Облачения валар. 2003

См. также:

Арторон. Эстетика цвета в одеждах эльдар

Арторон. К вопросу о штанах Арагорна

Эльгаладна (Ольга Кухтенкова). Эльфийская одежда и культара

Бронвег. Гондорский костюм

Фрагменты из "Парма Эльдаламберон" № 17. Перевод - Эриол Митлас


Старая, но весьма актуальная статья об одеждах валар. Создана в далеком 2003 г. Мой дебют.

 

В этом очерке я расскажу, согласно с нашими источниками, о цветовых предпочтениях каждого из Валар и о том, во что они облачались. Картина, к сожалению, останется и бледной, и неполной, хотя я постарался собрать все свидетельства, которые существуют. Значительно реже заходит речь об облачениях Валар, чем об эльфийских одеждах; известия о покрое, о деталях антуража и тому подобное почти отсутствуют. Единственное, о чем нам удается составить более или менее полное представление, привлекая для восполнения пробелов даже малодостоверные тексты, – это цвет.

«Малодостоверными» я называю Утраченные Сказания, разумея не только событийные противоречия. Кропотливые изыскания об эльфийской одежде убедили меня в том, что, за единственным исключением, все разновременные описания в текстах начиная от Лэйтиан целиком соответствуют стилю нашего «канона» – стилю «Властелина Колец» (издано при жизни автора). Остаются лишь небольшие разночтения, главным образом, между ранней и поздней редакциями Лейтиан. Общая картина такова: нолдор и синдар носили белый, серебряный, серый (значительно реже – синий, черный) как основные цвета, нандор – зеленый и коричневый. Более яркие цвета (красный, золотой) встречаются в вышивке и в мелких деталях одежды, но никогда не используются как фон. Все украшения – редко, к месту и со вкусом. Lost Tales представляют эстетический идеал зеркально противоположный: роскошь крикливая и смешная; самые характерные описания из повестей о падении Гондолина и о Науглафринге похожи на россказни мало осведомленных и бедных людей. Самое примечательное, далеко не все картины варварской роскоши прямо опровергаются поздними текстами. Однако, мы не обязаны на этом основании верить в туфельки из золотых чешуек на ногах у Мелиан. Почти все, что сказано в Утраченных Сказаниях на тему одежды и цвета, можно поставить под сомнение.

И все-таки, говоря о Валар, я использую (в последнюю очередь) сведения из Lost Tales. Слишком скудны все остальные источники, а сообщения Утраченных Преданий о цветах Западных Владык не содержат серьезных противоречий ни с конкретными описаниями Валар в позднейших текстах, ни с общей концепцией одеяний Эльдар и Айнур. А кроме того – неужели Стихии обязаны облачаться в эльфийские цвета?

Об одежде некоторых Валар нигде нет прямых сведений, но Утраченные сказания говорят кое-что об их цветовых предпочтениях, например, в обстановке дома. Про Аулэ и Нэссу мне не удалось разыскать практически ничего.

Следует напомнить, что Айнур могут менять одежду так же свободно, как и тела. Странно было бы предполагать иное! После гибели Дерев Валар сидели в Кольце Судьбы «в темных одеждах скорби» (MR: 292 – 293). И все-таки, согласно описаниям из Валаквэнты, многие в своих антропоморфных воплощениях отдают постоянное предпочтение какому-либо цвету. (А что если кто-то из Валар, о чьих цветах нам ничего не известно, вовсе не имел ясно выраженных предпочтений?)

Все Валар имеют рост более высокий, чем эльфы и люди (но не гигантский) и величественный облик (MR:69).

 

Манвэ, согласно первой главе Сильмариллиона, носит синие одежды. У него голубые глаза. Нолдор украсили его скипетр сапфирами.

 

Варда облачается в белое (Letters:278; RGEO). Вспомните, как обращаются к ней в песне: Fanuilos! (“Snow-White!”)

Согласно Lost tales (LT:I, 5), Варда, узнав о пробуждении эльфов, «расплела свои длинные волосы», встала, простерла руки на запад и на восток и запела «Песнь Валар». Можно строить разные предположения о точном смысле жеста, но в обыкновении заплетать волосы нет ничего странного: как сказано во Властелине Колец, Галадриэль пришлсь расплести одну из своих длинных кос, чтобы отрезать для очарованного гнома три волосинки (LotR1:II, ch. 8). В «Шибболете» написано, что Фингон «завязывал свои длинные темные волосы в большие косы, переплетая их золотом» (PM:345). Обратите внимание, в обоих случаях речь идет о нолдор, которые могли бы принести эту традицию из Валинора. (Надо отметить, у одного человеческого народа существовал обычай собирать волосы во много толстых кос – обычай, не связанный с валинорской традицией. Я говорю о Рохиррим. Так был описан Тэоден во Властелине Колец (LotR2:III, ch. 6)).

