Маэглин. Перевод Анариэль Ровэн. Текст из XI тома.

«Маэглин», третья глава (стр. 316-339) третьей части «Войны Камней», 11 тома «Истории Средиземья».

Перевела Анариэль Ровэн по заказу Азрафэль в 2008 году.

[стр. 316]

III

МАЭГЛИН

 

Рассказ об Исфин, Эоле и их сыне Мэглине (самый ранний вариант его имени) имеет глубокие корни, и вкратце я изложил историю этого рассказа — ее раннюю стадию — на стр. 121-122, §§ 117-120. В изначальном варианте текста Серых анналов этот сюжет имеет тот же вид, что и в Анналах Бэлэрианда 2: Исфин покинула Гондолин за год до Битвы Бессчетных Слез, а двадцать один год спустя она отослала Мэглина в Гондолин одного (Серые анналы, изначальные записи под годами 471 и 492, стр. 47, 84). Именно на этой стадии был впервые целиком написан рассказ о Мэглине и его приходе в Гондолин.

Это была разборчивая рукопись на 12 оборотах, подвергшаяся довольно серьезной правке как тогда, когда текст записывался, так и позднее; по стилю она очевидным образом соотносится с Анналами Амана, Серыми анналами, поздним Сказанием о Туоре и текстом, который я назвал Окончание Нарн (ОН, см. стр. 145), и ее можно достоверно датировать тем же временем (1951 год). Как было указано ранее (стр. 123), именно на основе этой рукописи в Серые анналы (годы 316, 320 и 400, стр. 47-48) были внесены пересмотренные годичные записи, связанные с историей; они записаны на страничке дневника-календаря за ноябрь 1951 года (стр. 47).

Машинописный текст с копией под копирку был напечатан машинисткой много лет спустя, это явствует из того факта, что его напечатали на самой последней пишущей машинке из всех, какими пользовался отец. В этом машинописном тексте приняты почти все поправки, внесенные в рукопись. Для целей настоящего издания я буду называть рукопись 1951 года «А», а поздний машинописный текст — «В», различая при необходимости первый экземпляр машинописного текста — «В (i)» и сделанную под копирку копию — «В(ii)»

Текст «В» исправляли и комментировали шариковой ручкой, то же относится к копии под копирку, но делалось это по-разному; в изначальную рукопись «А» также были внесены некоторые позднейшие исправления, которые отсутствовали в тексте «В», каким он был первоначально напечатан. Более того, значительная часть позднейших заметок, внесенных тогда в рукопись, была внесена и в «В(i)», равно как и другой аналогичный материал, перекрывающийся по содержанию и имеющийся в других текстах; для этой цели отец использовал листы бумажной макулатуры, которыми с ним делилось издательство «Аллен и Анвин», и две такие страницы — это заметки о публикации от 19 января 1970 года: таким образом, это и в самом деле очень поздний материал, чрезвычайно сложный.

Хотя машинописный текст «В» также является очень поздним, что явствует из использования последней пишущей машинки, особенности имен показывают, что на самом деле рукопись «А» многими годами раньше достигла формы, с которой производилась перепечатка; кажется весьма вероятным, что отец заказал перепечатку с целью иметь копию, в которую можно вносить дальнейшие существенные изменения и пояснения, около 1970 года. Лишь немногие изменения, внесенные в «А» шариковой

 

[стр. 317]

 

ручкой и не принятые в «В», относятся к последнему периоду работы над историей.

 

Подробный рассказ об эволюции всего этого материала занял бы слишком много места и по большей части сводился бы к простому повторению Главы 16 О Маэглине опубликованного Сильмариллиона. Таким образом, в данном случае я лишь буду делать ссылки на текст данной главы, а преимущественное внимание буду уделять очень поздней работе, обладающей рядом примечательных характеристик, которые по своей природе не могли войти в напечатанную книгу. Здесь я буду ссылаться на абзацы Сильмариллона, нумеруя их и приводя для удобства ссылки их начало. Здесь следует заметить, что в текст Сильмариллиона включены исправления как из первого экземпляра машинописного текста («В(i)»), так и из копии под копирку («В(ii)»), и что в тех многочисленных случаях, где изначальный текст переделан по-разному, опубликованный текст является сплавом обоих вариантов.

 

Заглавие

Изначально рукопись «А» заголовка не имела; позднее отец карандашом написал на ней О Мэглине, а затем изменил это название на Об Исфин и Глиндуре. У машинописного текста был напечатанный заголовок О Маэглине с подзаголовком «Племяннике Тургона, Короля Гондолина». Вверху первой страницы текста «B(i)» отец написал, что данный текст — это «расширенная версия прихода Маэглина в Гондолин, которую следует вставить в ПГ на свое место», и тут же сделал примечание, что «ПГ = Падение Гондолина». Это может быть только ссылкой на оставшееся недописанным Сказание о Туоре (озаглавленное О Туоре и Падении Гондолина, но переименованное в О Туоре и его Пришествии в Гондолин при его публикации в Неоконченных Преданиях), которое относится к тому же самому периоду, что и рукопись «А». Таким образом, даже в последние годы жизни отец еще лелеял надежду полностью переделать повествование о Падении Гондолина, хотя эта работа была лишь начата (причем лет за двадцать до того). Единственное свидетельство, что отец когда-либо собирался ввести историю Маэглина в Квэнту Сильмариллион, — это слово «Сильмариллион» с вопросительным знаком, нарисованным карандашом рядом с первым абзацем в рукописи; и эта пометка была вычеркнута.

 

Абзац 1 «Арэдэль Ар-Фэйниэль, Белая Госпожа Нолдор...»

Здесь и во всем тексте «B(i)» имя «Исфин» было изменено на «Арэдэль» [Areðel]; и на полях рядом с тем местом, где имя упоминается впервые, отец написал:

Это имя взято из самого раннего (1916 год) варианта ПГ. Сейчас оно совершенно неприемлемо по форме, не подходит положению и характеру сестры Тургона и вдобавок бессмысленно.

Можно предположить, что он имел в виду следующее: поскольку не существовало приемлемой этимологии имени «Исфин», то по этой причине оно не годилось в качестве имени сестры Тургона (ср. II.344, где приводится изначальное объяснение значения имени — «снежные локоны» или «безмерно хитрая», и приведенное выше примечание имеет в виду именно этот момент). На полях также приписано «? Родвэн [Rodwen] = Высокая Дева Благородная» и

 

[стр. 318]

 

«Родвэн Лос [Rodwen Los] на языке голод [Golodh]» (последние буквы не читаются, слово «Дева» тоже написано не очень разборчиво).

Заметки об именах в верхней части первой страницы копии под копирку «В(ii)» выглядят иначе. Здесь отец написал: «Имя Исфин надо везде заменить на Фэйниэль (= Белая Госпожа)». Зачеркнув этот комментарий крестиком, он написал: «Изменить Исфин на Арэдэль [Aredhel] (Благородный эльф)». Если в «B(i)», как я уже заметил, имя «Исфин» было изменено на «Арэдэль» [Areðel] во всем тексте, то в «В(ii)» имя «Исфин» было просто обведено кружком, за исключением двух случаев, где оно было заменено на «Фэйниэль», и еще в одном случае — на «Ар-Фэйниэль». Отец правил верхний экземпляр машинописного текста и копию под копирку независимо, но (более или менее) в одно и то же время, вероятнее всего по той причине, что хранил копии в разных местах. В опубликованном Сильмариллионе я соединил эти два имени в единое целое — «Арэдэль Ар-Фэйниэль», хотя у меня не было никаких к тому оснований; эти два имени явно были конкурирующими вариантами, и судя по заметкам вверху копии под копирку, процитированным выше, отец остановился на варианте «Арэдэль» (Areðel или Aredhel).

Название Ниврост в обеих копиях машинописного текста «B» было изменено на Нэврост (не Нэвраст, что является более обычной поздней формой).

В рукописи «A» об Исфин говорилось, что она желала «охотиться» в лесах; это слово было заменено на «гулять» — и этот вариант возникает в «В». Ср. с вставкой в то место в Квэнте Сильмариллион, где говорится о князьях нолдор: там сказано, что в Валиноре Исфин «любила много ездить верхом в обществе своих родичей, сыновей Фэанора». Впоследствии Исфин в этом месте было изменено на Ирит [Irith] (см. X.177, 182); это имя фигурирует в тексте Квэнди и эльдар (см. стр. 409 и примечание 34).

В опубликованном тексте везде используется форма «you» [в английском это слово сначала значило только «вы», а теперь значит и «ты», и «вы» — Анариэль]. В рукописи «A» использованы формы «thou» [архаичное английское «ты» — Анариэль], но в одном месте (абзац 5), там, где рассказывается об общении стражей границ Дориата с Исфин, формы «thou» были изменены на «более вежливую» форму множественного числа. Noldor было изменено на Ñoldor во всем тексте «B(i)».

