Толкин и грибы. Методологическая поэма. 2011

Толкин и грибы

Методологическая поэма

 

(доклад читал на ВесКоне в феврале 2011 года, теперь немного дополнил)

 

Мы приступаем к необычной, экзотической теме: царство грибов в книгах Толкина. Знаете, так всегда с Толкином бывает – кажется, информации нет и быть не может, а пороешься в текстах, найдешь вагон цитат, придешь к неожиданным открытиям. Как сказал Профессор, кто ищет, тот всегда найдет, но не обязательно найдет именно то, что ищет.

И обнаружилось, в работах Толкина – масса упоминаний о грибах. Они занимают в его мире намного больше места, чем нам казалось. Знаете ли вы, например, что грибы – самые древние жители Арды? В Книге Утраченных Преданий они названы в числе самых ранних творений Йаванны, прежде лишайников и мхов[1]. И надо сказать, грибы – не только древние, но и весьма амбивалентные создания. Из школьного курса все знают, что грибы – не растения и не животные, это отдельное царство. Толкин очень любит делить живые существа на добрых и злых, но и здесь грибы оказываются по ту сторону добра и зла. И сами они, и те, кто их ест, несут разные коннотации.

С одной стороны, как сказано во Властелине Колец, «хоббиты питают даже большую страсть к грибам, чем Большой Народ»[2], они все – заядлые грибоеды. Мэггот выращивал, Фродо воровал – а он, как-никак, главный герой.

С другой стороны – масса отрицательных ассоциаций. Грибы растут в таких приятных местах как Лихолесье и Таур-ну-Фуин. А вот в Лориэне, судя по черновикам к Властелину, их не было по крайней мере – не было грибков-паразитов[3]. Зато вокруг осажденного Минас-Тирита орочьи палатки растут как грибы[4].

В чем же дело? Профессор сказал бы, что грибы бывают разные. Тут вспоминается известное замечание про народ друэдайн. Друэдайн выращивали и употребляли такие виды грибов, которые казались «отвратительными или опасными» другим людям и эльфам. Отсюда исходит фэндомское заблуждение, мол, «эльфы грибов не едят». Но ведь у Толкина речь только о некоторых видах. Выходит, эльфы могли употреблять другие виды, «не отвратительные и неопасные». Эдайн грибов не любили, потому что плохо в них разбирались и могли перепутать съедобные и несъедобные. Многие считали, что грибы – «орочьи растения», которые несут на себе проклятие Моргота. Однако Толкин назвал это мнением «малоумных людей», то есть ошибкой[5].

Выходит, друэдайн растили и собирали очень специфические грибы, и владели не для всех доступным, можно сказать, «эзотерическим» знанием. Вообще-то Профессор собирался вычеркнуть весь этот пассаж, и это нам кажется неслучайным. Но о том мы поговорим чуть позже.

В общем, грибами эльфы не брезговали. В Этимологиях есть даже особый корень для грибов, SYAD, а в этом словаре эльфийских корней всего полтысячи – наверное, грибы играли в жизни эльфов особую роль. А в раннем словаре гриб вообще назван «балдахином фэйри», так слово переводится [6] Как видим, грибы у раннего Толкина ассоциируются с эльфами, правда неясно, о чем идет речь – о карликовых эльфах или о гигантских грибах? В Валиноре, наверное, всякое росло…

Феанор перед исходом нолдор предрекал, что если трусы останутся в Тирионе, на улицах города появится «гниль, плесень и поганки»[7]. Как видим, поганки он не любил. Даже мухомор можно есть в малых дозах, но бледную поганку употребляют только один раз в жизни, так что у Феанора, был резон. Употреблял ли он другие грибы, история умалчивает.

 

Но был еще один персонаж, который совершенно точно обожал грибные блюда – это автор книг! Не случайно он своих хоббитов сделал заядлыми грибоедами. Профессор Толкин утверждал, что он сам – хоббит: ведь носит он яркие жилеты, курит трубку, ест грибы![8] И вот тут я обнаружил поразительную связь в биографиях Толкина и Фродо. Дело в том, что в жизни Профессора было одно позорное пятно: в юности он регулярно, систематически воровал грибы. Ну а в зрелости заставлял воровать любимого героя! Как утверждает знаменитый справочник Хаммонда и Скалл, это произошло летом 1896 года [9]. Толкину отроду четыре с половиной, брату его – меньше трех. Вдвоем они совершали набеги на земли соседей-фермеров, за ними гнались, их наказывали, но мальчики продолжали воровать грибы. Представьте себе, какая какое упорство и отвага!