Как видим, волосы заплетают и женщины, и мужчины. Вполне вероятно, не только Варда, но и другие Валиэр и Валар могли собирать волосы в косы (но нет оснований полагать, будто бы этот вид прически обязателен для всех). Единообразной традиции не существует: Галадриэль, кажется, не переплетает волос золотом , в отличие от своего родича (против ожидания: тонкая игра с оттенками одного цвета – это очень по-эльфийски).

 

Есть два подробных описания внешности Улмо, которые прекрасно дополняют друг друга (Valaquenta и UT:1, 1). Улмо редко появляется в зримом обличие. У него огромный рост, его облик внушает Детям Единого благоговейный ужас. Улмо носит серый плащ, кусок которого сделал Туора невидимым на дороге в Гондолин. Под плащом – зеленый кафтан (kirtle) и плотно облегающее тело сверкающее одеяние, похожее на кольчугу или рыбью чешую, оно переливается всеми цветами моря от ярко-серебряного до зеленоватого. На голове – высокий шлем-корона, то есть шлем с венцом. В Средиземье такая форма короны стала традиционной. Согласно Валаквэнте, шлем – “темный”, по сказанию “О приходе Туора в Гондолин” – серебряный. Я думаю, здесь нет неразрешимого противоречия: у Толкина “серебряный” цвет имеет множество оттенков, иногда он приближается к белому, в других случаях – к серому. Вероятнее всего, шлем Ульмо - тускло-серебряный. Из под шлема выбиваются длинные серебряные волосы, похожие на морскую пену.

 

Об одежде Аулэ или о его цветовых предпочтениях мне ничего не удалось разыскать. Его ученик Курунир, как известно, облачался в белое, когда обитал в Средиземье, однако этих сведений слишком мало, чтобы делать какие-либо выводы относительно учителя. Ведь один из Синих Магов, Палландо, пришел от Мандоса и Ниэнны (UT:4, 2), но цвет Ниэнны (см. ниже) – серый, так что едва ли здесь может зайти речь о какой-то «униформе».

 

Йаванна носит зеленую одежду, когда принимает антропоморфный облик (Valaquenta). Возможно, коричневый цвет также связан с этой Валиэ: от Йаванны пришел в Средиземье Айвэндиль-Радагаст Карий (UT: 4, 2). Коричневый и зеленый цвета часто сочетаются в одеяниях лесных народов Арды – имеются данные о лесных эльфах нандорского происхождения (Hobbit:ch. 8; LotR1:II ch. 2; MR:164; LT 2:ch. 4); кроме того, смотрите ниже о свите Оромэ.

Йаванна не всегда является в антропоморфном облике, время от времени она принимает вид дерева (см. Valaquenta).

 

Относительно Намо у нас нет точных указаний. Явление «темного силуэта» на высокой скале предваряет рассказ о Пророчестве Мандоса в девятой главе Сильмарилиона. Нолдор не знали точно, кто это был: Намо или герольд Манвэ. Едва ли для «герольдов Манвэ» черное одеяние было отличительной чертой. Так что, вряд ли описание «темного силуэта» относится к характерному, узнаваемому цвету одежды, тем более в Арамане было и так темно. Описание появляется еще в «Квэнте» (Q:5), однако ни один из черновиков сказанного не поясняет.

Однако же, в Lost Tales Намо, действительно, ассоциируется с черным цветом (его конь и колесница в рассказе о походе Валар на Утумно в главе 4 первой части). Его жилище описано, в буквальном смысле, во мрачных тонах (LT1:ch. 3).

 

У меня нет ясных и достоверных сведений о Вайрэ. В Lost Tales место супруги Мандоса занимает Фуи Ниэнна, которая, также как и Намо, ассоциируется с темными тонами (черное кресло Фуи в главе 3; еще более мрачные покои, чем у Мандоса). К Ниэнне это описание не подходит (см. ниже). Я, все-таки, оставил бы вопрос открытым, коль скоро Вайрэ не фигурирует (как Валиэ) в Lost Tales, а позднейшие источники молчат.