В начале текста «A» стоит дата «316».

 

Абзац 4 «И Тургон отрядил трех лордов своего двора...»

Только в «B(i)» отец карандашом вписал в качестве отсылки к этим начальным словам имена Глорфиндэль, Эгалмот и Эктэлион, а также слова «Относительно этимологии имен Эгалмот и Эктэлион см. примечание». Это примечание записано на той же странице машинописного текста и ее обороте, но читается оно с большим трудом:

Эти имена также взяты из первоначального ПГ, но хорошо звучат и к тому же уже появились в печати. Это поздние распространенные формы архаичных Эгамлот [Ægamloth] и Эгтелион [Ægthelion]. Обратить внимание: про амлот [amloth] сказано (где?), что это, вероятно, не с[индарин]. Кв. *ambalotse [амбалотсэ], «вздымающийся цветок» отсылает к цветку или цветочной эмблеме, которая крепилась к верхушке высокого … шлема. Таким образом, имя означает «заостренная эмблема на шлеме».

Имя Эктэлион должно быть аналогичной производной от Эгтэлион. Последний элемент — это дериват от корня стэль [stel] со значением «оставаться прочным». Форма с префиксом, повторяющим сундому, — эстэль, — использовалась в квэнья и синдарине в значении «надежда» — т.е. определенное умонастроение,

 

[стр. 319]

 

неколебимость, неизменность в стремлении к цели; обладателя такого настроя трудно разубедить, он вряд ли впадет в отчаяние или откажется от своей цели. Основа без префикса, стэль-, дала [? глагол в с.] тэль [thel] — «намереваться, иметь в виду, иметь целью, решаться, желать». Отсюда кв. ? тэльма [þelma] «устойчивая идея, ..., желание».

Неразборчивое слово во фрагменте «высокий… шлем» — возможно, «архаический». Слово сундома [sundoma] — это термин, важный для понимания фонологической структуры квэнья. В двух словах, в квэнья «база», состоящая из согласных, сундо, характеризовалась гласным-детерминантом, или сундомой: таким образом, сундо KAT имеет срединную сундому «А», а в основе TALAT сундома повторяется. В производных формах сундома может оказаться перед первой согласной, к примеру, ATALAT; то же касается и формы эстэль, произведенной от основы стэль, о которой шла речь в примечании.

По поводу «Эти имена… уже появились в печати» (имеются в виду имена Правящих Наместников Гондора, которых звали Эгалмот и Эктэлион) см. II.211-212 и сноску, где упоминается приведенное выше примечание; по поводу моей ремарки «в конце концов отец решил оставить эскорт Арэдэль безымянным» см. стр. 328.

 

Абзац 5 «Но когда она достигла брода Бритиах...»

«его родичи из дома Финарфина»: в «B» здесь все еще «из дома Финрода», и «Финрода» было изменено на «Финарфина» только в «В(ii)». В «А» и «B» стражи границы говорили Исфин следующее: «Быстрее всего следовать Восточной Дорогой от Бритиаха через восточный Брэтиль, и дальше вдоль северной границы сего Королевства, пока не минуете Эсгалдуин и Арос и не достигнете лесов за горой Химринг». Лишь в «В(ii)» «Эсгалдуин и Арос» было изменено на «мост через Эсгалдуин и брод через Арос». В опубликованный текст, где сказано «земель за горой Химринг», как видится, вкралась ошибка (должно было быть «лесов»), которая осталась незамеченной.

 

Абзац 6 «Тогда Арэдэль повернула обратно...»

В «А» и «B» стоит «Эрид Горгорот», но в «В(ii)» и одновременно в «А» это название было изменено на «зловещие долины Горгорат»; аналогичным образом «Дунгортин» в «А» и «В(ii)» было заменено на «Нан Дунгортэб».

Этот абзац не менялся в «B(i)», но подвергся изменениям в «В(ii)». Эти изменения незначительно влияли на смысл, но добавляли сведения о спутниках «Фэйниэль» (см. выше, комментарии к абзацу 1): что «у них не было выбора, кроме как последовать за нею, ибо им не было позволено удерживать ее силой», и что когда они вернулись в Гондолин, «Тургон сказал им: "По крайней мере мне следует радоваться, что троих из тех, кого я люблю и кому доверяю, не привело к смерти своеволие одной». Эти добавления не были включены в опубликованный текст.

 

Абзац 7. «Но Арэдэль, после тщетных поисков своих спутников...»

Там, где в опубликованном тексте сказано «она последовала своим путем», в изначальном тексте, сохранившемся в «B(i)», говорится «она держалась Восточной Дороги»; в «В(ii)» это высказывание было изменено на «Наконец она снова нашла Восточную Дорогу». В «В(ii)» название

 

[стр. 320]

 

Кэлон было оба раза обведено в кружок, чтобы исправить его, и во втором случае над ним написано слово Лимхир (см. стр. 337).

О приходе Исфин в Химлад (это название впервые появляется в этой истории) в изначальном тексте «А» и «B» говорилось так:

...в то время их [Кэлэгорма и Куруфина] не было дома, они уехали с Крантиром на восток Таргэлиона. Но народ Кэлэгорма приветил ее и делал все, как она просила; и некоторое время черпала она великую радость в свободе лесов. И то и дело отправлялась она верхами в дальние поездки, часто — в одиночку, если не считать охотничьих псов, которых она вела, ища новых путей...

Этот фрагмент в «B(i)» был приведен к той форме, которую он имеет в опубликованном тексте. На первой стадии переработки фраза «если не считать охотничьих псов, которых она вела» была заключена в скобки и снабжена примечанием: «Опустить, если только в дальнейшем присутствие псов не окажется важным»; на второй стадии этот фрагмент был исключен. Над буквой «о» в слове Таргэлион отец написал «a» (т.е., Таргэлиан), поставив знак вопроса. В «В(ii)» переработка имела иной вид, сохранив больше от первоначального текста, включая упоминание о псах; Таргэлион также был заменен на Таргэлиан, без знака вопроса (по поводу последней формы см. стр. 336-337).

 

Абзац 8 «В том лесу в минувшие века...»

В «B(i)» отец написал следующее примечание на полях машинописного текста, рядом с первым упоминанием имени «Эол» в тексте, заключив его в скобки:

Еще одно имя из перв[оначального] ПГ — в нем не было смысла тогда, нет его и сейчас. Но и не обязано что-то значить на к[вэнья] или с[индарине]. Ведь сказано, что Эол был «Темным Эльфом», это обозначение тогда прилагалось к любым эльфам, которые не проявили желания покинуть Средиземье — и тогда (до того, как оформились история и география) они представлялись скитальцами, зачастую недоброжелательно настроенными по отношению к «Светлым Эльфам». Но это обозначение также зачастую применялось и к эльфам, попавшим в плен к Морготу: он подчинял их и затем отпускал, дабы они причиняли вред эльфам. Я думаю, эту последнюю идею стоит развить. Это бы хорошо объяснило поведение Эола и его кузнечное мастерство. (Думаю, имя можно оставить. Совершенно необязательно, чтобы все имена были значимыми).

В старом сказании Падение Гондолина Эола на самом деле не называют «Темным Эльфом», хотя в еле начатом Лэ о Падении Гондолина (III.146) он зовется «темный Эол» и сказано, что «Темные Эльфы, что бродят бездомные, были родней его». В Очерке мифологии (IV.34) он назван «Темный Эльф Эол», и то же самое сказано в Квэнте (IV.136); в Анналах Бэлэрианда 1 (IV.301) он — «Эол Темный эльф», в Aнналах Бэлэрианда 2 (V.136) — «Эол Темный эльф», как и во всех годичных записях Серых анналов. Я не думаю, что выражение «Темные эльфы» когда-либо использовалось в смысле, на который указывает данная заметка, где имелись в виду «затемненные эльфы», эльфы, порабощенные и совращенные Морготом. Слова «я думаю, эту последнюю идею стоит развить. Это бы хорошо объясняло поведение Эола и его кузнечное мастерство» стали основой для незаконченного наброска истории Эола, данного ниже.

 

[стр. 321]

 

В изначальном тексте было так: «Некогда он был в родстве с Тинголом, но не любил его, и когда Пояс Мэлиан отгородил лес Рэгион, он бежал оттуда в Нан Эльмот». Во фрагменте «Саги о Турине», который не был включен в Неоконченные Предания (стр. 96 и примечание 12), поскольку был использован в Сильмариллионе (стр. 201-202 говорится, что Эол отдал меч Англахэль, скованный им, «Тинголу в качестве платы за позволение жить в Нан Эльмот», о чем Эол жалел.

