Мари (Мария Коновалова) О гномах

Гномы в литературе, кино, играх — молодцеватые, грубые и воинственные бородачи, воплощение архетипа Фальстафа и Портоса.

ru.wikipedia.org

Гном - малорослое, упрямое, склочное, но где-то внутри добродушное существо. Он состоит из пяти частей: бороды, топора, брони, ворчания и инженерной мысли. Топор можно заменить на ружьё, кирку или другое орудие труда, а остальное - части необходимые.

«Мир фантастики», июнь 2005

 

Эта работа – не академический справочник по гномам Средиземья, а полезная с практической точки зрения информация, которую можно и нужно использовать при подготовке игр по Толкину. Многое в этой работе – мои личные домыслы, которые кажутся мне логичными, если фантазировать в рамках заданной Толкином системы. Такую информацию я прямо помечаю, остальное же основано на доступных в переводе или оригинале текстах.

Часть текстов из этой работы можно использовать при разработке командных вводных и проведении загрузов.

 

Оглавление

Происхождение гномов

История Эребора и Железных Холмов

Особенности характера и личности

Бороды

Этапы взросления и старения

Социальное устройство

Профессии и работа

Обучение

Жизнеобеспечение (питание, изготовление одежды, обустройство жилищ, использование источников энергии)

Женщины

Материнство и дети

Семья и браки

Вера и обряды

Мораль, обычаи, традиции

Путешествия

Торговля

Военное время

Средства связи, языки

Изобретения и технологии

Болезни

Смерть и похороны

Приложение 1. Битва при Азанулбизаре: великое сказание гномов

 

Происхождение гномов

Появление на свет гномов так же необычно, как и рождение людей и эльфов из Песни Айнур. В Предначальную эпоху, когда облик Арды только формировался, Вала Ауле был занят больше всех остальных и одновременно больше всех учился. Мелькор постоянно изменял его работу, сдвигая горы, осушая моря и искажая береговые линии континентов. И тогда-то – частью для того, чтобы передать свои многие знания, частью потому, что Ауле очень понравилось то, что было спето в Песне об эльфах и людях, - Махал (так гномы зовут Ауле) создал первых семерых гномов из того материала, с которым работал сам – каменной породы. Создал расчётливо: сильными, стойкими, неподдающимися магии и болезням и выносливыми, понимая, что им придётся жить не в мире, увиденном Валар в Песне, а на земле, по которой ходит Моргот.

Впрочем, тогда гномы были не больше чем игрушками: они умели выполнять приказы, но были лишены собственной воли, чувств и желаний. И, возможно, гномы так и оставались бы простыми помощниками Ауле, если бы Эру не узнал об их существовании. А когда узнал, сурово спросил со своего сына, зачем он создал этих несчастных и мучает их, оживив неживое.

Ауле, в приступе стыда, собрался на глазах Эру разрушить гномов и уже занёс над ними свой громадный молот, но Илуватар пожалел их, видя, что разрушение собственного творения заставляет Ауле страдать и что гномы созданы не из гордыни или зависти, а из любопытства и любви к труду. И в этот момент гномы родились по-настоящему: Эру вдохнул в них тот же огонь, ту же душу, которая есть у эльфов и людей, дав им сознание, волю, чувства и желания; гномы опрометью кинулись прочь и избежали неминуемой смерти.

Но, хотя гномам была дана жизнь, им нельзя было появиться в Средиземье раньше Перворожденных, эльфов. И так самый старший народ Средиземья должен был до поры до времени скрыться. Гномы долгое время помогали Ауле и благодаря этому научились всему, что умел и он сам, но теперь для них настало время не работы, а долгого отдыха. У каждого гнома, кроме Дьюрина, была жена, и вместе с жёнами они уснули в семи чертогах глубоко под горами Средиземья – Синими, Туманными, Восточными… Эти гномы и сейчас почитаются как Праотцы, и от каждого Праотца ведёт начало свой род гномов.

Всего родов семь, из которых род Дьюрина, уснувшего в Мории, Долгобороды, считался самым гордым и самым искусным в ремёслах. Долгобороды – костяк населения Эребора, царств в Серых горах и Железных холмах. В Эреборе и Железных холмах могли жить в большом количестве выходцы из Синих гор – роды Огненнобородов и Широкозадов. Кроме того, не исключено, что в Железные холмы приходили и оставались жить (а может быть, жили до прихода гномов из Эребора) Железноруки, Жесткобороды, Черноволосы и Камненоги. Эти четыре рода издревле жили в Восточных горах.

Есть у меня мнение: если остальные шесть родов состоят из прямых потомков Праотца и Праматери, то у Дьюрина жены не было. Возможно, первые поколения рода Долгобородов – выходцы из других родов, объединённые не кровью, а общими устремлениями и складом характера. А если так, то становится ясно, почему Долгобороды отличаются такой разнообразной внешностью (при условии, что есть роды Черноволосов и Широкозадов, само название которых означает, что гномы внутри одного рода похожи друг на друга даже цветом волос и типом фигуры). Кроме того, такое происхождение рода может оправдать желание сыграть Долгобородов как гномов толерантных, готовых дружить и жить бок о бок с другими народами – нам известен только один пример массовой дружбы, и было это между нолдор и Долгобородами во времена Эрегиона.

 

История Эребора и Железных Холмов

За 961 год до того, как под Эребором от векового сна проснулся Смог, в 1980 году Третьей эпохи, Дьюрин Шестой, государь Мории, был убит морийским балрогом, а через год и его сына, Наина Первого, постигла та же участь. После этого гномы начали спешное переселение на север, туда, где балрог не мог им угрожать. Так закончились дни королевства Мории, каким его знал ещё Дьюрин Бессмертный, и наступила эпоха скитаний.

Большинство спасшихся направилось на север, и через 18 лет после ухода гномов из Мории Траин Первый, сын Наина, основал новое королевство под Одинокой горой, Эребором. Именно Траин, внук Дьюрина, нашёл и огранил Аркенстон, Сердце Горы.

Но в 2210 году Торин Первый, его сын, ушел оттуда на далекий север, к Серым горам, где собралась большая часть народа Дьюрина. Серые горы были многообещающей вотчиной: ранее гномы не селились в этих областях, а горная порода оказалась богата рудой и камнями. Благодаря трудолюбию гномов, их новое королевство процветало, и казалось, что именно чертоги Серых гор, а не Эребора, затмят собою Морию.

Но в пустыне за горами жили драконы, и мирная жизнь гномов длилась чуть больше 350 лет. С 2570 года драконы начали один за другим грабить гномьи чертоги и пожирать их обитателей, пока через 19 лет войны не на жизнь, а на смерть Даин Первый, сын Наина Второго, сына Оина, потомок Торина Первого, не был убит драконом прямо в своём дворце вместе со своим старшим сыном, Фрором.

У убитого драконом правителя остались ещё двое сыновей – Трор и Грор. Под их предводительством гномы покинули Серые горы, обещавшие так много и давшие их народу так мало. И без того малочисленные Долгобороды разделились: Трор отправился на юг, к заброшенному королевству Эребор, а Грор вместе со своим дядей Борином повернул на восток, к неразведанным Железным холмам.

Трор постарался возродить Эребор во всём его былом блеске, и в сокровищнице Одинокой горы вновь засиял Аркенстон. Грор тоже не терял времени, и залежи железа и меди оказались настолько богатыми, что этими металлами даже торговали с Эребором (где залежей чёрных металлов и цветных металлов не было), получая взамен золото, серебро и драгоценные камни. Гномы вновь начали жить так, как привыкли – богато и весело. Однако, казалось, драконы преследуют род Торина Первого с завидным постоянством.

Всего 180 лет мира и процветания выпало на долю молодого королевства под Горой. Смог Золотой, прослышав о богатстве Эребора, напал на гномов ночью и перебил всех, кого мог. Спаслись немногие, но Трор оказался в их числе, так же как его сын Траин и внук Торин. Разорённые гномы разошлись в разные стороны: кто-то примкнул к гномам Железных холмов, где драконам нечего было искать, а семья Трора отправилась на запад и поселилась в землях Дунланда.

Через почти 20 лет скитаний состарившийся Трор, возможно, слегка повредившись в уме, решился на безумный поступок – отправиться в Морию, к тому моменту заселённую орками. Траину, своему сыну, он отдал старое золотое кольцо, умевшее «притягивать золото» – единственную ценность, которая у него оставалась, и, взяв с собой одного только старого товарища, Нара, отправился в путь.

