Закон Валар в правовой традиции эльдар и дунэдайн. 2006, 2013

Наконец я привел в порядок свою старую статью на основе блинкомовского доклада. Краткость – увы – пришлось принести в жертву доказательности. И примерно половину текста составили цитаты.

Но тема, кажется мне, того стоит!

 

Введение

Axani

О власти валар

Манвэ как наместник Эру имел право издавать законы для Его детей

Процедура принятия законов. Намо Мандос

Общезначимость Высшего Закона

Рецепция Высшего Закона в праве эльфов и людей 

Высший Закон у людей

Корпус известных Законов

Вопрос о наказании преступников

Высший Закон и монархическая власть

Выводы

 

ВВЕДЕНИЕ

Речь здесь зайдет об основах эльфийского и нуменорского права. В работах Толкина вопрос получил очень фрагментарное освещение и потому, наверное, плохо изучен. Но стоит поставить проблему, и сразу замечаешь то, чего в упор не видел раньше. Сюжет наш может быть полезен для создания целостной картины в мире Толкина – и дает новый взгляд на политическую жизнь у эльфов и людей.

В трудах Илуватара и Валар есть один аспект, о котором часто забывают: законотворчество. Какую роль играли их законы в жизни эльдар, нуменорцев.

Обычно полагают, что в правовых системах этих народов имелось два источника права – воля монарха и обычай. Особенно ярко показана в текстах законодательная власть королей.

Трудно определить предел монарших полномочий. Власть короля была огромна – и в Нуменоре, и у эльдар – и могла проникать в самые неожиданные стороны жизни подданных. Тингол, как мы прекрасно помним, постановил, на каком языке его подданные должны говорить, и на каком говорить не должны. Красноречивее всего сказал Тургон: ‘and here I am King; and whether you will it or will it not, my doom is law’ (Silm. ch. 16), «здесь король – я; и хочешь ты этого или нет, мой приговор – закон».

Нуменорский король Тар-Алдарион 'caused the law of the succession in Nu:menor to be changed' (Erendis), «повелел изменить ну'мено'рский закон о престолонаследии». Несколькими строками ниже читаем, что «"старый закон", как назвали его потом, не был в Ну'мено'ре "законом", а был унаследованным от старых времен обычаем, изменить который до сих пор просто не возникало надобности». Несколько позднее Тар-Алдарион внес в свой же собственный закон поправку (ibid.). Следовательно, монарх, подчиняясь законам страны, мог все же изменить закон и упразднить обычай. Отсюда обычно делают вывод, что король обладал не только исполнительной и судебной властью, но и всей полнотой власти законодательной.

Так Азрафэль в статье «Нумэнор. Этнографическая справка», пишет со ссылкой на письмо № 244: «Король в Нумэноре был абсолютным монархом, ему принадлежала вся полнота государственной власти: исполнительной, законодательной и судебной».

Последнее положение не вполне согласуется с текстами. Процитируем вышеупомянутое письмо: 'A Númenórean King was monarch, with the power of unquestioned decision in debate; but he governed the realm with the frame of ancient law, of which he was administrator (and interpreter) but not the maker' (Letter № 244; речь идет об Арагорне). «Нуменорский король был монархом, обладающим правом неоспоримого решения в случае разногласий; однако правил он государством в рамках древнего закона, каковой претворял в жизнь (и толковал), при том, что не сам его создал» (перевод Эрендиля). Стоит оговориться, что иных произведениях указано определенно: короли изменяли некоторые законы – например, о престолонаследии. Здесь нет противоречия – очевидно, не все законы могут подпасть под категорию ancient law, указанную в письме. Мы видим, что законодательная власть во всей полноте королю не принадлежала. И появляется другой вопрос – если нумэнорский король не был создателем «древнего права», то кто, как не монарх, дал Нумэнору законы? По всей вероятности, монарх более высокий.

Скорее всего, Толкин здесь имеет в виду Илуватара и Валар.

Можно, конечно, создать альтернативную гипотезу и приписать «древнее право» какому-то великому монарху, законодателю с непререкаемым авторитетом, превыше Элендиля и Элессара. Но это уже совершеннейшая спекуляция – среди нумэнорских королей таким авторитетом не обладал никто, кроме, быть может, Тар-Миньятура. Но о его законодательной деятельности не сказано ни в одном тексте.

С другой стороны, известия о законах Валар, предназначавшихся и для Детей Илуватара, можно найти в самых разных произведениях. Постараемся собрать их!

Но прежде приведем другие цитаты, которые могут подтвердить тезис о необыкновенной устойчивости правовой традиции дунэдайн. 'It was used in official documents intended for preservation, such as the Laws, and the Scroll and annals of the King, and often in more recondite works of lore' (Erendis). «Он (квенья – А.) использовался в документах, которые предназначены были для долгого сохранения, в Законах, например, а также в Свитках и Анналах Королей, и часто - в ученых книгах» (перевод ТТТ). Слово Законы здесь написано с заглавной буквы (во всем корпусе текстов такое написание встречается только трижды – в одном случае идет речь, определенно, о законе Валар). Отметим, что Законы предназначались для долгого сохранения, названы наравне со «свитками и анналами королей» и даже стоят на первом месте. Отсюда явствует: эти Законы писались на века, и их сохранение было делом не менее важным, чем хранение Анналов Королей. И если какие-то документы пережили Низвержение, в их числе должны были находиться они. Наверное, именно о них идет речь в письме, которое мы процитировали выше, и Арагорн как «нуменорский король… правил... государством в рамках древнего закона».

Заметим, что закон Тар-Алдариона о престолонаследии, по всей вероятности НЕ входил в число этих «Законов с большой буквы», так как претерпевал изменения во Вторую Эпоху, а в Третью и вовсе вышел из употребления. А до Алдариона закона о престолонаследии не существовало вовсе, был лишь обычай. Сам текст закона Алдариона был записан, но не сохранился, что, видимо, отличает его от «Законов с большой буквы».

‘Beyond question these provisions of the ‘new law’ were recorded in such detail because they were to bear closely on the later history of these reigns; but unhappily very little can now be said of it’ (Erendis). «Несомненно, все эти условия "нового закона" были записаны во всех подробностях, потому что они сильно повлияли на дальнейшую историю страны; но, к сожалению, сейчас можно сказать о них лишь очень немногое» (перевод ТТТ).

Потому мы подозреваем, что королевские эдикты в число этих «Законов с большой буквы» не входили, и эти Законы могли исходить, в конечном счете от Валар.

Еще одно свидетельство принадлежит тексту совсем другого плана – это рассказ из Записок Клуба Мнение о King Sheave. Здесь звучит «нумэнорский мотив»: король, пришедший из моря, воцарился среди Меньших людей и принес на землю золотой век. В том числе и «обновил давно оставленные законы». ‘Their need he healed, and laws renewed long forsaken. Words he taught them wise and lovely: their tongue ripened in the time of Sheave to song and music. Secrets he opened, runes revealing’ (Notion club papers). Очевидно, у Толкина новые законы – это, в идеале, «хорошо забытые старые». Самый лучший законодатель – это тот, кто лишь открыл и возобновил те нормы, которые существовали с глубокой древности. Король у дунэдайн мыслил себя скорее как хранитель и толкователь законов, чем их создатель. Эта правовая культура – глубоко традиционна.

 

AXANI

 

Что знаем мы о законах Илуватара и Валар?

Начнем с Законов Илуватара. Для них есть особый термин в текстах – axan, мн. axani. Определение из Осанвэ-Кента - ‘laws, rules, as primarily proceeding from Eru’, «законы, правила, исходящие, в конечном счете от Эру». По Квэнди и Эльдар, аксан, мн.ч. аксани 'закон, правило, заповедь; в начале последовавшее от Эру'. Заимствование из Валарина: акасан 'Он говорит', по отношению к Эру (WJ:399). (axan  'law,  rule,  commandment'. V akasan, said to mean 'He says', referring to Eru). В этом контексте английское слово commandment нужно переводить именно как «заповедь».

С терминами axan и únat случилось большая путаница. В фэндоме существует убеждение, будто бы axan – это любой формальный запрет, существующий в обществе, а únat – некое внутреннее свойство «непадшего» существа (эльфа), которое делает для эльфа невозможной, скажем, супружескую измену. Это не совсем так.

