцев уже упоминается, но (даже делая скидку на лаконизм и неправильности такого рода «набросков», в которых отец пытался ухватить и выплеснуть на бумагу

Стр.13

бурлящие ключом новые идеи) оно, по-видимому, далеко не так значимо, нежели впоследствии; это долголетие приписывается, как ни странно, «сиянию Валинора», в котором мореходы Нуменора были «омыты» во время своих посещений Тол-эрессеа, куда им дозволялось плавать. Ср. «Квента» IV. 98: «И потому еще свет Валинора ярче и прекраснее, нежели в иных землях, поскольку там Солнце и Луна отдыхают вместе некоторое время, прежде чем отправиться в свое путешествие сквозь мрак под миром»; однако такое объяснение кажется не вполне удовлетворительным и недостаточным (см. далее, стр. 20). Погребальная культура Нуменора уже возникает, но лишь среди выживших нуменорцев в Средиземье, после Низвержения; это представление вошло в более разработанные формы легенды, так же, как и идея летучих кораблей, что строили изгнанники, пытаясь выплыть на Прямой Путь через Ильмен, хотя летать им удавалось лишь в нижнем воздухе, Вильве[4].

Фраза «Ту является в Аталантэ, возвещ[ая] приближение Моргота», несомненно, означает, что Ту предрекал возвращение Моргота, как в последующих текстах. Смысл утверждения «Но Моргот не может прийти, иначе как духом» отчасти проясняется в последующей версии, §5.

 

(ii)

Первый вариант «Падения Нуменора»

 

Предварительный набросок непосредственно предшествовал первому полному повествованию – вышеописанной рукописи (стр. 9), приложенной к «Утраченному пути». За ней последовали новые варианты; и я буду ссылаться на произведение в целом (отличное от «Аккалабета», в который оно со временем и было преобразовано) как на «Падение Нуменора» (под аббревиатурой «FN»); первый из текстов заглавия не имеет, но я стану называть его «FN I».

FN I представляет собою сделанный второпях черновик и изобилует правкой, внесенной в процессе работы. Есть в нем и немало других исправлений, по большей части незначительных, добавленных позже и приближающих текст ко второй версии – FN II. Я привожу его в том виде, в каком он был записан, без второго слоя редактуры (за исключением тех случаев, когда мелкие изменения необходимы для прояснения смысла). Как уже говорилось в предисловии, здесь, как и везде, я включил в текст нумерацию абзацев, чтобы облегчить  возможность сопоставления и использования ссылок. Комментарии, составленные в соответствии с разбивкой текста на абзацы, приводятся в конце.

§1 В Великой Битве, когда Фионвэ сын Манвэ ниспроверг Моргота и вызволил номов и Отцов Людей, многие смертные люди примкнули к Морготу. Из них те, что не были уничтожены, бежали на Восток и Юг Мира, и явились к ним уцелевшие слуги Моргота и принялись наставлять

Стр.14

их; и люди сделались злы и принесли зло во многие места, где в глухих землях жили тут и там дикие люди. Но, одержав победу, когда Моргот и многие из его полководцев были пленены, а Моргота вновь исторгли во Внешнюю Тьму, Боги сошлись на совет. Как уже говорилось, эльфов призвали в Валинор, и многие повиновались, но не все. Однако Отцы Людей, что служили эльдар и сражались против Моргота, обрели великую награду. Ибо Фионвэ сын Манвэ пришел к ним, и учил их, и наделил их мудростью, могуществом и жизнью крепче, нежели у кого-либо из Второго Рода.

§2 И обширную землю создали им в обитель: не была она частью Средиземья, но и не вовсе от него отделялась. Поднял ее Оссэ из глубин Белегара, Великого моря, и утвердил – Аулэ, Йаванна же обогатила. Нарекли ее Нуменор, то есть Западный край, и Андуниэ, или Закатная земля, а главный город посреди западного побережья во дни своего могущества звался Нумар, или Нуменос; а после его гибели в легенде звучало имя Аталантэ, Крушение.

§3 Ибо в Нуменоре поднялся великий народ, во всем более подобный Первому Роду, нежели все прочие племена людей, что жили когда-либо, и однако ж уступал он Первому Роду в красоте и мудрости, хотя и превосходил телесной мощью. Более всех своих искусств люди Нуменора ценили кораблестроение и морское дело и стали мореходами, равных которым вовеки не будет, с тех пор, как мир умалился. И плавали они от Тол-эрессеа, где на протяжении многих эпох по-прежнему общались и беседовали с номами, до берегов Средиземья, и кружным путем на Север и Юг, и видели со своих высоких палуб Врата Утра на Востоке. И являлись они к диким людям, и те преисполнялись изумления, а также и страха. Ибо многие почитали пришлецов Богами или сынами Богов с Запада, а ведь злые люди наговорили им немало лжи о Владыках Запада. Но нуменорцы не задерживались в Средиземье подолгу, ибо сердца их неизменно стремились на запад, к нетленному блаженству Валинора. И не знали они покоя, и снедала их страсть даже на вершине славы.

§4 Но Боги запретили им плавать далее Одинокого острова и не дозволяли никому, кроме их королей (единожды в жизни, перед коронацией), ступать на землю Валинора. Ибо люди были смертны, и не имел Манвэ ни власти, ни права изменить их судьбу. Потому, хоть народ тот и жил долго – ведь земля его лежала ближе всех прочих к Валинору и многие подолгу любовались сиянием Богов, слабый отсвет которого достигал Тол-эрессеа, – они

Стр.15

оставались смертны, и даже короли их, и краток был срок их жизни в глазах эльдар. И роптали люди против этого веления. И пробудилось меж них великое недовольство, и мудрецы их неустанно искали секреты продления жизни, и слали за ними лазутчиков в Валинор. И прогневались Боги.

§5 Но со временем случилось так, что Сур (коего номы зовут Ту) прилетел в обличии огромной птицы в Нуменор и проповедовал весть о спасении, и предрек второе пришествие Моргота. Моргот же явился не во плоти, но словно бы духом, как если бы тень пала на сердца и на мысли, ибо Боги заперли его за Стенами Мира. Однако Сур воззвал к королю Ангору и королеве его Истар, и посулил им жизнь вечную и владычество над Землей. И поверили они Суру, и подпали под власть тени, и народ Нуменора в большинстве своем последовал за ними. Ангор воздвиг огромный храм Морготу в середине острова, и поселился там Сур.

§6 Однако с течением лет Ангор ощутил приближение старости и встревожился; Сур же сказал, что Боги утаивают дары Моргота и что, дабы обрести всю полноту могущества и жизнь бессмертную, королю надлежит овладеть Западом. Посему нуменорцы создали великую военную мощь; могущество их и мастерство в ту пору несказанно возросли; и в придачу располагали они помощью Сура. Флотилии нуменорцев походили на гигантский архипелаг из многих островов; а мачты их были что лес на горе, а знамена – что вымпелы бури, а паруса – черны. Медленно шли они к Западу, ибо все ветра стихли и мир в ту пору, устрашившись, погрузился в безмолвие. И миновали они Тол-эрессеа, и говорится, будто эльфы опечалились и занедужили, ибо туча нуменорцев застлала свет Валинора. Агнор же атаковал берега Богов, и обрушил громовые молнии, и пламя объяло склоны Таникветиль.

§7 Но Боги молчали. Скорбь и смятение царили в сердце Манвэ, и воззвал он к Илуватару, и принял власть и совет от Владыки Всего Сущего; и изменились судьба и устройство мира. Ибо прервалось внезапно безмолвие Богов, и Валинор отъединен был от земли, и разверзся разлом посреди Белегара к востоку от Тол-эрессеа, и хлынули в эту бездну великие моря, и грохот падающих вод наполнил землю из края в край, а дым над водопадами поднялся выше вершин неизменных гор. И все нуменорские корабли, что находились

Стр.16

к западу от Тол-эрессеа, затянуло в глубокую пропасть, и затонули они, и могучий Ангор со своей королевой Истар пали во мрак как звезды, и сгинули бесследно. А смертные воины, что ступили на землю Богов, погребены были под обрушившимися холмами, и говорится в легенде, будто покоиться им плененными в Позабытых Пещерах вплоть до Судного дня и до Последней Битвы. А эльфы Тол-эрессеа прошли сквозь врата смерти, и воссоединились с родней своей в земле Богов, и во всем им уподобились; и Одинокий остров остался лишь тенью прошлого.