Пройдя перевалом у Карадраса на восточные склоны Туманных гор, Трор и Нар спустились в долину Нандухириона – Азанулбизар. Подойдя к Мории, гномы увидели, что врата её открыты настежь. Несмотря на уговоры, Трор кинулся ко входу в Морию и гордо прошествовал внутрь, словно законный король (а так оно, по сути, и было). Так и закончилась жизнь Трора, Короля-Под-Горой.

Нар остался ждать у ворот, и вскоре увидел, как оттуда на ступени выбросили чье-то тело. Это был изуродованный труп Трора; ему отрезали голову, а на лбу вырезали имя убийцы - «Азог». Орки глумились и над Наром, но оставили его в живых, чтобы он рассказал своим родичам, как погиб Трор.

Так началась великая война гномов и орков, и в отличие от войн прежних времён, гномы не искали союзников среди людей и эльфов. Траин, убитый горем, разослал вестников всем своим родичам, и так собрал огромное войско – самое большое, какое могли выставить все гномы Средиземья.

Война с орками шла с переменным успехом 6 лет, и за это время гномы очистили все пещеры Туманных гор с севера до самой Мории. Самая страшная битва была при Азанулбизаре в самом конце этой войны. Гномы, пылавшие ненавистью и желанием отомстить, сражались яростно, и много героев появилось в то время, в том числе, и молодой (ему было тогда 53 года) Торин Дубощит. Гномы потеряли половину своего войска убитыми, а орки – и того больше; а главное, был убит их правитель Азог, убийца Трора. Остатки армии орков бежали из Туманных гор, и Мория осталась пустовать, хотя надежда рода Дьюрина была совсем в другом. Траин уговаривал сородичей из других поселений остаться, на что они отвечали, что уже достаточно помогли Долгобородам, отомстив за смерть Трора и оскорбление, нанесённое орками всему народу гномов. Даин Железностоп, сын Наина, сына Грора, отговорил своего дядю от этого опасного предприятия (он один заглянул в чертоги Мории и увидел, что балрог всё ещё скрывается там), и Траин с Торином снова отправились в путь искать лучшее место для житья.

Из Дунланда они перебрались на запад, пока через два года не достигли Синих гор, и там основали новое королевство «в изгнании». Однако Траину было мало железа, которого в Синих горах было в избытке – его умом овладела жажда золота, ведь отец отдал ему кольцо, которое могло бы обогатить целое королевство, если бы нашлось золото, которое можно было бы «притянуть». И через 39 лет правления своим новым королевством Траин ушёл к Эребору, чтобы разведать, что делает Смог и жив ли он ещё. С собой он взял Балина, Глоина и ещё нескольких гномов. Однако дойти до Эребора Траину не удалось – его поймали слуги Саурона и доставили к своему повелителю в Дол-Гулдур, а его спутники, утратив надежду найти короля, вернулись в Синие горы к Торину. Некромант отобрал у Траина кольцо, а затем долгое время пытал гнома. Умирающего Траина в Дол-Гулдуре нашёл Гэндальф, и именно Гэндальф стал обладателем ключа к Эребору.

А Торин, сын Траина, внук Трора, остался управлять королевством отца. И хотя в Синих горах не было золота, королевство росло, богатело, и в каменные чертоги приходили жить и работать всё новые гномы. Казалось, что Торин останется в Синих горах навсегда – но на самом деле в его сердце горела жажда отомстить Смогу и возродить прекрасный Эребор. Так и вышло, что в 2941 году, через 961 год после того, как гномы впервые были изгнаны из своих чертогов, Торин и компания выступили навстречу опасностям Дикого Края, Туманных гор и Лихолесья, чтобы вернуть себе утраченный дом.

 

Особенности характера и личности

  1. Собственничество и жадность. Это свойство характера гномов возведено в ранг закона.
  2. Преданность и постоянство.
  3. Увлечённость и одержимость.
  4. Гнев.
  5. Чувство прекрасного.
  6. Непреклонность.
  7. Смелость.
  8. Надменность.

Гномы – в целом прямодушный народ, и определить характер гнома довольно легко. Общие для всех гномов черты – это упрямство, настойчивость, постоянство (и верность), вспыльчивость (иногда замещающаяся очень развитой эмоциональностью), мстительность, сила воли, увлечённость, собственничество, смелость, грубоватость.

В остальном, гномы могут проявлять жадность, алчность и маниакальную одержимость, раздражительность, частый гнев, неуёмную весёлость, хитрость, скрытность, подозрительность, лживость,  стремление к двойной морали, а больные гномы[1] - стремление к чревоугодию и выпивке, а также лень. С другой стороны, гномам свойственны художественный вкус, умение восхищаться красотой и ценить её, самопожертвование, дружелюбие, сильная привязанность, честь, энтузиазм.

Кроме того, гномы обладают очень устойчивой психикой, на них не влияет «словесная» магия (такая, какой пользовался для убеждения Саруман) и их крайне трудно свести с ума. А ещё гномы ворчат – часто и по любому поводу.

Впрочем, среди гномов запада Средиземья нет законченных негодяев и трусов. Кроме того, ни один гном никогда не предаст другого напрямую (торговля за спиной соседа – не в счёт). Но ссоры, перепалки и драки – дело для гномов обычное.

Для гномов характерны яркие чувства (скорее, даже страсти), и эти чувства весьма часто перевешивают рациональность. А если учесть долгую гномью память и характерное постоянство, то чувства гномов похожи на разогнавшийся под горку локомотив: даже если смысла двигаться дальше нет, он будет нестись на всех парах, пока не кончится топливо. Переубедить гнома изменить своё мнение или эмоции по поводу чего бы то ни было невозможно в принципе, и, к сожалению, даже очень достойных гномов временами заносит. Особенно сложно гному справиться с гневом, а также с жадностью, однако эти (и почти все другие негативные) чувства никогда не возникают сами по себе. Чтобы разозлить гнома, нужен достойный стимул.

В целом, гномам свойственны простые эмоции, без переходов и полутонов, и оттого эти эмоции так сильны, выражаются часто в грубой, примитивной форме и сложно поддаются контролю.

 

Бороды

Борода – культовый для гномов объект: символ возраста (подростки ходят безбородыми), силы, гордости. Бороды у гномов вырастают длиной ниже пояса и густыми, и ухаживать за бородой считается необходимым, так же как и хорошо одеваться. Бороду часто носят заправленной за кушак, как бы подчёркивая её длину. Способ, которым заплетена борода, отражает, чем будет заниматься её обладатель – есть специальные способы заплетания бород перед битвами, например. Есть у меня мнение, что для бород существуют даже специальные украшения, а кроме того, каждый род может обладать своими собственными способами плетения бород. Кроме того, рабочая одежда вполне может прикрывать бороду, чтобы она случайно не пострадала.

Гномы никогда не стригут и не бреют бороды. Отрезать гному бороду или обрить его – страшное оскорбление и повод для лютой ненависти и мести. Гномы с опалёнными бородами также чувствуют себя униженными, и часто гном, лишившийся бороды, отказывается показываться на людях, пока она не отрастёт до прежней длины.

Касаться бороды или дёргать за неё нельзя никому, кроме самого гнома. Довольный гном оглаживает бороду, а убитый горем – рвёт её на себе. Прикоснуться к бороде гнома значит проявить крайнюю степень неуважения; теперь ясно, почему Гимли в Мории кричал «Только не за бороду!»? :)

 

Этапы взросления и старения

Гномы растут медленно и часто доживают до 300 лет в благоприятных условиях. Когда ребёнок достигает роста взрослого гнома (в каком возрасте, неизвестно), он считается подростком. Подросткам не разрешается выполнять тяжёлую физическую работу, пока они не войдут в силу и смогут считаться взрослыми (обычно к 40 годам, когда у гнома отрастает борода и он приобретает облик, который не меняется до 250 лет).

После 40 молодые гномы продолжают совершенствоваться в выбранном ремесле, но всё ещё считаются слишком юными, чтобы участвовать в жизни гномьего царства всерьёз: их не берут в путешествия, не разрешают сражаться и вообще подвергать себя опасности. Пятидесятилетний Торин Дубощит, сражавшийся при Азанулбизаре, считался неприлично молодым для участия в битве, а шестидесятилетний Гимли не смог отправиться с отцом в путешествие к Одинокой горе, хотя и был к этому физически готов.

Достойным возрастом для женитьбы и начала самостоятельной жизни считается 100 лет, и он же – фактический возраст возмужания, после которого гном считается перешедшим в средний возраст. Единственные признаки старения (глубокие морщины и седина) появляются у них к 250 годам. В это же время некоторые гномы начинают дряхлеть, но случается это редко. Обычно гномы дряхлеют стремительно на исходе третьей сотни лет своей жизни и умирают через несколько лет. Трёхсотлетний гном – это глубокий старик, и гномов такого возраста почитают особо.