И эту страсть к грибам Профессор пронес через всю свою жизнь. И в 1958 году, и в 1966 он с удовольствием принимал грибы в подарок и ел, это надежно документировано[10].

 

Конечно, профессорское увлечение не могло не отразиться на его творчестве. Посмотрите на этот удивительный рисунок!

Рисунок ТолкинаРисунок Киплинга

Как вы думаете, что он может изображать? Белая фигура похожа кого-то из истари – не то на Гэндальфа, не то на Сарумана. Мистическая жуть, руки-ветки, как будто хьорны какие-то маячат! Вы будете смеяться, но Толкин нарисовал это в 1914 году, еще до начала войны. Вообще меня удивляет, как Профессор мог с такой точностью воплотить сюжет еще не написанной книги! Но к этой теме мы вернемся немного погодя.

Самое поразительное, что на рисунке нет грибов! Сейчас я вам объясню, почему это поразительно. Вы заметили, у Гэндальфа на спине – или у Сарумана, если так вам больше нравится, – нарисована кошка? Эта кошка пришла из широко известной иллюстрации Киплинга к своему сборнику «Сказки просто так». Да и сам рисунок будущий Профессор украл, просто он ловко все переделал.

В центре картины – «Кошка, которая гуляет сама по себе», а в нижнем углу – внимание – грибы! Куда ж они пропали с толкиновского рисунка? Эти грибы всплывают на другом рисунке, всего через один или два дня (эти картинки удалось очень точно датировать) – и внезапно вырастают. Каждый гриб тут размером с настоящее дерево!

грибы-деревья

Это, между прочим, не я первый заметил, о грибах на рисунках писали Хаммонд и Скал в книге «Толкин. Художник и иллюстратор»[11]. Картинка называется “Beyond”, «За пределами» – однако за пределами чего, Профессор не удосужился объяснить. Как видите, это рисунок очень жизнерадостный. Но на радостном рисунке загадочная полустертая надпись – здесь она не видна, но ее читают – Хаммонд и Скалл: «увы, в ужасном расположении духа» (Alas! In dreadful mood!). Как видим, у автора в эти дни настроение очень резко и быстро менялось. Любопытно, почему грибы так резко меняют размер?

А вот более поздний рисунок. Здесь изображен Таур-ну-Фуин, хотя впоследствии Толкин здесь написал «Лес Фангорн».

Таур-ну-Фуин

На этой картинке много грибов, хотя найти их бывает не так-то просто. Еще здесь нарисован Белег и несчастный Гвиндор, который лежит в отключке: кроме грибов, тут ничего съестного нет. Немногим удалось выжить в таких местах. Берен, однако, четыре года продержался: зверей, заметим, он никогда не убивал, только тварей Моргота. Так что без грибов он никак не смог бы прожить. Кстати, Берен – alter ego профессора Толкина, равно как Лутиэн – жена его, Эдит Толкин. Об этом говорит хотя бы знаменитая надпись на могиле.

Вообще-то история Берена с Лутиэн – автобиографична. Некоторые детали автор брал из своей биографии, вплоть до танцев Лутиэн на поляне с болиголовом. Болиголов был, и Эдит действительно танцевала[12]. Но вернемся к нашим грибам: болиголов увел бы нас к теме, «Толкин и растения» (это серьезный галлюциноген).

 

Увлечение грибами отразилось и в поздних работах, хотя Толкин это дело не слишком-то афишировал. Натали и Кеменкири блестяще доказали в своей статье[13], что в романе «Записки клуба мнений» есть серьезные автобиографические мотивы. В этой книге описан визионерский опыт персонажей. Правдивые видения приходит к героям во сне. Тема снов, как нам хорошо известно, тоже автобиографична. «Сон о Волне», про который рассказывал Фарамир, Толкин видел сам; этот ночной кошмар с детства преследовал автора Акаллабет и даже достался «в наследство» одному из его сыновей[14].

Дело в том, что любое вещество, по Профессору, имеет свою память, хранит огромную информацию. Вступив в контакт с метеоритом, можно как бы настроиться на радиоволну и уловить информацию из тех участков космоса, через которые он пролетел. Персонажи, выведенные в «Записках», видят далекие планеты, видят далекие времена, видят Арду, которая понимается в романе как прошлое Земли, и неоднократно, словно навязчивый образ, в описании путешествий через пространство и время у Толкина всплывают ассоциации с грибами.[15] Я хочу сказать, что между грибами и правдивыми видениями прослеживается недвусмысленная связь. И это имеет прямое отношение к литературным занятиям Толкина.