§8 Но Илуватар наделил Богов властью, и те прогнули назад края Средиземья, и придали ему форму сферы, так что теперь, как бы далеко человек ни плыл на корабле, не мог он вновь достичь истинного Запада, но усталым возвращался наконец к тому месту, откуда начал свой путь. Так под Древним миром возникли Новые земли, и все были равно удалены от центра круглой земли; и был разлив и великое смятение вод, и моря хлынули туда, где некогда была суша, а земли поднялись там, где прежде была пучина морская. А также густой воздух потек в ту пору над волнами, вкруг земли; и ключи всех вод отрезаны были от звезд.

§9 Но Нуменор, что находился близ великого разлома с восточной его стороны, был низвергнут целиком и полностью и погрузился в море, и сгинула его слава. Но часть нуменорцев избежала гибели, и вот как. Отчасти по замыслу Агнора, отчасти по своей собственной воле (ибо они по-прежнему почитали Владык Запада и не доверяли Суру) многие переселились на корабли, что стояли у восточного побережья земли – на случай, если исход войны окажется пагубным. Потому остров стал для них до поры словно бы заслоном, их не затянуло в водоворот, и задул из разлома сильный ветер, и погнало их на восток, и наконец прибило к берегам Средиземья в дни гибели.

§10 Там стали они владыками и королями людей, и иные были злы, а другие – исполнены доброй воли. Но всех равно обуревало желание долгой жизни на земле, и мысль о Смерти тяготила их; и направляли они стопы свои на восток, но сердца их влекло к западу. И возводили они чертоги более величественные для своих мертвецов, нежели для живых, и наделяли погребенных королей бесполезным богатством. Ибо мудрецы их неизменно надеялись раскрыть тайну продления жизни, а может, и ее возвращения. Но говорится, что срок их жизни, что встарь был куда дольше, нежели у меньших народов, медленно убывал, и овладели они лишь искусством сохранять нетленной мертвую людскую плоть на протяжении многих веков. Потому

Стр.17

королевства на западном побережье Древнего Мира загромоздили гробницы и заполонили призраки. И в воображении сердец своих, и в путанице полузабытых легенд о том, что было, создали они для своих помыслов землю теней, населенную видениями всего того, что есть в смертной земле. И многие верили, будто земля эта – на Западе, и правят в ней Боги, и тени мертвых, влача за собою тени своего имущества, придут туда – те, что не могли более отыскать истинный Запад во плоти. По этой причине в последующие дни многие их потомки, и люди, что у них учились, хоронили своих мертвецов на ладьях и торжественно отправляли их в плаванье по морю вдоль западных берегов Древнего Мира.

§11 Ибо кровь нуменорцев преобладала среди людей тех земель и побережий, и память о предначальном мире была наиболее крепка там, где древние тропы на Запад встарь уводили от Средиземья. Но наложенные там чары не вовсе утратили силу. Ибо былой контур мира остался в мыслях Богов и в памяти мира как некий образ и замысел, что был изменен – но сохранился. И уподобляли его воздушной равнине или прямому видению, что не следует за неявным изгибом земли, или ровному мосту, что поднимается, неприметно, но верно, над тяжким воздухом земли. В старину многие нуменорцы могли видеть, отчетливо или смутно, тропы к Истинному Западу, и верили, что порою с возвышенности различали они пики Таникветиль в конце прямого пути, в вышине над миром.

§12 Но большинство тех, что не могли того разглядеть, насмехались над ними и полагались на корабли свои на лоне вод. Однако ж приплывали они лишь к землям Нового Мира и обнаруживали, что те в точности подобны землям Старого; и сообщали они, что мир – круглый. А по прямому пути пройти могли лишь Боги и исчезнувшие эльфы, либо те, кого Боги призывали из числа угасающих эльфов круглой земли – что умалились и истаяли, когда люди присвоили солнце. Ибо Равнина Богов пряма, а поверхность мира скруглена, равно как и моря, что лежат на ней, и тяжкий воздух над нею; и рассекала она воздушные пределы дыхания и полета и пролегала через Ильмен, губительный для всякой плоти. И говорится, будто даже те нуменорцы древности, что обладали прямым видением, не все это понимали, и пытались измыслить корабли, что сумеют подняться над водами мира и удержатся на волнах воображаемых морей. Но удалось им создать лишь корабли, способные плавать в воздушных пределах дыхания. И летающие корабли эти тоже достигли земель Нового Мира и Востока Древнего Мира; и подтвердилось, что мир –

Стр.18

круглый. И многие отреклись от Богов и исторгли их из своих легенд и даже из снов. Но люди Средиземья взирали на них в изумлении и великом страхе, и сочли их богами; и многие были тем весьма довольны.

§13 Но не все нуменорцы сделались порочны сердцем; иные еще хранили мудрость древних дней, унаследованную от Отцов Людей и Друзей эльфов, и тех, кого наставлял Фионвэ. И знали они, что судьба людей не заключена в пределах круговой дороги этого мира, равно как и прямой путь не назначен им в удел. Ибо круговой путь – крив, нет у него конца, но нет и выхода. А прямой путь – истинен; но конечен в пределах мира – и такова судьба эльфов. Однако судьба людей, говорилось промеж них, не замкнута в круг и не конечна, и не заключена в пределах мира. Помнили они, откуда пришла погибель, и как люди оказались отрезаны от своей справедливой доли прямого пути; и бежали они тени Моргота, насколько доставало  сил, и ненавидели Ту. И нападали они на его храмы и его слуг, и сильные мира сего вели войны во имя верности, от которых сохранилось разве что эхо.

§14 Но жива и ныне легенда о Белерианде: ибо та земля на Западе Древнего Мира, пусть даже изменившаяся и разрушенная, в былые дни все еще держалась имени, что носила во времена номов. И говорится, будто королем Белерианда был Амрот, и посоветовался он с Эльрондом, сыном Эаренделя, и с теми из эльфов, кто остался на Западе; и перевалили они через горы, и пришли во внутренние земли далеко от моря, и атаковали крепость Ту. И сразился Амрот с Ту, и был убит; но Ту был повергнут на колени, а слуг его разогнали; и народы Белерианда уничтожили его обиталища и прогнали его прочь, и бежал он в темный лес, и укрылся там. И говорится, будто война с Ту ускорила угасание эльдар, ибо обладал он могуществом превыше отмеренного им, как Фелагунд, король Нарготронда, изведал в древнейшие дни; и растратили они свою силу и сущность в нападении на него. То была последняя из услуг, оказанных старшим народом – людям; и почитается она последним из деяний союза до угасания эльфов и отчуждения между Двумя Народами. И на том повесть древнего мира, как хранят ее эльфы, подходит к концу.

 

Комментарии к первому варианту «Падения Нуменора»

 

§1 В исходной версии Q §18 (IV. 158) говорилось, что по разрешению Фионвэ «дозволялось отплыть вместе с эльфами только людям рода Хадора и Беора,

Стр.19

буде пожелают они того, – и никому больше. Но из них в живых оставался один лишь Эльронд…». Касательно этого труднообъяснимого отрывка см. комментарий (IV.200), где я предполагаю, что, при всей его неясности,  «это – первый прообраз легенды об отплытии уцелевших Друзей эльфов в Нуменор». В ходе переработки текста в Q II §18 данный фрагмент был изъят, зато появляется упоминание о людях Хитлума, которые, «раскаявшись в том, что рабски служили злу, совершили подвиги великой доблести, а в придачу к ним – многие люди, лишь недавно явившиеся с Востока», а о Друзьях эльфов не говорится ни слова. Конечный, наспех отредактированный вариант этого отрывка (IV. 163, прим. 2 и 3) выглядит так:

И говорится, будто все уцелевшие из трех Домов Отцов Людей бились на стороне Фионвэ; и к ним примкнули некоторые из людей Хитлума, что, раскаявшись в том, что рабски служили злу, совершили подвиги великой доблести <…> Но большинство людей, в особенности же те, что лишь недавно явились с Востока, бились на стороне Врага.