Рядом со словами «но не любил его» отец написал на полях копии под копирку, «В(ii)»: «Поскольку Тингол был дружен с нолдор, прежде чем они покинули Средиземье» (ср. X.172). В «B(i)» он исправил слова «но не любил его» на «в Дориате ему было не по себе», а на вложенной странице он набросал новую историю Эола. Она существует в двух вариантах, которые, однако, мало отличаются друг от друга. Вот первый вариант:

но он не знал покоя и ему было не по себе в Дориате, и когда Пояс Мэлиан отгородил лес Рэгион, где Эол обитал, он оттуда ушел. Думают (хотя точно неизвестно), что он попал в плен к оркам и, очутившись в Тангородриме, стал там рабом; но благодаря своим навыкам (которые там в основном обратились к кузнечному ремеслу и работе с металлом) Эол снискал некую благосклонность и имел больше свободы передвижения, нежели большинство рабов, и потому в конечном итоге бежал оттуда и нашел убежище в Нан Эльмот (быть может, не без ведома Моргота, который использовал таких «беглых» рабов, чтобы вредить эльфам).

Начало второго варианта:

и когда он услышал, что Мэлиан окружит Дориат Поясом, который нельзя будет пересечь..... без позволения короля или самой Мэлиан, он покинул лес Рэгион, где обитал, и отправился искать другое место для жилья. Но поскольку Эол не любил нолдор, то обнаружил, что трудно найти такое место, где тебя бы не потревожили. Позднее полагали (хотя это точно и неизвестно), что во время своих скитаний он попал в плен [далее как в первом варианте]

Это, вероятно, совмещается с историей о том, как Эол отдал Англахэль Тинголу в качестве платы, чтобы жить в Нан Эльмот. Было бы интересно знать, почему отец пожелал изменить историю Эола подобным образом — или, скорее, почему он хотел связать навыки Эола по работе с металлами с его пребыванием в Ангбанде в качестве раба; но, в любом случае, он передумал, поскольку в примечании, поспешно набросанном рядом с двумя вариантами этой истории, он написал, что это не пойдет, поскольку очень напоминает более позднюю историю Маэглина, и что своим навыком Эол был обязан карлам.

 

Абзац 9 «Тогда карлы ходили...»

Начало этого абзаца в «A» выглядит так:

Тогда карлы ходили по двум дорогам, та дорога, что располагалась севернее, вела к Химрингу, минуя Нан Эльмот, и там Эол обычно встречался с Энфэнг и общался с ними. И по мере того, как росла их дружба, он порой наведывался в глубокие чертоги Бэлэгоста и жил там гостем.

 

[стр. 322]

 

Единственная поправка в «А» — это замена старого названия Энфэнг (Долгобороды, карлы Бэлэгоста, см. стр. 108, 207-208) на Анфангрим, которое впервые возникает именно здесь. В «В(ii)» «глубокие чертоги Бэлэгоста» было изменено на «...Ногрода или Бэлэгоста»; готовя тексты к публикации, я, соответственно, заменил Анфангрим-«Долгобородов» на более общий термин наугрим.

Следующее место в «А» первоначально выглядело так:

Там он немало узнал о работе с металлами и в том приобрел великий навык; и он создал металл твердый и тонкий, но вместе с тем гибкий, и этот металл был черным и сиял подобно гагату. Родэол, метал Эола, — так Эол нарек его, и облачался в него, и так избег многих ран.

Название металла менялось много раз. Сначала родэол было изменено на глиндур, затем на тарглин и морлин; затем (по всей видимости) обратно на глиндур и, наконец, на маэглин — эта форма использована в «B».

Мысль, что сын Эола был обязан своим именем названию металла, обнаруживается в пересмотренной записи за 320 год в Серых анналах (стр. 48): «Эол назвал его «Глиндур», ибо такого было название металла Эола»; впоследствии Глиндур было изменено на Маэглин и как название металла, и как имя сына (так же, как в «A»: см. ниже, комментарии к §10).

В «B(i)» это место не изменилось, но вверху первой страницы «В(ii)» отец написал: «Металл не должен носить то же имя, что и Маэглин»; и он привел текст к тому виду, какой тот имеет в опубликованном Сильмариллионе, назвав металл галворном. (Слова «и так избег многих ран», следовавшие за словами «когда покидал дом», были пропущены в Сильмариллионе явно по недосмотру).

К фрагменту «Однако Эол... был не карла, но статный эльф из высокого рода тэлэри» отец сделал приписку на машинописном тексте «А» (лишь там). Приписка начинается со слов «Нет в исправлениях» — это, вероятно, означает, что текст, следующий далее, отсутствует в исправлениях, внесенных в копии машинописного текста («исправления»). Это примечание — переписанная отцом очень бледная и неразборчивая заметка на той же странице (он пытался разобрать собственную запись); я даю ее так, как она написана:

Эол должен быть не родичем Тингола, а одним из тех тэлэри, что отказались перебираться через Хитаэглир. Но [позднее] он и несколько других, схожего нрава, питающие неприязнь к скоплению народа, ... пересекли [Горы] и в давние времена явились в Бэлэрианд.

Рядом с этом примечанием он написал «но родство с Тинголом было бы уместно» и поставил дату — 1971.

Арэдэль Ар-Фэйниэль: в «В(ii)» здесь Ар-Фэйниэль (исправлено из Исфин); см. стр. 318.

 

Абзац 10 «Не говорится, что Арэдэль вовсе того не желала...»

На полях рукописи, там, где говорится о рождении сына Эола, отец позднее приписал «320» (ср. стр. 48, §119). Предложение в «А» первоначально выглядело так:

Через несколько лет Исфин родила Эолу сына в тенях Нан

 

[стр. 323]

 

Эльмот, и отец назвал его Мэглин, ибо он был темным и гибким, как и металл Эола.

Тот факт, что в «А» металл изначально назывался родэол (см. выше, комментарии к абзацу 9), а сын носил имя Мэглин (изначальное имя), заставляет предположить, что идея, будто сын получил имя по металлу, появилась лишь после того, как рукопись уже была написана, несмотря на слова «ибо он был темным и гибким, как и металл Эола». Изменение форм имени сына в «А» выглядело так: Мэглин > Тарглин > Морлин > Глиндур и, наконец, Маэглин.

Это предложение в таком виде (с именем Маэглин, которое также является названием металла) сохранилось и в «B(i)»; но в «В(ii)», в тексте, на котором отец написал, что сын Эола и металл должны называться по-разному, и где изменил название металла на галворн, он привел фрагмент к тому виду, какой он имеет в опубликованном тексте: Арэдэль втайне дала сыну нолдоринское имя Ломион — «Дитя Сумерек», а Эол нарек его Маэглин (переводится как «Острый взгляд», см. стр. 337), когда мальчику исполнилось двенадцать.

 

Абзац 12 «Но говорят, что Маэглин более любил свою мать...»

«У Тургона... не было наследника, ибо Элэнвэ, его жена, погибла при переходе через Хэлькараксэ»: этому фрагменту в «А» соответствует следующий: «У Тургона... не было наследника, ибо его жена, Алайрэ, была из ваньяр и не пожелала оставить Валинор». На странице с пометками, которой оканчивается незаконченное позднее Сказание о Туоре (см. Неоконченные Предания, стр. 56) было примечание, о котором я там ничего не написал, — «Алайрэ осталась в Амане». То, что она не ушла из Амана, будучи ванья, напоминает историю Амариэ, возлюбленной Фэлагунда, которая была ванья и которой «не было позволено уйти вместе с ним в изгнание» (стр. 44, §109). В машинописном тексте «B» изначально было напечатано Алайрэ, в «А» и «В(ii)», но не в «B(i)» отец исправил это имя (предположительно в 1970 году) на Анайрэ. Замена этого имени на Элэнвэ в Сильмариллионе основана на эльфийских генеалогиях 1959 года (см. стр. 229, 350), где имя Анайрэ (о ней сказано, что она была ванья, которая «осталась в Туне») было позднее исправлено на «Элэнвэ, что погибла во Льдах»; в той же самой таблице в то же самое время Анайрэ появляется в качестве жены Финголфина, с примечанием, что она «осталась в Амане».

В примечании, добавленном в машинописные Анналы Амана (X.128, §163), отец написал, что при переходе через Хэлькараксэ «погибла жена Тургона, и потому у него была только одна дочь и не было других наследников. Тургон едва не погиб сам, пытаясь спасти жену, оттого к Сынам Фэанора он питал меньше любви, нежели прочие»; но имя жены Тургона не названо.

 

Абзац 13 «Рассказывая те истории...»

Голодрим: в «А» — нолдор, что тут же было исправлено на голодрим (Goloðrim) (в «В» — Golodhrim).

В этом абзаце и в абзаце 14 имя сына Эола (см. выше, комментарии к абзацам 9 и 10) в «А» последовательно принимало следующие формы: Морлэг (ранее не встречалось) > Морлин > Глиндур > Маэглин.