Когда вышел и стал популярным Властелин Колец, «толкиновские общества росли как грибы после дождя».[16] Обычай употреблять грибы широко распространился среди первых толкинистов. Грибы употребляли коллективно. Сам Толкин председательствовал на таком банкете в Роттердаме[17].Эти блюда могли быть достаточно невинными, но такое случалось далеко не всегда. В профессорской биографии можно найти и такие пассажи: Толкину передали «посылку из Америки с банкой грибов и посланием в форме свитка. Он услыхал, что женщина, арестованная в Сиэтле за выращивание марихуаны, в полицейском участке подписалась по-эльфийски» (10 октября 1966 г)[18].

Замечу, что многие почитатели Толкина из США были связаны с формирующейся культурой хиппи. И книги Профессора получали смелую трактовку! В сценарии фильма по Властелину Колец (1970 г) «трубочное зелье по своему эффекту напоминает марихуану, любимые грибы хоббитов – галлюциногенные»[19].

Автору не могло понравиться такое вторжение в частную жизнь персонажей. Профессор старательно заметал следы. Не случайно он решил убрать «грибные» мотивы из очерка о друэдайн. Они становились слишком похожи на «хоббитов» то есть на самого профессора Толкина. Напомним, лесные люди разбирались в грибах, то есть имели тайное знание, недоступное прочим смертным (кроме Берена). Наевшись грибов, они сидели по нескольку дней без движения и приобретали паранорамальные способности.

Не случайно в «Неоконченных Сказаниях» фигурирует настоящее имя этого народа – drugs. Напомню, drugs по-английски – «наркотики».

Обратим внимание, как они описаны во Властелине Колец! Ган-бури-ган «шишковатый, как старый камень», приземистый, коренастый и борода его очень похожа на сухой мох. Не правда ли, настоящий гриб?[20]

А вспомним, как описаны некоторые хоббиты! «Ноги у него в земле, пальцы в глине, мудрость у него в костях и глядит он в оба», так говорил Том Бомбадил про хозяина грибных плантаций. Бомбадил-то умел глядеть в корень![21]

 

Почему именно грибы открывали глаза автору и его персонажам? Дело в том, что это старейшие и, наверное, самые необычныве из живых существ. К ним сложно применить даже такое понятие как «индивид». Ученым удалось различить разные «особи» только у некоторых высших грибов. Как выяснилось, отдельные индивидуумы осеннего опенка имеют массу в несколько тонн, возраст – полторы-две тысячи лет и занимают несколько гектаров леса![22]

У многих грибов существует как бы огромное множество «полов»: вместо разделения на два пола – сложная генетическая система регуляции половой совместимости. Провести границу между видами ничуть не легче, чем между индивидами. У грибов полным-полно видов-двойников, внешне практически неотличимых. Новые виды иногда появляются за несколько десятков лет - на глазах у биологов! Скорость видообразования – одного порядка с продолжительностью жизни «особи»[23].

Грибы хранят массу информации об окружающем нас мире. Например, сохраняют радиоактивность и накапливают тяжелые металлы. На грибы можно настроиться как на радиоволну и, поедая, проникнуть в память их вещества, подобно автору и героям «Записок клуба мнений». Употребляя грибы по уму, можно стать настоящим художником и провидцем. Теперь понятно, как Толкин мог иллюстрировать роман, который он задумает лишь через четверть века!

Возможно, именно здесь – секрет гениальности Толкина и его творений.

 

К несчастью, при долгом употреблении грибы вызывают зависимость, и платой за пророческий дар может стать постепенное стирание личности. Понятие индивида у грибов размыто. Мало-помалу они вытесняют человеческую личность, как и случилось с лесными людьми, которые, в известном смысле, были наркотическими грибами (drugs).

 

Я хочу сказать, что к концу жизни Толкин стал грибом. Весь секрет нашей науки в том, что Толкин – гриб и одновременно радиоволна.

 

P.S. Басня показывает, как на самых достоверных фактах можно построить самую бредовую концепцию.

Если кто не понял, статья – шутка. Однако все ссылки верны!

P.P.S. Светлой памяти С. Курехина посвящается.

 


[1] ‘Then things began to grow there, fungus and strange growths heaved in damp places and lichens and mosses crept stealthily across the rocks and ate their faces, and they crumbled and made dust, and the creeping plants died in the dust, and there was mould, and ferns and warted plants grew in it silently, and strange creatures thrust their heads from crannies and crept over the stones’ (LT1:104-105).