 

Социальное устройство

У гномов во все времена было не меньше 7 королевств. Каждым королевством правит прямой потомок Праотца. В конце Третьей эпохи в западной части Средиземья осталось всего два гномьих королевства – в Синих горах под управлением Торина Дубощита и в Железных холмах, где правит Даин Железностоп.

В каждом королевстве есть правитель – узбад (дословно – «муж народа»), и он же командует войсками. Узбад – пост, передающийся по наследству от отца к сыну, а если сыновей нет, то наследует ближайший старший родич покойного узбада.

В остальном об общественном устройстве гномьих королевств нам неизвестно ничего, но есть у меня мнение, что у короля должны были быть и другие помощники, курирующие торговлю и производство. Возможно также, что король выбирал себе советников сам (или наследовал готовый «набор» от отца) и ориентировался при этом на привычный ему порядок вещей.

 

Профессии и работа

Каждый гном, создавая руками новые произведения искусства, повторяет то же, что сделал в своё время Махал, создавая гномов. И оттого готовая работа для гнома – то же, что собственный ребёнок, в такой работе содержится смысл его жизни. В каждом предмете, вышедшем из мастерской гнома, заложена частичка его души, поэтому вещи, сделанные гномами, так дороги, долговечны и красивы, а сами мастера относятся к ним так ревниво.

Всем возможным профессиям гномы предпочитают те, которые позволяют создавать новые предметы – украшения, предметы быта, доспехи, оружие, здания, дороги, механизмы. Есть у меня мнение, что остальные профессии гномы считают вспомогательными и овладевают ими по мере необходимости. Каждый гном умеет:

  • Писать и читать
  • Добывать пищу
  • Добывать ресурсы и топливо
  • Готовить
  • Торговать
  • Вести учёт и бухгалтерию
  • Делать повседневную работу
  • Чинить и ремонтировать свои вещи
  • Лечить раны и принимать роды

Поэтому такие профессии, как писарь, счетовод, уборщик, дворецкий, врач, историк, охотник в чистом виде у гномов отсутствуют. Все необходимые обязанности (например, ведение летописей, организация празднеств, переговоры) распределяются внутри государства или отдельной семьи и выполняются параллельно с основной работой по профессии.

Гномы очень уважают земные недра, однако, алчность иногда подводит их: именно из-за гномьей жадности был раскопан горизонт, на котором находился балрог. В то же время гномы буквально пестуют добываемые ими драгоценные камни,  и вообще весь процесс их работы походит не столько на механическую обработку, сколько на общение. Каждое творение рук гнома уникально, и потому больше всего ценится умение мастера делать красивые и полные выдумки вещи. Именно от этого умения напрямую зависит богатство гнома – менее искусные получаются за свою работу меньше.

 

Обучение

Весь этот раздел целиком может идти под девизом «есть у меня мнение» - никто не знает, как гномы учатся на самом деле. Итак, начинаем предполагать.

Обучение для молодого гнома – основная цель в жизни. Гномы созданы для работы, и потому каждый молодой гном обязан освоить одну или несколько профессий и овладеть полезными навыками – например, умением читать и писать. Какому делу учиться, гном выбирает сам при помощи своих родных – основным правилом при выборе профессии считается талант к тому или иному виду ремесла.

Скорее всего, учителя для каждого гнома выбирают по обоюдному согласию, но при возможности дети остаются работать при отце или матери, если им нравятся родительские профессии.

Обучение у гномов может начинаться ещё в детстве, и, возможно, оно происходит в несколько этапов:

  • Малыши учатся выполнять простые задачи, не требующие больших физических усилий или особых знаний: приносят, подают и убирают инструменты; меняют воду, учатся обращаться с механизмами подачи воды и воздуха, механическими горнами; сортируют руду, камни, очищают самородки; занимаются уборкой, мойкой, чисткой, стиркой и другой повседневной работой.
  • Подросшие молодые гномы становятся подмастерьями и начинают осваивать самые простые технологические процессы (плавку, пайку, ковку, литьё, первичную огранку, взвешивание, измерение, перерисовку чистовых чертежей…) и работу с основными инструментами – кайлом, молотами и молотками, зубилом. Каждый день подмастерья трудятся под присмотром мастера и смотрят, как работает он сам. На этом этапе гномы узнают, как устроен процесс изготовления определённых вещей и понимают, какую стадию работ обеспечивают они сами.
  • Подмастерье, освоивший все виды неквалифицированных работ, становится молодым мастером и учится создавать вещи самостоятельно от начала и до конца, без подмастерьев. В это же время гном постигает все возможные тонкости своего ремесла, консультируется с мастером, перенимает его секреты и техники работы.
  • Молодой мастер после сдачи экзамена становится мастером настоящим – с правом брать в ученики подмастерьев, и после этого продолжает развиваться, учиться, изобретать и творить.

Каждый новый этап обучения включает выполнение действий со всех предыдущих этапов, поскольку мастер – это автономный работник, который обслуживает себя сам.

 

Жизнеобеспечение (питание, изготовление одежды, обустройство жилищ, использование источников энергии)

Гномы – народ вполне автономный, и если с лица земли в одночасье исчезнут все те, у кого гномы закупают провизию, голодать подгорному народу не придётся. Хотя, возможно, традиции самостоятельного добывания пищи гномы в некоторых семьях частично утратили, прокормиться они смогут всегда.

Особенность гномов в том, что они могут вести вполне здоровый образ жизни при ограниченном рационе благодаря природной выносливости и стойкости. Есть у меня мнение, что в стародавние времена, когда люди и эльфы ещё не расселились по свету, гномы добывали себе пропитание охотой и собирательством. Нет никаких данных о том, что гномы когда-либо занимались сельским хозяйством, но если учесть, что они никогда не умели одомашнивать животных, вряд ли они занимались и земледелием.

В Третью эпоху гномы смогли обеспечить себе такой образ жизни, что необходимость в добыче чего бы то ни было на поверхности для них свелась к нулю. Рядом с гномьими королевствами всегда находились поселения людей или эльфов, и те охотно торговали с подгорным народом, поставляя гномам пищу, напитки, ткани, кожу, древесину. Королевство Даина не исключение – оно торгует с людьми на западе (и, возможно, востоке и юге) и не знает голода.

Что касается обустройства жилищ под горой, то гномы с первых дней были в этом крайне искусны. В недрах гор они вырубают целые города: гигантские залы, соединённые коридорами и лестницами, галереи, аллеи, беседки, балконы и, есть у меня мнение, отдельные небольшие комнаты-«дома». Один такой «дом» рассчитан на чету со всеми детьми или на одного одинокого гнома, а дома всех гномов, входящих в семью, располагаются рядом, «кварталами».

Есть у меня мнение, что гномьи города оснащены сложной системой освещения, отоплением, а также водопроводом и, по-видимому, канализацией. Для освещения гномы используют и огонь (есть у меня мнение, что вместо факелов или свечей гномы используют лампы с фитилями на манер керосиновых), и естественное освещение. В Мории, например, существовала система узких световых шахт, оборудованных зеркалами и линзами, и таким образом солнечный свет доходил до самых глубоких уровней. Вполне возможно, что та же система подачи солнечного света была и в других поселениях гномов, в частности, в Эреборе и Железных холмах.

Что касается использования воды, то гномы и в этом должны были достичь вершин инженерного искусства: вода нужна не только для питья и мытья, но и для работы с металлами и камнями. Есть у меня мнение, что гномы могли построить систему водопроводов, использующих энергию самой воды для подъёма её вверх. Воду гномы берут от истоков рек: в каждом горном массиве лежит исток как минимум одной реки, и Железные холмы и Эребор не исключение. Есть у меня мнение, что у гномов были не только водопровод, но и канализация и мусоропроводы, поскольку внутри горы отходы хранить негде. Вполне возможно, что всё ограничивалось вертикальными шахтами, ведущими в мусороприёмники, содержимое которых периодически сжигалось.

Отопление жилищ под поверхностью земли – отдельная сложная задача. С одной стороны, в гномьих городах одна и та же температура круглый год, а с другой, эта температура – всего около +10 градусов по Цельсию (в Железных холмах, возможно, значительно ниже – около +3), поэтому обогрев гномам требуется круглосуточно. Обычные для людей способы отопления жилищ, связанные со сжиганием топлива, для гномов не подходят: если из мастерских ещё можно сделать нормальный вывод дыма, то из каждого дома делать то же очень сложно. Есть у меня мнение, что отопление может быть с помощью горячего воздуха или подогретой воды. У гномов есть постоянный источник тепла – это огромные плавильни в недрах гор. Возможно, гномы разработали систему воздуховодов с системой фильтров, которые подводят горячий воздух, очищенный от частиц копоти и пыли, прямо в вырубленные в камне «дома». С другой стороны, тепло плавилен можно использовать и для подогрева воды в металлических емкостях, из которых эта вода по каменным трубам перегоняется в специальные металлические резервуары, расположенные в «домах» гномов.