 

И axan, и únat суть законы, установленные Илуватаром лично, однако axan есть закон моральный, únat – (мета)физический, природный. По Осанвэ-кента, проникнуть в чужой разум невозможно силой (únat), но возможно – путем обмана, но в последнем случае нарушается уже моральный закон Эру (axan).

И то, и то – приговор Его (doom). Например, человеческая смертность – часть общего Жребия Мира, ‘The Doom of the World’. 'The Doom of the World,' they said, 'One alone can change who made it’ (Akallabêth). «Жребий Мира, - говорили посланцы Валар нумэнорцам, – может изменить лишь тот, кто его сотворил» (перевод Н. Эстель).

‘No Man has ever set foot in Aman, or at least none has ever returned thence; for the Valar forbade it. Why so? To the Númenóreans they said that they did so because Eru had forbidden them to admit Men to the Blessed Realm... The Valar were not only by Eru forbidden the attempt, they could not alter the nature, or ‘doom’ of Eru, of any of the Children, in which was included the speed of their growth (relative to the whole life of Arda) and the length of their life-span. Even the Eldar in that respect remained unchanged’(MR:427 – Myths Transformed XI). «Не ступала в Амане нога человека, по крайней мере, никто еще не возвращался оттуда; ибо Валар запретили это. Почему? Нуменорцам они говорили, что сделали это по причине запрета Эру на допуск Людей в Благословенное Королевство... Не только Эру запрещал Валар такие попытки, они не могли изменить природу Детей, "рок" (doom), назначенный им Эру, в который входит и скорость их роста (соотнесенная со всей жизнью Арды), и продолжительность жизни» (перевод А. Кутузова).

 

За исполнением воли Илуватара следят Валар и их – Манвэ – как Его наместник. Поэтому ‘Eru and the Valar under Him have not permitted Men as they are to dwell in Aman’ (MR:430 – Myths Transformed XI). «Эру и Валар под Его властью не дозволили Людям обитать в Амане» (перевод А. Кутузова). Следствием воли Илуватара стал знаменитый Запрет (The Ban), который Валар наложили на плавания нумэнорцев на Запад. Дети Эру могли узнать Его волю только через Валар.

По этой причине полный список аксани, кажется, не был известен эльфам и людям. Ведь аксани бывают разные – и некоторые предназначались специально для айнур. Это очевидно из следующей цитаты (о возможности полного воплощения айнур):

"Most binding is begetting or conceiving.

We do not know the axani (laws, rules, as primarily proceeding from Eru) that were laid down upon the Valar with particular reference to their state, but it seems clear that there was no axan against these things. Nonetheless it appears to be an axan, or maybe necessary consequence, that if they are done, then the spirit must dwell in the body that it used, and be under the same necessities as the Incarnate. The only case that is known in the histories of the Eldar is that of Melian who became the spouse of King Elu-thingol. This certainly was not evil or against the will of Eru, and though it led to sorrow, both Elves and Men were enriched” (Ósanwe-kenta).

«Сильнее всего связывает зачатие либо порождение.

Мы не знаем, какие "аксани" (законы либо правила, исходящие непосредственно от Эру) были в этой связи наложены на Валар сообразно их положению, но кажется ясным, что не было никакого "аксан" против подобного. Тем не менее, есть "аксан" или, быть может, неизбежное следствие, что, если таковое происходит, то дух должен оставаться в теле, которое "одел", разделяя все нужды Воплощенных. Единственный случай, о котором ведомо из историй Эльдар - это Мэлиан, что стала супругой короля Элу-тингола. Это, без сомнения, не зло и не было сделано против воли Эру, и хотя привело к скорби, но обогатило и Эльфов, и Людей» (пер. Анариэль Ровен)

Но из того же текста нам известен и другой аксан, актуальный для всех: ‘But it is an axan universal that none shall directly by force or indirectly by fraud take from another what he has a right to hold and keep as his own’. «Hо всеобщий "аксан" то, что никто не должен открыто - силой - или скрыто - обманом - забирать у другого то, чем тот по праву владеет или что по праву хранит».

Наиболее очевидное толкование – «не укради». Однако надо отметить, что «универсальный» или «всеобщий» аксан может иметь достаточно широкий смысл. Вышеназванный аксан был приведен в связи с вопросом о незаконном выведывании тайн Морготом и его прислужниками посредством обмана, устрашения или пытки, в том числе и с помощью «передачи мыслей», осанвэ. Таким образом, собственные мысли, которые некто хочет сохранить в тайне – тоже относится к ‘his own’.

Рассмотрим этот аксан в действии!

 

Первый пример (в прямом значении)

«Тогда спросил Манвэ:

- Слышал ли ты, Феанор, сын Финвэ, речи Йаванны? Дашь ли ты, о чем она просит?

Долго молчали все, но Феанор не ответил. И вскричал тогда Тулкас:

- Говори, о нолдор, да или нет! Но кто откажет Йаванне? Не из ее ли трудов вышел свет Сильмарилей?

Но Ауле Создатель возразил:

- Не спеши! Мы просим о большем, чем ты думаешь. Дайте ему время - и покой, чтобы решить.

Тут заговорил Феанор - и горечь была в его словах:

- Для малых, как и для великих, есть дела, сотворить кои они могут лишь единожды; и в этих делах живет их дух. Возможно, я смогу расщепить свои алмазы, но никогда не сотворю я подобных им; и если разобью их, то разобью свою душу и умру - первым из эльдаров в Амане.

- Не первым, - молвил Мандос, но его слов не поняли; и снова упала тишь, пока Феанор размышлял во тьме. Ему казалось, что он окружен кольцом врагов: ему вспоминались речи Мелькора, что Сильмарили не будут сохранны, завладей ими Валары. "Или он не Валар, - говорил он себе, - или не читает в их душах? Вор выдает воров!" - и он горько вскричал:

- По своей воле я не сделаю этого! Если же Валары принудят меня - я увижу наверняка, что Мелькор им сродни.

- Ты сказал, - произнес Мандос». (Сильмариллион, перевод Н. Эстель)

Валар могли приказать Феанору отдать Сильмарилли, но не стали так поступать, потому что это противозаконно.

 

Второй пример, возможно, также относится к этому аксану в широком значении (как в Осанвэ-кента). Это известный разговор Фродо с Фарамиром:

You have been trying to trap me in words, playing with me? Or are you now trying to snare me with a falsehood?' «Ты пытался поймать меня на слове, играя со мной? Или ты сейчас пытаешься поймать меня в сети лжи?»

`I would not snare even an orc with a falsehood,' said Faramir. «Я бы не стал ловить в сети лжи даже орка».

Здесь можно вспомнить известное место из Преображенных Мифов (Закон запрещает пытки и предательство даже по отношению к оркам)

Главным нарушителем этих норм выступает Мелькор: 'Melkor repudiated all axani ' (Ósanwe-kenta). «Мэлькор отверг все аксани».

 

Более термин аксан нигде не встречается, если не считать родословной потомков Эльроса: один из принцев из младшей ветви дома носил имя Axantur. По всей вероятности, это имя переводится как «лорд, правящий по заповедям Илуватара»  *"Commandment-lord" (= lord who respects and/or rules in accordance with God-given commandments?) (quettaparma quenyallo Х. Февскангера). Следовательно, аксани были известны не только эльфу Пэнголоду, но и нумэнорцам, и тесно связывались, как и у Валар, с идеей власти.

 

Есть и другие свидетельства о «законах Илуватара», хотя термин аксан здесь не фигурирует.

В Истории Финвэ и Мириэль Мандос начинает свой приговор с таких слов 'It is the way of Life that Iluvatar hath ordained for you, his children, as ye know well, that the life of the Quendi shall not end until the end of Arda; and that they shall take  each one spouse only and have no other in their life, while Arda endureth'. (MR:259). «Такой порядок Жизни предопределил Илуватар вам, своим детям, как хорошо вам известно, что жизнь квенди не заканчивается вплоть до конца Арды; и что каждый один лишь раз вступает в брак в течение жизни и не иначе, пока существует Арда» (перевод Эрендиля). В более ранней версии читаем: 'This is the law of Iluvatar for you, his children…' (MR:206). «Вот закон Илуватара для вас, его детей...».