Этот текст очень близок к соответствующему фрагменту следующей версии «Сильмариллиона» (QS[5], стр. 328 §16) и, бесспорно, написан в то же время; в ней, однако, упоминание о людях Хитлума отсутствует. Я почти не сомневаюсь, что это изменение возникло вместе с появлением концепции Нуменора.

§2 Здесь впервые появляются топонимы Андуниэ (но в качестве названия острова; переведено как «Закатная земля»)  и собственно Нуменор (этот топоним в предварительном наброске не фигурирует, хотя жители его зовутся нуменориэ и нуменорцы). Главный город именуется Нумар, или Нуменос; в наброске это были названия земли. Топоним Белегар позже был исправлен, здесь и в §7, на Белегаэр.

После слов «Йаванна же обогатила» параграф, посвященный именам, на ранней стадии был заменен на нижеследующее:

Боги нарекли ее Андор, Дарованная Земля, но сами жители именовали ее Винья, Юная; когда же люди той земли говорили о ней людям Средиземья, то называли ее Нуменор, то есть Западный край, ибо лежал остров к западу от всех земель, населенных смертными; однако ж не на истинном Западе, ибо там – земля Богов. Главный город Нуменора стоял посреди западного побережья и во дни своего могущества звался Андуниэ, ибо смотрел на закат; а после его гибели в легендах тех, кто бежал с острова, звучало имя Аталантэ, Низвержение.

Здесь впервые появляется имя Андор, Дарованная Земля, а также название, данное земле самими нуменорцами, – Винья, Юная, что в позднюю версию легенды не вошло (ср. Виньямар, Виньялондэ, «Указатель» к «Неоконченным преданиям»); Андуниэ теперь – название главного города. В исходном варианте текста топоним Аталантэ мог относиться либо к земле, либо к городу; но в переписанном варианте – исключительно к городу. Кажется

Стр.20

маловероятным, чтобы отец действительно имел это в виду; см. соответствующий фрагмент в FN II и комментарий к нему.

§3 Тот факт, что нуменорцам дозволялось плавать на запад до самого Тол-эрессеа (о чем упоминается уже в исходном наброске), вступает в противоречие с текстом «Аккалабет» (стр. 262-263), где говорится, что нуменорцам запретили «плавать на запад за пределы видимости острова» и что лишь самые зоркие из них могли разглядеть вдали башню Аваллонэ на Одиноком острове.

Примечательно, что здесь вновь появляются Врата Утра из «Утраченных сказаний» (I.216). В исходном астрономическом мифе Солнце уходило во Внешнюю Тьму через Врата Ночи и вновь возвращалось через Врата Утра; но вместе с радикальным преобразованием мифа в «Очерке мифологии» (см. IV.49), представленным также в «Квенте» и «Амбарканте», согласно которому Солнце влекут слуги Улмо под корнями Земли, Дверь Ночи получила совсем иное назначение, а Врата Утра уже не появляются (см. IV.252, 255). Как следует понимать эту ссылку на них (которая сохранилась и в «Аккалабет», стр. 263), я затрудняюсь объяснить.

В данном отрывке впервые употреблено выражение «Владыки Запада».

§4 Слова «кроме их королей (единожды в жизни, перед коронацией)» были взяты в квадратные скобки уже на ранней стадии создания текста. В завершающей части QS (стр. 326 §§8-9) запрещение представляется абсолютным и распространяется на всех смертных без исключения; здесь Мандос говорит об Эаренделе «Теперь он неминуемо умрет, ибо ступил на запретный брег», Манвэ же отвечает: «Для Эаренделя я отменю запрет и опасность, что он навлек на себя». Позже (как отмечено в §3 выше) Запрет неизбежно  распространился и на Тол-эрессеа («самую восточную часть Бессмертных земель», «Акаллабет», стр. 263).

Объяснение долгожительства нуменорцев воздействием света Валинора появляется уже в исходном наброске. Выше (стр. 13) я цитировал отрывок из «Квенты», где говорится, что свет Валинора был ярче и прекраснее, чем в других землях, «поскольку там Солнце и Луна отдыхают вместе некоторое время». Но здесь формулировка «сияние Богов, слабый отсвет которого достигал Тол-эрессеа» явно подразумевает свет иной природы, нежели от Луны и Солнца (которые озаряют весь мир). Предположительно здесь представлена новая идея, фигурирующая в соответствующем фрагменте QS (§79): «более того, валар запасают сияние Солнца во многих сосудах, и в чанах, и в прудах, для вящего удобства своего в темную пору». Данный фрагмент был впоследствии взят в скобки и в FN II уже не появляется; однако далее по ходу повествования (§6) эльфы Тол-эрессеа погрузились в печаль,  «ибо туча нуменорцев застлала свет Валинора»; и эта формулировка уже не была отвергнута. Ср. «Акаллабет» (стр. 278): «и опечалились эльдар, ибо свет заходящего солнца застлала туча нуменорского флота».

§5 С рассказом о том, что Моргот вернулся не «во плоти», поскольку

Стр. 21

заперт за пределами Стен Мира, «но словно бы духом, как если бы тень пала на сердца и мысли», ср. «Квенту» (IV. 164): «Иные же говорят, будто Моргот порою тайно, в виде облака, каковое нельзя увидеть и почувствовать тоже нельзя…прокрадывается назад, перебравшись через Стены, и посещает мир» (этот фрагмент сохранился в  QS, стр. 332-333 §30).

§7 Заключительная фраза касательно эльфов Тол-эрессеа была добавлена, хотя, по всей видимости, относится ко времени написания текста. Истолковать ее крайне сложно. Разлом в Великом море возник к востоку от Тол-эрессеа, но корабли, находящиеся к западу от острова, затянуло в пропасть; из этого напрашивается вывод, что Тол-эрессеа тоже низвергся в пучину и исчез; так что эльфы, жившие там, «прошли сквозь врата смерти и воссоединились с родней своей в земле Богов», и «Одинокий остров остался лишь тенью прошлого». Но такая интерпретация покажется в высшей степени странной: это означало бы отказаться от всей истории плавания Эльфвине до Тол-эрессеа спустя много веков; а между тем Эльфвине как летописец и ученик по-прежнему присутствовал в сочинениях моего отца даже после завершения «Властелина Колец». На схеме Мира, Ставшего Круглым, приложенной к «Амбарканте» (IV. 247), Тол-эрессеа обозначен как точка на Прямом Пути. Более того, гораздо позже, в тексте «Акаллабет» (стр. 278-279) то же самое говорится о великой пропасти: она разверзлась «между Нуменором и Бессмертными землями», и все корабли нуменорцев (которые уже приплыли в Аман и, следовательно, находились западнее Тол-эрессеа) затянуло в бездну; но «Валинор и Эрессеа были изъяты [из мира] в область сокрытого».

§8 Заключительная фраза («А также густой воздух…») добавлена на полях и, по-видимому, явно составляет единое целое с исходным текстом. Значка вставки здесь нет, но, вне всякого сомнения, поместить фразу следует именно сюда.

