Воды Пробуждения. Комментированный Сильмариллион. 2009

См. также:

Проект "Расширенный Сильмариллион"

Квенди и эльдар. Перевод Алмиэона, редакция Юлии Понедельник

Кеменкири. Рецензия на книгу Д.Ч.Кейна "Arda Reconstructed". 2010


Эта статья - комментарий к рассказу Сильмариллиона о пробуждении эльфов (почти вся третья глава). Эта глава была "склеена" редактором из двух произведений - Анналов Амана и Позднейшей Квенты Сильмариллиона. Часть текста оказалась "за бортом", другую часть Кристофер Толкин редактировал. Все это мы учтем, как и другие свидетельства (например, "Квенди и эльдар"), чтобы создать самую подробрую картину.

Эта работа использовалась в ролевой игре "Воды Пробуждения" (2009).

Для удобства я пронумеровал параграфы главы (первые три и конец главы мы не комментируем). Для каждого я привожу перевод Гиль-Эстэль, оригинальный текст и комментарий текстолога. Жирным шрифтом части текста, дословно заимствованные из Анналов Амана (AAm), курсивом – из Позднейшей Квенты Сильмариллион (LQ). Измененные редактором фрагменты оставляю без выделения.

 

4. (1000 г.) Однажды валар держали совет, ибо обеспокоили их вести, принесенные Йаванной и Оромэ из Покинутых Земель; и Йаванна вышла вперед и, обратясь к валар, молвила так:

– О повелители Арды, Видение Илуватара было кратким и быстро исчезло, так что, быть может, мы не сумеем точно исчислить в бегущей череде дней Назначенный Час. Однако будьте уверены: Час близится, и в этот век исполнятся наши надежды и Дети пробудятся. Так ужели оставим мы земли, где им жить, бесплодными и полными лиха? Ужели будут они бродить во тьме, когда мы радуемся свету? Ужели будут звать Властелином Мелькора, когда Манвэ восседает на Таниквэтиль?

It came to pass that the Valar held council, for they became troubled by the tidings that Yavanna and Oromë brought from the Outer Lands; and Yavanna spoke before the Valar, saying: 'Ye mighty of Arda, the Vision of Ilúvatar was brief and soon taken away, so that maybe we cannot guess within a narrow count of days the hour appointed. Yet be sure of this: the hour approaches, and within this age our hope shall be revealed, and the Children shall awake. Shall we then leave the lands of their dwelling desolate and full of evil? Shall they walk in darkness while we have light? Shall they call Melkor lord while Manwë sits upon Taniquetil?'

 

Большая часть этого параграфа взята из LQ (18а), но его начальная часть (до слова Valar) из AAm. В исходном  тексте вместо Taniquetil – the Holy Hill.

Тот же сюжет, но короче и в иных словах, описан в AAm, под 1000 г.. Там прибавлено: «И Йаванна просила Манвэ дать свет Средиземью для защиты от злодеяний Мелькора и помощи Детям» (And Yavanna besought Manwe to give light to Middle-earth, for the stay of the evils of Melkor and  the comfort of the Children). Но этому противоречат «Преображенные мифы».

 

5. (1000 г.) И Тулкас вскричал:

– Нет! Давайте скорее начнем войну! Разве не довольно отдохнули мы от борьбы, разве не восстановились наши силы? Неужто один всегда будет противостоять всем?

And Tulkas cried: 'Nay! Let us make war swiftly! Have we not rested from strife overlong, and is not our strength now renewed? Shall one alone contest with us for ever?'

 

Этот параграф взят из LQ (18а). В AAm (под 1000 г.) сказано: «И Оромэ и Тулкас говорили согласно (т. е. поддержали Йаванну – А.) и желали войны с Утумно. (and Orome and Tulkas spoke likewise, being eager for war with Utumno).

 

6. (1000 г.) Но, по велению Манвэ, заговорил Мандос и молвил так:

– Истинно, в этот век придут Дети Илуватара, но они еще не пришли. Более того, суждено, чтобы Перворожденные пробудились во тьме и первым их взглядом был взгляд на звезды. Яркий свет погубит их. К Варде станут взывать они в нужде.

But at the bidding of Manwë Mandos spoke, and he said: 'In this age the Children of Ilúvatar shall come indeed, but they come not yet. Moreover it is doom that the Firstborn shall come in the darkness, and shall look first upon the stars. Great light shall be for their waning. To Varda ever shall they call at need.'

 

Из LQ (18a).

Эта речь, в кратких словах, пересказана и в AAm, с небольшой деталью: Хотя их приход приготовлен, этого не случится еще много лет… (though the Coming was prepared it should not yet be for many Years...)