'When Glorfindel of Gondolin was slain his spirit would according to the laws established by the One be obliged at once to return to the land of the Valar'. (Глорфиндэль). «Когда Глорфиндел Гондолинский был убит, его дух, согласно законам, установленным Единым, должен был сразу же вернуться в землю валар» (перевод Оксаны Степашкиной). Речь идет именно об axan, а не u:nat: ведь, как явствует из других текстов, не все убитые эльфы подчиняются зову Мандоса.

 

Законы Эру надо отличать от Его повелений или советов по конкретному случаю: ‘This is the counsel of Ilúvatar in my heart: that we should take up again the mastery of Arda, at whatsoever cost, and deliver the Quendi from the shadow of Melkor’ (Silmarillion). «Вот какой совет вложил Илуватар в мое сердце: мы должны вернуть себе власть над Ардой любой ценою, и избавить квенди от тени Мелькора» (перевод Эрендиля).

 

Аксани стали известны Детям через Валар – по той причине их бывает трудно отличить законов Валар (о коих ниже пойдет речь). Заметим, что редкость прямых упоминаний об аксани не аргумент в пользу их «маловажности»: на Арде важные вещи нечасто произносились вслух. Так, во всем Властелина Колец нет ни одного прямого упоминания об Илуватаре. А непрямые не получили бы верного толкования, не будь у нас других текстов.

Такие работы как как Статут и Осанвэ-кэнта можно использовать как комментарий к более популярным сочинениям Толкина для их более глубокого понимания.

 

О ВЛАСТИ ВАЛАР

 

В текстах о полномочиях Властей рассказано недвусмысленно:

Манвэ ‘was appointed to be the vicegerent of Ilúvatar, King of the world of Valar and Elves and Men’ (Silmarillion) «поставлен над землей наместником Илуватара, Королем мира Валар, эльфов и людей» (перевод Эрендиля).

He went therefore to Manwë, Lord of the Valar, who governed the world under the hand of Ilúvatar’ (Silmarillion). «Потому отправился он к Манвэ, Владыке Валар, что поставлен Илуватаром править миром» (перевод Эрендиля).

Слова Намо Мандоса: 'It is our part to rule Arda, and to counsel the Children, or to command them in things committed to our authority. Therefore it is our task to deal with Arda Marred, and to declare what is just within it (MR:246). «Наше дело - править Ардой, и направлять Детей, и повелевать тем, на что простирается наша власть. И наш долг - решать, что в Арде Искаженной справедливо» (перевод Эйлиан).

Слова Тар-Менельдиля: ‘Let the Valar rule under Eru!’ «Пусть Валар правят под властью Эру!»

 

На практике Валар управляли Детьми Илуватара скорее при помощи советов и старались не прибегать к принуждению. Что, впрочем, не отменяло их верховной власти.

For Elves and Men are the Children of Ilúvatar; and since they understood not fully that theme by which the Children entered into the Music, none of the Ainur dared to add anything to their fashion. For which reason the Valar are to these kindreds rather their elders and their chieftains than their masters; and if ever in their dealings with Elves and Men the Ainur have endeavoured to force them when they would not be guided, seldom has this turned to good, howsoever good the intent (Silmarillion). «Ибо Дети Илуватара - это эльфы и люди; и поскольку не постигли до конца Айнур ту, третью тему, посредством которой Дети стали частью Музыки, никто из Айнур не дерзнул добавить что-либо к их сути и от себя. И потому Валар для людей и эльфов - скорее старшие и вожди, нежели повелители; и если когда, сообщаясь с Детьми Илуватара, Айнур и пытались принудить их силой там, где не желали Дети внимать наставлениям, редко оборачивалось это к добру, сколь бы благим не было намерение» (перевод Эрендиля).

Когда Нолдор взбунтовались и отправились в Средиземье, Валар, как известно, не удерживали их силой.

‘The Valar had brought the Eldar to their land freely, to dwell or to depart; and though they might judge departure to be folly, they might not restrain them from it’ (Silmarillion). «По доброй воле пришли эльдар в земли Валар; свободны они были оставаться или уходить; и хотя Валар сочли бы уход их великим безрассудством, не могли они удерживать эльфов» (перевод Эрендиля).

And Olwё called upon Ossё, but he came not, for it was not permitted by the Valar that the fight of the Noldor should be hindered by force. But Uinen wept for the mariners of the Teleri; and the sea rose in wrath against the slayers, so that many of the ships were wrecked and those in them drowned (Silmarillion). «Олвэ воззвал к Оссэ, но тот не пришел; ибо не дозволили Валар силой препятствовать уходу нолдор. Но Уинен оплакивала мореходов телери, и море поднялось в гневе против убийц, и многие корабли были разбиты в щепы; и те, кто плыл на них, затонули» (перевод Эрендиля).

 

И все-таки уход из Валинора без позволения Валар – мятеж. «Ибо Феанор теперь открыто бунтовал против Валаров, объявляя, что уйдет из Валинора,»(Silm. Ch. 7)

‘For Fëanor now began openly to speak words of rebellion against the Valar, crying aloud that he would depart from Valinor back to the world without, and would deliver the Noldor from thraldom, if they would follow him’ (Silmarillion). «Ибо теперь Феанор открыто вел бунтарские речи противу Валар, объявляя повсюду, что уйдет из Валинора назад во внешний мир, и освободит нолдор от рабства, если те последуют за ним».

О желании Галадриэль уплыть в Средиземье: “This desire of Galadriel's was, it seems, known to Manwe, and he had not forbidden her; but nor had she been given formal leave to depart... they planned to build a ship and sail in it to Middle-earth; and they were about to seek leave from the Valar for their venture when Melkor fled from Valmar... Galadriel, despairing now of Valinor and horrified by the violence and cruelty of Feanor, set sail into the darkness without waiting for Manwe's leave, which would undoubtedly have been withheld in that hour, however legitimate her desire in itself. It was thus that she came under the ban set upon all departure, and Valinor was shut against her return” (The History of Galadriel and Celeborn). «Это желание Галадриэли было, кажется, известно Манвэ, и он не запрещал ей этого, но формального позволения уйти у нее не было... и они собрались просить дозволения Валар на свою затею, когда Мелькор бежал из Валмара» …  Галадриэль, потеряв надежду на Валинор и страшась неистовства Феанора, отплыла во тьму, не дожидаясь позволения Манвэ, которое вряд ли было дано в тот момент, каким бы законным (legitimate) ни было ее намерение само по себе. Потому-то она попала под действие проклятия, направленного против всех ушедших, и Валинор был закрыт для нее» (перевод ТТТ).

 

МАНВЭ КАК НАМЕСТНИК ЭРУ ИМЕЛ ПРАВО ИЗДАВАТЬ ЗАКОНЫ ДЛЯ ЕГО ДЕТЕЙ

 

Самый известный из этих законов – Статут Финвэ и Мириэль. В его основе лежат аксани, исходящие от Эру. И все-таки это не частный случай аксана, а новый закон, который был принят после больших споров.

Статут был провозглашен Намо и приведен полностью (MR:259). Рассмотрим этот любопытный документ!

1) Сначала Мандос говорит об аксанах Эру Единого: ‘It is the way of Life that Ilúvatar hath ordained for you, his children, as ye know well, that the life of the Quendi shall not end until the end of Arda; and that they shall take each one spouse only and have no other in their life, while Arda endureth’. «Такой порядок Жизни предопределил Илуватар вам, своим детям, как хорошо вам известно, что жизнь квенди не заканчивается вплоть до конца Арды; и что каждый один лишь раз вступает в брак в течение жизни и не иначе, пока существует Арда».

2) ‘But herein  no account  is taken of Death, which cometh from the marring of Arda’. «Однако ж в том не учтена Смерть, что происходит от искажения Арды».

3) ‘This doom is, therefore, now made by the right of lawgiving that Iluvatar committed to Manwe’. «Потому вот какой приговор ныне выносится по праву законоположения, доверенного Илуватаром Манвэ»

4) Собственно текст статута.

5) Заключительная клаузула: 'This is the doom of Namo Mandos in this matter.' «Таков приговор Намо Мандоса в этом деле» (перевод Эрендиля).