§10 Нуменорцам уже присуще желание продлить себе жизнь (§4), но зловещие образы «Акаллабета» (стр. 266) – земля гробниц и бальзамирования, и народ, одержимый смертью, – еще не представлены. На этой стадии эволюции легенды, как и в предварительном наброске, культура гробниц возникла среди нуменорцев, спасшихся от Низвержения и основавших королевства в «Старом Свете»: будь они склонны к добру или злу, «всех равно обуревало желание долгой жизни на земле, и мысль о Смерти тяготила их»; и, по-видимому, постепенно сокращался срок жизни именно у Изгнанников. Отголоски этого фрагмента есть и в тексте «Акаллабет», там, где речь идет о Нуменоре после того, как в дни Тар-Атанамира на остров пала Тень (см. «Неоконченные предания», стр. 221). Однако в совершенно ином контексте исходной истории, во времена, когда эта культура возникла среди уцелевших в Катастрофе и их потомков, представлены были и другие элементы: ведь теперь Боги переместились в пределы неведомого и незримого и стали «объяснением» тайны смерти, а их обитель на дальнем Западе – местом, куда уходят мертвые вместе со своим имуществом.

Стр. 22

В «Сильмариллионе» Боги присутствуют «физически», поскольку (какова бы ни была подлинная природа их бытия), они населяют тот же самый физический мир, область «зримого». Если после Сокрытия Валинора их не могли достичь корабли, которые напрасно слал Тургон Гондолинский, то тем не менее, до них сумел доплыть Эарендель, покинувший Средиземье на своем корабле «Вингелот», а их физическое вооруженное вторжение навсегда изменило мир через физическое же уничтожение власти Моргота. Таким образом, можно сказать, что в «Сильмариллионе» «религии» нет, поскольку Божественное присутствует в мире и не «вынесено за пределы»; но вместе с физическим перемещением Божественного из Мира, Ставшего Круглым, возникает религия (так же, как возникла некогда в Нуменоре под влиянием учения Ту о Морготе, изгнанном и отсутствующем Божестве); и усопших отправляют, из религиозных соображений, на погребальных ладьях с берегов Великого моря.

§12 «А по прямому пути пройти могли лишь Боги и исчезнувшие эльфы, либо те, кого Боги призывали из числа угасающих эльфов круглой земли – что умалились и истаяли, когда люди присвоили солнце». Ср. «Квента» IV. 100-101, в исправленном варианте (этот отрывок восходит к «Очерку мифологии», IV.21):

В последующие дни, когда из-за победы[6] Моргота эльфы и люди отдалились друг от друга, как он более всего и желал, те из эльдалиэ, что по-прежнему жили в мире, угасли, и люди узурпировали солнечный свет. Эльдар же скитались в глухих уголках Внешних земель и привыкли к лунному свету и к звездному, и к лесам и пещерам, и стали что тени, призраки и воспоминания – те, что не уплыли на Запад и не исчезли из мира.

Данный фрагмент почти без изменений вошел в QS (§87).

Полагаю, что рассказ о летучих кораблях, построенных изгнанниками-нуменорцами (представленный уже в предварительном черновике, стр. 12), – это единственное упоминание о воздушных судах во всем корпусе сочинений моего отца. Ни словом не уточняется, за счет чего они поднимались в воздух и что приводило их в движение. В поздние варианты легенды этот отрывок не вошел.

§13 Любопытная черта исходной истории о Нуменоре состоит в том, что в тексте не упоминается, какая участь постигла Ту при Низвержении (ср. «Акаллабет», стр. 280); но здесь он вновь появляется как хозяин храмов (ср. «Лэ о Лейтиан», строки 2064 – 2067), живет в крепости (§14); и к нему обращена ненависть тех уцелевших нуменорцев, что сохранили отчасти древнее знание.

§14 В «Квенте» (IV.160-161) говорится, что в Великой Битве:

…северные области западного мира разъединились и раскололись на части, и в расселины с ревом хлынуло море, и было великое смятение, и поднялся великий грохот и шум; реки иссякли либо изменили русло, вздыбились долины, а холмы были втоптаны в землю; и Сириона не стало. Тогда люди бежали прочь <…> и нескоро еще возвратились обратно через горы туда, где встарь лежал Белерианд.

Самые ранние «Анналы Белерианда» (IV.310) заканчиваются словами: «Так

Стр.23

окончилась Первая Эпоха Мира, и Белерианд сгинул безвозвратно». В «Квенте» (IV.162) также говорится, что по окончании Войны «на берегах Западного моря началось великое строительство кораблей – в особенности же на огромных островах, что возникли на месте древнего Белерианда при крушении северного мира».

В FN представлена несколько иная концепция. Хоть Белерианд был «изменен и разрушен», о нем говорится как о «той земле», он по-прежнему называется Белериандом и населен людьми и эльфами, способными создать союз против Ту. Я бы предположил (хотя и с осторожностью), что с появлением Второй эпохи Средиземья (впервые мельком возникшей именно здесь) как следствия легенды о Нуменоре полное разорение Белерианда, соответствующее безысходной завершенности предшествующей концепции, отчасти уменьшилось в масштабах[7]. Более того, кажется, что в то время отец не мыслил себе новых разрушений в Белерианде во время Низвержения Нуменора, о которых написал впоследствии (см. стр. 32).

На данной стадии первый король и основатель Нуменора не упоминается. Эльронд по-прежнему – единственный ребенок Эаренделя и Эльвинг; его брат Эльрос появился только в поздних добавлениях к тексту Q (IV.155), что были включены в повествование уже после начала становления легенды о Нуменоре. В самой ранней концепции «Очерка мифологии» (IV.38) Эльронд, «будучи наполовину смертным, предпочитает остаться на земле» (т.е. в Великих землях), а в Q (IV.158) он «предпочел остаться, ибо кровь смертных, что текла в его жилах, связала его узами любви с младшим народом»; см. мои замечания о Выборе Полуэльфов, IV.70. Эльронд здесь, по-видимому, предводитель эльфов Белерианда и союзник Амрота, предшественника Элендиля. Последний Союз, результатом которого стало низвержение Ту, представлен как последнее вмешательство эльфов в события Мира Людей, само по себе ускорившее их неизбежное угасание. «Темный лес», куда бежал Ту (ср. «Железно-лес» в исходном наброске) – это, несомненно, Мирквуд. В «Хоббите» о Некроманте говорилось только то, что он живет в темной башне на юге Мирквуда[8].

 

(iii)

Второй вариант «Падения Нуменора»

FN II представляет собою чистовую рукопись: отец создал ее, имея перед глазами FN I и, по-видимому, вскорости по завершении работы над таковой. Текст FN II содержит множество исправлений, сделанных в процессе

Стр.24

создания; все они, по-видимому, были внесены сразу, если не считать заглавия (оно было вписано карандашом позже) и вычеркнутой фразы в §7. В отличие от обычной манеры моего отца начинать новый текст, близко держась предшествующей версии, и отклоняться от нее все сильнее по мере продвижения вперед, здесь начало было заметно переделано и расширено, зато вторая часть вплоть до самого конца изменениям почти не подверглась, если не считать совсем мелких поправок в структуре фраз. Поэтому воспроизводить FN II целиком необходимости нет. Заимствовав деление на абзацы из FN I, я привожу  §§1-5 и §14 полностью, а из оставшегося – только те небольшие фрагменты, что подверглись значительной переработке.

 

ПОСЛЕДНЕЕ СКАЗАНИЕ: ПАДЕНИЕ НУМЕНОРА

 

§1 В Великой Битве, когда Фионвэ сын Манвэ ниспроверг Моргота и вызволил Изгнанников, три дома людей Белерианда сражались против Моргота. Но люди в большинстве своем стали союзниками Врага; и после победы Владык Запада те, что не были уничтожены, бежали в восточные области Средиземья; и явились к ним уцелевшие слуги Моргота, и поработили их. Ибо Боги отвратились до поры от людей Средиземья, потому что те не подчинились их призыву и вняли Врагу. И беспокоили людей многие злобные твари, что породил Моргот во дни своего владычества: демоны, и драконы, и чудовища, и орки – насмешка над созданиями Илуватара; и горестен был людской удел. Но Манвэ изгнал Моргота и запер его за пределами мира во внешней Пустоте; и не может тот вновь возвратиться в мир, в зримом и осязаемом своем обличии, пока Владыки восседают на тронах. Однако Воля его остается и направляет его слуг, и неизменно принуждает их пытаться ниспровергнуть Богов и чинить вред тем, кто Богам послушен.