 

7. (1000 г.) Тогда Варда ушла с совета и, взглянув с высот Таниквэтиль, узрела тьму Средиземья и бессчетные звезды над ним - далекие и тусклые. И она начала великий труд, величайшее из всех дел валаров со дня их прихода в Арду. (1000-1050 гг.) Она взяла серебряную росу Тэлпериона и создала из нее новые яркие звезды к приходу Перворожденных: потому-то Варда, чье древнее прозвание было Тинталлэ. Возжигательница, звалась эльфами Элентари, Королева Звезд. Карниль и Луиниль, Нэнар и Лумбар, Алькваринквэ и Элеммирэ сотворила она в то время, и множество других дивных звезд собрала вместе и поместила маяками в небесах Арды: Вильварин, Тэлумендиль, Соронумэ и Анарриму; и_ Мэнэльмакар с его сверкающим поясом поднялся, как предвестник Последней Битвы, что будет в Конце Дней. А высоко над севером, вызовом Мелькору, возложила Варда венец из семи яркиЯ звезд - Валакирку, Серп Валаров и знак рока.

Then Varda went forth from the council, and she looked out from the height of Taniquetil, and beheld the darkness of Middle-earth beneath the innumerable stars, faint and far. Then she began a great labour, greatest of all the works of the Valar since their coming into Arda. She took the silver dews from the vats of Telperion, and therewith she made new stars and brighter against the coming of the Firstborn; wherefore she whose name out of the deeps of time and the labours of Eä was Tintallë, the Kindler, was called after by the Elves Elentári, Queen of the Stars. Carnil and Luinil, Nénar and Lumbar, Alcarinquë and Elemmírë she wrought in that time, and many other of the ancient stars she gathered together and set as signs in the heavens of Arda: Wilwarin, Telumendil, Soronúmë, and Anarríma; and Menelmacar with his shining belt, that forebodes the Last Battle that shall be at the end of days. And high in the north as a challenge to Melkor she set the crown of seven mighty stars to swing, Valacirca, the Sickle of the Valar and sign of doom.

 

Первые слова ‘Then Varda went forth from the council, and she looked out from the height of Taniquetil, and beheld the darkness of Middle-earth beneath the innumerable stars, faint and far. Then she began a great labour, greatest of all the works of the Valar since their coming into Arda’, взяты из AAm (34) – конец записи, связанной с событиями 1000 г. Примерно то же сказано и в LQ c одной деталью: «но, уйдя с совета…» и т. д. (And Varda said naught).

Следующая часть параграфа взята, в основном, из LQ (19). О том же рассказано и в A Am (под 1000-1050 гг.), но более кратко и в иных словах. В обоих источниках есть детали, не вошедшие в Сильмариллион. По LQ созвездия суть знаки на небе, «которые могут прочитать боги» (that the gods may read), а к описанию Валакирки добавлено: «Многие имена были даны этим звездам, но на Севере в Древние Дни люди называли их Пылающим Вереском: сказал Пэнголод» (Many names have these stars been given; but in the North in the Elder Days Men called them the Burning Briar: quoth Pengolodh). В AAm (35) о созвездиях сказано: «Величайшим из них был Мэнэльмакар, Небесный Меченосец. Говорят, что это был знак Турина Турамбара, которому суждено было придти в мир, и предзнаменование Последней Битве, что грядет в конце времен» (The  greatest of these  was  Menelmakar,  the  Swordsman  of  the  Sky.  This, it is said, was a sign of Turin Turambar, who should come into the world, and a foreshowing of the Last Battle that shall be at the end of Days). Но создание Валакирки в Анналах Амана описано позднее, под 1050 г. Там сказано, что Валакирка сотворена последней, и именно в этот момент пробудились эльфы.

 

8. (1050 г.) Говорят, что в тот самый час, когда Варда окончила свои труды (а были они долги), когда Мэнэльмакар впервые шагнул в небо, и синий пламень Хеллуина вспыхнул в тумане над гранью Мира - в тот самый час пробудились Дети Земли. Перворожденные Илуватара. У озаренного звездами озера Куйвиэнэн, Вод Пробуждения, очнулись они ото сна; и_ пока они - еще в молчании - жили у Куйвиэнэн, глаза их видели звезды, и звездный свет стал им милее всего, и впоследствии более всех валаров почитали они Варду.

It is told that even as Varda ended her labours, and they were long, when first Menelmacar strode up the sky and the blue fire of Helluin flickered in the mists above the borders of the world, in that hour the Children of the Earth awoke, the Firstborn of Ilúvatar. By the starlit mere of Cuiviénen, Water of Awakening, they rose from the sleep of Ilúvatar; and while they dwelt yet silent by Cuiviénen their eyes beheld first of all things the stars of heaven. Therefore they have ever loved the starlight, and have revered Varda Elentári above all the Valar.

 

Параграф «склеен» из частей LQ(20) и AAm (37). В этом параграфе Куйвиэнэн называется «озером», (mere) в следующем – «Заливом моря Хэлькар». Первая версия принадлежит LQ (в конечном счете – из QS), вторая – AAm (близкая концепция появляется в Амбарканте (SM:256)). В более позднем тексте «Квэнди и Эльдар» Воды Пробуждения также названы озером (lake) (WJ:382). Так озеро или залив? Примирить обе концепции можно только представив Куйвиэнэн глубоким заливом, похожим на озеро, но связанным с Хэлькаром какой-то протокой.

