Tala

Erúmea mirilya tala

Earwa hísie mi lúne!

Ma milya lunte ettelesse?

Ma hehtie mi lóna quilma?

 

Entyála raumo – falma rúma,

Acúna tyulma yaimea…

Umirye ruce almarello,

Umirye mere almare!

 

Nenissen – celume anwinya,

Menelde – alca laurea…

Nan verya vente wanwa milya,

Ve sére wanwalisse ná!

 

2004 г.

 

Оригинал (Лермонтов), подстрочник, комментарий

 

1)         Erúmea mirilya tala                                        Белеет парус одинокий

2)         Earwa hísie mi lúne!                                      В тумане моря голубом!..

3)         Ma milya lunte ettelesse?                              Что ищет он в стране далекой?..

4)         Ma hehtie mi lóna quilma?                            Что кинул он в краю родном?..

 

5)         Entyála raumo – falma rúma,                        Играют волны – ветер свищет,

6)         Acúna tyulma yaimea…                                И мачта гнется и скрипит…

7)         Umirye ruce almarello,                                  Увы, - он счастия не ищет

8)         Umirye mere almare!                                     И не от счастия бежит!

 

9)         Nenissen – celume anwinya,                         Под ним струя светлей лазури,

10)       Menelde – alca laurea…                                Над ним луч солнца золотой…

11)       Nan verya vente wanwa milya,                     А он, мятежный, просит бури,

12)       Ve sére wanwalisse ná!                                 Как будто в бурях есть покой!

 

1)         Erúmea mirilya tala – «далекий, одинокий сверкает парус».

Erúmea «внешний, отдаленный, самый далекий» (LT1:262), этимологически это слово связано с существительным erume «пустошь, незаселенные  земли» (ERE), поэтому оно несет также оттенок «уединенный, безлюдный»; Mirilya форма аориста глагола mirilya- «сверкать, блистать (как самоцвет)» (MBIRIL), от корней MIR и RIL; tala «парус» из раннего стихотворения «Эарэндэль» (MC:216), слово пропущено у Февскангера, но попало в тирионский словарь.

2)         Earwa sie mi ne! – «в синем / голубом тумане / дымке моря». Поэтическая инверсия. Нормальный порядок слов был бы “mi lúne hísi` earwa”. Сравните фрагмент из Намариэ “Vardo tellumar nu luini” – «под синими сводами Варды».

Earwaear «море» + wa (окончание посессива единственного числа после согласного звука); sie «дымка, (легкий) туман» (mist); mi «в», этот предлог встречается в «Намариэ» (“mi oromardi” – «в высоких чертогах»). В конструкции со словами в именительном падеже этот предлог может заменить форму местного падежа. Таким образом, в распоряжении сочинителя есть две конструкции, которые дублируют друг друга: oromardessen = mi oromardi, lúne hísiesse = mi lúne hísie. ne «синий, голубой» (blue), слово из «Этимологий» (LUG 2), синоним слова *luine из «Намариэ», известного только в форме множественного числа.

3)         Ma milya lunte ettelesse? – «к чему стремится кораблик на чужбине?»

*Ma реконструируемая вопросительная частица «что»; milya – форма аориста глагола milya- «стремиться (к чему-либо), страстно желать (чего-либо)» (long for); lunte «лодка, корабль»; ettelesse - форма местного падежа от слова ettele «внешние земли, дальние страны» (outer lands).

4)         Ma hehtie mi na quilma? – «что покинул (он) на далеком, спокойном острове?»

*Ma «что»; hehtie – форма перфекта от глагола hehta- с весьма широким кругом значений: «откладывать, исключать, оставлять, покидать» (put aside, leave out, exclude, abandon, forsake). В данном случае перфект образован без префиксации корневой гласной – это вполне обычное явление, во всяком случае, в стихах (WJ:365). В более типичной форме перфекта это слово выглядело бы как ehehtie. Местоименное окончание третьего лица единственного числа опущено, как в тексте «Статут Финвэ и Мириэль»: ifírie - “she has breathed forth” (MR:250). Корневая гласная здесь удлиниться не может, так как она предшествует группе согласных. Mi – «в»; na «остров, далекая и труднодоступная земля» (island, remote land difficult to reach) (LONO); quilma «спокойный (очень), умиротворенный» - квэнийское слово, реконструированное Арандилем на основе этимологической статьи (Falasquil) Кристофера Толкина (LT2:339), непосредственно в источнике не зафиксировано.

Во второй и четвертой строке я употребил женские окончания, вместо мужских в тексте Лермонтова. В остальном размер оригинала был полностью соблюден.

5)         Entyála raumo – falma ma «снова играет буря – волна вздымается». Напомним, что дифтонг au произносится в один слог.