 

[стр. 324]

 

Абзац 14 и далее «Случилось так, что в середине лета...»

Рядом с первым предложением в «А» отец позднее приписал дату «400» (ср. стр. 48, §120). Изначальный текст, без изменений сохранившийся в обеих копиях «B», выглядит так:

И случилось так, что карлы позвали Эола в Ногрод на праздник, и он уехал. Тогда Маэглин пришел к своей матери и молвил: «Госпожа, уедем же, пока есть время! На что надеяться здесь, в лесу, тебе или мне? Здесь нас с тобой держат в неволе, и не будет мне больше никакой пользы в этом месте. Ибо я узнал все, чему отец или [норнвайт >] наугрим могут научить меня или открыть мне; и не стану я вечно жить в темных лесах с немногими слугами, искусными лишь в кузнечном ремесле. Не отправиться ли нам в Гондолин? Будь моим проводником, а я стану твоим стражем».

Тогда Исфин возрадовалась и с гордостью взглянула на своего сына. «Так я поступлю и медлить не стану, — сказала она. — И не будет мне страшно в пути со стражем столь доблестным».

Посему они восстали и поспешно отправились в путь сколь могли скрытно. Но Эол вернулся прежде назначенного срока и увидел, что их нет; и столь велик был его гнев, что он последовал за ними даже при свете дня.

(По поводу норнвайт, на смену которыми пришли наугрим, см. стр. 209.) Здесь в «A» имеется две более ранние версии текста, обе вычеркнуты. Вот первая:

Но Морлэг также не доверял своему отцу, и потому, по зрелом размышлении, он не сразу выбрался на Восточную Дорогу, но сначала поехал к Кэлэгорму и нашел его в холмах к югу от Химринга. И у Кэлэгорма взял он коней непревзойденно быстрых, и тот обещал помощь и в будущем. Тогда Морлэг и Исфин перебрались через Арос и Эсгалдуин далеко на севере, там, где эти потоки струятся с высот Дортониона, и повернули затем на юг и выбрались на Восточную Дорогу дальше к западу. А Кэлэгорм и Куруфин перекрыли Восточную Дорогу и ее брод через Арос и не пустили по ней Эола, и, хотя он бежал от них в темноте, это его сильно задержало.

Следующая версия:

Ибо слуги сообщили ему, что они бежали к бродам Восточной Дороги через Арос и Эсгалдуин. Но беглецы опережали Эола на два дня и взяли самых быстрых его коней, и, хотя Эол гнался вслед за ними изо всех сил, он не увидел их, пока те не пересекли Бритиах и не оставили своих коней. Но злая судьба судила, чтобы Эол увидел беглецов тогда, когда они уже пробиралась по тайной тропе, проложенной в русле Пересохшей Реки; и Эол последовал за ними с величайшей скрытностью, шаг за шагом, и догнал их в темноте самой великой пещеры, где Стражи Пути несли неусыпную стражу. Там его, равно как и их, задержали Стражи

Интересно, что вмешательство в события Кэлэгорма и Куруфина, сразу удаленное, вернулось на свое место много лет спустя.

 

[стр. 325]

 

На странице, где записаны эти отвергнутые фрагменты, в большой спешке карандашом набросано продолжение этой истории:

Он входит после них. Схвачен стражами. Заявляет, что он муж Исфин. Слова к Тургону. Исфин признает это. Тургон обращается с Эолом уважительно. Эол натягивает лук и стреляет в Морлэга в зале Короля, молвив, что уж сына-то у него не украдут. Но Исфин закрывает собой сына, она ранена. Пока Эол в заключении, Исфин умирает от яда. Эола приговаривают к смерти. Его отводят к обрыву Карагдар. Морлэг холоден, стоя подле. Эола сбрасывают с обрывы, и все, кроме Идриль, это одобряют.

Отказавшись от приведенных выше фрагментов, отец написал финальный вариант, снова начав его с фразы «даже при свете дня» со стр. 324:

даже при свете дня; ибо его слуги сообщили ему, что беглецы отправились по Восточной Дороге к броду через Арос. Но они опережали его на два дня, и хотя Эол гнался за ними изо всех сил, взяв самого резвого коня, он так и не увидел беглецов, пока те [не оказались в тени Крисаэгрима и не отправились тайной тропой >] не достигли Бритиаха и не оставили своих коней.

Этот текст продолжается в Сильмариллионе в абзаце 23 (он начинается со слов Тогда Эол спешно поскакал…).

Финальный текст «А» сохранился в машинописном тексте «B», и ни в верхнем экземпляре машинописного текста, и в копии под копирку отец его не изменил (только в копии под копирку заменил «праздник» на «праздник середины лета»). Далее в текст копии под копирку «В(ii)» больше не вносилось никаких изменений или комментариев, так что с этим текстом мы больше не будем иметь дела. Однако в машинописный текст «B(i)» отец сделал длинную вставку на отдельных страницах; и, кажется, это последний значительный фрагмент, который он написал о Древних Днях, причем никак не раньше 1970 года (см. стр. 316). Эта вставка начинается словами «Случилось так, что на середину лета…», дальше в ней рассказывается о бегстве Маэглина и Арэдэль, о том, как Эол преследовал их, и о вмешательстве Куруфина: это Сильмариллион, стр. 134-136, абзацы 14-23, где вставка доходит до первоначального текста «А» на словах «пока они не достигли Бритиаха и не оставили своих коней».

Как мы видели (стр. 317), эта история Маэглина не предназначалась для того, чтобы войти в Квэнту Сильмариллион; и детальность повествования в этой весьма поздней интерполяции была при публикации до некоторой степени снижена, в основном за счет удаления указаний на точное время и количество дней и возвращения к манере изначального повествования, более простого и отстраненного. Основные опущения и последующие изменения таковы:

Абзац 14 «и он уехал». Изначальный текст: «и он уехал, хотя и полагал возможным, что в его отсутствие Маэглин может попытаться вопреки отцовским словам увидеться с сыновьями Фэанора, и потому втайне приказал своим слугам неусыпно следить за женой и сыном».

«Тогда молвил он Арэдэль…»: «Тогда, через несколько дней после отъезда Эола, Маэглин пришел к своей матери и молвил:»

 

[стр. 326]

 

Абзацы 15-16. «…и сказав слугам Эола, что они отправились искать сыновей Фэанора»: «И тогда ночью как могли тайно они приготовились к путешествию и с рассветом поскакали к северной опушке Нан Эльмот. Там, пересекая неширокий поток Кэлон, они заметили дозорного, и Маэглин крикнул ему: «Передай своему господину, что мы едем навестить наших родичей в Аглоне». Тогда они проехали через Химлад к бродам Ароса, а затем повернули на запад, вдоль Оград Дориата. Но они слишком долго медлили. Ибо в первую из ночей праздника темная тень недоброго предчувствия посетила во сне Эола, и утром он оставил Ногрод, не прощаясь, и поскакал домой со всей быстротой. Потому, возвратившись на несколько дней раньше, чем рассчитывал Маэглин, Эол приехал в Нан Эльмот к ночи дня, следующего за побегом. Тут он узнал от своего дозорного, что беглецы отправились на север меньше двух дней тому назад и переправились в Химлад по дороге в Аглон.

«Столь силен был гнев Эола, что он решился следовать за ними немедля; оставшись лишь на время, необходимое для того, что сменить коня на самого резвого из всех, какие у него были, он отправился в путь той же ночью. Но, достигнув Химлада, он смирил свой гнев…»

Рядом со словом Кэлон написано ?Лимхир (см. выше, комментарии к абзацу 7).

Абзац 16. «Куруфин же был опасного нрава; но разведчики Аглона заметили проезжавших Маэглина и Арэдэль...»: «Куруфин отличался опасным нравом. Покамест они не мешали ему [Эолу] жить, как ему хочется, но могли бы, пожелай они того, заключить его в пределах Нан Эльмот и отрезать его от дружбы с карлы, к которой его ревновал Куруфин. Все вышло ненамного лучше, чем он опасался; ибо разведчики Аглона...»

«и не успел Эол ускакать далеко...»: «И не успел Эол преодолеть и половину пути через Химлад, как путь ему преградили хорошо вооруженные всадники, которые принудили его отправиться вместе с ними к своему лорду Куруфину. Они достигли лагеря Куруфина около полудня; и тот приветствовал Эол без особой любезности».

Абзац 19. «Не прошло и двух дней с тех пор, как они пересекли Ароссиах...»: «Почти два дня тому назад их видели, когда они пересекали броды Ароса и быстро поскакали на запад». Касательно топонима Ароссиах, введенного в опубликованный текст, см. стр. 338, примечание 2.

Абзац 22. «встретить родича, столь доброго в нужде»: «встретить племянника, столь доброго в нужде». Об этом изменении см. ниже, комментарии к абзацу 23.