«Молчание» квэнди – весьма сомнительная деталь. Она попала в текст из LQ, как часть отвергнутой Толкином концепции (там же сказано, что Оромэ «помогал эльфам в изобретении речи»)! В AAm и Quendi and Eldar эльфы творят язык сами. Телери при этом «пели, еще не научившись произносить слова» (WJ:382). Ср. также заметку о корне *ELE из Quendi and Eldar (WJ:360): «Согласно эльфийской, легенде это был примитивный возглас «гляди», вырвавшийся у эльфов, когда они впервые увидели звезды». (According to Elvish legend this was a primitive exclamation, 'lo! ' 'behold! ' made by the Elves when they first saw the stars). Эти строки попали и в словарь к Сильмариллиону.

В подлинном тексте AAm имя Варды приведено в форме Elentárie; более распространенная форма – Elentári.

 

9. (1050 г.) В возмущениях Мира облик земель и морей ломался и восстанавливался; реки не сохранили своих русел, а горы - своих твердынь; и к Куйвиэнэн возврата нет. Но говорят эльфы, что лежит оно далеко на северо-востоке Средиземья и некогда было заливом Хелкара – Внутреннего Моря; а_ море то образовалось на месте столпа Иллуин,  извергнутого Мелькором. Многие воды стекали туда с восточных возвышенностей, и первыми звуками, которые услыхали эльфы, были плеск и журчание бегущих струй.

In the changes of the world the shapes of lands and of seas have been broken and remade; rivers have not kept their courses, neither have mountains remained steadfast; and to Cuiviénen there is no returning. But it is said among the Elves that it lay far off in the east of Middle-earth, and northward, and it was a bay in the Inland Sea of Helcar; and that sea stood where aforetime the roots of the mountain of Illuin had been before Melkor overthrew it Many waters flowed down thither from heights in the east, and the first sound that was heard by the Elves was the sound of water flowing, and the sound of water falling over stone.

 

Этот параграф полностью взят из A Am. Единственное место, которое в исходном тексте звучит иначе – это местоположение Вод. По AAm Куивиэнэн лежит к северо-востоку от «Эндона», центральной точки Средиземья, потом слово Эндон переправлено на «Эндор»! Эндон/Эндор появляется в Амбарканте. Но слово «Эндор» традиционно относится ко всему Средиземью, а не к загадочной «центральной точке», поэтому Кристофер удалил этот сомнительный момент из Сильмариллиона во избежание путаницы. В LQ (20) местоположение Куивиэнена определяется «на востоке Средиземья».

Интересно описано место Пробуждения. Перевод Гиль-Эстэль не совсем точен – в действительности эльфы слышат звук «текущей воды» и воды, «падающей на камни». В Квэнди и Эльдар («Легенда о Пробуждении») упоминается о водопаде на высокой скале на восточном берегу озера. По легенде, у этого места, пробудилась часть тэлери, которые очень скоро стали петь, еще не обладая речью (WJ:423). Пение прежде слов и существование водопада подтверждается и в «серьезной» части Квэнди и Эльдар (WJ:382). Из AAm же следует, что были и ручьи, и водопады. Водопад появляется еще в Книге Утраченных Сказаний.

В книге Утраченных Сказаний есть и другие «детали ландшафта», которые не противоречат позднейшим текстам. «Местность вокруг Койвиэ-нэни, Вод Пробуждения, была холмистой и полна огромных скал, и поток, что питал эти воды, падал туда сквозь глубокую расщелину … как бледная тонкая нить» (перевод Анариэль Ровэн) (Now the places about Koivie-neni the Waters of Awakening are rugged and full of mighty rocks, and the stream that feeds that water falls therein down a deep cleft.... a pale and slender thread) (LT1; Ch. 10).

 

«Там находит он глубокий дол меж заросших соснами склонов, где у ног простираются воды широкого озера, а над головой – сумерки, изузоренные звездами Варды. (…) На склонах долины, на голых берегах озера и изрезанных отрогов окружных холмов видны создания…» (перевод ТТТ) (There he finds a place deep in a vale surrounded by pine-clad slopes; its floor is a pool of wide water and its roofthe twilight set with Varda's stars. (…) Now all the slopes of that valley and the bare margin of the lake, even the rugged fringes of the hills beyond, are filled with a concourse of folk ...) (LT1;ch. 5)

 

10. (1050 г.) Долго жили они в первом своем доме под звездами и в удивлении бродили по Земле; и они начали говорить и давать имена всему, что видели. Себя они называли Квэнди - "те, что говорят", ибо не встречали еще других существ, обладавших даром речи или пения.