Это решение и называлось Namna «Статут». Слово namna, очевидно, связано с глаголом #nam- «судить, выносить суждение» ("judge", VT41:13) и должно относиться к решению или приговору, который получил силу прецедента. Таковы решения властей, стоящих ниже Эру (сам Илуватар издавал axani).

 

Похожий принцип лежал в основе законотворчества Валар и в конце Первой Эпохи (решение о полуэльфах). 'The Valar indeed may not withdraw the gift of death, which comes to Men from Ilúvatar, but in the matter of the Half-elven Ilúvatar gave to them the judgement; and they judged that to the sons of Eдrendil should be given choice of their own destiny' (Akallabêth). «Воистину Валар не могли лишить людей дара смерти, полученного от Илуватара, однако что до Полуэльфов - здесь Илуватар передал Валар право решения, и Власти Арды судили позволить сыновьям Эарендиля самим избрать свою судьбу» (перевод Эриндиля).

 

ПРОЦЕДУРА ПРИНЯТИЯ ЗАКОНОВ. НАМО МАНДОС

 

Все известные решения принимались на Совете Валар. Совет имел судебные и законодательные функции. Манвэ созывал Валар на совет ('Manwe  … summoned the Valar in Council', MR:258) Голос его, как Наместника Единого, был решающим. Именно он завершил спор о судьбе Эарендиля: 'In this matter the power of doom is given to me (Silmarillion), «в этом деле власть выносить решения дана мне». Но он решал, лишь обсудив вопрос с собратьями-Валар.

Изрекал приговор Валар Намо Мандос. ‘He is the Doomsman of the Valar; but he pronounces his dooms and his Judgements only at the bidding of Manwë. (Valaquenta)’ «Он - Судия Валар, но объявляет он свой приговор и возглашает судьбу только по повелению Манвэ» (перевод Эрендиля).

Слово doom в этом случае означает и «судьбу», и «приговор»:

'But when all was said, Manwe commanded Mandos to speak and announce his judgement. Then Mandos stood upon the Doom-hill and said... 'This is the doom of Namo Mandos in this matter'(MR:259). «Когда же все было сказано, Манвэ повелел Мандосу возвестить свой приговор. И встал Мандос на холме Cудьбы, и рек... Таков приговор Намо Мандоса в этом деле» (перевод Эрендиля).

Впрочем, Мандос говорил не только от себя, он высказывал мнение Манвэ и Валар: In this matter they turned to Manwë for counsel, and, as is recorded in the case of Finwë, Lord of the Noldor, Manwë delivered his ruling through the mouth of Námo Mandos, the Judge’ (MR:225 – Laws and customs among the Eldar). «Манвэ вынес суждение устами Намо Мандоса, Судии» (перевод Эленхильд). Иногда он просто подытоживал обсуждение, как было на совете, когда Валар решили призвать эльфов в Аман (‘So it is doomed’ на совете, посвященном призванию эльфов, в Сильмариллионе).

Приговоры Мандоса, конечно, относились не только к законодательной сфере. Его функции были разнообразны.

'To speak of the dooms of Mandos: these are of three kinds. He utters the decisions of Manwë, or of the Valar in conclave, which become binding upon all, even the Valar... In similar manner he utters the decisions and purposes of others who are under his jurisdiction, who are the Dead, in grave matters that affect justice and the right order of Arda; and when so spoken these decisions become ‘laws' also, though pertaining only to particular persons or cases, and Mandos will not permit them to be revoked or broken... And lastly there are the dooms of Mandos that proceed from Mandos himself, as judge in matters that belong to his office as ordained from the beginning. He is the judge of right and of wrong, and of innocence or guilt (and all the degrees and mingling of these) in the mischances and misdeeds that come to pass in Arda. All those who come to Mandos are judged with regard to innocence or guilt, in the matter of their death and in all other deeds and purposes of their lives in the body; and Mandos appoints to each the manner and the length of their time of Waiting according to this judgement'. 

«О Приговорах Мандоса: они бывают троякими. Он провозглашает решения Манвэ, или всех Валар, и таким Приговором связаны все, даже Валар... Также он провозглашает решения и желания тех, кто находится непосредственно в его власти, Умерших, в серьезных случаях, затрагивающих справедливость и порядок вещей в Арде; и, провозглашенные так, решения эти становятся также «законами», хотя и лишь для отдельных личностей и случаев, и Мандос не позволит отвергнуть их или нарушить... И, наконец, есть Приговоры, что исходят от самого Мандоса, как судьи в делах, которые изначально находятся в его власти. Он – судья правого и неправого, вины и невиновности (и всех степеней и смешений их) во всех несчастьях и неправых делах, что творятся в Арде. Все, кто приходит в Мандос, подвергаются суду их вины и невиновности в смерти своей и прочих делах и желаниях их телесной жизни; и Мандос определяет для каждого меру и сроки Ожидания» (перевод Эйлиан).

Обратим внимание на «прецедентарность» права Валар: любой приговор, изреченный Намо, по самым общим или же частным вопросам, считается «законом». Он же судил умерших эльфов за неисполнение Законов. Это подводит нас к другому, принципиально важному положению.

 

ОБЩЕЗНАЧИМОСТЬ ВЫСШЕГО ЗАКОНА:

 

‘But Fëanor was not held wholly guiltless in himself, for he it was that had broken the peace of Valinor and drawn his sword upon his kinsman. And Mandos said to him: ‘Thou speakest of thraldom. If thraldom it be, thou canst not escape it; for Manwë is King of Arda, and not of Aman only. And this deed was unlawful, whether in Aman or not in Aman. Therefore this doom is now made: for twelve years thou shall leave Tirion where this threat was uttered’’ (Silmarillion) Но и Феанора никто не оправдывал, ибо это он нарушил мир Валинора и поднял меч на родича; и Мандос сказал ему: “Ты говоришь о рабстве. Если это и впрямь рабство, тебе его не избежать, ибо Манвэ - Король всей Арды, а не только Амана. И деяние твое было неправедным - по обычаям ли Амана, или другой земли. Потому такой вынесен тебе приговор: на двенадцать лет ты должен покинуть Тирион, где прозвучали слова угрозы (перевод Эрендиля).

Следовательно, «закон» и «беззаконие» в Арде объективны и общезначимы. Дети Единого должны жить по Законам Эру и Валар вне зависимости от того, живут ли они в Валиноре или в Средиземье. Правда лишь в Валиноре (в собственном домене) Валар могут наказать детей Эру за преступления. Живя за морем, в Средиземье, эльфы лишь в исключительных случаях несут наказания заморского Судьи. Но если они попадают в Мандос, суд становится неизбежным.

Приведем еще одну цитату, в ней также идет речь об абсолютно объективных нравственных нормах:

'But Eonwe answered that the right to the work of their father, which the sons of Feanor formerly possessed, had now perished, because of their many and merciless deeds, being blinded by their oath, and most of all because of their slaying of Dior and the assault upon the Havens. The light of the Silmarils should go now into the West, whence it came in the beginning; and to Valinor must Maedhros and Maglor return, and there abide the judgement of the Valar, by whose decree alone would Eonwe yield the jewels from his charge' (Silm., 24). Но ответствовал Эонвэ, что сыны Феанора утратили былое право на творение своего отца через многие свои жестокие злодеяния: великие преступления свершили они, ослепленные клятвой, и худшим из них явилось убийство Диора и нападение на Гавани. Свету Сильмарилей предстояло теперь уйти на Запад - туда, где создан он был изначально; а Маэдросу и Маглору надлежало возвратиться в Валинор и там ожидать приговора Валар: лишь по повелению Владык Эонвэ мог передать вверенные ему драгоценные камни (перевод Эрендиля).

 

Как видим, Валар могли издавать для эльфов и людей законы. Могли судить Детей Единого. Не любили прибегать к силе и принуждению, предпочитали убеждать. Что, впрочем, никак не умаляет их прав и полномочий.

 

РЕЦЕПЦИЯ ВЫСШЕГО ЗАКОНА В ПРАВЕ ЭЛЬФОВ И ЛЮДЕЙ

 

Признают ли эльфы и люди, живущие за пределами Амана, эти законы? Влияют ли они на правовые системы этих народов? Это, конечно, зависит от того, какую позицию сам народ занимает по отношению к Валар.