Очевидно, что подземные жилища гномов – вершина технологического мастерства, доступного народам Средиземья. Гномы рационально используют природные ресурсы, и очевидно, что их жилища обустроены с той же рациональностью.

 

Женщины

Гномы, вопреки расхожему мнению, не рождаются из камня – их рожают женщины-гномы, или гноммы[2]. Женщин среди гномов всегда меньше, чем мужчин (не более одной трети от всего числа), и отношение к ним особое (по крайней мере, с точки зрения людей). Гноммы крайне редко появляются на поверхности, а если и поднимаются из подгорных чертогов, то только по очень важным делам.

Во-первых, работают  все одинаково, гноммы вправе одеваться так же, как мужчины, и имеют все те же права, включая право выбора рода занятий или будущего мужа.

Во-вторых, гноммы спокойно могут никогда не выйти замуж, и обычаи вкупе с общественным укладом не принуждают их рожать детей. Гномма может, как и гном, посвятить свою жизнь развитию мастерства, торговле или военному делу.

В-третьих, есть у меня мнение: почтение к гноммам-матерям в обществе под горой такое, что больше почитают только старейшин, предков, Праотцов и Махала. :) Ведь только благодаря им род гномов преумножается, и на них лежит большая ответственность – нужно вырастить детей здоровыми и правильно воспитанными.

Благодаря такой свободе, непривычной для людей, люди часто путают гномм с молодыми безбородыми гномами (с эльфами таких казусов не случается, те умеют отличить женщину от мужчины, даже если на последней – штаны, а не понёва). Такой вот унисекс. :)

Женщины гномов носят длинные волосы, как и мужчины, и есть у меня мнение, что по праздникам и во время некоторых обрядов, когда различия между мужчинами и женщинами важны, гноммы носят платья (из дорогих тканей, но простого покроя) и убирают свои волосы в сложные причёски из кос, украшенные драгоценными гребнями, заколками и подвесками.

По непонятным причинам гноммы не фигурируют в родословной гномов и их редко упоминают в разговорах, если они ведутся вне владений гномов. Есть у меня мнение, что гноммы настолько «драгоценны», что есть суеверные причины не упоминать их лишний раз, хотя так же возможно, что часть мужских имён на языках людей на самом деле принадлежит женщинам (особенно для этого подходят «бесполые» имена с окончанием на  -и).

 

Материнство и дети

Дети – главная нерукотворная ценность гномьего общества. За своего ребёнка любой гном готов пожертвовать не только честью, но и жизнью. Матерью быть почётно, и часто гномма, решившаяся вступить в брак, рожает несколько детей – троих или четверых, если получится. И если для людей важно, чтобы рождались мальчики, то для гномов желанен каждый ребёнок. В целом, детей среди гномов немного, и молодое поколение лишь слегка превышает численностью старое, поэтому рождение ребёнка – это главный праздник в семье гномов. Братьев (и, вполне вероятно, сестёр) старались называть именами, имеющими общую часть – как правило, окончание или первую букву.

Есть у меня мнение, что воспитание детей ложится и на мать, и на отца в равной степени. Более того, большинство отцов готовы проводить с детьми больше времени, чем могут себе позволить.

Для обоих родителей дети – не только отрада, но и помощники, ученики и наследники знаний и обычаев. Внутри семьи очень часто передаются клятвы, секреты и обеты – причём не только от отца к сыну, но и от сына к отцу. Родители отвечают за клятвы своих детей и помогают в их исполнении.

Есть у меня мнение, что среди гномов нет сирот, брошенных родителями, а те, у кого родители умирают, остаются на попечении у своей семьи и воспитываются старшими родственниками как родителями.

 

Семья и браки

Малая численность и жизнь в замкнутых поселениях в течение долгого времени сформировали у гномов специфическое отношение к себе подобным: гномы стоят друг за друга горой, не воюют меж собой и стараются не причинять друг другу проблем.

Семья у гномов – это то, что у людей раньше было принято называть «родом»: в свою семью каждый гном включает не только своих родителей, их родителей, своих братьев и сестёр, супруга, детей и внуков, но и всех двоюродных и троюродных родственников с обеих сторон. Таким образом, у каждого гнома в семью входит до полусотни родичей, и между ними отношения очень тесные: дядья и тётки – это почти родители, все старшие родственники – бабушки и дедушки, братьев и сестёр не делят по степени родства, и то же касается детей и внуков.

Такое отношение к семье проецируется и на весь род гномов: к земляку гномы относятся так, как у людей принято относиться к двоюродному родственнику или куму. Естественно, бывают и исключения: гномы вполне могут враждовать друг с другом, но нет ни одного свидетельства кровной вражды или вендетты. Есть у меня мнение, что гномам не очень хочется доводить дело до убийства, и простые споры решаются полюбовно, а за тяжкие проступки с виновника могут взимать виру, а с пострадавшего – слово не продолжать конфликт.

В браки гномы вступают по любви, и если гном не добивается того, кого любит (или его любимый умирает), то новую пару он себе уже не ищет и переключается на совершенствование своего мастерства. Далеко не каждый гном в своей жизни влюбляется, поэтому для гномов не считается зазорным заниматься искусством в ущерб семейным отношениям. Есть у меня мнение, что, в отличие от человеческого общества, секс и брак не играют ведущей роли в социальном устройстве гномов: на первом плане у каждого гнома стоит его собственное мастерство и процветание. В конце концов, гномы – единственный народ, созданный искусственно и с вполне рациональной целью (для тяжёлой и требующей таланта работы), а не по подобию остальных живых существ в Арде, призванных в первую очередь плодиться.

Есть у меня мнение, что у гномов могут считаться нормальными близкородственные браки и кровосмешение. Во-первых, все гномы так или иначе получились именно в результате кровосмешения, поскольку дети Праотца и Праматери переженились между собой, чтобы род продолжался и увеличивался. Во-вторых, при таком гигантском размере семей гномы и так часто приходятся друг другу формальными  близкими родственниками. И, наконец, кровосмешение не грозило гномам болезнями и, как следствие, вырождением, поскольку гномы не болеют.

 

Вера и обряды

Гномы верят, что они – исключительный народ, и небезосновательно. Начиная от странной истории сотворения и заканчивая не менее странными вещами, которые гномы в состоянии создать, всё в этом народе таинственно и непривычно для людей и эльфов.

Как у многих развитых народов Средиземья, у гномов нет культа и его служителей. Место веры у гномов занимает уважение и любовь к предкам. Главный предок, их создатель, - это Вала Ауле, которого гномы зовут Махал. Чуть ниже его в этой условной иерархии стоят Праотец и Праматерь. Далее идёт подгорный король – прямой потомок Праотца. За ним – почившие семейные предки, и, наконец, почитаются деды, бабки и родители.

С Праотцами гномов связано ещё одно интересное верование: они (по крайней мере, Дьюрин) считаются бессмертными. Мало того, что Дьюрин Первый прожил почти целых две Эпохи при среднем сроке жизни гнома в 280 лет, но и после смерти тело его не истлело. Оно и по сию пору захоронено в Кхазад-Думе в каменном саркофаге. В роду Дьюрина уже пять раз появлялись гномы, столь похожие на него, что их называли его именем и считали его реинкарнацией (тем более, что эти гномы помнили всё, что происходило в жизни предыдущих Дьюринов). Считается, что даже убийство Дьюрина Шестого балрогом не прервало цепочки возрождений Дьюрина Бессмертного, и что Дьюрин Седьмой принесёт своему народу процветание и возрождение.

Обряды гномов отличаются тем, что совершенно не привязаны к смене времён года (и вообще, возможно, не имеют чёткого ритма или цикличности): для народа, большую часть жизни проводящего под горой и не занимающегося земледелием, выпавший снег или расцветшая фиалка имеют малое значение.

Единственный известный нам цикличный праздник гномов - это Дьюрин день, то есть Новый год. Празднуется Дьюрин день в ноябре, когда последняя осенняя луна и солнце стоят в небе одновременно. Однако в конце Третьей эпохи искусство вычислять этот день гномы Эребора потеряли, и судя по тому, как об этом рассказывает Торин, вряд ли в этот день происходили важные и пышные торжества, иначе гномы тосковали бы по ним и хотели возродить празднование этой важной даты.