 

Очевидно, Ниэнна одевается в серое. Когда Валиэ оплакивала погибшие Деревья, она откинула свой серый капюшон (Silm: ch. 9).

 

«Серы ее одежды», так сказано в Валаквэнте об Эстэ. Мэлиан, ее майа, также носила серое одеяние и серебряный пояс (Leithian:613; the Lay of Leithian recommenced:601 – 604). Олорин (Гэндальф Серый), как известно, жил в Лориэне и часто бывал в чертогах Ниэнны (Valaquenta).

 

Вполне вероятно, и супруг ее Ирмо носит одеяния похожих цветов. В традиции Утраченных преданий его имя прочно связано с Серебряным Древом, он даже участвует в его сотворении (LT1:ch. 3). Следы этой традиции сохранилась и в Сильмариллионе (см. о Тилионе в 11 главе). Описание Лориэна в Lost tales (LT1:ch. 3; ch. 5) создает у читателя впечатление, что Ирмо любит серебристые, тусклые тона. Впрочем, прямых указаний нигде нет. Наиболее вероятен серебристо-серый оттенок, близкий к цвету его супруги. В четвертой главе первой части Lost tales сказано, также, что конь Ирмо в колеснице братьев-Феантури – серый в яблоках (а у Намо конь черный, как и сама колесница).

 

Значительно богаче наши сведения об Оромэ. По Лейтиан, его свита (и, возможно, сам Вала?) одевается в зеленое (Leithian:895), а, согласно Утраченным сказаниям, (LT1:ch. 3) – в зеленое и коричневое. Оромэ преследовал тварей Врага верхом на белом коне с золотыми подковами. Вала был вооружен копьем и луком (Silm:ch. 1). Тилион, его майа, имел серебряный лук (Silm:ch. 9). Таким образом, любимые цвета Оромэ – зеленый, коричневый и бело-серебряный. Сообщение Лейтиан приводит нас к мысли, что главное место среди этих цветов занимает зеленый.

В описании знаменитого поединка есть очень любопытное замечание о Финголфине: король носил «серебряный рог на зеленой перевязи» (Leithian:3547). Едва ли не единственный момент, когда в костюме нолдо появляется зеленый цвет. Осмелюсь предположить, что этот элемент одеяния был «в готовом виде» заимствован у народа Оромэ.

 

Об одеждах Ваны нигде не говорится напрямую, но, как можно предполагать, она предпочитает золото. «Во дни дерев Ариэн ухаживала за золотыми цветами садов Ваны и поила их сияющей росой Лаурэлина» (Silm:ch. 11). В традиции Утраченных преданий ее связь с Золотым древом выражена определеннее (LT1:ch. 3). Не раз говорится о золотых волосах Ваны (LT1:ch. 3; ch. 8). Коль скоро Валар создают свой облик сами, цвет волос может каким-то образом сочетаться с цветом одежд.

Этот тон, конечно, не вполне соответствуют эстетике эльфийского платья, однако Валар и не обязаны одеваться по вкусу меньших народов. Интересно, что и супруг ее, Оромэ, не сошелся с Валиэ в цветовых предпочтениях.

 

У Тулкаса золотые волосы и борода, а тело – медно-красное (Valaquenta). Может быть, он и одевается в эти цвета (?????) В «Позднейшей квэнте Сильмариллион» сказано, что на состязаниях в борьбе Тулкас выступает обнаженным (MR:145). Правда, эти сведения не попали в Валаквэнту – неясно, если автор посчитал это ошибкой, почему же в окончательном тексте остались слова о «медно-красном теле» (ruddy flesh)? Нелогично... Может быть, Кристофер поработал редакторским карандашом? За ним такое водится.

Хорошо известно также, что Тулкас не пользуется оружием и дерется только собственными руками. Он не нуждается в коне, потому что бегает быстрее (Valaquenta). Согласно Утраченным преданиям (LT1:ch. 4), он вышел на войну против Мелькора в кожаной тунике с бронзовым поясом и с железной перчаткой на руке (ИМХО – не верить!).

 

Об одежде Нэссы сообщается только одно, - на свадьбе с Тулкасом она танцевала перед Валар, наряженная в цветы Ваны – ‘Vana robed her in her flowers’ (MR:53).

Быть может ее наряд имеет какие-то общие цвета с одеждой брата, Оромэ???