К словам по законам эльдар на сей раз я не могу убить тебя в оригинале имеется сноска: «Оттого что эльдар (включая синдар) было запрещено убивать друг друга из мести за любую обиду, сколь угодно великую. Кроме того, в это время Эол ехал в Аглон без злого умысла, и не было ничего несправедливого в том, что он искал вестей об Арэдэль и Мэглине».

Абзац 23. «ибо теперь понял он, что Маэглин и Арэдэль бежали в Гондолин»: «Ибо теперь он увидел, что его обманули, что его жена и сын бежали в Гондолин, а его задержали: и теперь уже прошло более двух суток с той поры, как они пересекли броды».

 

[стр. 327]

 

За этим повествованием следуют различные примечания. Одно из них — это генеалогическая таблица:

Мириэль = Финвэ = Индис

|                              |

Фэанор                 Тургон, Арэдэль = Эол

|                                                  |

Куруфин                                  Маэглин

 

К этому добавлено: «Таким образом, Куруфин приходился сводным племянником Тургону и Арэдэль. По браку Эол стал дядей Куруфину, но этот брак не признавался, поскольку считался насильственным». Именно эта генеалогия стоит за словами Эола, процитированных выше, в комментариях к абзацу 22, «встретить племянника, столь доброго в нужде»; но она, конечно, абсолютно ошибочна. Правильная генеалогия выглядит так:

Мириэль = Финвэ = Индис

|                              |

Фэанор                 Финголфин

|                              |

Куруфин           Тургон, Арэдэль = Эол

Куруфин приходился Эолу не племянником (через Арэдэль), а двоюродным братом (по браку). Это странная ошибка, можно сказать, беспрецедентная, поскольку она не является случайной опиской.

На другой странице приводится длинное, поспешно записанное и примечательно скрупулезное рассуждение о мотивах Кэлэгорма и Куруфина.

 

Встреча Эола и Куруфина (если она не слишком затягивает действие) хороша, поскольку показывает (как это и требуется) Куруфина, который слишком часто ведет себя как злодей (особенно в Сказании о Тинувиэль), в лучшем и более уважительном свете — хотя все же как эльфа опасного нрава, говорящего презрительно. Куруфин, конечно, хорошо знал о ненависти Эола к нолдор, в особенности — по отношению к Фэанору и его сыновьям, «узурпаторам» (что в данном случае несправедливо, поскольку земли, занятые 5 сыновьям, до того не были населены синдар). Знал он и о дружбе Эола с карлами Ногрода (на самом деле, Эол не смог бы в одиночку путешествовать по В. Бэлэрианду в Ногрод без позволения 5 сыновей), меж которых он пытался — и небезуспешно — сеять недружелюбие к нолдор. Что отнюдь не радовало 5 сыновей, которые до прихода Эола в Нан Эльмот имели немалую прибыль от помощи карлов. Куруфин также был осведомлен о том, что жена Эола — из нолдор, на самом деле, он уже давно знал, кто она такая, и теперь проницательно рассудил, что она [?пыталась] бежать наконец от своего супруга. Куруфин мог бы убить Эола (как он того весьма сильно желал!) и никто помимо немногих, бывших в его лагере (а они бы его никогда не выдали), никогда бы не услышал об этом — или не стал бы оплакивать этот поступок. Обитатели Эльмота бы просто подумали, что Эол отправился в погоню за Арэдэль и не вернулся,

 

[стр. 328]

 

а дорога была достаточно опасной, чтобы это не вызвало удивления. Но, с точки зрения эльдаринского права и общественного мнения, это было бы убийство; Эол явился один, в этот момент он не преследовал никаких недобрых целей, а напротив, сам был в беде. Кроме того, [он] отвечал на презрение и оскорбления Куруфина спокойно и даже учтиво (с иронией или без оной). Кроме того, что еще более важно, он был одним из эльдар и, насколько было известно, не под тенью Моргота — если не считать ту смутную тень, что накрыла многих других синдар (? из-за шепотков, исходивших от Моргота), — зависть к нолдор. Что было опасно (каковы бы ни были проступки мятежа нолдор), потому что если вслед за Морготом не пришли бы Изгнанники, очевидно, что все синдар вскоре были бы уничтожены или обращены в рабов.

Другой важный, но непроясненный момент — это действия Куруфина и Кэлэгорма ранее, в истории с Арэдэль. Она и в самом деле жила у них и не делала тайны из того, кто она, — да они и сами прекрасно знали ее с давних пор. Почему же братья не послали сообщение в Гондолин? Ее сопровождающие, пусть и доблестные вожди, казалось, были настолько ошеломлены и устрашены ужасами долин к западу от Эсгалдуина, что так и не добрались ни до моста через Эсгалдуин, ни до Аглонда. А это, я полагаю, с необходимостью означает, что нельзя называть в качестве сопровождающих Араэдэль самых именитых и храбрых вождей (Глорфиндэль, Эгалмот и Эктэлион). Тогда ответ на вопрос, заданный выше, будет такой: опасности Дунгортина и т.д. пугали всех эльдар, и сыновей Фэанора не меньше, чем всех прочих, ведь для них отход на юг, в убежище Дориата, был совершенно закрыт. И, конечно, Тургон со всей определенностью запретил Арэдэль следовать этим путем, ее увлекло туда лишь ее своеволие. В поисках Арэдэль ее сопровождающие явно сопротивлялись опасностям до предела своих сил и тем, без сомнения, и впрямь способствовали ее спасению, оттянув на себя основное внимание злых тварей. Поскольку Гондолин был «закрыт», не было никакого сообщения между сыновьями Фэанора и Тургоном. Конечно, было понятно, что любой из этих сыновей (или посланник, облеченный соответствующими полномочиями), принеси он вести об Арэдэль, был бы немедленно пропущен. Но Арэдэль явно рассказала Куруфину (а позднее и Кэлэгорму, который был ей больше всего по душе) достаточно о себе, чтобы он понял: она бежала из Гондолина по своей воле и была рада жить с ними на воле. Братьям пришлось бы доставить сведения в Гондолин ценой столкновения с грозной опасностью, а достаточным резоном для этого им казалось лишь спасение Арэдэль из беды. Более того, пока она была счастлива и вольна, братья медлили, полагая, что даже если бы Тургон узнал, где сестра, то потребовал бы ее возвращения (поскольку данное ей разрешение покинуть город утратило силу из-за ее непослушания). Но прежде чем братья приняли какое-то решение, Арэдэль снова пропала, и прошло немало времени, прежде чем ония узнали или хотя бы догадались, что с нею сталось. Это произошло тогда, когда Арэдэль снова начала посещать опушки Нан Эльмот и выходить за границы леса.

 

[стр. 329]

 

Ибо братья постоянно следили за Нан Эльмот, не доверяя делам и поведению Эола, и их разведчики временами видели, как она едет верхом в солнечном свете по лесным опушкам. Но теперь братьям казалось, что действовать поздно; и они полагали, что даже если они преодолеют все эти опасности, наградой им будут лишь упреки или гнев Тургона. А этого им вовсе не хотелось. Ибо теперь они были под тенью страха и начали снова готовиться к войне, пока сила Тангородрима не сделалась несокрушимой.

В этом тексте имеются непонятные моменты, а также примечательные, хотя и менее важные высказывания. (1) Говорится, что Куруфин знал «о дружбе Эола с карлами Ногрода»: в повествовании говорится о визитах Эола в Бэлэгост. В «В(ii)» это было изменено на «Ногрод или Бэлэгост» (см. выше, комментарии к абзацу 9), но уже в «А» празднество, во время которого происходит побег жены и сына Эола, проходило в Ногроде (абзац 14). В другом месте этих поздних работ на «маэглиновскую» тематику об Эоле сказано так: «Позже он часто навещал Ногрод; он очень подружился с карлами Ногрода, поскольку жители Бэлэгоста, что на севере, стали друзьями Карантира, сына Фэанора». (2) Проход здесь назван Аглонд, хотя во вставном повествовании он называется Аглон; см. стр. 338, примечание 3. (3) По поводу имен сопровождающих Арэдэль — здесь решено их не называть — см. выше, комментарии к абзацу 4. (4) Упоминание о Дунгортине, а не о Дунгортэбе — это случайное возвращение к старому, долго использовавшемуся названию.

(5) Здесь трижды упоминается о пяти сыновьях Фэанора, но я не могу это объяснить. Кажется невозможным, чтобы Семь Сынов Фэанора, столь глубоко укорененные в традиции и с таким постоянством возникающие снова и снова, могли превратиться в пять исключительно из-за ошибки памяти, как это вышло с Финголфином, выпавшим из генеалогии (стр. 327). К тому времени, как появилась эта история, один из братьев-близнецов, которых звали Дамрод и Дириэль (позднее Амрод и Амрас), самых младших из сыновей Фэанора, прогиб при сожжении кораблей тэлэри в Лосгаре, поскольку он «вернулся спать на свой корабль»: об этом было сказано в карандашной приписке к машинописному тексту Анналов Амана (X.128, §162), хотя никаких соответствующих изменений в какие бы то ни было тексты внесено не было. Возможно, отец пришел к мысли, что в сгоревшем корабле погибли и Амрод, и Амрас.