Long they dwelt in their first home by the water under stars, and they walked the Earth in wonder; and they began to make speech and to give names to all things that they perceived. Themselves they named the Quendi, signifying those that speak with voices; for as yet they had met no other living things that spoke or sang.

 

Этот параграф полностью взят из AAm.

 

11. (1085 г.) И случилось, что Оромэ, охотясь, заехал на восток и, у берегов Хелкара, свернул к северу, под тень Орокарни – Гор Востока. Тут Нахар внезапно заржал и остановился, а Оромэ в удивлении сидел молча, и казалось ему, что в тиши подзвездных земель доносится издали песня.

And on a time it chanced that Oromë rode eastward in his hunting, and he turned north by the shores of Helcar and passed under the shadows of the Orocarni, the Mountains of the East. Then on a sudden Nahar set up a great neighing, and stood still. And Oromë wondered and sat silent, and it seemed to him that in the quiet of the land under the stars he heard afar off many voices singing.

 

Параграф целиком взят из AAm, но в исходном тексте есть детали. В начале параграфа в AAm сказано, что от пробуждения эльфов прошло тридцать пять лет валар или, приблизительно, триста тридцать пять «наших лет». Ороме, охотясь, прискакал «в Эндон» и оттуда повернул на север у берега Хэлькара (to Endon in his hunting, and he turned north by the shores of Helcar and passed under the shadows of the Orocarni...). Поэтому нельзя сказать, что Воды Пробуждения располагались очень «далеко» на севере Средиземья, и в AAm (38) указано лишь положение относительно центральной точки материка. Судя по картам к Амбарканте, Куйвиэнэн лежит значительно южнее Белерианда, и удален как от Утумно, так и от экватора.

 

12. (1085 г.) Так валары нашли наконец – как будто случайно – тех, кого столь долго ждали. И Оромэ, взглянув на эльфов, исполнился изумления, словно они были созданиями

странными, дивным и непредвиденными; ибо так всегда будет с валарами, что ни предпето в Музыке или предсказано в Видении, – для тех, кто пришел в Эа, каждая

новая вещь будет чем-то неожиданным и непредвиденным.

Thus it was that the Valar found at last, as it were by chance, those whom they had so long awaited. And Oromë looking upon the Elves was filled with wonder, as though they were beings sudden and marvellous and unforeseen; for so it shall ever be with the Valar. From without the World, though all things may be forethought in music or foreshown in vision from afar, to those who enter verily into Eä each in its time shall be met at unawares as something new and unforetold.

 

Большая часть параграфа происходит из LQ (20), два небольших куска – из AAm (42).

 

13. (1085 г.) Изначально Старшие Дети Илуватара были сильнее и выше, чем стали теперь, но не более прекрасны, ибо. Хотя красота квэнди во дни их юности была превыше красоты всего, созданного Илуватаром, она не уменьшилась с годами, а жизнь на Земле, печаль и мудрость обогатили ее. И Оромэ полюбил квэнди, и нарек их на их же наречии

эльдарами. народом звезд, но имя это потом носили лишь те, кто последовал за ним по западному пути.

In the beginning the Elder Children of Ilúvatar were stronger and greater than they have since become; but not more fair, for though the beauty of the Quendi in the days of their youth was beyond all other beauty that Ilúvatar has caused to be, it has not perished, but lives in the West, and sorrow and wisdom have enriched it. And Oromë loved the Quendi, and named them in their own tongue Eldar, the people of the stars; but that name was after borne only by those who followed him upon the westward road.

 

Параграф почти полностью заимствован из LQ (20); небольшие вставки из AAm (42), редакторская правка. Заметка о происхождении имени Эльдар подтверждается и в Quendi and Eldar (WJ:360).

 

14. (1085 г.) Однако многие квэнди испугались его появления – то было дело рук Мелькора. Ибо, после-знанием Мудрые поняли, что Мелькор, будучи всегда настороже, первым узнал о пробуждении квэнди и послал призраков и духов зла следить за ними и подстерегать их. Так и вышло, что если эльфы поодиночке или даже по нескольку вместе

уходили далеко от озера, они пропадали и никогда не возвращались; и_ квэнди говорили, что это Охотник поймал их. И в самых древних эльфийских песнях, память о которых все еще жива на Западе, поется о призрачных тенях, что бродили в холмах вокруг Куйвиэнэн и затмевали звезды; и о черном Всаднике на диком коне, который преследовал ушедших, чтобы схватить и пожрать их. Мелькор так ненавидел и боялся Оромэ, что_ рассылал своих прислужников в его обличье и распускал лживые слухи о нем, чтобы квэнди отшатнулись от Оромэ. если им доведется встретиться.