Когда же Моргот исторгнут был прочь, Боги сошлись на совет. Эльфов призвали вернуться на Запад, и те, что повиновались, вновь поселились на Эрессеа, Одиноком острове, которому дали новое имя – Аваллон, ибо он совсем рядом с Валинором. Но люди трех верных домов и те, что примкнули к ним, обрели богатую награду. Ибо Фионвэ сын Манвэ пришел к ним, и учил их, и он наделил их мудростью, могуществом и жизнью крепче, нежели у кого-либо из смертного народа.

§2 И обширную землю создали им в обитель: не была она частью Средиземья, но и не вовсе от него отделялась. Поднял ее Оссэ из глубин Великого моря, и утвердил – Аулэ, Йаванна же обогатила; а эльдар привезли туда с Аваллона цветы и фонтаны и создали прекрасные сады, где порою гуляли сами Боги. Той

Стр.25

земле Валар дали имя Андор, Дарованная Земля, а сами жители поначалу называли ее Винья, Юная; а во дни гордыни своей нарекли ее Нуменор, то есть Западный край, ибо лежала она западнее всех земель, населенных смертными – и все же далеко от истинного Запада, ибо то – Валинор, земля Богов. Но слава ее угасла, а имя – сгинуло; ибо после крушения те, кто бежал от нее прочь, в легендах своих нарекли ее Аталантэ, Низвергнутая. Встарь ее главный город и гавань находился посередине западного побережья и звался Андуниэ, ибо обращен был к закату. Но престол короля был в Нуменосе, в самом сердце острова. Выстроил его Эльронд, сын Эаренделя, кого Боги и эльфы избрали правителем той земли; ибо в нем смешалась кровь домов Хадора и Беора, а также отчасти кровь эльдар и валар, наследие Идрили и Лутиэн. Но Эльронд и весь народ его были смертны; ибо Валар не вправе отобрать дар смерти, что пришел к людям от Илуватара. Однако ж люди переняли речь эльфов Благословенного Королевства, как звучала она и звучит на Эрессеа, и вели беседы с эльфами, и глядели издали на Валинор; ибо кораблям их позволялось плавать на Аваллон и мореходам их – жить  там какое-то время.

§3 С ходом времени народ Нуменора сделался велик и славен, и во всем более подобен Перворожденным, нежели все прочие племена людей, что жили когда-либо; и однако ж уступал он эльфам в красоте и мудрости, хотя и превосходил статью. Ибо нуменорцы были выше самых высоких сынов людей в Средиземье. Более всех своих искусств люди Нуменора ценили кораблестроение и морское дело и стали мореходами, равных которым вовеки не будет, с тех пор, как мир умалился. И плавали они от Тол-эрессеа на Западе до берегов Средиземья, заходя даже во внутренние моря, и на Север, и на Юг, и видели со своих высоких палуб Врата Утра на Востоке. И являлись они к диким людям, и те преисполнялись изумления и тревоги, и некоторые почитали пришлецов Богами или сынами Богов с Запада; а люди Средиземья страшились их, ибо пребывали под тенью Моргота и верили, что Боги ужасны и жестоки. Нуменорцы учили их тем истинам, что дикие люди способны были воспринять, но истины эти стали лишь смутными, малопонятными слухами; ибо до поры нуменорцы нечасто приплывали в Средиземье и не задерживались там подолгу. Сердца их влекло на запад; и вот взалкали они нетленного блаженства Валинора; и не знали они покоя, и снедала их страсть, по мере того как росли их могущество и слава.

Стр.26

§4 Но Боги запретили им плавать далее Одинокого острова и не дозволяли никому ступать на землю Валинора, ибо нуменорцы были смертны; и хотя Владыки наградили их долгой жизнью, не могли они забрать у людей усталость мира, что приходит под конец; и умирали люди, и даже короли их из рода Эаренделя, и краток был срок их жизни в глазах эльфов. И возроптали люди против этого веления; и пробудилось меж них великое недовольство. Их ученые неустанно искали секреты продления жизни; и слали лазутчиков на поиски запретной мудрости на Аваллон. Но прогневались Боги.

§5 И случилось так, что Саурон, прислужник Моргота, обрел немалую мощь в Средиземье; и мореходы Нуменора принесли о нем вести. Одни говорили, будто он – король более великий, нежели Король Нуменора; другие – что он один из Богов или сынов их, поставленный править Средиземьем. А кое-кто уверял, что это злой дух; быть может, сам вернувшийся Моргот. Однако это почиталось лишь за вздорную байку диких людей. В те дни Королем Нуменора был Тар-калион; горд он был, и, веря, что Боги вручили власть над землей нуменорцам, не терпел и мысли, чтобы король какого бы то ни было края превосходил его могуществом. Потому задумал он отрядить своих слуг призвать Саурона в Нуменор, дабы тот пред ним преклонился. Владыки слали королю послания и говорили устами мудрецов, предостерегая его от этой затеи; и упреждали они, что Саурон, если явится, станет творить зло; однако сам он не сможет прийти в Нуменор, пока не призовут его и не проводят королевские гонцы. Но Тар-калион в гордыне своей не внял совету и снарядил множество кораблей.

А слухи о мощи Нуменора и о верности его Богам достигли между тем и Саурона, и устрашился он, как бы люди Запада не избавили жителей Средиземья от Тени; и, будучи лукав и исполнен злобы, замыслил в сердце своем уничтожить Нуменор и (если удастся) причинить горе Богам. Потому Саурон смирился пред гонцами и отправился на корабле в Нуменор. Когда же посольские корабли приблизились к острову, поднялся шторм, и море вздыбилось горой, и вынесло корабли далеко на сушу; а корабль, на котором плыл Саурон, опустило на холм. И, встав на холме, Саурон проповедовал нуменорцам весть о спасении от смерти; и обольстил их знамениями и чудесами. И мало-помалу склонил он их сердца к Морготу, своему повелителю; и предрек, что в скором времени Моргот вновь придет в мир. И

Стр.27

воззвал Саурон к королю Тар-калиону и к королеве его Тар-илиэн, и посулил им жизнь бесконечную и господство над землей, если они обратятся к Морготу. И поверили они Саурону, и подпали под власть Тени, и народ их в большинстве своем последовал за ними. И воздвиг Тар-калион огромный храм Морготу на Горе Илуватара в средине острова; и поселился там Саурон, и весь Нуменор был под его надзором.

[Значительная часть §5 была заменена на нижеприведенный более краткий вариант:]

И случилось так, что Саурон, прислужник Моргота, обрел немалую силу в Средиземье; и проведал он о мощи и славе нуменорцев, и о верности их Богам; и устрашился он, как бы они, придя, не отняли у него владычество над Востоком и не избавили людей Средиземья от Тени. И дошли слухи о Сауроне до короля; и говорилось, будто он – король более великий, нежели Король Нуменора. Посему, вопреки совету Богов, король отрядил своих слуг к Саурону с повелением явиться и преклониться пред ним. И Саурон, исполненный лукавства и злобы, смирился и пришел; и обольстил он нуменорцев знамениями и чудесами. Но мало-помалу склонил он их сердца к Морготу; и предрек, что в скором времени Моргот вновь придет в мир. И воззвал Саурон к Королю Нуменора Тар-калиону и к королеве его Тар-илиэн…

В оставшейся части FN II вплоть до последнего абзаца я привожу лишь несколько значимых расхождений с FN I. Исправления имен Сур, Ангор и Истар на Саурон, Тар-калион и Тар-илиэн здесь не отмечены.