(6) Наконец, удивительно заключительное предложение рассуждения касательно подготовки Кэлэгорма и Куруфина к войне. Осада Ангбанда завершилась весьма внезапно в середине зимы 455 года. Между вылазкой Глаурунга в 260 году и Битвой Внезапного Пламени (по словам Серых анналов, стр. 46) был «долгий мир почти что две сотни лет. В то время на северных границах происходили лишь мелкие стычки...». Верно, что в 402 году (стр. 49) случилось «сражение на северных границах, более жестокое, чем любое, бывшее прежде разгрома Глаурунга; ибо орки попытались пройти через проход Аглон»; а в 422 году (стр. 50) Финголфин «начал задумывать нападение на Ангбанд», но из этого замысла ничего не вышло, поскольку «большинство эльдар

 

[стр. 330]

 

были довольны тем, как идут дела, и не спешили начинать войну, в которой многие бы, без сомнения, погибли». Но Маэглин и Арэдэль бежали в Гондолин из Нан Эльмот в 400 году. Отсутствуют какие бы то ни было указания на то, что сыновья Фэанора начали готовиться к войне за 55 лет до Дагор Браголлах, с которой пришел конец Осаде Ангбанда.

 

Что касается оставшейся части повествования, то в верхний экземпляр машинописного текста «B(i)» было внесено очень мало изменений, и я укажу только на следующее:

Абзац 35 «Было назначено, что Эола следует отвести...»: в конце абзаца отец прибавил:

Ибо эльдар никогда не использовали яд даже против самых своих жестоких врагов, зверя, орка или человека; и они исполнились стыда и ужаса от того, что Эол замыслил столь злое дело.

С этого места опубликованный текст практически полностью совпадает с оригиналом, и небольшое количество редакторских изменений ни в коей мере не влияет на ход повествования.

 

Я уже упоминал (стр. 316), что в дополнение к весьма поздним изменениям и комментариям, приведенным выше и связанными с текстом Маэглин, есть немало других материалов, относящихся к тому же самому времени. Эти работы в первую очередь описывают географию, время и расстояния путешествий верхом, но они сложные и запутанные, зачастую повторяются с небольшими изменениями в расчетах и частью практически нечитаемы. Однако они содержат множество любопытных деталей о географии и дорогах, которыми пользовались в этих краях путники.

Невозможно изложить этот материал в упорядоченном виде, страница за страницей, последовательно прослеживая его развитие, а даже если бы это и было возможно, в этом нет никакой необходимости. Отец самолично написал: «Эти подсчеты времени путешествий Эола хотя и интересны (и их достаточно для обоснования возможности таких путешествий) не очень-то необходимы для повествования: оно и так выглядит правдоподобным, даже если смотреть по карте». Далее следует рассуждение, снабженное цитатами и посвященное тому, что можно узнать (и, более того, тому, чего узнать нельзя) о дорогах Восточного Бэлэрианда. Пронумерованные примечания приведены на стр. 338-339.

С этим материалом связаны довольно бледные фотокопии северо-восточной и юго-восточной четвертей карты. Эти фотокопии были сделаны, когда на карту были нанесены все изменения, которым она подверглась (1), и с 1970 года отец пользовался именно копиями, а не оригиналом, чтобы наметить характерные особенности, появившиеся в результате его последующих размышлений и развития истории о Маэглине. Поскольку маршруты передвижений гораздо проще уяснить визуально, а не по описанию, на стр. 331 еще раз воспроизводится северо-восточная часть (уже воспроизведенная на стр 183) с внесенными изменениями; пометки на юго-восточной четверти немногочисленны и их можно понять по описанию, для этой части карты даются отсылки на ее перерисовку на стр. 185.

Отец написал на обратной стороне оригинала «второй карты»

 

[стр. 331]

 

Лист. 2. Северо-восток (с добавлениями)

 

[оригинал]

 

Карта

 

[с русскими названиями]

 

Карта

 

[стр. 332]

 

 

(см. V.272), что ее масштаб — 50 миль в 3,2 см, а это размер квадратов карты. На обороте одной из этих фотокопий, однако, он написал: «Подсчет в сантиметрах на оригинале карты ненужен, неуклюж и неточен. На самом деле, два квадрата по 1,25 [дюймов] каждый = 100 миль.... Масштаб, таким образом, 40 сорок миль в дюйме. 50 миль в 1,25 дюймах = один квадрат». Хотя впрямую отец этого не говорит, мне кажется, что изначально он рассчитал масштаб на основе дюймов, а потом пересчитал его в сантиметрах.

 

Восточная Дорога. В первоначальном тексте Маэглин (стр. 319, §5) стражи границ Дориата сказали Исфин, что «быстрее всего следовать Восточной Дорогой от Бритиаха через восточный Брэтиль, и дальше вдоль северной границы сего Королевства, пока не минуете Эсгалдуин и Арос и не достигнете лесов за горой Химринг», и это высказывание не подвергалось изменениям, когда много позже в текст вносились исправления, только «Эсгалдуин и Арос» превратилось в «мост через Эсгалдуин и брод через Арос» на одной из копий. В шестом абзаце говорится, что она «искала» «дорогу» между Горами Ужаса и северными границами Дориата, а в седьмом абзаце «она держалась Восточной Дороги и перебралась через Эсгалдуин и Арос»: в одной из копий это было изменено на «Наконец она снова нашла Восточную Дорогу...». В одном из вычеркнутых пассажей в рукописи «А», данных в комментариях к абзацу 14 и далее на стр. 324, сказано, что «Морлэг [Маэглин]… не сразу выбрался на Восточную Дорогу, но сначала поехал к Кэлэгорму», а во втором вычеркнутом фрагменте (там же) «слуги сообщили ему [Эолу], что они бежали к бродам Восточной Дороги через Арос и Эсгалдуин»; в третьем варианте (стр. 325) «его слуги сообщили ему, что те отправились по Восточной Дороге и броду через Арос».

Из всех этих фрагментов очевидно, что когда в 1951 году отец писал изначальный текст Маэглин, Восточно-Западная дорога по его представлению шла от брода Бритиах между Горами Ужаса и северными границами Дориата, через реки Эсгалдуин и Арос; и тот факт, что первый из этих пассажей сохранился в обоих машинописных текстах, кажется, показывает, что отец по-прежнему придерживался этой концепции в 1970 году. Кажется, единственное расхождение, — это превращение брода через Эсгалдуин в мост. О том, что дело обстояло именно так, свидетельствует следующий фрагмент:

 

Дом Эола (посредине Эльмота) находился примерно в 15 милях от того места, где самая северная точка леса примыкала к Кэлону. От этого места до брода Ароса было около 65 миль на северо-запад (2). В то время Куруфин обитал к юго-востоку от перевала Аглонд (3), приблизительно в 45 милях к северо-востоку от брода Ароса. Химлад («прохлада-равнина») за Аглондом и Химрингом, между северными течениями рек Арос и Кэлон, он считал своей землей (4). Естественно, он и его народ следили за бродом Ароса; но они не мешали проходу немногих отважных путников (эльфов или карлов), что шли дорогой «Запад-Восток» вдоль

 

[стр. 333]

 

северных пределов Дориата. (За бродом располагалась совершенно необитаемая местность — между горами севера [? читай «на севере»], Эсгалдуином, Аросом и Дориатом: туда даже птицы не прилетали. Потому эти места назывались Дор Динэн [Dor Dhinen], «Безмолвная Страна») (5).

За Аросом (примерно в 25 милях) лежало препятствие, преодолеть которое было намного труднее, — Эсгалдуин, через который нельзя было перебраться вброд. В «мирные дни» до возвращения Моргота и Унголиант, когда северными границами Дориата были горы Фуин (тогда еще ненаселенные злом), Западно-Восточная дорога вела через Эсгалдуин по мосту, располагавшемуся севернее того места, где позднее пролегла ограда Мэлиан. Этот каменный мост, Эсгалиант или Иант Иаур («старый мост»), все еще существовал, и за ним надзирали стражи Дориата, но эльдар не возбранялось им пользоваться. Таким образом, беглецам, пересекшим Арос, было необходимо повернуть на юго-запад к мосту. Двигаясь дальше, они держались бы как можно ближе к Оградам Дориата (если Тингол и Мэлиан не были враждебны им). В то время, когда произошла эта история, немало злых тварей скрывалось в Горах, однако главная опасность ожидала в Нан Дунгортэб: тучи и темнота оттуда достигали едва ли не самых Оград.