Yet many of the Quendi were filled with dread at his coming; and this was the doing of Melkor. For by after-knowledge the wise declare that Melkor, ever watchful, was first aware of the awakening of the Quendi, and sent shadows and evil spirits to spy upon them and waylay them. So it came to pass, some years ere the coming of Oromë, that if any of the Elves strayed far abroad, alone or few together, they would often vanish, and never return; and the Quendi said that the Hunter had caught them, and they were afraid. And indeed the most ancient songs of the Elves, of which echoes are remembered still in the West, tell of the shadow-shapes that walked in the hills above Cuiviénen, or would pass suddenly over the stars; and of the dark Rider upon his wild horse that pursued those that wandered to take them and devour them. Now Melkor greatly hated and feared the riding of Oromë, and either he sent indeed his dark servants as riders, or he set lying whispers abroad, for the purpose that the Quendi should shun Oromë, if ever they should meet.

Этот параграф полностью заимствован из AAm (43), с незначительной редакторской правкой. Интерес представляет фраза о древних песнях, немного переделанная Кристофером. В AAm она звучит так: Even so, in the most ancient songs of our people, of  which some echoes are remembered still in the West, we hear... (выделено мной – А.).

О темных тварях упоминается и в других текстах. «Крадущиеся (в поисках добычи) злые твари» (prowling evils) тревожили эльфов у Вод Пробуждения и во время Великого Похода, для защиты от них эльфы получили от Оромэ оружие (MR:277). Слово «орк» появилось в эльфийских языках  еще до появления настоящих орков. Все твари, внушавшие эльфам страх, получили это имя (квенийское urco) от корня RUKU, «страх». На Куйвиэнен это слово «имело довольно расплывчатое значение и относилось ко всему, что внушало эльфам страх, к любой неясной фигуре или тени или подкрадывающейся твари» (WJ:390). Таким образом, речь идет о весьма разнородных тварях, тревоживших эльфов? Что они могли из себя представлять? Возможно, некоторый твари вообще были невоплощенными, призраками ужаса. Другие могли иметь различные зверовидные формы. По всей вероятности, были среди них и антропоморфные твари, весьма похожие на еще не выведенных орков, ведь в перечне оружия, подаренного Оромэ, упоминаются и мечи, а меч как оружие рассчитан на антропоморфного противника. Известно, что в более поздние времена темные майар воплощались в оркоподобные тела и возглавляли отряды настоящих орков в качестве «больдогов». Не столкнулись ли эльфы на Куйвиэнен с такими больдогами? Так или иначе, твари были скрытными и старались нападать лишь на одиноких эльфов или на небольшие группы – очевидно, большинству эльфов они виделись неясными тенями, внушавшими страх.

О пленении эльфов в черновике к AAm (MR:73) сказано определеннее: притаившиеся слуги врага сбивали с пути квенди, которые удалились от Куйвиэнен; эльфов захватывали, уносили в Ангбанд и там порабощали их (And it is thought that lurking near his servants had led astray some of the Quendi that ventured afield, and they took them as captives to Utumno, and there enslaved them. Of these slaves it is held came the Orkor that were afterward chief foes of the Eldar). Эти подробности были изъяты из текста – вероятно, по тем соображениям, что пойманные не могли бы рассказать эльфам рассказать о своей участи.

 

15. (1085 г.) Так и вышло, что когда Нахар заржал, и Оромэ на самом деле появился среди них, некоторые из квэнди спрятались, а другие убежали и потерялись. Но те, кто были мужественны и остались, быстро увидели, что Великий Всадник – не призрак из Тьмы; ибо светом Амана сияло его лицо, и благороднейшие из эльфов потянулись к нему.

Thus it was that when Nahar neighed and Oromë indeed came among them, some of the Quendi hid themselves, and some fled and were lost. But those that had courage, and stayed, perceived swiftly that the Great Rider was no shape out of darkness; for the light of Aman was in his face, and all the noblest of the Elves were drawn towards it.

Этот параграф полностью заимствован из AAm (44) с незначительной правкой. Один момент пропущен: эльфы увидели, что Великий Всадник «благороден и прекрасен (noble and fair) и не призрак тьмы».

 

16. (1085 г.) А о тех несчастных, кого захватил Мелькор, мало что известно доподлинно. Ибо кто из живущих спускался в подземелья Утумно или проникал во тьму Мелькоровых дум?.. Однако Мудрые в Эрессэа считали неоспоримым, что квэнди, попавшие в лапы к Мелькору, были ввергнуты им в узилище; и там постепенно, чарами и жестокостью он извратил и поработил их: так, в ненависти своей, вывел он в насмешку и подражание эльфам жуткий народ - орков, злейших их врагов. Ибо орки живут и множатся, как Дети Илуватара; а Мелькор после своего восстания во время Айнулиндалэ не мог создавать ничего живого - хотя бы внешне живого: так говорят Мудрые. И глубоко в темных сердцах орков живет ненависть к Господину, которому они служат из страха - создателю их убожества. Это. Быть может, было самое отвратительное из дел Мелькора – и самое противное Илуватару.