§6  «И миновали они Тол-эрессеа» > «И окружили они Аваллон»; «пламя объяло склоны Таникветиль» > «пламя объяло Кор, и дымы заклубились над Таникветиль».

§7 В FN II абзац начинается с: «Но не отвечали Боги. Тогда многие нуменорцы ступили на запретный брег и встали могучим лагерем у границ Валинора».

«Могучий Ангор со своей королевой Истар» > «Тар-калион золотой и сияющая Илиэн, королева его»; «Позабытых Пещерах» > «Пещерах Тех, Кто Позабыт».

Загадочная заключительная фраза касательно эльфов Тол-Эрессеа (см. комментарий к FN I) сохранилась, но позже была вычеркнута карандашом.

§8 Заключительная фраза исчезла; см. комментарий к FN I.

§9 «Отчасти по [желанию>] повелению Тар-калиона, отчасти своей собственной волей (ибо иные почитали Богов по-прежнему и не соглашались идти

Стр.28

войною на Запад) многие остались и пребывали на своих кораблях…»

О сильном ветре здесь не упоминается.

§10 Здесь абзац начинается с: «Там, даже лишенные былой мощи, немногие числом и разобщенные, они впоследствии стали владыками и королями людей. Иные были злы и не отреклись от Саурона в сердцах своих; а другие – исполнены доброй воли и хранили память о Богах. Но всех равно…»

Во фразе «срок их жизни, что встарь был куда дольше, нежели у меньших народов» слова «куда дольше» > «втрое дольше».

Заключительная фраза звучит как: «По этой причине в последующие дни они обычно хоронили своих мертвецов на ладьях или торжественно отправляли…»

§11 «Но наложенные там чары не вовсе утратили силу» > «Но то была не вовсе игра воображения» – но этот вариант был вычеркнут.

«Ибо древний контур мира остался в мыслях Илуватара и в думах Богов, и в памяти мира…»

В конце абзаца добавлено: «Потому строили они в те дни весьма высокие башни».

§12 Теперь абзац начинается с: «Но большинство тех, что не могли того разглядеть или вообразить в мыслях, насмехались над строителями башен и полагались на корабли, что плавали по лону вод. Однако ж приплывали они лишь к землям Нового Мира и обнаруживали, что те в точности подобны землям Старого и подвержены смерти; и сообщали они, что мир – круглый. А по Прямому Пути пройти могли лишь Боги, и проплыть – лишь корабли эльфов Аваллона. Ибо Путь прям, а поверхность мира скруглена…

Абзац завершается фразой: «Потому многие отреклись от Богов и исторгли их из своих легенд. Но люди Средиземья глядели на них с изумлением и с великим страхом, ибо те спустились к ним по воздуху; и сочли нуменорцев Богами, и некоторые были тем весьма довольны».

§13 Абзац начинается с: «Но не все нуменорцы сделались порочны сердцем; и мудрые еще долго хранили знание тех дней, что предшествовали гибели, – знание, унаследованное от отцов и от Друзей эльфов, и от тех, кто беседовал с Богами. И говорили они, что судьба людей…»

«Однако судьба людей… не завершается в пределах мира».

«и могучие владыки Средиземья вели войны во имя веры».

§14 Но жива и ныне легенда о Белерианде: ибо та земля на Западе Севера Древнего Мира, где некогда был ниспровергнут Моргот, по-прежнему оставалась отчасти благословенна и свободна от его тени; и многие изгнанники Нуменора пришли туда. Пусть даже изменившаяся и разрушенная, она сохраняла в былые дни имя, которое носила во времена номов. И говорится, будто в Белерианде явился король нуменорской крови,

Стр.29

и звался он Элендиль, то есть Друг эльфов. И посоветовался он с эльфами, что еще оставались в Средиземье (а жили они по большей части в Белерианде); и заключил он союз с эльфийским королем Гиль-галадом, потомком Феанора. И объединили они армии, и перевалили через горы, и пришли во внутренние земли далеко от Моря. И дошли наконец до самого Мордора, Черной страны, где Саурон, которому на языке номов имя Ту, заново отстроил свои крепости. И окружили они твердыню, и вот Ту вышел сам, и Элендиль и Гиль-галад сразились с ним; и оба были убиты. Но и Ту был повержен, и уничтожено его телесное обличие, а слуг его разогнали; и воинство Белерианда разрушило его обиталище; однако ж дух Ту унесся далеко прочь и сокрылся в глухих местах, и на протяжении многих веков не облекался более в плоть. Но поется в печальных песнях эльфов, что война с Ту ускорила угасание эльдар, предрешенное Богами; ибо Ту обладал могуществом превыше отмеренного им, как Фелагунд, король Нарготронда, изведал встарь;  и растратили эльфы свою силу и сущность в нападении на него. То была последняя из услуг, оказанных Перворожденными – людям; и почитается она последним из деяний союза до угасания эльфов и отчуждения между Двумя Народами. И на том завершается повесть древнего мира, как ведома она эльфам.

 

Комментарии ко второму варианту «Падения Нуменора»

 

§1 Касательно «орки – насмешка над созданиями Илуватара» см. QS §18 и комментарий к нему. – В FN I §5 говорится, что Моргот «явился не во плоти, но словно бы духом, как если бы тень пала на сердца и на мысли». Теперь, по-видимому, отрицается сама идея его «возвращения» в каком бы то ни было смысле; но возникает концепция его направляющей злой Воли, которая неизменно пребывает в мире.

«Те, что повиновались, вновь поселились на Эрессеа»: в FN I «Как уже говорилось, эльфов призвали в Валинор, и многие повиновались, но не все». В Q (IV. 162) «номы и Темные эльфы вновь поселились по большей части на Одиноком острове <…> А иные вернулись и в Валинор – ибо все были вольны это сделать, кто желал того» (вошло в QS, стр. 331-332, §27). Появляется название Аваллон («ибо он совсем рядом с Валинором»), но лишь в качестве нового имени для Тол Эрессеа; впоследствии, в форме Аваллонэ, оно становится названием для одной из гаваней острова («из всех городов земли она ближе всего к Валинору», «Акаллабет», стр. 260).

§2 Поначалу отец в точности сохранил  переписанный вариант FN I, приведенный в комментариях к FN I §2, где Аталантэ – это название для города Андуниэ после Низвержения. Я предположил, что он на самом деле

Стр.30

не имел этого в виду; как бы то ни было, здесь он исправил текст, так что имя Аталантэ снова относится к затонувшему Нуменору. Из исходного варианта FN I §2 вновь появляется Нуменос: прежде – название западного города, теперь оно становится названием королевского престольного города в самом центре острова (впоследствии – Арменелос).

Эльронд (см. комментарии к FN I §14) теперь становится первым Королем Нуменора и основателем Нуменоса; его брат Эльрос еще не появился.

Утверждение о том, что нуменорцы «переняли речь эльфов Благословенного Королевства, как звучала она и звучит на Эрессеа», предполагает, что они отказались от своего собственного языка, языка людей; это подтверждается и в «Утраченном пути» (стр. 68). В «Ламмас» говорится (стр. 179), что «уже в дни [отца Хурина] люди Белерианда перешли в повседневном общении на язык номов, отказавшись от своего собственного, и даже детей своих стали нарекать именами на этом языке». Слова «как звучала она и звучит на Эрессеа», по-видимому, противоречат идее о том, что Одинокий остров был уничтожен при Низвержении (см. комментарии к FN I §7). Но неоднозначный фрагмент, это подразумевающий, вошел и в настоящий текст, в §7 (хотя впоследствии был вычеркнут).

§4 Объяснение долгожительства нуменорцев воздействием сияния Валинора (см. комментарий к FN I §4) уже отвергнуто; теперь оно приписывается исключительно дару валар.