Entyála: tyála – форма настоящего времени глагола tyal- «играть»; префикс en- со значением «снова, вновь», присоединяется к глаголам, например, в известной фразе “Aure entuluva!”, «день настанет вновь», от глагола tul- «приходить», или в словоформе из Намариэ “enquantuva”, «вновь наполнит», от глагола quat- или quanta-. Raumo «буря, ураган, шторм; шум бури»; falma «волна (пенящаяся, с гребнем)»; ma – форма настоящего времени глагола ma- «приходить в движение, вздыматься (о больших и тяжелых вещах)»

6)         Acúna tyulma yaimea… «гнется мачта скрипящая» (буквально – «стенающая»)

Aсúna - глагольный префикс a- + глагол сúna- «гнуть, изгибать и / или (?) гнуться, изгибаться» (bend) в форме настоящего времени. Форма aсúna появляется в стихотворении Marcirya, при этом значение префикса a- не вполне ясно. По одной весьма правдоподобной гипотезе, изложенной в приложении к курсу Феускангера, префикс a- придает переходному глаголу значение непереходного. Таким образом, форма сúna-, может иметь значение «гнуть», а форма aсúna- «гнуться». Согласуясь с этой концепцией, я и строил свой текст. Но по традиционной, более известной гипотезе, этот префикс появляется тогда, когда связка существительное + глагол зависит от глагола чувственного восприятия. Если последняя концепция верна, то не прав я, и эту строчку следовало бы переписать, скажем, так: “Ar cúna tyulma yaimea…”, хотя это было бы не так красиво. Тем не менее ни одна гипотеза окончательно не доказана. Tyulma «мачта». Yaimea «стенающий».

В строках 5 и 6 я употребил настоящее время. Подчеркивается, что ураган бушует в какой-то момент, а не постоянно. В следующих строках, напротив, я использовал аорист.

7)         Umirye ruce almarello, «он не страшится счастья»

Umirye: отрицательный глагол um- имеет форму аориста ume (umi-) (UGU / UMU); -rye – гипотетическое местоименное окончание третьего лица единственного числа. Ruce – инфинитив глагола ruc- «бояться, испытывать страх»; это одна из двух форм инфинитива в Квэнья, она засвидетельствована в корпусе текста Ósanwe-centa (VT41:6) и совпадает по форме с аористом. Глагол ruc- управляет аллативом (входно-местный падеж) существительного,  которое является источником страха (WJ:415). Umirye ruce – «он не боится», весьма гипотетичная конструкция глагола отрицания с инфинитивом, предложенная в 9 уроке курса Февскангера. Almarello – существительное almare «счастье, блаженство» в аллативе, буквально – «от счастья».

8)         Umirye mere almare! «он не желает счастья»

Mere – инфинитив глагола mer- «желать, хотеть». Оборот umirye mere и слово almare см предыдущую строку.

9)         Nenissen – celume anwinya, «в водах – самая голубая / светлая струя»

Nenissen – слово n (nen-) «вода» в форме локатива (местный падеж) множественного числа; celume «поток, течение, струя»; anwinya – прилагательное winya «голубой» в превосходной степени.

10)       Menelde – alca laurea… «в небе – золотой луч»

Menelde – необычная, но вполне правомерная форма локатива для слова с конечным согласным l, menel «небеса, небосвод», появляется в одном из вариантов молитвы Átaremma (VT43:10-12); alca луч света; laurea подобный золоту; золотой (по цвету). Здесь, как и в предшествующей строке, опущен глагол-связка ná.

11)       Nan verya vente wanwa milya, «но смелое суденышко хочет бури»

Nan «но»; verya «смелый» *vente «лодочка, судно; блюдо» (LT1:254), wanwa «сильный ветер; буря»; milya - глагол milya- «стремиться (к чему-либо), страстно желать (чего-либо)» в аористе.

12)       Ve re wanwalisse ná! «Как будто отдых / покой есть в бурях»

Ve «как, подобно». Неясно, как следовало бы перевести «как будто», так что мне пришлось прибегнуть к решению более чем сомнительному, но иного пути не видно. re «покой, тишина; отдых, передышка». Wanwalisse – слово wanwa «сильный ветер; буря» в локативе так называемого «дробного» числа. Я нахожу неубедительной господствующую ныне концепцию о значении «дробного» числа, больше доверия у меня вызывает старая гипотеза о «большом множестве», лучше согласующаяся с основными квэнийскими текстами. Таким образом, автор подразумевает значение «во многих бурях»; тот же, кто имеет концептуальное несогласие, может прочитать wanwalisse «в некоторых бурях». – глагол-связка «есть».

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

zzzzzzzz