But of those unhappy ones who were ensnared by Melkor little is known of a certainty. For who of the living has descended into the pits of Utumno, or has explored the darkness of the counsels of Melkor? Yet this is held true by the wise of Eressëa, that all those of the Quendi who came into the hands of Melkor, ere Utumno was broken, were put there in prison, and by slow arts of cruelty were corrupted and enslaved; and thus did Melkor breed the hideous race of the Orcs in envy and mockery of the Elves, of whom they were afterwards the bitterest foes. For the Orcs had life and multiplied after the manner of the Children of Ilúvatar; and naught that had life of its own, nor the semblance of life, could ever Melkor make since his rebellion in the Ainulindalë before the Beginning: so say the wise. And deep in their dark hearts the Orcs loathed the Master whom they served in fear, the maker only of their misery. This it may be was the vilest deed of Melkor, and the most hateful to Ilúvatar.

 

Этот параграф целиком заимствован из AAm (45). Мы принимаем эту версию, абстрагируясь от крайне запутанных и дискуссионных текстов из «Преображенных мифов», посвященных происхождению орков. В нашей игре, естественно, ни Ангбанд, ни выведение орков никак не отыгрываются.

 

17. (1086 г.) Оромэ побыл немного среди квэнди - и быстро поскакал назад, через землю и море, в Валинор, и принес весть в Валмар; и_ поведал он о тенях, что тревожат Куйвиэнэн. Тогда валары обрадовались - и все же сомненья тревожили их; и они долго спорили, что предпринять, чтобы оградить квэнди от мрака Мелькора. А Оромэ сразу вернулся в Средиземье и жил среди эльфов.

Oromë tarried a while among the Quendi, and then swiftly he rode back over land and sea to Valinor and brought the tidings to Valmar; and he spoke of the shadows that troubled Cuiviénen. Then the Valar rejoiced, and yet they were in doubt amid their joy; and they debated long what counsel it were best to take for the guarding of the Quendi from the shadow of Melkor. But Oromë returned at once to Middle-earth and abode with the Elves.

 

Этот параграф заимствован частью из AAm (46, под 1086 г.), частью из исправленного Толкином пассажа в LQ (MR:167); в обоих источниках часть текста совпадает почти дословно. Согласно хронологии AAm, Оромэ отправляется в Валинор на следующий год валар, то есть он жил на Куйвиэнен несколько солнечных лет.

 

18. (1090 г.) Манвэ долго сидел в раздумье на Таниквэтиль и искал совета Илуватара. А потом, спустившись в Валмар, созвал валаров в Кольцо Судьбы; и даже Ульмо явился туда из Внешнего Океана.

Manwë sat long in thought upon Taniquetil, and he sought the counsel of Ilúvatar. And coming then down to Valmar he summoned the Valar to the Ring of Doom, and thither came even Ulmo from the Outer Sea.

 

Первые слова параграфа заимствованы из AAm (47, под 1090 г.), остальное – из LQ, где этот эпизод описан подробнее. В исходном тексте Манвэ «созвал совет великих» (called a conclave of the Great), там, где в опубликованном Сильмариллионе ‘summoned the Valar to the Ring of Doom’. Обратим внимание, что валар размышляли около 40 солнечных лет, пока Манвэ не созвал этот совет, огласив на нем решение.

 

19. (1090 г.) Тогда Манвэ сказал валарам:

- Вот совет, что вложил в мое сердце Илуватар; мы должны снова овладеть Ардой, чего бы это ни стоило, и избавить квэнди от мрака Мелькора.

Тулкас возрадовался, но Ауле опечалился, провидя раны, которые могут быть нанесены миру в этой борьбе. А валары приготовились, и выступили из Амана на войну – штурмовать крепости Мелькора и уничтожить их. Никогда не забывал Мелькор, что война эта была развязана во имя эльфов и что они стали причиной его поражения. Однако эльфы не принимали участия в тех делах и мало что знали о могучей коннице Запада, воевавшей Север в начале их дней.

Then Manwë said to the Valar: 'This is the counsel of Ilúvatar in my heart: that we should take up again the mastery of Arda, at whatsoever cost, and deliver the Quendi from the shadow of Melkor.' Then Tulkas was glad; but Aulë was grieved, foreboding the hurts of the world that must come of that strife. But the Valar made ready and came forth from Aman in strength of war, resolving to assault the fortresses of Melkor and make an end. Never did Melkor forget that this war was made for the sake of the Elves, and that they were the cause of his downfall. Yet they had no part in those deeds, and they know little of the riding of the might of the West against the North in the beginning of their days.

 

Этот параграф целиком заимствован из LQ (20-21), но из исходного текста выпал интересный фрагмент. Согласно LQ, «Аулэ опечалился, и сказано, что он (и некоторые другие валар) ранее не имел желания бороться с Мелькором, (курсив мой – А.), провидя раны… (Aulë was grieved, and it is said that he (and others of the Valar) had before been unwilling to strive with Melkor, foreboding the hurts...). За последними словами (of their days) в LQ следует: «и об огне и смятении Битвы Богов» (and of the fire and tumult of the Battle of the Gods).