 

Вернемся к фотокопии карты. Дом Эола находится в Нан Эльмот, как помечено на моей перерисовке (стр. 331). Линия, проведенная зеленой шариковой ручкой, связывает его дом с местом на северной опушке леса возле реки; и линия из точек, поставленных зеленой шариковой ручкой (на перерисовке переданная пунктирной линией), идет через Химлад к «бродам Ароса», помеченным красной шариковой ручкой (6). Линия зеленых точек затем идет на юго-запад, к мосту через Эсгалдуин, который помечен одним лишь словом «Мост» (Эсгалиант или Иант Иаур в тексте, процитированном выше) (7). За Иант Иаур линия зеленых точек продолжается на юго-запад на короткое расстояние, а затем прерывается: не показано, как эта линия соотносится с Лист Мэлиан (Поясом Мэлиан).

В примечании на фотокопии карты говорится, что эта зеленая линия показывает «маршрут Маэглина и его матери, когда они бежали в Гондолин». В свете вышепроцитированного текста этот маршрут и есть Восточно-Западная дорога от Брода Арос до Иант Иаур; но сама дорога никак не показана. Линия из точек вдоль границ Нэльдорэта на карте названа Лист Мэлиан и дорогу не обозначает. Эта линия была и в самом деле продолжена за Миндэб к Бритиах, но эти точки были зачеркнуты (стр. 188, §38); на восток линия продолжается между Эсгалдуином и Аросом, а затем между Аросом и Кэлоном, и, насколько можно судить, это граница Лист Мэлиан.

По причине этих неясностей я исключил из текста главы О Маэглине в Сильмариллионе упоминания о «Восточной Дороге» и перефразировал некоторые места; но на карте, прилагавшейся к книге, я дорогу отметил. Теперь мне представляется, что в обоих случаях это было ошибкой, поскольку Восточная Дорога, несомненно, есть, хотя где она проходит и куда ведет, непонятно. Непонятно и то, куда она вела на восток за Аросом:

 

[стр. 334]

 

в процитированном выше фрагменте говорится, что дорога и мост, по которому она перебиралась через Эсгалдуин, были древними творениями, унаследованными от «мирных дней» прежде возвращения Моргота: это не была дорога, проложенная нолдор для сообщения между западными королевствами и Фэанорингами. Так же нет оснований считать, что она сворачивает от бродов Ароса на юго-восток. Про дорогу на запад за Эсгалдуином выше сказано, что путешественники «держались бы как можно ближе к Оградам Дориата» — а это подразумевает отход от проторенной дороги.

 

Карловы дороги. Точно так же нет ясности и с Карловыми дорогами в Восточном Бэлэрианде. В самых первых Анналах Бэлэрианда (AБ 1, IV.332) было сказано так: «карлы встарь хаживали на запад дорогой, что шла по восточной стороне Эрэдлиндона, затем ущельями к югу от горы Долм, вдоль реки Аскар, по броду Сарн Атрад пересекала Гэлион, а затем и Арос». Это полностью согласуется с (исправленным) маршрутом дороги на «Восточной надставке» к первой карте Сильмариллиона (см. IV.231, 336). На центральной (изначальной) части первой карты видно, что она пересекала Кэлон и Арос к западу от Нан Эльмот (который, конечно, в то время еще не существовал) и так шла в западно-юго-западном направлении к Тысяче Пещер (вставка между стр. 220 и 221 в томе IV). Однако древняя дорога Карлов после перехода по Сарн Атрад никогда не наносилась на вторую карту — если только неопределенная линия, описанная в пометках на карте, стр. 190, §68, не есть эта самая Карлова дорога. Если это так, то ее местоположение изменилось: она пересекает Арос намного южнее и затем идет на север через Лес Рэгион к Мэнэгроту. Но более надежное свидетельство можно найти в поздней Квэнте Сильмариллион, в главе О приходе людей на запад, стр. 218-219: там сказано, что «Марах ... спустился по Карловой дороге и поселился со своим народом в земле к юго-востоку от жилищ Барана, сына Бэора»: это был Эстолад, «тем именем с тех пор звалась эта страна к востоку от Кэлона и югу от Нан Эльмот». О том, что старой Карловой дорогой (дорогами), ведущими в Бэлэрианд, перестали пользоваться после прихода нолдор, см. стр. 121, комментарий к §114 Серых анналов.

В изначальном тексте Маэглин уже говорилось (стр. 321, §9), что «тогда карлы ходили по двум дорогам, та дорога, что располагалась севернее, вела к Химрингу, минуя Нан Эльмот». Это сохранилось в поздней работе Маэглин; и на основной карте (эта деталь уже присутствовала, когда были сделаны фотокопии) бледная линия нанесенных карандашом точек, снабженная пометкой «северная дорога карлов» (см. стр. 189, §50), ведет примерно на восток-юго-восток от Нан Эльмот, пересекает Гэлион на некотором расстоянии к югу от слияния его истоков, а затем, повернув на юг, идет более или менее параллельно реке. Нет никаких указаний на ее наличие к западу или северу от Нан Эльмот, и невозможно быть уверенным, имеется ли какое-то ее продолжение на юг или на восток за тем местом, где дорога обрывается на моей перерисовке (стр. 183).

 

[стр. 335]

 

Материалы к Маэглину не дают возможности определить местонахождение этой «северной дороги карлов», поскольку (хотя все это очевидным образом относится к одному и тому же периоду) в этих материалах явно представлены разные концепции.

 

(i) Описывая путешествие Эола в Ногрод, отец написал:

 

От Эльмота до Гэлиона местность, к северу от Андрама и водопадов ниже последнего брода через Гэлион (8) (как раз перед впадением реки Аскар, бежавшей от Гор), в основном являла собой холмистую равнину с обширными лесами¸ где росли большие деревья без подлеска. Здесь имелось несколько нахоженных дорог, которые изначально проложили карлы из Бэлэгоста и Ногрода. Самой лучшей (самой широкой и наиболее часто используемой) была дорога, которая шла от Малого Брода к северу от Эльмота и к броду Ароса, она пересекала мост Эсгалдуина, но дальше не вела, поскольку если карлы желали посетить Мэнэгрот

 

Дальше текст становится совершенно неразборчивым. Там, где упоминается о «последнем броде через Гэлион», отец добавил примечание, что название брода Сарн Атрад следует изменить на Харатрад, «Южный брод», «чтобы противопоставить его гораздо более часто используемому северному броду, где река была не очень быстрой и глубокой, почти точно на восток от дома Эола (на расстоянии 72 миль)»; и рядом со словом Харатрад он написал Атрад Даэр («Великий брод») (9).

Кажется, подразумевается, что Эол пересек Гэлион по северному броду, но прямо это не говорится. На фотокопии карты внесено два изменения, которые имеют отношение к сказанному выше. Одно — это пометка, обозначающая переправу через Гэлион в квадрате E 13 (стр. 331), чуть выше того места, где намеченная точками линия — «северная дорога карлов» — пересекает реку на основной карте: однако никакие дороги к этой переправе не ведут. Вторая пометка связана с бродом Сарн Атрад на Юго-восточной четверти (стр. 185): на фотокопии отец написал это название поверх существующего, обвел его в кружок, а рядом написал Харатрад.

Кроме этого, о северной дороге карлов сказать нечего, и ни карта, ни текст не дают никаких указаний, где эта дорога соединяется с «южной дорогой» — и соединяется ли она с ней вообще. И в самом деле, весьма загадочно, что северная дорога, о которой в тексте Маэглин говорится, что она вела «к Химрингу» (как того и следовало ожидать: она ведет к землям Сынов Фэанора), в вышеприведенной цитате (i) ведет к броду Ароса и мосту Эсгалдуина: ведь это переправы на Восточной Дороге по направлению к Бритиаху (стр. 332-333). Кроме того, с какой стати этой дороге поворачивать на запад и почему она никуда не ведет за мостом Эсгалдуина?

 

(ii) На другой странице отец написал, что путешествовать от дома Эола в Нан Эльмот в направлении Ногрода приходилось

 

по глухомани (но путешествие по этим местам обычно не представляло трудности для коней), настоящих дорог здесь не было, но имелся нахоженный путь, проложенный карлами-торговцами к Сарн Атрад (последнее место, где можно было переправиться через реку

 

[стр. 336]

 

Гэлион) и сливавшийся с Карловой дорогой у высокого перевала в горах, ведущего к Ногрод.

 

Здесь не упоминается северный брод или северная дорога; и, кажется, здесь подразумевается, что Эол бы непременно переправлялся через Гэлион по Сарн Атрад (которые сохранил свое имя, не превратившись в Харатрад); более того, говорится, что Эол, направляясь верхами из Нан Эльмот в Ногрод, путешествовал по «нахоженному пути», проложенному карлами-торговцами и сливавшемуся с Карловой дорогой на пути к высокому перевалу.