Есть у меня мнение: если посмотреть на праздники с концептуальной точки зрения, то видно, что праздники всех аграрных обществ так или иначе связаны с плодородием. Если принять во внимание, что для гнома плодородие проявляется прежде всего в его собственном мастерстве (гномы, напомню, буквально «рожают» каждое своё произведение), затем – в детях, и совсем никак – в окружающей его среде, то становится очевидно, что гном склонен в первую очередь отмечать вещи, связанные с мастерством и искусством. В таком случае, у гномов могут быть обряды:

  • посвящения на разных степенях мастерства (включая пышные многолюдные празднества с поздравлением виновника торжества)
  • «освящения» (сакрального предъявления, показа Махалу, Праотцу или Праматери) особенно удачного произведения искусства
  • передачи знаний от отца к сыну (мастера к преемнику)

Также могут пышно отмечаться завершения крупных заказов, дни рождения, годовщины свадеб, завершения военных походов, удачные сражения и захват пленников.

Есть у меня мнение, что для того, чтобы устроить массовые гуляния, гномам нужен не календарь, а только повод. :)

Цикл жизни и смерти тоже занимает важное место в любой культуре, поэтому не обойдись без:

  • крестин для новорожденных
  • свадеб
  • похорон

Вполне возможно, что эти события отмечаются куда более камерно, без песен и плясок, и в более «мистической» обстановке.

 

Мораль, обычаи, традиции

У гномов очень устойчивая мораль с простыми и немногочисленными правилами, которая позволяет им жить при, вероятно, полном отсутствии законов. Мораль и правила поведения в обществе прививаются гномам с самого детства, и нет ни одного упоминания о гноме, нарушившем хоть один гномий обычай в ущерб своим родичам.

У гномов считаются совершенно нормальными проявления праведного гнева, месть обидчику, алчность.

Что касается морального кодекса гномов, то нам известны следующие правила:

  1. Гномы не прощают. Обидчикам они жестоко мстят, и если нет возможности отомстить сразу же, то гномы готовы ждать удачного случая столетиями. Однако у этого правила есть и оборотная сторона: многие гномы вспыльчивы и легко поддаются даже на примитивную провокацию.
  2. Гномы не предают. Если у гномов есть союзник, они будут верны ему до самой Дагор Дагоррат. Однако, если речь идёт о сотрудничестве между отдельными поселениями, то союзники гномов Мории не будут таковыми для гномов Синих гор, пока не докажут, что синегорские гномы тоже могут получить пользу от такого союза.
  3. Гномы поддерживают друг друга. Связь между поселениями гномов поддерживается по возможности регулярно, и даже если она прерывается, гномы всегда придут на помощь родичам, если получат такую просьбу.
  4. Гномы не доверяют чужакам. У гномов множество тайн, которые доступны только гномам; у этого народа даже используются двойные имена – под одним их знают люди, а под другим – гномы. У гномов есть множество способов сокрытия информации от других народов: собственная сложная пиктографическая письменность, кхуздул, тайный язык знаков иглишмек, лунные руны. Гном никогда не откроет чужаку ни один секрет, и далеко не всё он будет готов рассказать даже своим друзьям из людей или эльфов.
  5. Гномы не выдают секретов. Множеством знаний о подземном мире Арды обладают гномы, и никто не может сравниться с ними в большинстве ремёсел – в частности, ещё и потому, что они не раскрывают секретов своего мастерства. Даже под пытками гном не выдаст того, что должно остаться тайной.
  6. Гномы не забывают. О дурных и хороших поступках гномы помнят вечно, передавая эту память из поколения в поколение. Так же крепко хранятся и традиции – кхуздул с самого сотворения гномов остался таким, каким был, и сказания гномов не менялись тысячелетиями. Многие вещи, не связанные с окружающим миром, гномы делают так, как делалось встарь.
  7. Гномы не подчиняются и не сдаются. Только безумного гнома (каких крайне мало) можно захватить в плен живым. В Первую эпоху гномы презирали карликов и считали их бесчестными именно за то, что те готовы были сдаться на милость победителя, лишь бы остаться в живых.

Есть у меня мнение, что у гномов, существ очень мнительных и гордых, есть понятие «цены чести». Аналогичное понятие у кельтов означало, что честно имя каждого человека стоит какой-то суммы денег. Цены чести не было только у преступников и рабов – как и самой чести. От цены чести зависело очень многое – например, штраф, который был обязан уплатить человек, преступивший закон. Более того, чем больше власти было у человека, чем выше была цена его чести, и тем позорнее (и накладнее) было свою честь запятнать. Для гномов, которые ценят и собственную честь, и собственные деньги, такой дополнительный способ контроля мог быть чрезвычайно эффективным.

К «цене чести» очень тесно примыкает понятие виры. Вира – это выкуп, который преступник обязан выплатить за своё преступление. Как правило, виру платят за убийство (даже непредумышленное), и она должна быть тем больше, чем более знатным и доблестным считался покойный. Есть у меня мнение, что виру гномы могли требовать и с других народов, угрожая выбором между выкупом и резнёй. Что же до внутренних вир, то я не верю, что гномы могли убивать друг друга (и они точно никогда не воевали меж собой). Скорее всего, виру могли потребовать после драки, если причинённое увечье было серьёзным. Фактически, вира – это цивилизованный способ отомстить, а ни один гном никогда не откажется от мести, если для неё есть причина.

Самые впечатляющие обычаи гномов, отличающие их от остальных народов:

  • Гномы передают клятвы внутри своей семьи. За исполнение клятвы, данной гномом, несут ответственность его дети и родители, а не только он сам.
  • Гномы считают, что произведение рук мастера является собственностью мастера, его семьи или рода, если заказчик этого произведения умер. Поскольку каждое произведение для гнома – как ребёнок, то мастера очень ревниво относятся к ним.
  • Гномы выходят воевать, закрывая лица. Боевые шлемы гномов оснащены масками, полностью закрывающими лицо. На такую маску зачастую наносится изображение лица, искажённого в злобной гримасе.
  • Гномы ведут запись важных сведений с помощью лунных рун или собственного «тайного» языка – кхуздула. Настоящие тайные знания гномов доступны только гномам и их ближайшим союзникам.

 

Путешествия

Гномы путешествуют очень много, однако далеко не все гномы к этому склонны. Путешественниками становятся торговцы и изгнанники, причём гномы, потерявшие своё жильё, редко скитаются по свету долго – обычно они поселяются рядом с людьми или в ближайшем гномьем королевстве.

Путешествуют гномы либо пешком, либо на пони. Ни один гном в здравом уме не сядет на лошадь (и, есть у меня мнение, гномы боятся ездить на лошадях), и нет ни одного свидетельства, что гномы когда-либо сплавлялись по рекам или выходили в море.

Основной целью путешествия для гномов всегда была торговля. Для перевозки товаров гномы используют те же приспособления, что и люди – телеги, фургоны, вьючных пони. Зачастую гномы мостят и облагораживают дороги, по которым ездят постоянно – так появляются гномьи тракты.

В путешествие гномы всегда отправляются с оружием: опыт научил их, что на поверхности безопасно не бывает. Каждый гном умеет обращаться с оружием, поэтому группа гномов-торговцев – это ещё и хорошо вооружённый, готовый к драке отряд.