Заметим, что глубокое почтение к Валар (to hold in awe) было нормой даже среди изгнанных и проклятых нолдор, а также и среди эдайн. Приведем слова Гвиндора и Арминаса:

‘A darkness is on you if you set Morgoth and Manwe together, or speak of the Valar as the foes of Elves or Men; for the Valar scorn nothing, and least of all the Children of Ilúvatar. Nor do you know all the hopes of the Eldar’ (Narn). «Тьма в твоей душе, если ты ставишь рядом Моргота и Манве и говоришь о Валарах как о врагах эльфов или людей; ибо Валары не пренебрегают ничем, и менее всего - Детьми Илуватара» (перевод ТТТ).

‘But others of the House of Hador bear themselves otherwise, and Tuor among them. For they use courtesy, and they listen to good counsel, holding the Lords of the West in awe (ibid.)’. «Но другие из Дома Хадора по-иному держат себя, и Туор в их числе. Ибо они придерживаются правил вежества, и склонны слушать добрые советы, и почитают Владык Запада».

Эльдар признавали законы, изданные Валар, такие тексты как Статут были записаны эльфами и сохранены ими в «книгах Законов»:

'Manwe... summoned the Valar in Council, and bade the chieftains and loremasters of the Eldar also to be present. Of the long debate of the Valar the Eldar wrote a record. This they called Namna Finwë Míriello, the Statute of Finwe and Miriel, and it was preserved among the books of their Law' (MR:258). «Манвэ... созвал валар на Совет, и повелел прийти туда также вождям и мудрецам эльдар. И составили эльдар запись долгого спора валар, и назвали ее «Namna Finwë Míriello», то есть «Статут Финвэ и Мириэли», и сохранился он в книгах Закона» (перевод Эрендиля).

Обратим внимание, “their Law” – закон этот эльфы признали «своим». Неоспоримое доказательство рецепции валарского права.

Клятва Фэанора была особенно страшна, поскольку предписала нарушение Законов (“neither law, nor love, nor league of swords” – «ни закон, ни любовь, ни союз мечей»). Стоит ли удивляться, что, по словам посланца Валар, Феанор «клятвой своей изгнал себя сам» (Silmarillion). Поразительно сходство с другой клятвой, которую Саурон хотел взять у Финрода и спутников в обличье орков (Leithian, 2149-2160):

“Death to light, to law, to love!

But no true Man nor Elf  yet free

Would ever speak that blasphemy

«Смерть свету, любви, закону!

...

Но ни один верный человек, ни эльф, еще свободный,

Никогда не изречет такого богохульства»

Заметим, впрочем, Феанор и сыновья отреклись от Закона лишь постольку, поскольку он мешал бы выполнить Клятву и добыть Сильмариль. Пока Клятва дремлет, а на Камни никто не посягает, они старались соблюдать высший закон, как и остальные эльдар. Куруфин не убил Эола именно по этой причине. Он сказал:

By the laws of the Eldar I may not slay you at this time” (Silmarillion). «По закону эльдар я не вправе убить тебя ныне» (перевод Эрендиля).

Смысл его слов раскрывает примечание Толкина специально к этой фразе:

'Because the Eldar (which  included the Sindar) were forbidden to slay one another in revenge for any griev (WJ:326) «А надо сказать, народу эльдар (и синдар в том числе) запретили убивать друг друга в расплату за сколь угодно тяжкие обиды»

 

Принципиально важно не только «внешнее» происхождение закона («эльфам запретили» – а кто мог кроме Валар запретить?), но и то, что он распространялся на синдар, не только на жителей Амана! Вспомним еще ‘Laws and Customs among the Eldar’: законы «эльдар», не одних только аманских эльфов!

«Эльдар» включает, очевидно, всех эльфов – нандор в том числе – всех, кто пошел в Великий поход.

Вспомним слова Амрота:

'It is said that the grace that the Valar gave to us to pass over the Sea is granted also now to any of those who made the Great Journey, even if they did not come in ages past to the shores and have not yet beheld the Blessed Land' (The History of Galadriel and Celeborn). «Говорят, что право уйти за Море, полученное нами от Валар, теперь даровано всем, кто принимал участие в Великом Походе, даже если они тогда не дошли до Моря и не видели Благословенной Земли» (перевод ТТТ).

Очевидно, «все Эльдар» могли получить какую-то часть законов или заповедей только во время Великого Похода! Следовательно, это было очень важно: сведения о бессмертии фэа, для сравнения, были получены только в Амане (Atrabeth).

 

ВЫСШИЙ ЗАКОН У ЛЮДЕЙ

 

Дунэдайн должны были, вероятно, принять те же законы Валар, что и эльфы. ‘Evil is not one thing among Elves and another among Men’ (MR:224). «Зло не есть нечто одно для эльфов и нечто другое - для людей» (перевод Эленхильд).

Обратим внимание на универсальную норму права (речь идет об орках):

“...but they remained within the Law. That is, that though of necessity, being the fingers of the hand of Morgoth, they must be fought with the utmost severity, they must not be dealt with in their own terms of cruelty and treachery. Captives must not be tormented, not even to discover information for the defence of the homes of Elves and Men. If any Orcs surrendered and asked for mercy, they must be granted it, even at a cost. This was the teaching of the Wise, though in the horror of the War it was not always heeded” (MR:419).

«...но Закон распространялся и на них. Поэтому, хоть орки и были пальцами на руке Моргота, и с ними надлежало воевать не на жизнь, а на смерть, тем не менее, они не заслуживали применения к себе их собственной жестокости и вероломства. Пленных орков нельзя пытать, даже для получения сведений, необходимых для защиты домов эльфов и людей. Если орк сдавался и просил пощады, он должен был получить ее, все равно какой ценой. Таковы были поучения Мудрых, хотя среди ужасов Войны они не всегда соблюдались» (перевод А. Кутузова).

И примечание Толкина к словам о сдавшихся орках:

‘Few Orcs ever did so in the Elder Days, and at no time would any Orc treat with any Elf’ (ibid). «В Древние Дни очень немногие орки сдавались, и никогда ни один орк не имел дела с эльфом».

Следовательно, это правило (в части об орках-пленниках) относилось именно к Людям. Обратим внимание на сложный состав этого правила: не убивать врага, который просит пощады; запрет на жестокость и запрет выпытывать информацию. Это наводит на мысль о том, что людям был дан некий комплекс высших законов.

 

Все эдайн, в том числе и халадин, взывали к Валар во время суда:

First he named Manwë and Mandos, after the manner which the Edain had learned from the Eldar’ (The Wanderings of Húrin – WJ:283). «Сначала он призвал Манве и Мандоса, в манере, перенятой Эдайн у Эльдар» (перевод Элентира).

Среди людей Белерианда были, впрочем, и разбойники-изгои (outlaws), изгнанные за преступления. Они открыто и сознательно отрицали законы:

You call yourself an outlaw. Outlaws know no law but their needs (Narn). «Разбойник, называется! У нас нет законов, что хотим, то и делаем» (перевод ТТТ). Lawless and fruitless all our deeds have been (ibid). «Беззаконны и бессмысленны были все дела наши» (Нарн).

Судя по этим данным, эдайн в известной степени восприняли Закон еще в Бэлерианде. Позднее у них появилась возможность глубже узнать Закон:

 

После Войны Гнева ‘to the Fathers of Men of the three faithful houses rich reward also was given. Eonwe came among them and taught them; and they were given wisdom and power and life more enduring than any others of mortal race have possessed’ (Akallabêth).

«Щедрая награда ожидала и Отцов Людей, героев трех домов, сохранивших верность Валар. Сам Эонвэ пришел наставлять их, и обрели они великое могущество и мудрость, и жизнь более долгую, нежели прочие смертные» (перевод Эрендиля).

Одним из Законов Валар стал запрет на плавание нумэнорцев в Аман. Когда дунедайн возроптали против этого запрета, это стало началом их Падения.

 

По всей вероятности, именно Высший Закон лег в основу тех надежно сохраняемых Laws, о которых говорится в тексте «Алдарион и Эрендис» и того «древнего закона», в рамках которого правил еще Арагорн. Именно потому у нумэнорских принцев дома Эльроса появилось имя Axantur – то есть «лорд, правящий по заповедям Илуватара».