§5 По всей вероятности, имя Саурон (заменившее имя Сур из FN I) впервые появляется именно здесь или в тесно связанном с данным абзацем фрагменте «Утраченного пути» (стр. 66). В традиции «Сильмариллиона» оно впервые возникает в QS §143. Рассказ о приходе Саурона в Нуменор отличается от версии FN I; недвусмысленно говорится о том, что он не смог бы явиться, если бы его не призвали. История, изложенная здесь в первом варианте, согласно которому корабли, вернувшиеся в Нуменор из Средиземья, были вынесены гигантской волной далеко на сушу, а Саурон, стоя на холме, «проповедовал нуменорцам весть о спасении», более подробно изложена в «Утраченном пути»; но вторая версия FN II, где эпизод с гигантской волной опущен, по-видимому, заменила первую практически сразу же (о значимости этого см. стр. 9).

Храм Моргота теперь возведен на Горе Илуватара, в самом центре острова; здесь (или в «Утраченном пути») возникает первый прообраз Менельтармы. Позже эта идея была отвергнута: в «Акаллабете» «даже Саурон не смел осквернить вершину», и храм был воздвигнут в Арменелосе (стр. 272-273).

§11 Добавление в FN II «Потому строили они в те дни весьма высокие башни», по-видимому, является первым упоминанием Белых Башен на Эмюн Берайд, Башенных холмах. Ср. «Властелин Колец», Приложение А (I.iii), где о палантире на Эмюн Берайд рассказывается, что «Элендиль установил его там, дабы глядеть в прошлое “прямым зрением” и видеть Эрессеа на исчезнувшем Западе; но Нуменор навеки сокрыт под изгибом морей». Ср. также главу «О Кольцах Власти» в «Сильмариллионе», стр. 292. Но когда

Стр.31

создавался настоящий текст, концепция палантири (насколько можно судить) еще не возникла.

§14 Переработанный отрывок, посвященный Белерианду, подкрепляет предположение, высказанное в FN I, что эта область меньше пострадала в ходе Великой Битвы, нежели описано в других текстах: она «по-прежнему оставалась отчасти благословенна», и более того, эльфы, оставшиеся в Средиземье, «жили по большей части в Белерианде». Здесь появляется Элендиль ‘Друг эльфов’, заменив Амрота из FN I. Из слов «в Белерианде явился король нуменорской крови» можно предположить, будто он не был из числа уцелевших при Низвержении; но со всей очевидностью это не так. В «Утраченном пути», тесно связанном с FN II, Элендиль (отец в нуменорской инкарнации пары «Элвин-Эдвин») – заклятый враг Саурона и решительно противостоит его господству в Нуменоре; и хотя «Утраченный путь» обрывается еще до отплытия флота Тар-Калиона, Элендиль, скорее всего, был среди тех, которые «пребывали на своих кораблях, что стояли у восточного побережья земли» (FN §9) и тем самым спасся от Низвержения.

Здесь со всей очевидностью впервые появляется Гиль-галад, эльфийский король Белерианда, потомок Феанора (любопытно было бы узнать о его происхождении), а история Последнего Союза продвинулась еще на шаг; и нет никаких сомнений в том, что именно в этой рукописи в повествовании впервые появилось название Мордор, Черная страна.

 

(iv)

Дальнейшая эволюция «Падения Нуменора»

 

За FN II последовала машинописная рукопись, перепечатанная на отцовской пишущей машине того периода, но не им самим, – поскольку это точная копия FN II со всеми внесенными в текст исправлениями и двумя-тремя ошибками в считывании рукописи. У меня нет ни малейших сомнений в том, что машинописная копия была сделана немного времени спустя. Сама по себе она текстологической ценности не представляет, но отец использовал ее как основу для дальнейшей правки.

К ней прилагается отдельная рукописная страница с фрагментами, которые тесно связаны с изменениями, внесенными в машинопись. Данный вариант текста имеет большое значение для установления датировки версий в целом.

Речь идет о двух фрагментах. Первый имеет отношение к §8 (который заимствован из FN I без изменений, если не считать того, что в FN II отсутствует заключительная фраза). На отдельной странице приводятся два новых варианта данного параграфа; первый, вычеркнутый полностью, гласит:

Тогда Илуватар оттеснил Великое море к западу от Средиземья, а Бесплодную землю к востоку от Средиземья, и создал новые земли и новые моря там, где прежде не было ничего и пролегали пути Солнца и Луны. И мир умалился; ибо Валинор и Эрессеа были изъяты в Область Сокрытого, и впоследствии, как бы далеко человек ни плыл на корабле, не мог он вновь достичь Истинного Запада. Ибо все земли древние

Стр. 32

и новые были равно удалены от центра земли. И был [разлив и великое смятение вод, и моря затопили то, что некогда было сушей, а земли поднялись там, где прежде была пучина морская], и Белерианд рухнул в море в ту пору, весь, кроме того края, где некоторое время жили Берен и Лутиэн – кроме земли Линдон у западного подножья [вычеркнуто: Эред] Луноронти.

(Фрагмент, заключенный в квадратные скобки, в рукописи отмечен значком удаления: со всей очевидностью подразумевалось, что за существующим текстом должно было последовать что-то еще.) Здесь исчезают слова «[Боги] прогнули назад края Средиземья»; Илуватар «оттесняет» Великое море на Западе и «Бесплодную землю» на Востоке. Теперь говорится, что возникли новые земли и новые моря «там, где прежде не было ничего и пролегали пути Солнца и Луны» (то есть у корней мира; см. схемы «Амбарканты», IV. 243, 245). Этот вариант в свою очередь исчезает в ходе последующей редактуры (ниже), что приводит к окончательной, очень краткой формулировке «Акаллабета» (стр. 279).

Данный фрагмент весьма примечателен, поскольку затопление всего Белерианда к западу от Линдона здесь приписывается катастрофе Низвержения Нуменора; см. комментарии к FN I и II, §14. Название Луноронти для Синих гор прежде не встречалось (но см. «Этимологии», основа LUG²); и это, вероятно, первый случай употребления названия Линдон по отношению к древнему Оссирианду или к той его части, что осталась над морем (см. комментарий к QS §108).

Вторая форма отредактированного варианта §8 приводится тут же в рукописи:

Тогда Илуватар оттеснил Великое море к западу от Средиземья, а Пустынную землю к востоку от Средиземья, и были созданы новые земли и новые моря, и мир умалился: ибо Валинор и Эрессеа были изъяты из него в область сокрытого. И впоследствии, сколько бы человек ни плыл на корабле, не мог он вновь достичь Истинного Запада, но в конце концов возвращался усталым туда, откуда начинал путь; ибо все земли и моря были равно удалены от центра земли, и все дороги замкнулись в кольцо. И был разлив и великое смятение вод в ту пору, и море затопило многое из того, что в Древние Дни было сушей, как на Западе, так и на Востоке Средиземья.

Тем самым отрывок касательно затопления Белерианда (всего, за исключением Линдона) во время нуменорской катастрофы был снова изъят из текста. В таком виде отец затем воспроизвел его в машинописи, изменив Пустынную землю на Пустынные земли. (Если эту область, в первой версии названную Бесплодной землей, соотнести с картой «Амбарканты» V (IV. 251), по-видимому, ею окажется Выжженная земля Солнца; а может быть, и Темная земля, изображенная там как новый континент, образованный из южной части Пельмара, или Средиземья (карта IV), после значительного расширения бывшего внутреннего моря Рингиль при разрушении

Стр. 33

Утумно). – Выражение «Древние дни» в текстах моего отца прежде не встречалось.