 

Торговля

Гномы во время своих торговых поездок соблюдают вполне простые правила, которые и делают их самыми лучшими торговцами в Средиземье:

  1. Гномы не гадят там, где живут. Заключение бесчестных сделок на постоянном «торгу» они считают делом не только невыгодным, но и позорным.
  2. Гномы не прощают обид. Особенно это касается неоплаченной (или оплаченной не до конца) работы. Справедливым у гномов считается удержать с заказчика полную стоимость работы, и неважно, что (с). Помните тот случай с трандуиловым золотом? :)
  3. Гномы не продают брак. Нет позора хуже, чем продать плохую вещь. Если что вдруг сломается, бесплатный ремонт гарантируется.
  4. Гномы ценят клиентов. Покупатель – источник пропитания (расплачивается в основном съестным), и потому покупателям стремятся угодить. Гном не будет лебезить, стараясь продать свой товар, но может сделать подарок, скидку или предложить сделать что-то на заказ.
  5. Гномы не торгуются. Есть даже народное развлечение – торговаться с гномом. Можно провести и полчаса, и час, уговаривая его сбросить цену, и не добиться ничего. Если захочет, гном сам порадует покупателя низкой ценой.
  6. Гномы могут отпустить товар в кредит, особенно если в качестве оплаты идут продукты. Если домой ехать ещё через полгода, нет смысла устраивать в своём доме склад.
  7. Гномы не готовы на ходу менять правила игры. Если, пока гном ехал к Эсгароту, повышается налог, вводятся новые правила или эмбарго, то гном всегда будет настаивать, чтобы старые правила действовали для него как можно дольше. В конце концов, он рассчитывал на одни правила, и совсем не готов к другим.
  8. Гномы ведут «чёрные» и «белые» списки. Живя в среднем лет по 270 и передавая клятвы и обеты от отца к сыну, гномы приучены к порядку. Этот порядок очень прост: «Если друг стал врагом, помни об этом и расскажи всем. Если враг стал другом, помни об этом и расскажи всем, но не торопись ему доверять». Убедить гнома в том, что «это вышло случайно», практически невозможно, предательство гномы помнят даже не десятилетиями, а веками.
  9. Гномы считают подарки элементом деловой культуры. «Наше отношение зависит от ваших подношений» - для многих гномов эта фраза может служить кредо. Нет лучшего способа задобрить гнома, чем доказать ему свою дружбу вещественно. Впрочем, даже на хороший подарок купится не всякий подозрительный гном, а подозрительных гномов среди торговцев предостаточно. В то же время, верно и обратное – для установления хороших отношений каждый новоприбывший гном тащит в городской совет солидное подношение.

Считается, что гномы брали в уплату за свои услуги драгоценные металлы и камни. Впрочем, не все так богаты, как эльфийские короли, поэтому с людьми, вовек не добывавшими ни золота, ни серебра, ни алмазов, ни рубинов, гномы применяли другую модель: натуральный обмен. Есть у меня мнение, что людские деньги гномов интересуют весьма умеренно и только в том случае, если на эти деньги можно купить что-то нужное.

За каждую вещь гномы назначают цену, как хотят, и не всегда цена в золоте эквивалентна цене в зерне или мехах. Дело в том, что под горой (там, где гном будет продавать часть привезённых припасов) ценность у многих товаров с поверхности совсем не такая, как у людей. Например, продукты всегда дороже тканей и меха, а бочонок табаку может стоить двух или трёх пони, хотя людям такие цены покажутся бессмыслицей.

Гномы всегда могут пересчитать цену из одной «валюты» в другую, и вместо мёда принять в качестве оплаты, скажем, вяленую рыбу. Зачастую условия обмена не регулируются никак, и можно соглашаться с гномом или не соглашаться, стоять на своём он будет до победного конца. Давно живущие бок о бок с людьми мастера знают большую часть своих заказчиков, и потому стараются подбирать свои предложения так, чтобы человеку было легко оплатить услуги гнома – рыбак расплачивается рыбой, а охотник – своей добычей. Ни один гном не будет настаивать на определённой «валюте», если сделка может сорваться.

Сами гномы охотнее расплачиваются своими товарами и людскими деньгами (если они у них есть), и крайне неохотно – собственным золотом. Вообще, золото (кроме как в виде украшений) гномы Железных холмов отдают на сторону неохотно – сказывается общий дефицит этого металла.

 

Военное время

Война может вспыхнуть в любой момент, и гномы в состоянии собрать войско в считанные часы. Каждый гном, вне зависимости от пола, умеет обращаться с оружием и владеет собственным комплектом доспехов и оружия. Среди излюбленных видов оружия у гномов преобладают топоры, секиры, кистени и копья в сочетании со щитом. Впрочем, гном может сражаться и мечом, кинжалом, ножом, булавой, а также стрелять из лука. Воины армии Даина сражаются боевыми мотыгами (mattocks) и короткими мечами, также у каждого есть при себе щит. Доспехи гномов Железных холмов состоят из хауберка (возможно, с кольчужным капюшоном), шлема и металлических поножей из сетки. Есть у меня мнение, что гномы также умеют изготавливать арбалеты, но используют их нечасто – арбалет долго перезаряжается, так что польза его в большинстве случаев сомнительна.

Гномы умеют сражаться организованно, используя военное построение, а общая стратегия их боя такая же, как у любой тяжёлой пехоты. Гномам нет равных в сражениях под землёй, и их тактика иногда подводит их, когда нужно драться под открытым небом – не всякий военачальник гномов знает, что нужно не только прикрывать тыл и фланги, но и следить, чтобы враг не напал сверху. Впрочем, и на поверхности гномы способны сражаться ничуть не хуже других народов, а в битвах против орков гномам равных нет.

Одной из особенностей армии гномов является способность в быстрым марш-броскам на довольно большие расстояния. Более того, передвигаясь пешком, гномы могут нести на себе груз, равный собственному весу, и тем не менее быть готовыми к битве.

Немалую роль в военном деле играют доспехи гномов. Ничего лучше ещё не было изобретено в Средиземье, и гномья броня выдерживает удар любого оружия – например, Наин, отец Даина Железностопа, умер в бою от перелома шеи, хотя доспех его остался цел. Более того, гномы владеют искусством изготовления уникальной гибкой, но прочной брони – во-первых, кольчуг, а во-вторых, брони из гибкой сетки (разработка Железных холмов).

Кроме хорошей брони, большинство гномов в бою используют большие щиты, незаменимые при сражении в узких коридорах. Сражению с использованием щита гномы обучаются в первую очередь, и эта манера драться для них настолько естественна, что в случае, если щит разбит, гном может найти другой предмет, которым можно перехватывать удары врагов (как сделал при Азанулбизаре Торин Дубощит, использовавший вместо щита дубовый сук). Нужно отметить, что гномы могут сражаться и двуручным оружием без использования щита, но предпочитают всё-таки при возможности использовать щит.

Гномы считаются одной из самых боеспособных армий Средиземья, и в немалой степени благодаря тому, что сражаются они всегда яростно и до последней капли крови. Гномы не отступают, терпя поражение и потери; они не бегут с поля боя, испуганные численным превосходством противника. Единственное, что может испугать гномов, - это сверхъестественное, и даже в таком случае гномы часто способны преодолеть свой страх. Гномы не прекращают войну, пока не добьются своей цели или не полягут все до единого.

Однако, вопреки расхожему мнению, гномы не кровожадны, а скорее, наоборот. Гном вступает в битву тогда, когда ему  или его союзнику угрожает опасность или нанесено оскорбление, но никогда не поведёт захватническую или братоубийственную войну. Если у гномов есть выбор, они предпочитают не сражаться вовсе, за исключением случаев, когда речь идёт о столкновении с орками – их гномы ненавидят с предначальных времён и готовы уничтожать их, как только представится возможность.

 

Средства связи, языки

Все гномы говорят на кхуздуле – языке, который никогда не звучит под открытым небом, за исключением боевых кличей «Барук кхазад!» и «Кхазад ай-мену!». Этот язык для них – общий, и сохраняется в первозданном виде со времён Праотцов.

Во всех случаях, когда гномов могут услышать (или прочесть их письмена) другие народы, подгорный народ пользуется языками и письменностью с поверхности. Более того, у каждого гнома есть имя на кхуздуле и второе – на языке людей или эльфов. Только в древние времена гномы носили исключительно кхуздульские имена – например, известный кузнец Гамиль Зирак.

В общении гномы используют языки людей или эльфов, рядом с которыми живут. То же относится и к письменности, хотя она и устаревает со временем: то, что в Третью эпоху называется гномьими рунами, во Вторую было распространённым среди нолдор руническим письмом. Толкин упоминает, что у гномов есть собственное сложное пиктографическое письмо – очевидно, оно использовалось для записи кхуздула, однако ни один человек этого письма никогда не видел и хранится оно в строжайшем секрете.

Кроме прочего, у гномов есть и уникальные средства общения. Первое из них – иглишмек, язык жестов. Никто, кроме гномов, не обучен понимать его, и есть у меня мнение, что иглишмек очень удобно использовать для общения «за спиной». Возможно, что изначально этот язык появился для того, чтобы общаться в шумных забоях, но с вероятностью можно говорить о том, что гномы могут использовать его для быстрого обмена информацией в любых других обстоятельствах.

Основным средством связи между гномьими поселениями всегда были гонцы. Возможно, что существовали другие системы передачи сигналов, например, сигнальные костры, но ничего подобного по отношению к гномам не упоминается. Гномы Севера, хоть и не умели приручать животных, ухитрились найти общий язык с птицами – громадными воронами, жившими в окрестностях Эребора и Железных холмов. Сейчас этот вид связи полностью утрачен, поскольку вороны большей частью вымерли, а Эребор опустел.