 

Возможно, именно эти устойчивые нормы легли в основу правовой традиции хоббитов Третьей эпохи и были приписаны Королю:

Yet the Hobbits still said of wild folk and wicked things (such as trolls) that they had not heard of the king. For they attributed to the king of old all their essential laws; and usually they kept the laws of free will, because they were The Rules (as they said), both ancient and just’ (LotR, Prologue) «И тем не менее о разных дикарях и нехороших тварях (к примеру, о троллях) хоббиты говорили, что те «живут без короля в голове». Сами же хоббиты возводили ко временам Королей все свои древние законы и соблюдали их добровольно, поскольку считали Правила (то есть свод законов) столь же справедливыми, сколь и древними» (перевод Каменкович и Каррика).

 

КОРПУС ИЗВЕСТНЫХ ЗАКОНОВ

 

Попытаемся составить перечень высших ЗАКОНОВ, которые исходят от Валар: (вероятно, некоторые из них на самом деле – аксани Илуватара).

Здесь я хочу привести в систему все данные – потому многие цитаты, приведенные в начале статьи, придется повторить.

 

1. Запрет убивать. Это похоже на аксан.

“By the laws of the Eldar I may not slay you at this time” (Silmarillion). 'Because the Eldar (which  included the Sindar) were forbidden to slay one another in revenge for any griev (WJ:326) «По закону эльдар я не вправе убить тебя ныне». «А надо сказать, народу эльдар (и синдар в том числе) запретили убивать друг друга в расплату за сколь угодно тяжкие обиды». ‘But this would have been in Eldarin law and sentiment murder’ (WJ:228) «Но это, по законам и мнениям эльдар, было бы убийством.

‘Ye have spilled the blood of your kindred unrighteously and have stained the land of Aman’ (Silm, Prophecy of the North). «Несправедливо пролили вы кровь своих братьев и запятнали землю Амана» (перевод Гиль-Эстель) - о Братоубийстве в Алквалондэ.

Ответ Эонвэ Маэдросу: the right to the work of their father, which the sons of Feanor formerly possessed, had now perished, because of their many and merciless deeds, being blinded by their oath, and most of all because of their slaying of Dior and the assault upon the Havens (Silm., 24). «...сыны Феанора утратили былое право на творение своего отца через многие свои жестокие злодеяния: великие преступления свершили они, ослепленные клятвой, и худшим из них явилось убийство Диора и нападение на Гавани». (перевод Эрендиля).

(нарготрондцы) ‘they pursued all strangers, forgetting the bonds of kinship. Thus they fell from the valour and freedom of the Elves of old, and their land was darkened’ (Silmarillion< ch. 19). «преследовали всех чужаков, забывая об узах родства. Так утратили они доблесть и свободный дух эльфов древних времен; и над землею их сгустились сумерки» (перевод Эрендиля).

Yea, I will drink thy blood, that I may forget the blood of Beleg my master, and the blood of Brandir slain unjustly. I will slay thee swiftly” (Narn, голос меча).

- О да, я с радостью отведаю твоей крови, чтоб забыть вкус крови Белега, моего господина, и Брандира, убитого неправедно. (Нарн) (перевод ТТТ)

 

1.1. Не убивать врага, просящего пощады.

“...but they remained within the Law. That is, that though of necessity, being the fingers of the hand of Morgoth, they must be fought with the utmost severity, they must not be dealt with in their own terms of cruelty and treachery. Captives must not be tormented, not even to discover information for the defence of the homes of Elves and Men. If any Orcs surrendered and asked for mercy, they must be granted it, even at a cost. This was the teaching of the Wise, though in the horror of the War it was not always heeded” (Myths Transformed – MR:419).

«...но Закон распространялся и на них. Поэтому, хоть орки и были пальцами на руке Моргота, и с ними надлежало воевать не на жизнь, а на смерть, тем не менее, они не заслуживали применения к себе их собственной жестокости и вероломства. Пленных орков нельзя пытать, даже для получения сведений, необходимых для защиты домов эльфов и людей. Если орк сдавался и просил пощады, он должен был получить ее, все равно какой ценой. Таковы были поучения Мудрых, хотя среди ужасов Войны они не всегда соблюдались» (перевод А. Кутузова).

 

1.2. Не угрожать оружием

‘But Fëanor was not held wholly guiltless in himself, for he it was that had broken the peace of Valinor and drawn his sword upon his kinsman. And Mandos said to him: ‘Thou speakest of thraldom. If thraldom it be, thou canst not escape it; for Manwë is King of Arda, and not of Aman only. And this deed was unlawful, whether in Aman or not in Aman. Therefore this doom is now made: for twelve years thou shall leave Tirion where this threat was uttered’’ (Silmarillion) Но и Феанора никто не оправдывал, ибо это он нарушил мир Валинора и поднял меч на родича; и Мандос сказал ему: “Ты говоришь о рабстве. Если это и впрямь рабство, тебе его не избежать, ибо Манвэ - Король всей Арды, а не только Амана. И деяние твое было неправедным - по обычаям ли Амана, или другой земли. Потому такой вынесен тебе приговор: на двенадцать лет ты должен покинуть Тирион, где прозвучали слова угрозы (перевод Эрендиля).

Возможно, туда же – ‘The king's law is heavy upon those who hurt his lieges in the hall; and for those who draw blades there outlawry is the least doom’ (Narn). «Закон короля суров к тем, кто ранит его вассалов под крышей чертогов; тех же, кто обнажает здесь меч, ожидает по меньшей мере изгнание» (Нарн).

 

2. ‘But it is an axan universal that none shall directly by force or indirectly by fraud take from another what he has a right to hold and keep as his own’ (Ósanwe-kenta). «Hо всеобщий "аксан" то, что никто не должен открыто - силой - или скрыто - обманом - забирать у другого то, чем тот по праву владеет или что по праву хранит» (перевод Анариэль Ровен).

Возможно, к этому же аксану нужно отнести высказывание Фарамира:

I would not snare even an orc with a falsehood,’ said Faramir. «Я бы не стал ловить в сети лжи даже орка».

Сюда же можно отнести эпизод, который мы уже цитировали: Валар могли просить у Фэанора Сильмариль, но не могли его потребовать.

 

3. Запрет на проявление жестокости (сruelty). (ibid.)

 

“...but they remained within the Law. That is, that though of necessity, being the fingers of the hand of Morgoth, they must be fought with the utmost severity, they must not be dealt with in their own terms of cruelty and treachery. Captives must not be tormented, not even to discover information for the defence of the homes of Elves and Men. If any Orcs surrendered and asked for mercy, they must be granted it, even at a cost. This was the teaching of the Wise, though in the horror of the War it was not always heeded” (Myths Transformed – MR:419).

«...но Закон распространялся и на них. Поэтому, хоть орки и были пальцами на руке Моргота, и с ними надлежало воевать не на жизнь, а на смерть, тем не менее, они не заслуживали применения к себе их собственной жестокости и вероломства. Пленных орков нельзя пытать, даже для получения сведений, необходимых для защиты домов эльфов и людей. Если орк сдавался и просил пощады, он должен был получить ее, все равно какой ценой. Таковы были поучения Мудрых, хотя среди ужасов Войны они не всегда соблюдались» (перевод А. Кутузова).

 

4. Брачные законы.

Аксан, посвященный моногамии:

'It is the way of Life that Iluvatar hath ordained for you, his children, as ye know well, that the life of the Quendi shall not end until the end of Arda; and that they shall take  each one spouse only and have no other in their life, while Arda endureth. (MR:259). «Такой порядок Жизни предопределил Илуватар вам, своим детям, как хорошо вам известно, что жизнь квенди не заканчивается вплоть до конца Арды; и что каждый один лишь раз вступает в брак в течение жизни и не иначе, пока существует Арда» (перевод Эрендиля).

Тем не менее для эльфов моногамия так естественна, что они не воспринимали ее как закон. 'Permanent marriage was in accordance with elvish nature, and they never had need of any law to teach this or to enforce it' (MR:225) «Постоянное супружество согласно с природой эльфов, и они не нуждаются в каком-либо законе, который учил бы их этому или принуждал» (перевод Эленхильд).