 

Подводя итог сказанному, мы могли бы представить цветовые предпочтения Валар так:

 

  • Манвэ – синий
  • Варда – белый
  • Ульмо – разные морские тона, от светло-серебряного до зеленого
  • Аулэ - ?
  • Йаванна – зеленый, возможно также – коричневый
  • Намо – возможно, какой-то из темных цветов, если не черный
  • Вайрэ – (тоже какой-то из темных цветов???)
  • Ниэнна - серый
  • Оромэ – зеленый, также – коричневый и светло-серебряный
  • Вана – возможно, золотой
  • Ирмо – возможно, серебристые, приглушенные тона, особенно серебристо-серый
  • Эстэ – серый
  • Тулкас – (золотой или красновато-золотой?????)
  • Нэсса - ?

Жирным шрифтом здесь выделены самые надежные сведения.

Остается сказать о том, какой цвет, по-видимому, ассоциируется со всеми Валар. Вопрос следует разобрать подробно из-за возникших текстологических затруднений, поэтому я отнес эти рассуждения в конец статьи.

 

Вопрос о белых знаменах

 

В «Квэнте Сильмариллион» 1937 года сказано: «Тогда сыновья Валар приготовились к битве, их воинство возглавлял Фионвэ, сын Манвэ. Под его (курсив мой – А.) белыми знаменами шли также Линдар, народ Ингвэ.» В оригинале текст выглядит так: ‘Then the sons of Valar prepared for battle, and the captain of their host was Fionwe, son of Manwe. Beneath his white banners marched also the Lindar, the people of Ingwe...’ (QS:The conclusion of the Quenta Silmarillion, 5 – к сожалению, не всегда могу давать постраничные сноски, у меня нет издания пятого тома в жесткой обложке, на которое принято ссылаться). Итак, согласно “Квэнта Сильмариллион”, белое знамя принадлежит Эонвэ, возглавившему войско Валар.

В кристоферовском Сильмариллионе этот отрывок выглядит иначе: «Но воинство Валар готовилось к битве, под своими (курсив мой – А.) белыми знаменами шли Ваньяр, народ Ингвэ...» (Silm:ch. 24) Текст в оригинале: ‘But the host of the Valar prepared for battle; and beneath their white banners marched the Vanyar, the people of Ingwe...’

Кому же принадлежали белые знамена?

В поздний период (после создания Властелина Колец) текст «Квэнта Сильмариллион» подвергался незначительной правке лишь однажды, около 1958 г.; изменены были скорее имена, чем текст, Эти исправления даются в XI томе (WJ:246-247). В интересующем нас отрывке изменения таковы: the sons of the Valar > the host of the Valar; Fionwe, son of Manwe > Eonwe, to whom Manwe gave his sword; Lindar > Vanyar. Следовательно, концепция знамени не изменилась.

Кажется, это было последнее слово Профессора о Войне Гнева. Как пишет Кристофер Толкин, «едва ли существуют какие-либо тексты о конце Первой Эпохи, относящиеся к периоду после Властелина Колец» (MR:203). Следовательно, дальнейшие изменения в Сильмариллионе – на совести Кристофера? В заметках о Валаквэнте (MR:199-205) Кристофер Толкин признает, что порою весьма вольно обращался с оригинальным текстом. По каким-то причинам, он изъял из текста слова, которые заведомо присутствовали в исправленном варианте «Квэнта Сильмариллион»: ‘and the captain of their host was Eonwe, to whom Manwe gave his sword’. Выбросив из текста эту фразу, редактор не мог оставить местоимение his в последующей части текста («Beneath his white banners marched also the Lindar”) – неясно, чьи это были бы знамена. Следовательно, редактор исправил his на слoвo their и приписал белые знамена народу Ингвэ.

 

«И Ваньяр возвращались под своими белыми знаменами», сказано в той же главе «Сильмариллиона» (‘And the Vanyar returned beneath their white banners’). В аутентичном тексте о цвете знамен Ваньяр как раз ничего не говорится. «Квэнта Сильмариллион»: «Но Линдар, Эльфы Света, возвращались под знаменами своего короля» (LR:QS, The conclusion of the Quenta Silmarillion, 26). (‘But the Lindar, the Light-elves, marched back beneath the banners of their king’). Авторская правка (WJ:246-247) опять ничего не проясняет относительно цвета знамени. Это опять похоже на редакторское исправление: написав один раз, что знамена у Ваньяр белые, Кристфер Толкин поспешил их «окрасить» и в этом фрагменте.

Этот разбор кажется чересчур педантичным? Конечно, решение лежит на поверхности: «если этих слов нет в V и XI томах, следовательно, они добавлены Кристофером». К чему разбираться в причинах редакторской правки?