 

Изобретения и технологии

Нужно понимать, что все законы и обычаи гномов практически не менялись с тех самых времён, когда семь Праотцов с жёнами проснулись в горных чертогах. Тысячи лет назад гномы ковали, плавили и гранили точно так же, как в конце Третьей Эпохи. Почему? Всё просто – всем навыкам по работе с ископаемыми гномов научил сам Ауле, и не в традициях гномов, чтобы сыновья оспаривали авторитет отца. Изобретать гномам приходилось редко (хотя в Третью Эпоху, возможно, чаще), и почти всё, необходимое им для жизни, они уже умели изготавливать с самого начала.

Гномы Туманных гор могли перенять часть технологий (особенно те, что касались ювелирного дела и обработки драгоценных камней) от эльфов-нолдор. Что касается производства орудий труда и других товаров для торговли с людьми, то здесь можно только предполагать: скорее всего, гномы переняли у людей только формы («чертежи»), но не технологические процессы, заменив их своими. Не исключено, что какие-то инструменты могли быть изобретены гномами по заказу людей (двухлемешный плуг или, например, шипованная подкова).

Гномы искусно работают с камнем всех видов, а также с полудрагоценными и драгоценными камнями, с металлами (предпочитая драгоценные) и их сплавами. Кожа, ткань, шерсть, кость и рог, ископаемые органического происхождения гномов в качестве материалов практически не интересуют. Для мебели гномы используют дерево, но в таком случае они обрабатывают его так же, как камень (и, вполне вероятно, теми же инструментами). Кроме того, гномы могут работать и со стеклом.

Почти все материалы, которые гномы используют в работе, они добывают сами. Исключением могут служить, во-первых, жемчуг, а во-вторых, камни и драгоценные металлы, которые гномы берут у заказчиков (часть этих материалов может быть гонораром).

Есть материалы и технологии, в работе с которыми гномам нет равных (а зачастую, добычей и обработкой этих материалов могут заниматься только гномы), например:

  • Сталь. Ковать сталь для оружия так же хорошо, как гномы, умели только почти исчезнувшие нолдор, поэтому в рамках игры гномы – единственные, кто может работать со сталью. Всё стальное – гномье.
  • Митрил. Редчайший морийский металл вряд ли есть в сокровищницах Железных холмов, но митрил настолько хорош, что его название даже вошло в разговорную речь гномов (часто вещи и даже события сравниваются с митрилом).
  • Проволока. Гномы – единственные, кто охотно делал кольчуги, для которых эта проволока и нужна. Кроме того, проволока – это пружины, крепления всех видов, мышеловки и даже, возможно, рыболовные крючки.
  • Металлическая сетка. Изобретение гномов Железных холмов, предназначенное для изготовления доспехов.
  • Огранка. Самое интересное – в том, что морийские (а позже – эреборские, серогорские и железнохолмские) гномы учились огранке у нолдор. Возможно, именно эльфийский взгляд на игру света сделал Аркенстон самым прекрасным камнем Третьей Эпохи, но факт остаётся фактом: после падения Эрегиона самыми искусными гранильщиками Средиземья стали гномы.

Отдельное слово о драгоценных камнях: все они появились оттуда же, откуда и сами гномы, поэтому поводом для того, чтобы не использовать в работе какой-то камень, может быть только полная его непригодность для этого. Камни с трещинами, включениями и просто неинтересного цвета гном-гранильщик может отправить в отвал, но все остальные камни всегда находят своё место в новом изделии. Драгоценный камень для гнома-ювелира – это как глыба мрамора для скульптора: в каждом неогранённом камне виден блеск будущего драгоценного украшения. Впрочем, у каждого мастера есть свои вкусовые предпочтения, и бывают случаи, что гном может не взяться за огранку алмаза или рубина потому, что ему не даётся огранка этих камней.

Технологическое разнообразие внутри гномьей мастерской невообразимо. Нет того, что гномы не смогли бы сделать с материалом, с которым обучены работать.  Гномьи мастерские в подгорных царствах занимают гигантские площади. Вполне возможно, что отдельно организованы многоэтажные плавильные цеха, частично совмещённые с забоями, а остальные мастерские были выстроены по типу технологических линий: мастерские оружейников были рядом с цехами по производству проволоки и металлических листов, а рядом располагались токарные станки по металлу, рабочие места чеканщиков и специалистов по нанесению рисунков.

Возможно также, что гномы используют конвейерную систему доставки материалов к мастерам (например, постоянно действующие подъёмники для руды, готовых слитков, заготовок) и механические и гидравлические станки, мельницы, двигатели.

Нужно помнить, что гномы владеют своей собственной, «технологической» магией. То, что они делают, подчас сравнимо с волшебством, и в «Хоббите» можно найти намёки на то, что это так и есть. Возможно, что магия – это вершина мастерства, и увидеть её можно крайне редко. Предположим также, что магические секреты передаются от отца к сыну, и нужен опыт и подходящие обстоятельства, чтобы применить их.

 

Болезни

Гномы – народ, устойчивый ко всем известным болезням и отраве. Единственная болезнь, которой подвержены гномы – это ожирение из-за малоподвижного образа жизни, и страдают от него в первую очередь гномы, любящие выпить и закусить и при этом не занимающиеся физическим трудом.

Раны у гномов заживают очень быстро, и даже будучи ранены смертельно, гномы могут прилагать значимые физические усилия (например, раздавленный Глаурунгом Азагхал всё равно смог вогнать тому с брюхо свой кинжал и держать его в нужном положении, пока дракон продолжал ползти). Убить гнома трудно, но всё-таки возможно.

 

Смерть и похороны

У гномов есть собственные представления о загробной жизни и богах, которые ждут их там. Гномы верят, что Махал приготовил для них отдельный чертог в Чертогах Мандоса, где их ждёт новая, невиданная прежде работа и другая жизнь. Смерть не воспринимается гномами как прекращение жизни, скорее, как переход гнома в другую категорию – предков, смотрящих на своих детей издалека. Более того, гномы верят в реинкарнацию своих государей – Дьюрин, например, называется Бессмертным.

Известно, что есть и ритуал, связанный с погребением павших на поле боя: Азагхала, правителя гномов Синих гор, уносили с поля боя под пение, и этот ритуал не был отложен до завершения битвы.

Гномов хоронят в камне – очевидно, что для этого используются саркофаги с вырезанными на крышках рунами; именно такую могилу-саркофаг Балина Братство Кольца видело в Мории. Используется ли для хранения саркофагов отдельная зала или тела предков захораниваются поблизости от «домов» их семьи, неизвестно. Очевидно, впрочем, что тела королей хоронят отдельно.

 