Эта норма была воспринята в Нумэноре как закон. 'And by the laws of Númenor and the right ways of the Eldar and Edain a man shall not have two wives' (Aldarion and Erendis). «А по законам Ну'мено'ра и по порядкам Эльдар и Эдайн мужчина не может иметь двух жен». (перевод ТТТ)

О моногамии на Западе Средиземья в III Эпоху.

‘'Monogamy’ was at this period in the West universally practised, and other systems were regarded with repugnance, as things only done ‘under the Shadow’ ' (Letters, №214).

В тот период на западе «моногамия» практиковалась повсеместно, а иные системы воспринимались с отвращением, как нечто, что бывает только «под властью Тени» (перевод Эрендиля).

Возможно, к этим же законам можно отнести запрет на близкородственные браки. У эльфов и нуменорцев бытовал одинаковый запрет на браки между двоюродными братьями и сестрами. Маэглин мечтал обойти закон. Ар-Фаразону это удалось.

‘The Eldar wedded not with kin so near, nor ever before had any desired to do so. And however that might be, Idril loved Maeglin not at all; and knowing his thought of her she loved him the less. For it seemed to her a thing strange and crooked in him, as indeed the Eldar ever since have deemed it: an evil fruit of the Kinslaying, whereby the shadow of the curse of Mandos fell upon the last hope of the Noldor’ (Silmarillion, ch. 16). «Эльдар не заключали браков между родичами столь близкими, да прежде никто и не желал того. Как бы то ни было, Идриль ничуть не любила Маэглина, а, зная его помыслы о ней, не могла побороть растущей неприязни. Ибо это чувство казалось ей в нем непонятным и искаженным; таковым находили его впредь все эльдар: то были горькие плоды Братоубийства. Так тень проклятия Мандоса пала на последнюю надежду нолдор» (перевод Эрендиля).

‘She was taken to wife by Pharazôn son of Gimilkhâd... against the law of Númenor since she was the child of his father's brother’ (The Line of Elros). «Ее взял в жены Фаразон, сын Гимилкада... против законов Нуменора, ибо она была дочерью брата его отца» (перевод ТТТ).

Впрочем, в текстах есть и другая точка зрения по вопросу эльфийских браков:

‘Otherwise ‘first cousins’, as we should say, might marry, but seldom did so, or desired to do so, unless one of the parents of each were far-sundered in kin’ (Laws and customs – MR:234). «Напротив, двоюродные брат и сестра могли пожениться, но поступали или желали поступить так очень редко, и только если один из родителей каждого не приходился родней всем остальным» (перевод Эленхильд).

Наконец,Статут Финвэ и Мириэль. Эта история так подробно описана, что не имеет смысла приводить ее в нашей статье.

Неизвестно, стал ли Статут теоретической базой для повторных браков у младших детей Эру. По крайней мере один из наместников Гондора, Турин I, женат был два раза (PM:204). У хоббитов такие браки (естественно, по смерти первого супруга), тоже встречались, хоть и редко, о чем свидетельствует письмо № 214.

 

5. Валар осуждают самоубийство. Самоубийц-эльфов судит Намо, они могут и не вернуться из Мандоса.

‘Innocence or guilt in the matter of death is spoken of, because to be in any way culpable in incurring this evil (whether by forcing others to slay one in their defence against unjust violence, or by foolhardiness or the making good of rash vaunts, or by slaying oneself or wilfully withdrawing the fëa from the body) is held a fault. Or at the least, the withdrawal from life is held a good reason, unless the will of the fëa be changed, for the fëa to remain among the Dead and not to return’ (MR:235).

«Вина или невиновность в деле смерти обсуждается, потому что так или иначе навлечь на себя это зло по своей воле (или принудив других убить себя в защиту от неправой силы, или в результате глупости или опрометчивости, или самому разрушить свое тело, или по своей воле покинуть его) считается виной; или, по меньшей мере, самовольный уход из жизни считается достаточной причиной, если только воля феа не изменится, для феа оставаться среди Умерших и не вернуться» (перевод Эйлиан).

 

6. Валар могут отвернуться от тех, кто «восстал против воли отца или короля».

Greatly was Meneldur comforted at Aldarion's return; but he rebuked him for his rebellion against king and father, thus forsaking the guardianship of the Valar, and risking the wrath of Ossë not only for himself but for men whom he had bound to himself in devotion’ (Aldarion and Erendis).

"Менельдур был очень обрадован возвращению сына; но порицал его за то, что он восстал против воли отца и короля, отринув этим хранительство Валаров и рискуя навлечь ярость Оссэ не только на себя, но и на людей, доверившихся ему". (перевод ТТТ) 

Законы о смерти, о жребии эльфов и людей.

 

7. Смертность людей (аксан); запрет на доступ людей в Аман.

‘No Man has ever set foot in Aman, or at least none has ever returned thence; for the Valar forbade it. Why so? To the Númenóreans they said that they did so because Eru had forbidden them to admit Men to the Blessed Realm... The Valar were not only by Eru forbidden the attempt, they could not alter the nature, or ‘doom’ of Eru, of any of the Children, in which was included the speed of their growth (relative to the whole life of Arda) and the length of their life-span. Even the Eldar in that respect remained unchanged’(MR:427 – Myths Transformed XI). «Не ступала в Амане нога человека, по крайней мере, никто еще не возвращался оттуда; ибо Валар запретили это. Почему? Нуменорцам они говорили, что сделали это по причине запрета Эру на допуск Людей в Благословенное Королевство... Не только Эру запрещал Валар такие попытки, они не могли изменить природу Детей, "рок" (doom), назначенный им Эру, в который входит и скорость их роста (соотнесенная со всей жизнью Арды), и продолжительность жизни» (перевод А. Кутузова).

За исполнением воли Илуватара следят Валар и их – Манвэ – как Его наместник. Поэтому ‘Eru and the Valar under Him have not permitted Men as they are to dwell in Aman’ (MR:430 – Myths Transformed XI). «Эру и Валар под Его властью не дозволили Людям обитать в Амане» (перевод А. Кутузова).

Закон Валар, проистекающий из этого аксана – знаменитый запрет нуменорцам плавать на Запад (The Ban).

 

8. Аксан об эльфийском посмертии.

When Glorfindel of Gondolin was slain his spirit would according to the laws established by the One be obliged at once to return to the land of the Valar. (Из текста Глорфиндэль). «Когда Глорфиндел Гондолинский был убит, его дух, согласно законам, установленным Единым, должен был сразу же вернуться в землю валар» (перевод Оксаны Степашкиной). Речь идет именно об axan, а не u:nat: ведь, как явствует из других текстов, не все убитые эльфы подчиняются зову Мандоса.

 

9. Закон Валар о полуэльфах.

'The Valar indeed may not withdraw the gift of death, which comes to Men from Ilúvatar, but in the matter of the Half-elven Ilúvatar gave to them the judgement; and they judged that to the sons of Eдrendil should be given choice of their own destiny' (Akallabêth). «Воистину Валар не могли лишить людей дара смерти, полученного от Илуватара, однако что до Полуэльфов - здесь Илуватар передал Валар право решения, и Власти Арды судили позволить сыновьям Эарендиля самим избрать свою судьбу» (перевод Эриндиля).

 

10. Запрет на общение с неупокоенными духами.

It is therefore a foolish and perilous thing, besides being a wrong deed forbidden justly by the appointed Rulers of Arda, if the Living seek to commune with the Unbodied’ (Laws and customs – MR:224) «А потому глупо и опасно - кроме того, это неправедное деяние по праву запрещено Правителями Арды, - искать Живущему общения с Развоплощенным» (перевод Эленхильд)

 

Вероятно также – запрет на некромантию:

‘To attempt to master them and to make them servants of one own's will is wickedness. Such practices are of Morgoth; and the necromancers are of the host of Sauron his servant.

Some say that the Houseless desire bodies, though they ^ire not willing to seek them lawfully by submission to the judgement of Mandos. The wicked among them will take bodies, if they can, unlawfully’. (MR:224)

«Пытаться подчинить их и сделать слугами чьей-то воли - зло. Оно идет от Моргота, а некроманты - слуги Саурона, его слуги.

Некоторые говорят, что Бездомные желают обрести тела, хотя они и не вольны сделать это законно, доверившись правосудию Мандоса. Те из них, которые нечисты, если могут, добывают себе тела незаконно» (перевод Эленхильд).