[2] ‘Hobbits have a passion for mushrooms, surpassing even the greediest likings of Big People. A fact which partly explains young Frodo's long expeditions to the renowned fields of the Marish, and the wrath of the injured Maggot’ (LotR, 1, I, ch.5).

[3] ‘There was some secret power of cleanness and beauty in Lórien. It was winter, but nothing was dead, only in a phase of beauty. He saw never a broken twig or disease or  fungus. The fallen leaves faded to silver and there was no smell of decay’ (TI:241).

[4] ‘The plain was dark with their marching companies, and as far as eyes could strain in the mirk there sprouted, like a foul fungus-growth, all about the beleaguered city great camps of tents, black or sombre red’ (LotR, 3, V, ch.4).

[5] ‘A passage about the liking of the Drugs for edible fungus was omitted in view of my father's pencilled note beside it: ‘Delete all this about funguses. Too like Hobbits’ (a reference of course to Frodo and Farmer Maggot's mushrooms). This followed the account of the knowledge of the Drugs concerning plants, and reads:

To the astonishment of Elves and other Men they ate funguses with pleasure, many of which looked to others ugly and dangerous; some kinds which they specially liked they caused to grow near their dwellings. The Eldar did not eat these things. The Folk of Haleth, taught by the Drúedain, made some use of them at need; and if they were guests they ate what was provided in courtesy, and without fear. The other Atani eschewed them, save in great hunger when astray in the wild, for few among them had the knowledge to distinguish the wholesome from the bad, and the less wise called them ork-plants and supposed them to have been cursed and blighted by Morgoth’ (PM:326).

[6] J. Garth. Tolkien and the Great War: The Threshold of Middle-earth. New York: Houghton Mifflin, 2003. P. 126.

[7] ‘Come away! Let the cowards keep this city. But by the blood of Finwë! unless I dote, if the cowards only remain, then grass will grow in the streets. Nay, rot, mildew, and toadstool’ (MR:111).

[8] Letters. P.288-89.

[9] Summer 1896 Mabel Tolkien rents a cottage at 5 Gracewell Road in *Sarehole, a hamlet south of Birmingham. At the impressionable age of four and a half, for the first time Ronald experiences life in a green countryside. He and Hilary explore the surrounding area: Sarehole mill with its water-wheel, meadows, and a tree-lined sandpit; they paddle in the stream; they pick wildflowers and mushrooms and gather blackberries, and are sometimes chased by irate millers or farmers when they trespass. They also climb trees, including a willow which overhangs the mill pond; Ronald will not forget that one day this tree was cut down and simply left lying on the ground’. (W,Hammond, C. Scull. Tolkien Companion and Guide.L., 2006.V.2. P.4).

[10] W,Hammond, C. Scull. Tolkien Companion... V. 2, P.522, 676. Letters, P.265.

[11] W. G. Hammond, C. Scull. J. R. R. Tolkien. Artist and Illustrator. Boston; N.Y., 1995. P. 43-45.

[12] Letters, P. 221, 345, 420.

[13] Одна Змея (Н.А. Соколова), Кеменкири (Е.Ю. Лебедева). «Записки клуба мнений» как автобиографическое и антибиографическое произведение. // Палантир. №47. СПб, 2005. С. 6-11.

[14] Letters. P, 213, 232, 347.

[15] SD:207, 209, 210.

[16] ‘Tolkien Societies sprang up like mushrooms after a rain’ (P,W. Helms. The evolution of Tolkien fandom. // The Tolkien Scrapbook. / Ed. by Alida Becker. Philadelphia, 1978. P. 105).

[17] Letters. P,265. W,Hammond, C. Scull. Tolkien Companion... V. 2, P.522.

[18] 10 October 1966 Rayner Unwin writes to Tolkien. Dick Plotz of the Tolkien Society of America wants to come to England and interview Tolkien for an article in the magazine Seventeen. The next time that Rayner visits Tolkien he will bring him a parcel from America with a jar of mushrooms and a message in the form of a scroll. He has heard that a woman arrested in Seattle for growing marijuana signed in at the police station in Elvish’ (W,Hammond, C. Scull. Tolkien Companion... V. 2. P.676).

[19] 'Pipeweed seems equivalent to marijuana in its effects, and the hobbits' beloved  mushrooms are hallucinogenic' (Ibid., V. 1, P.21).

[20] LotR, 3, V, ch.5.

[21] LotR, 1, I, ch.7.

[22] http://elementy.ru/genbio/synopsis?artid=155

http://ivanov-petrov.livejournal.com/902685.html

[23] Там же.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

zzzzzzzz