В AAm (47) это место пересказано в кратких словах, но есть и важное добавление: «Ибо впервые валар напали на Мелькора, а не Мелькор на валар, и они выступили на войну со всей своей мощью» (For the first time, therefore, the Valar assailed Melkor, nor he the Valar, and they came forth to war in all their might...).

 

20. (1090-1092 гг.) Первое сражение Мелькора с валарами произошло на северо-западе Средиземья, и весь тот край был сильно разрушен. Но первую победу войска Запада одержали быстро, и прислужники Мелькора бежали пред ними в Утумно. Тогда валары перешли Средиземье и выставили стражу вокруг Куйвиэнэн; и позже квэнди мало что знали о Великой Битве - лишь тряслась и стонала земля у них под ногами, волны захлестывали берег, да полыхали на севере зарницы, словно сполохи гигантских пожаров. (1092-1100 гг.) Долгой и трудной была осада Утумно, и много сражений, о которых до эльфов дошли лишь слухи, произошло перед ее воротами. В то время облик Средиэемья изменился; и Великое Море, что отделяет его от Амана, расширилось и углубилось; оно взломало берега и образовало глубокий, идущий на юг залив. И много меньших заливов образовалось между Великим Заливом и Хелкараксэ далеко на севере, где Средиземье и Аман сближаются друг с другом. Самый крупный из этих заливов был Балар: в него со вновь поднявшихся северных нагорий - Дортониона и гор, окружавших Хифлум - текла могучая река Сирион. Все земли на дальнем севере пришли в те дни в запустение: ибо там была вырыта Утумно, и ее подземелья заполняли огонь и рати прислужников Мелькора.

Melkor met the onset of the Valar in the North-west of Middle-earth, and all that region was much broken. But the first victory of the hosts of the West was swift, and the servants of Melkor fled before them to Utumno. Then the Valar passed over Middle-earth, and they set a guard over Cuiviénen; and thereafter the Quendi knew nothing of the great Battle of the Powers, save that the Earth shook and groaned beneath them, and the waters were moved, and in the north there were lights as of mighty fires. Long and grievous was the siege of Utumno, and many battles were fought before its gates of which naught but the rumour is known to the Elves. In that time the shape of Middle-earth was changed, and the Great Sea that sundered it from Aman grew wide and deep; and it broke in upon the coasts and made a deep gulf to the southward. Many lesser bays were made between the Great Gulf and Helcaraxë far in the north, where Middle-earth and Aman came nigh together. Of these the Bay of Balar was the chief; and into it the mighty river Sirion flowed down from the new-raised highlands northwards: Dorthonion, and the mountains about Hithlum. The lands of the far north were all made desolate in those days; for there Utumno was delved exceeding deep, and its pits were filled with fires and with great hosts of the servants of Melkor.

 

Большая часть этого параграфа заимствована из AAm (48, под 1090-1092 гг., и 49, под 1092-1100 гг.), одна фраза из LQ (21). Большой «географический» отрывок, от слов «оно взломало берега» (and it broke in upon the coasts) и до фразы о Сирионе и Хитлуме, заимствован из Амбарканты (LR:304-305).

Некоторые части пассажа из AAm были пропущены Кристоферам. Согласно исходному тексту, первая победа валар была быстрой «и легкой» (and easy). В конце записи о 1090-1092 гг., после «сполохов гигантских пожаров», стоит пропущенное Кристофером предложение: «Но спустя два года валар пришли на дальний Север и начали долгую осаду Утумно». (But after two years the Valar passed into the far North and began the long siege of Utumno). Подробнее в AAm (49) сказано и об Утумно: «и их подземелья простирались на большое расстояние, и их заполняли огонь…» (and its pits and caverns reached out far beneath the earth, and they were filled with fires...).

 

21. (1099 г.) Но в конце концов врата Утумно пали, крыши с подземелий были сорваны, и Мелькор укрылся в самой глубокой из ям. Тогда вперед вышел Тулкас, как сильнейший из валаров, и схватился с Мелькором, и, одолев, повергнул его ниц. И Мелькор был взят в плен, и связан цепью Ангайнор, которую отковал Ауле; и на долгие века мир обрел покой.

But at the last the gates of Utumno were broken and the halls unroofed, and Melkor took refuge in the uttermost pit. Then Tulkas stood forth as champion of the Valar and wrestled with him, and cast him upon his face; and he was bound with the chain Angainor that Aulë had wrought, and led captive; and the world had peace for a long age.

 

Начало этого параграфа попало в опубликованный Сильмариллион из AAm (50, под 1099 г.) в очень сокращенном виде, исчезли очень интересные моменты! Приведу исходный параграф полностью (с переводом Юлии Понедельник):

 

It came to pass that at last the gates of Utumno were broken and its halls unroofed, and Melkor took refuge in the uttermost pit. Thence, seeing that all was lost (for that time), he sent forth on a sudden a host of Balrogs, the last of his servants that remained, and they assailed the standard of Manwe, as it were a tide of flame. But they were withered in the wind of his wrath and slain with the lightning of his sword; and Melkor stood at last alone. Then, since he was but one against many, Tulkas stood forth as champion of the Valar and wrestled with him and cast him upon his face, and bound him with the chain Angainor. Thus ended the first war of  the West  upon the North.