Приложение 1. Битва при Азанулбизаре: великое сказание гномов

Трор, постаревший и впавший в отчаяние, передал своему сыну Траину единственную сохранившуюся у него драгоценность — последнее из семи колец, и после этого ушел неведомо куда в сопровождении гнома по имени Нар. При расставании он сказал Траину:
— Быть может, кольцо вернет тебе достаток и могущество нашего рода. Ведь говорят, что золото тянется к золоту. Впрочем, не обольщайся и не тешь себя несбыточными надеждами.
— Но куда ты уходишь? — спросил Траин. — Неужто в Эребор?
— Я уже не в том возрасте, чтобы помышлять о таких делах, — отвечал Трор. — Нет, месть Смогу я оставляю тебе и твоим сыновьям. А мне... мне опостылели бедность и насмешки людей. И я иду искать иной участи. — Он так и не открыл, куда намерен отправиться.
Поговаривают, что к старости Трор выжил из ума, не выдержав тех напастей, что обрушились на его род; к тому же он долгие годы грезил о Чертогах Мории, владении его предков. А может, это воля Кольца, воспрянувшая с возвращением Черного Властелина, вела Трора к гибели. Как бы то ни было, он покинул свой приют в Дунланде, и вдвоем с Наром они двинулись на север, миновали Багровые Ворота и спустились в долину Азанулбизар.
И когда они приблизились, оказалось, что Врата Мории распахнуты. Нар умолял своего спутника остерегаться засад, но Трор не желал ничего слушать и гордо вступил в Чертоги — истинный наследник, возвратившийся в дом своих отцов. Вступил — и не вернулся. Нар долго ожидал его в укрытии близ морийских Врат и однажды услышал громкий крик; потом протрубил рог, и из Врат
выбросили чье-то тело. Опасаясь самого худшего, Нар выбрался из укрытия и пополз было к ступеням, но тут от ворот прозвучал окрик:
— Эй ты, бородатый! Мы тебя видим! Не бойся, ты нам нужен живым.
Нар поднялся и увидел, что у Врат и вправду лежит Трор — обезглавленный, а голова Трора откатилась в сторону. И он преклонил колени у обезображенного тела, а в тенях под сводами Чертогов раздался грубый хохот, и тот же голос прокричал:
— Не пристало нищим требовать! И если кто из твоих родичей сунет еще сюда свою поганую бороду, с ним будет то же, что и с этим оборванцем! Так и передай. А коли им захочется узнать, кто здесь теперь главный, ты расскажешь. Прочти имя у него на роже! Там написано. Я прикончил его! Я тут хозяин!
И Нар перевернул отсеченную голову Трора лицом вверх и увидел вырезанные на челе павшего короля руны — „АЗОГ". И это имя крепко-накрепко впечаталось ему в память, и потом сердца гномов воспламенялись всякий раз, когда они его слышали. И Нар наклонился, чтобы взять голову, но голос велел:
— Брось ее! И убирайся! Вот твоя плата. — И к ногам Нара упал мешочек с несколькими дешевыми монетами.
Обливаясь слезами, Нар кинулся бежать вниз по течению Серебрянки. Когда он осмелился оглянуться, то увидел, что из Врат Мории высыпали орки и рубят тело Трора топорами, и бросают куски кружащим над ступенями воронам.
С горестной вестью возвратился Нар к Траину, и он рыдал и выдирал себе бороду, а потом погрузился в молчание и молчал семь дней. На восьмой же день Нар поднялся и промолвил:
— Этого мне не вынести!
Так началась война гномов с орками, затяжная и кровопролитная, и бились они по большей части глубоко под землей.
Траин немедля разослал гонцов на север, на запад и на восток, в другие владения гномов; но минуло три года, прежде чем гномы сумели набрать войско. К народу Дарина присоединились и отряды других колен, ибо жестокое оскорбление, нанесенное роду старейшего из праотцев, наполнило их сердца гневом и взывало к отмщению. И войско выступило в поход, и перед ним чередой пали все твердыни орков от Гундабада до Ирисной Низины. Жалости не было ни в ком, и при свете дня, и под покровом ночи творились черные дела и проливалась кровь. Однако на стороне гномов были праведный гнев, сила и отменные боевые топоры, и они одержали победу и принялись разыскивать Азога.
И когда стало ведомо, что орки укрылись в Мории, войско гномов двинулось к равнине Азанулбизар. Эта обширная равнина, раскинувшаяся меж отрогами гор, поблизости от озера Келед-Зарам, издревле принадлежала владыкам Кхазад-Дума. И гномы увидели ворота подземных чертогов и испустили громкий клич, раскатившийся по долине, и не смутили их ни вражеские отряды на склонах над воротами, ни орава орков, что высыпала наружу по велению Азога, до последнего державшего эту ораву в засаде.
И началась битва на равнине Азанулбизар (или Нандухирион на языке эльфов), битва, при упоминании о которой орков и ныне бросает в дрожь, а гномы плачут. Сперва гномам приходилось туго, ибо сражение началось в сумрачный зимний вечер, и орки превосходили гномов числом, да и нападать сверху, со склонов, было куда удобнее. Дружину Траина отбросили к лесу, который и поныне стоит неподалеку от Келед-Зарама. Там пали Фрерин, сын Траина, и его родич Фундин, и многие иные, а сам Траин и Торин были ранены. Но потом удача
улыбнулась гномам, и в кровавой сече, благодаря обитателям Железного Взгорья, они вырвали победу. Облаченные в кольчуги воины Наина, сына Грора, опоздали к началу битвы, но это было и к лучшему, ибо они, вступив в бой со свежими силами, отогнали орков к самым Вратам Мории. И, рубя врагов, гномы кричали: „Азог! Азог!"
И Наин встал перед Вратами и громко воскликнул:
— Азог! Выходи, коли ты там! Или струсил?

И Азог вышел на зов. То был огромный орк, сильный и проворный, и на голове у него был железный шлем. И с ним вышли его телохранители, такие же громадные, как и их главарь. И орки окружили отряд Наина, и Азог сказал:
— Еще один нищий у моих ворот? Тебя тоже проучить?
И он ринулся на гнома. Наин бился почти вслепую, ибо глаза ему застилала ярость; вдобавок он едва стоял на ногах от усталости, Азог же вступил в бой впервые за вечер. Наин замахнулся секирой и вложил в удар всю силу, какая у него осталась, но Азог уклонился и пнул Наина в колено, так что секира вонзилась в камень, возле которого мгновение назад стоял орк, а Наин рухнул навзничь. И Азог обрушил свой топор ему на шею. Воротник кольчуги выдержал, но не выдержала кость, и Наин пал бездыханным с переломленной шеей.
Азог расхохотался, вскинул голову и издал торжествующий вопль. Но вопль этот замер у него на губах, когда он увидел, что равнину устилают трупы орков, а гномы безжалостно добивают уцелевших, и лишь немногие, кто сумел улизнуть, без оглядки мчатся на юг. И когда Азог узрел, что его телохранители все мертвы, он развернулся и кинулся к Вратам.
Следом за ним бросился гном с алой секирой, Дайн Железная Пята, сын Наина, и он настиг Азога у самых врат, и убил его, и отрубил орку голову. Позже в честь Дайна задали великий пир, ибо по
гномьим меркам он был совсем еще юным. Его ожидали великие свершения и многочисленные битвы; свою кончину, состарившийся, но по-прежнему гордый и отважный, он обрел в годы Войны Кольца. А тогда, сразив Азога, он спустился в долину, и говорили, что глаза его вовсе не метали молний и лицо его было вовсе не радостным — оно было серым, как у того, кто испытал великий страх.
Одержав победу, гномы собрались в долине Азанулбизар и подобрали голову Азога, всунули в рот орку мешочек с несколькими монетами и насадили голову на кол. В ту ночь никто не веселился и песен не слышалось, ибо на поле брани пало несчетное число гномов, а из тех, кто остался в живых, меньше половины стояло на ногах, и у всех были раны.
Однако утром Траин, ослепший на один глаз и припадавший на левую ногу, созвал гномов и сказал им:
— Мы победили, и отныне Кхазад-Дум — наш навеки!
А ему отвечали:
— Спору нет, ты — наследник Дарина, но неужто вместе с глазом ты лишился и ума? Мы пришли сюда, чтобы отомстить, и мы отомстили. Но победа наша горька и омрачена скорбью, и того, что мы завоевали, нам не удержать.
А гномы из других колен говорили:
— Наши отцы пробудились не в Кхазад-Думе. Что нам до него со всеми его залами и колоннами? И коли мы не получим ни награды, ни виры, лучше нам поскорее вернуться домой, где нас ожидают.
И Траин повернулся к Дайну и спросил:
— И родичи мои меня покинут?
— Нет, — ответил Дайн. — Ты — наш король, мы проливали за тебя кровь и снова ее прольем, коли понадобится. Мы не покинем Траина, сына Трора, но в Кхазад-Дум не пойдем. И тебя не пустим. Я лишь одним глазком заглянул в тень за Вратами, но и того хватило, чтобы увидеть: оно по-прежнему там, Великое Лихо Дарина. Народ Дарина вернется в Морию не прежде, чем переменится мир и другие станут править в Средиземье.
Так и вышло, что после битвы на равнине Азанулбизар гномы вновь разбрелись по Средиземью. Но сперва они сняли с павших доспехи и забрали оружие, дабы не досталось оно оркам. Говорят, что все до единого гномы, возвратившиеся от морийских Врат, сгибались под тяжкой ношей. Потом они развели погребальные костры и сожгли тела своих родичей. На костры гномы порубили все деревья на равнине, которая с тех пор так и осталась безлесой, а дым костров был виден даже в Раздоле.
Когда же костры потухли, гномы разошлись кто куда, и Дайн Железная Пята повел подданных своего отца обратно к Железному Взгорью. Глядя им вслед, Траин сказал Торину Дубовому Щиту:
— Мнят некоторые, что слишком дорого мы заплатили за голову Азога. Но теперь у нас есть наше древнее владение. Вернешься ли ты со мной к наковальням? Или станешь просить подаяния у тех, кто может его дать?
— Вернусь, — отвечал Торин. — Молот в крепких руках еще скует не один клинок.
И Траин с Торином и остальными родичами (среди которых были Балин и Глоин) возвратились в Дунланд, а вскоре покинули его и ушли из Эриадора и поселились восточнее гор Эред-Луин, за рекой Лун.

 


[1] О болезнях гномов можно прочитать в конце этой работы.

[2] Это слово для обозначения женщин-гномов было предложено на форуме moria.ru году этак в 2006.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

zzzzzzzz