Дело в том, что не все исправления 1958 г. попали в XI том. Некоторые изменения в рукописи «так незначительны, что их не следует здесь приводить». Быть может, в обоих интересующих нас фрагментах Сильмариллиона отражены именно эти «ничтожные» изменения? Гипотеза эфемерна, покоится на допущениях...

Показав, что исправление текста Кристофером Толкином абсолютно логично, я придаю больший вес именно этой версии, выводя собственное рассуждение из тупика.

 

Итак, вероятнее всего, белые знамена принадлежат Эонвэ! Как будет показано ниже, белый цвет в Арде (и не только в Арде) означает сакральную чистоту и союз с высшими силами, а также власть, основанную на этом союзе. Здесь открывается простор для очень смелых аналогий. Можно вспомнить о белом знамени Наместников Гондора (LotR3:VI, ch. 5). Действуя от имени короля, наместник не может поднять его стяг и пользуется абстрактной символикой власти. Как известно, эта власть, доверенная наместнику родом Эльроса, ведет свое происхождение, в конечном счете, от Валар. И здесь вспоминаются слова Гэндальфа Белого: «ведь я тоже наместник» - ‘For I also am a steward’ (LotR3:6, ch. 1). В таком случае, Эонвэ, выступивший под белыми знаменами на Войну Гнева, может быть назван наместником Манвэ с не меньшим на то основанием. Наша концепция белого цвета – лишь догадка, но догадка правдоподобная, как нам представляется, и основанная на текстах. О том, что в Гондоре белый цвет действительно связывался с властью, свидетельствует белая мантия у Наместников в эпизоде Клятвы Кириона (UT:3, 2) и коронационное облачение Арагорна (LotR3:VI, ch. 5).

Под каким же знаменем сам Манвэ мог выступить на войну? Неизвестно.


Белые праздничные одежды

 

В Quenta Noldorinwa (Q:5) рассказано про обычай народов Валинора подниматься в день праздника на вершину Таниквэтиль в белых одеждах. Хотя это любопытное свидетельство не появляется в позднейших черновиках, нельзя утверждать, что сама концепция белых одежд отброшена. В следующей редакции Сильмариллиона, Quenta Silmarillion, рассказ о Затмении Валинора претерпел радикальные композиционные изменения, текст в этом месте был не просто расширен, но, фактически, создан заново, и сообщение о белых одеждах «потерялось», не попав и в позднейшие тексты.

Тем не менее бросается в глаза сходство этого раннего свидетельства с известным рассказом о нуменорских религиозных обрядах. Нуменорцы восходили на Мэнэльтарму в белых одеждах и в венках (UT:2, 1). Согласно же Сильмариллиону, на празднестве, во время которого произошло Затмение Валинора, народы Амана «прославляли Эру» на Таниквэтиль; как и нуменорские религиозные торжества, праздник приурочен к сельскохозяйственному циклу (Silm:ch. 8). Очевидны, конечно, и несоответствия в обрядах на Таниквэтиль и на Мэнэльтарме. Однако, в одном из писем недвусмысленно заявляется, что « Мэнэльтарма ... была посвящена Эру, Единому ... как подражание Валар и обряду на Горе Амана» (Letters:193). Вероятность заимствования белых одежд из Валинора очень велика. Следовательно, описание из «Квэнты» получает косвенное подтверждение и должно быть принято (коль скоро нет конкретных аргументов против этой концепции).

В тексте (Q:5) определенно сказано, что белые одежды на празднестве носят не только Эльдар, но и Валар.

Во всяком случае, белые одеяния богато изукрашены. «Феанор не надел праздничных одеяний – ни вышивок (ornament), ни серебра, ни злата, ни драгоценных каменьев не было на нем» (Silm:ch. 8). Следовательно, остальные участники торжества носили эти украшения. Мне кажется, это описание не противоречит сказанному в «Квэнте». Известно, что в Средиземье Нимродэль носила белую мантию с золотой каймой (LotR1:II, ch. 6), так что белый цвет можно сочетать с яркими украшениями. Это должно быть справедливо и для празднества на Таниквэтиль. Там поют, смеются и пируют, на торжестве царит дух, совершенно противоположный обряду на Мэнэльтарме, где и заговорить никто не смеет, кроме короля. Кстати, я не уверен, что нуменорцы заимствовали у Калаквэнди традицию богато украшать свои белоснежные одежды.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

zzzzzzzz