Помимо линии из зеленых точек, нанесенной на фотокопию карты и считающейся маршрутом бегства Маэглина и Арэдэль из Нан Эльмот (стр. 333), линии из красных точек (представленные на моей перерисовке как линии с небольшим расстоянием между точками) идут от Нан Эльмот до брода Ароса и на юго-восток от Нан Эльмот (стр. 331). На фотокопии юго-восточной четверти (см. перерисовку изначальной карты на стр. 185) эта линия из красных точек ведет прямо через квадрат G 13 к Сарн Атрад, а затем соединяется с Карловой дорогой на пути в горы (Карлова дорога фигурирует на изначальной карте). На фотокопии нет никаких пометок, которые бы поясняли, что обозначают эти линии, но не может быть сомнения, что так обозначены путешествия Эола (пусть даже линия из точек ведет до самого брода Ароса, хотя всадники Куруфина перехватили Эола, преследующего Маэглина и Арэдэль еще тогда, когда он «не успел … преодолеть и половину пути через Химлад», стр. 326, §16). Таким образом, линия от Нан Эльмот к Сарн Атрад четко соотносится с тем, что сказано в цитате (ii).

 

Отсутствие какого бы то ни было по-настоящему однозначного и полного объяснения — то есть, предположение, что идеи отца на эту тему не достигли какой бы то ни было стабильности, и крайняя неясность некоторых пометок на карте привели к тому, что я решил не наносить Карловы дороги на карту, напечатанную в Сильмариллионе.

Помимо вопроса с дорогами в этих бумагах имеются примечания об именах собственных, которые показывают, что отец был недоволен старыми именами и названиями — как это было в случае с именами Исфин и Эол (стр. 317, 320): здесь под вопрос поставлены топонимы Гэлион и Кэлон (ср. его примечание на основной карте, стр. 191, где он написал, что «эти названия рек надо пересмотреть, заменив их словами с внятной этимологией») (10). В заметках в разных местах он предлагал (последовательно) варианты Гэльдуин, Гэвилон, Гэвэлон, а также Дуин Даэр [Duin Daer] (ср. Дуин Даэр [Duin Dhaer] в примечании на основной карте, о котором только что шла речь); Гэвэлон произведено от слова языка карлов Габилан — «великая река». На обороте одной из фотокопий карты отец написал:

 

Местность к востоку от нее [реки] называется «Торэвилан» [буква «a» подчеркнута]. Карлово название также часто переводилось как Дуин Даэр. Название Габилан карлы дали реке только южнее Водопадов, где (после слияния реки с Асгаром, бегущим с гор) она становилась быстрой и все более полноводной благодаря впадению еще пяти притоков.

 

[стр. 337]

 

Название Таргэлион на основной карте было заменено на Таргэлиан (буква «a» подчеркнута: стр. 331): вторая форма появлялась в исправлениях к машинописным текстам Маэглина (стр. 320). Форма Асгар появилась в 1930-ые годы (наряду с формой Аскар), см. IV.209; ср. Этимологии, V.386, основа SKAR: «Н[олдорин] асгар, аскар «неистовый, стремительный, порывистый».

Замена названия Кэлон на Лимхир была предложена в одном из машинописных копий текста Маэглин (стр. 320), а в «географических бумагах» имеется следующее примечание:

 

Кэлон — слишком банально для названия реки. Лимхир (чистая / искрящаяся река) — повторено в ВК, что вполне нормально и для других бэлэриандских названий, — гораздо лучше подходит для реки, притокa Ароса и чистого неширокого потока, текущего с горы Химринг.

 

Название Лимхир не появляется во Властелине Колец, если только отец не имел в виду реку Лимлайт [Limlight], о которой в Руководстве к именам и названиям во Властелине Колец (A Tolkien Compass, под ред. Лобделла, стр. 188) сказано так: «Написание -light указывает на то, что это слово на Общем языке; не переводите неясный элемент lim-, а элемент -light переведите: прилагательное light здесь значит "яркий, чистый"».

Наконец, остается упомянуть об этимологии имени Маэглин, которая также имеется в этих бумагах.

mik пронзать: *mikrā заостренный (Кв miχa, С *megr): «сильное прилагательное» maikā острый, проникающий, глубоко входящий — зачастую в переносном смысле (как кв hendumaika острый глаз, с maegheneb > maecheneb).

glim проблеск, блеск (обычно о тонких, но ярких лучах света). В особенности приложимо к свету глаз; в кв нет. С glintha- взглянуть (на), glinn.

От этих двух корней образовано имя Маэглин, поскольку у Маэглина, даже в большей степени, чем у его отца, были очень яркие глаза, и он обладал очень хорошим зрением и был весьма проницателен, он быстро интерпретировал взгляды и жесты других и понимал их мысли и намерения. Имя было дано ему лишь в отрочестве, когда эти его черты сделались заметны. До тех пор отец довольствовался тем, что звал его Ион, «сын». (Мать втайне дала ему н.-квэнийское имя Ломион, «сын сумерек»; и учила Маэглина языку квэнья несмотря на запрет Эола).

 

Это развитие истории Маэглина от формы, в которой отец записал ее за двадцать лет до того, кажется, было последней сосредоточенной работой, которую отец проделал по существующим повествованиям о Древних Днях. Почему он обратился именно к этой легенде, я не знаю; но по детальному рассмотрению возможных вариантов истории, начиная мотивами участников и заканчивая особенностями местности, дорог, характеристиками скорости и выносливости всадников, видно, как изменился фокус его видения старых преданий.

 

[стр. 338]

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1. Слова «читать (71) Дор-на-Даэрахас» были добавлены на основную карту позже: см. стр. 187, §30, и примечание 6 ниже.

2. В другом месте в этих бумагах брод(ы) Ароса названы Аросиах; это название было перенесено на карту, прилагавшуюся к Сильмариллиону, и введено в текст.

3. В тексте сказано «к юго-западу», но это описка. Везде в этих бумагах говорится, что обиталище Куруфина и Кэлэгорма находилось к юго-востоку от перевала Аглонд, и на фотокопии карты Куруфин помечен кружком на самом западном из всхолмий, окружающих гору Химринг (стр. 331, квадрат D 11).

Форма Аглонд появляется в рассуждении о мотивах Кэлэгорма и Куруфина (стр. 328), помимо Аглон во вставном повествовании о встрече Эола с Куруфином. На карте это название написано как Аглон(д, что я сохранил на моей перерисовке (V.409) карты как она была впервые нарисована и подписана, полагая, что вариант lond являлся изначальным элементом. Хотя все выглядит именно так, возможно, что было добавлено позднее.

4. Здесь отец сделал примечание: «Вопреки тому, что говорит Эол, на самом деле синдар не жили здесь до прихода нолдор»; отец также указал, что своим названием — «прохлада-равнина» — эта местность обязана тому факту, что «она была выше посредине, и там часто дули через Аглон холодные ветры. Там не росло деревьев, кроме как в южной части вдоль рек». В другом месте говорится, что «Химлад вздымался, в середине превращаясь в нагорье (его плоская вершина возносилась примерно на 300 футов)».

5. О первом упоминании Дор Динэн (написано, как и на карте, Dor Dinen, а не Dor Dhinen) см. стр. 194.

6. Когда была сделана фотокопия, на основной карте не было пометок, обозначавших переправу через Арос. Слово Брод было вписано после того или одновременно с тем, как Броды Ароса появились на фотокопии.

7. Название Иант Иаур, введенное в текст Сильмариллиона, появилось как на карте, так и в упоминании о «каменном мосте Иант Иаур» в Главе 14, О Бэлэрианде и королевствах в нем, стр. 121 (изначальный пассаж см. на стр. 194).

8. Водопады на Гэлионе ниже Сарн Атрад ранее не упоминались, а в Главе 9 Квэнты Сильмариллион, О Бэлэрианде и королевствах в нем (V.262-263, §113; Сильмариллион, стр. 122) их наличие отрицается: «На всем протяжении течения Гэлиона не было ни водопада, ни порогов».

9. На другой странице в качестве замены Сарн Атрад предлагаются следующие названия: «Атрад и-Ногот [> Нэгит] или Атрад Даэр, "Брод карлов" или "Великий Брод"».

10. Тот факт, что в примечании на изначальной карте (стр. 191), где говорится, что названия Кэлон и Гэлион следует изменить, стоит цифра «71» (как

 

[стр. 339]

 

в добавлении Дор-на-Даэрaхас, стр. 187, §30), что явно означает «1971 год», заставляет предположить, что все поздние работы, связанные с Маэглином, относятся к этому году. Отец скончался два года спустя.

 

Источник - страница автора.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

zzzzzzzz