 

Вывод: перед нами довольно разнородные законы. Их можно разделить на три группы (условно): законы о защите жизни и собственности; брачные законы; законы о судьбах и посмертии эльфов и людей. Список известных нам норм далек от полноты. Ряд запретов напоминает библейские заповеди. Во всяком случае, нет сведений о каких-либо «высших законах», напрямую связанных с государственным устройством (например, престолонаследие). Этим можно объяснить многообразие политических структур у Свободных народов. Хотя, возможно, дело лишь в неполноте информации. «Запрет восставать против воли отца или короля», кажется, несет в себе зачатки государственного права.

 

Список высших законов явно неполон. Весьма вероятно, сюда входят: запрет темных культов. Культ Моргота – причина падения Людей (в рассказе Аданэль). Это вообще приводило к печальным последствиям:

‘Any creature that took him for Lord (and especially those who blasphemously called him Father or Creator) became soon corrupted in all parts of its being, the fëa dragging down the hröa in its descent into Morgothism: hate and destruction’ (MR:410). «Каждый, кто считает его своим Владыкой (и особенно тот, кто богохульно называет его Отцом или Создателем) скоро становится полностью искаженным, fёa в своем падении тащит за собой Hro"a в "Морготство": ненависть и разрушение» (перевод А. Кутузова).

 

Вероятно также, Законом было почтение к Создателю и Валар. О Запрет хулить Валар, Илуватара и произносить Его имя всуе.

‘Evil is not one thing among Elves and another among Men. Those who give evil counsel, or speak against the Rulers (or if they dare, against the One), are evil, and should be shunned whether bodied or unbodied’ (MR:224) «Зло не есть нечто одно для эльфов и нечто другое - для людей. Те, кто дает плохие советы или говорит против Властей (и даже против Единого, если отваживаются) - несут зло, и их нужно остерегаться, будь они во плоти или развоплощены» (перевод Эленхильд)

 

Подчеркнем еще раз: конкретных данных о Законах у нас очень мало. Чтобы расширить наши знания, приходится прибегнуть к аксиоме: «если деяние вызывает активное неприятие Валар, то оно является нарушением Закона (так как Валар справедливы), даже если непосредственных свидетельств о самой правовой  норме у нас  нет.

 

ВОПРОС О НАКАЗАНИИ ПРЕСТУПНИКОВ

 

Большую роль играет место преступления: в вотчине Валар (Валинор) или же за ее пределами (Нуменор, Средиземье).

- Валинорских преступников ожидает суд в Маханаксаре

- Убитых эльфов судит Намо в Мандосе – и души их отвечают за поступки, совершенные как в Амане, так и в Средиземье. Но есть также туманные представления о суде Илуватара: некоторые эльфы не вняли зову Мандоса из-за своих преступлений, но not so do they escape judgement for ever; for Eru abideth and is over all’ (MR:236), «таким путем им не избегнуть суда навеки; ибо Эру есть и превыше всего» (перевод Эйлиан). Особую ответственность перед Творцом ощущал нуменорский король (Тар-Мэнэльдур).

- Жители Средиземья редко терпят наказания от Валар (если не попадают в Мандос). В принципе, Валар имеют право их наказывать, но свое право не используют. Исключение – знаменитое пророчество-проклятье уходящим нолдор.

Вместе с тем, Валар могут отказать в помощи нарушителям Закона. Они хранили нуменорские суда от кораблекрушений, но во время мятежа Ар-Фаразона делать это перестали, корабли начали тонуть.

Но в основном нарушителей Закона в Средиземье судили, вероятно, государи лояльные к Единому и Валар.

 

ВЫСШИЙ ЗАКОН И МОНАРХИЧЕСКАЯ ВЛАСТЬ

 

Законы были ясно высказаны. Король не решится проигнорировать Закон верховных Властей, нарушить его или же принять собственный закон, противоречащий высшей справедливости, оставаясь при этом лояльным по отношению к Валар, Властям мира. В этом можно видеть известное ограничение могущества монархов, верных Западу и Валар.

В остальном их полномочия, действительно, были огромны. Об этом говорит, хотя бы, эдикт Тингола. Но эдикт Тингола, по-видимому, не нарушил никаких Законов.

Падение нумэнорцев как народа началось с того, что короли и их подданные возроптали против Запрета Валар. Однако они были достаточно мудры, чтобы из страха перед Властями мира не преступать открыто этот запрет (а нарушить его тайно невозможно). И все-таки отчуждение от Валар позволило бы королям преступить высшие законы в будущем, что и произошло при Ар-Фаразоне.

Возможно, некоторые нормы нарушались и раньше. Рабовладение в Арде настолько прочно ассоциируется с павшими народами и не характерно для всех остальных, что это заставляет заподозрить: не было ли оно противным воле Валар и Илуватара? Не нарушало ли рабство их Закон? В «Тал-Эльмаре» есть сведения о «раннем» рабстве в нуменорских колониях, задолго до вступления на трон Ар-Фаразона (охота за людьми описана как очень давнее событие).

Известно также, что монархи так настойчиво препятствовали общению своих подданных с эльфами Тол-Эрэссэа, поскольку Верных ‘they named the Spies of the Valar, hoping to keep their deeds and their counsels hidden from the Lords of the West. But all that they did was known to Manwë, and the Valar were wroth with the Kings of Númenor’ (Akallabêth), «короли... прозвали Доносчиками Валар – в надежде скрыть свои деяния и замыслы от Владык Запада. Но все их поступки ведомы были Манвэ, и разгневались Валар на королей Нуменора» (перевод Эрендиля).

 

Так или иначе, разрыв союза с Валар при сильной монархической власти в Нуменоре вел к тирании, когда король не подчинял свою волю высшей справедливости, но, напротив, воля короля сделалась мерилом справедливости. Вспомним, как обосновал Ар-Фаразон свои притязания на Бессмертные Земли. ‘But pride was now his master, and at last he left his ship and strode upon the shore, claiming the land for his own, if none should do battle for it’ (Akallabêth). «Но гордыня владела Ар-Фаразоном; и вот сошел он с корабля и ступил на берег, объявляя эту землю своею, если никто не явится биться за нее».

В какой-то момент Ар-Фаразон действительно посчитал себя абсолютным монархом и поставил себя на место Манвэ, а точнее – на место Моргота. Разрыв союза с высшими силами означал, что источником права стал исключительно король. Поздний Нуменор развивался от монархии в сторону беззаконной тирании.

 

Но не только позиция монарха имеет значение, мнение народа играет не меньшую роль. В чем сила высшего Закона? Он непреложен и обязателен не только для короля, но и для подданных. Тот, кто его преступает, не может оправдаться, сказав «я просто выполнял приказ».

Я полагаю, это могло стать одной из причин конфликта верных с людьми короля. Верные должны были стоять на традиционной точке зрения – власть короля Нумэнора ограничена установлениями более высоких владык. Поэтому они могли уклониться от участия в мятеже против Валар, не считая свои действия изменой.

Заметим, что, совершая несправедливости, Король с точки зрения верных оставался Королем. Не оказывали вооруженного сопротивления. Речь, конечно, шла о пассивном неповиновении несправедливому приказу.

Однако с точки зрения Людей Короля такая верность мало отличалась от измены Королю. Можно сказать, обе партии вступили в конституционный конфликт.

Конфликт разрешился с Падением Нуменора, и дунедайн третьей и четвертой эпох должны были унаследовать взгляды Верных, своих предков.

 

ВЫВОДЫ

 

Закон Валар проник в правовую систему эльдар и дунэдайн и играл в ней существенную роль. Эти правила вносили начало стабильности в правовую и политическую традицию этих народов. De facto они ограничивал произвол монархов. Высокое правосознание монархов и их подданных, которые не стали бы исполнять неправедные приказы, обеспечивали незыблемость этого порядка, пока государи и их народ сохраняли верность Властям мира – Валар.

К сожалению, приходится подчеркнуть – картина, по нашим текстам, складывается крайне фрагментарная, скудная. Некоторые данные допускают неоднозначное истолкование. Можно сказать, о заповедях и законах нам почти ничего неизвестно. И все-таки это почти позволяет реконструировать некоторые мысли Толкина о Высшем Законе и его месте в жизни Арды.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

zzzzzzzz