Второй фрагмент представляет собою заключительный абзац FN II §14, посвященный Белерианду и Последнему Союзу. Здесь в машинопись были внесены несколько карандашных поправок: имя Ту заменено на Саурон, везде, за исключением фразы «которому на языке номов имя Ту», где Ту > Горту (см. стр. 338); «в Белерианде явился король нуменорской крови» > «в Линдоне…»; и Гиль-Галад является потомком Финрода, а не Феанора. Затем данный отрывок в машинописном варианте был вычеркнут полностью, с указанием заменить его другим. Текст для замены содержится на оборотной стороне отдельной страницы с двумя вариантами переработанного §8 и со всей очевидностью был написан одновременно с ними. Говорится в нем следующее:

Но жива легенда о Белерианде. Та земля была разрушена в Великой Битве с Морготом; и сгинула, когда пал Нуменор и изменились очертания мира; ибо море затопило все, что осталось, кроме нескольких гор, что возвышались над водой островами, до самого подножия Эредлиндон. Но тот край, где жила Лутиэн, уцелел: звался он Линдон. Морской залив рассек его из конца в конец, и в Горах образовалась брешь, через которую хлынула река Лун. Но в землях к северу и к югу от залива еще жили эльфы, а королем их был Гиль-галад, сын Фелагунда, сына Финрода. И отстроили они гавани в заливе Лун, откуда их соплеменники или любые другие эльфы, бежавшие от тьмы и страданий Средиземья, могли уплыть на Истинный Запад, чтобы не возвращаться более. Над Линдоном у Саурона до поры не было власти. И говорится, что братья Элендиль и Валандиль, спасшиеся при низвержении Нуменора, добрались наконец до устьев рек, впадающих в Западное море. И Элендиль (то есть Друг эльфов), что встарь питал любовь к народу Эрессеа, явился в Линдон и жил там некоторое время, и ушел в Средиземье, и основал королевство на Севере. Валандиль же поднялся вверх по Великой Реке Андуин и основал другое королевство далеко на Юге. А Саурон жил в Мордоре, Черной стране, неподалеку от Ондора, владений Валандиля; и пошел Саурон войной на всех эльфов и людей Западного края и тех, кто помогал им, и Валандилю пришлось нелегко. Посему Элендиль и Гиль-галад, видя, что, если не оказать должного отпора, то Саурон станет владыкой [?всего] Средиземья, держали промеж себя совет и создали могучий союз. Гиль-галад с Элендилем выступили в Средиземье [? И объединили они силы людей и эльфов, и собрались в Имладристе].

Ближе к концу текст превращается в неразборчивые каракули, и последние слова не вполне понятны. Если там действительно стоит название Имладрист [Imladrist], после s со всей очевидностью следует еще одна буква, скорее всего t. Ср. «Повесть

Стр. 34

Лет» во «Властелине Колец» (Приложение Б): Вторая Эпоха 3431 «Гиль-галад и Элендиль выступают на восток к Имладрису».

Весь этот фрагмент был в свою очередь вычеркнут и не набран в машинописном тексте. Как можно видеть, он привносит новый материал касательно Белерианда и Линдона, что возник в первом варианте отредактированного §8, но потом был убран (стр. 31-32); и сверх того добавилось много важных новых элементов. Гиль-галад становится сыном Фелагунда; теперь не остается сомнений в том, что Элендиль – один из тех, кто спасся из Нуменора; кроме того, у него есть брат по имени Валандиль (имя отца Элендиля в «Утраченном пути»); появляется река Лун, ее залив и брешь в Синих горах, сквозь которую река протекает; эльфы Линдона выстроили гавани в заливе Лун; Элендиль создал королевство на Севере, к востоку от гор, а Валандиль, поднявшись вверх по Андуину, основал свое королевство Ондор неподалеку от Мордора.

Нет никаких сомнений в том, что концепция Гондора целиком и полностью возникла в ходе написания «Властелина Колец». Более того, в конце машинописного текста отец набросал карандашом следующие заметки (они тоже были полностью вычеркнуты):

Подробнее об этом рассказывается во «Властелине Колец»

Требуется единственная правка:

(1) Многие эльфы остались

(2) Весь Белерианд затонул, за исключением нескольких островов = гор и части Оссирианда (под названием Линдон), где жил Гиль-галад.

(3) Эльронд остался с Гиль-галадом. Или уплыл назад в Средиземье. Полуэльф.

Вторая поправка имеет решающее значение, поскольку последний из приведенных фрагментов со всей очевидностью написан с учетом этой заметки; и не приходится сомневаться, что все переделки второй версии «Падения Нуменора», рассмотренные здесь, созданы несколькими годами позже. FN II  представляет собою тот вариант истории, что сложился к моменту начала работы над «Властелином Колец». С другой стороны, вся эта редактура относится к тому времени, когда труд еще не близился к завершению, как видно по форме Ондор и по братьям Элендилю и Валандилю, основателям нуменорских королевств в Средиземье.

Помимо этих основных переработанных фрагментов, в машинописную копию FN II были внесены еще несколько изменений, но довольно незначительных, если не считать замены Эльроса на Эльронда в обоих случаях в §2. Эта замена относится к периоду до «Властелина Колец», как видно по появлению Эльроса в заключительной части QS (см.стр. 337, комментарий к §28)*.

------------------------------------

* Третья необходимая «правка» (в примечаниях к машинописному тексту FN II), касательно того, что «Эльронд остался с Гиль-галадом. Или уплыл назад в Средиземье», предположительно учитывает эту замену и означает, что мой отец еще не определился с тем, отправился ли изначально Эльронд в Нуменор вместе со своим братом Эльросом, или нет.

-------------------------------------

Стр. 35

После того отец переписал текст начисто, включив туда все изменения, внесенные в машинопись FN II, но теперь целиком опустил заключительный фрагмент (§14), посвященный Белерианду и Последнему Союзу, и завершил текст словами: «и были войны промеж могучих владык Средиземья, и от войн тех ныне осталось лишь эхо». Этот вариант, улучшенный и отредактированный в деталях, демонстрирует крайне незначительные изменения в том, что касается сюжетного наполнения, и со всей очевидностью принадлежит к тому же самому периоду, что и правки, рассмотренные в данной главе.

 


[1] Имеется в виду «Аккалабет, Низвержение Нуменора», текст, опубликованный посмертно в составе «Сильмариллиона», стр. 259 – 282.

[2] Любопытное совпадение: основа talat, в кв[енья] означающая ‘соскальзывание, сползание, падение’, от которой atalantie – вполне стандартное (в кв.) образование существительного, - настолько похожа на название «Атлантида». [Сноска к письму.] – См. «Этимологии», основа TALÁT. Самый ранний эльфийский словарь, описанный в I. 246, содержит глагол talte ‘наклонять (переходный), клониться, сотрясти до основания, расшатать, и т.д.’ и прилагательное talta ‘шаткий, неустойчивый, непрочный – накренившийся, покосившийся’.

[3] Этот машинописный текст был отпечатан в издательстве «Аллен энд Анвин», как явствует из письма Стэнли Анвина от 30 ноября 1937 г.: «“Утраченный путь”: текст перепечатан, настоящим возвращаем оригинал. Машинописный экземпляр воспоследует, как только у нас появится возможность его прочесть». См. далее стр. 73, прим. 14.

[4] Хотя в этом тексте конечной формой стало Ильмен, наряду с Сильма > Ильма > Ильмен в «Амбарканте», в «Амбарканте» название Вильва заменено на Виста.

[5] Во всей книге аббревиатура «QS» (Quenta Silmarillion) используется для обозначения неоконченного варианта, работа над которым прервалась ближе к концу 1937 г.; см. стр. 107-108.

[6] В оригинале текст фрагмента, процитированного здесь, в двух местах слегка расходится с текстом «Квенты» (IV.100-101), на который ссылается автор: в первой строке – triumph (в Q – triumphs); в третьей строке – still lived (в Q lived still). – Прим. перев.

[7] Фрагменты из Q, процитированные здесь, как ни странно, почти без изменений вошли в QS, см. стр. 337.

[8] Ср. «Письма», № 257, где речь идет о «Хоббите»: «(изначально) совершенно случайная отсылка к Некроманту, функция которого, по сути, сводилась к тому, чтобы обеспечить предлог для отъезда Гандальва и предоставить Бильбо с гномами самим о себе заботиться, что требовалось для развития сюжета».

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

zzzzzzzz