«Случилось, наконец, что врата Утумно были разбиты и своды разрушены, и Мелькор укрылся в самой глубокой из ее пещер. Видя, что все потеряно для него, он внезапно выслал оттуда сонм балрогов, последних из слуг, что остались у него; и они хлынули на стяг Манвэ огненной волной. Но пламя их угасил ветер гнева Манвэ, и поразила их молния его меча; и наконец, Мелькор остался один. Тогда, поскольку был он один против многих, Тулкас выступил вперед как воитель, избранный валар; и боролся с ним, и поверг на землю вниз лицом, и сковал цепью Ангайнор. Так окончилась первая война Запада  с Севером.»

 

Конец параграфа Сильмариллиона происходит из LQ (21).

 

22. (1100 г.) Однако валары не обшарили всех бездн и пещер, хитроумно скрытых под бастионами Ангбанда и Утумно. Много лиходейских тварей таилось там, а иные были

рассеяны, бежали во тьму и скитались в пустошах мира, дожидаясь более лихих времен; и Саурона валары не нашли.

Nonetheless the Valar did not discover all the mighty vaults and caverns hidden with deceit far under the fortresses of Angband and Utumno. Many evil things still lingered there, and others were dispersed and fled into the dark and roamed in the waste places of the world, awaiting a more evil hour; and Sauron they did not find.

 

Этот параграф заимствован из LQ (21), однако источник упоминания о Сауроне нам не удалось установить. Первое предложение немного сокращено Кристофером, что не повлияло на его смысл.

Пассаж того же содержания, что и параграф Сильмариллиона, имеется и в AAm (52, под 1100 г.).

 

23. (1100 г.) А когда битва закончилась, и поднявшиеся на севере великие тучи затмили звезды, валары доставили Мелькора - руки и ноги его были скованы, а глаза завязаны – назад, в Валинор; и_ он был поставлен в Кольцо Судьбы, и там, лежа ниц у ног Манвэ, молил о прощении. Но мольба его была отвергнута, и он был брошен в темницу Мандоса, откуда не спастись никому - ни валару, ни эльфу, ни смертному: обширны и крепки чертоги, что построены на западе Амана. Там Мелькор был обречен жить три долгих века, прежде, чем его будут судить снова - или дозволят вновь молить о прощении.

But when the Battle was ended and from the ruin of the North great clouds arose and hid the stars, the Valar drew Melkor back to Valinor, bound hand and foot, and blindfold; and he was brought to the Ring of Doom. There he lay upon his face before the feet of Manwë and sued for pardon; but his prayer was denied, and he was cast into prison in the fastness of Mandos, whence none can escape, neither Vala, nor Elf, nor mortal Man. Vast and strong are those halls, and they were built in the west of the land of Aman. There was Melkor doomed to abide for three ages long, before his cause should be tried anew, or he should plead again for pardon.

 

Этот параграф взят из LQ (22) со вставками из AAm (51, под 1100 г.). Однако любопытные замечания из AAm здесь пропущены. Приведем этот пассаж целиком с переводом Юлии Понедельник:

‘There he lay upon his face before the feet of Manwe, and he sued for pardon and freedom, recalling his kinship with Manwe. But his prayer was denied, and it is said that in that hour the Valar would fain have put him to death. But death none can deal to any of the race of the Valar, neither can any, save Eru only, remove them from Ea, the World that is, be they willing or  unwilling. Therefore Manwe cast Melkor into prison…’

«Там он пал на лицо свое у ног Манвэ и во имя их родства молил даровать ему прощение и свободу. Но мольбу его отвергли, и говорят, что в тот час валар охотно предали бы его смерти. Но смерти не подвержен никто из расы валар, и никто, кроме лишь Эру, не может удалить их из Эа, Мира сущего, желают они того или нет. А потому Манвэ заключил Мелькора в темницу…»

Несколько слов о Мандосе из LQ также были пропущены, однако ничего неожиданного в них нет.

И Мандос в исходном тексте находится не на западе, но на севере Амана.

 

 

24. (1101 г.) Потом валары вновь собрались на совет, и спор разделил их. Ибо одни - главой их был Ульмо - стояли за то, что квэнди должно оставить бродить в Средиземье по своей воле - и преображать земли, как позволят им их умение и искусность. Но большая часть валаров боялась за квэнди в опасностях мира, среди неверных подзвездных сумерек: и кроме того, они были очарованы красотой эльфов и жаждали их дружбы. А потому в конце концов валары призвали эльфов в Валинор - вечно жить у колен Стихий в

свете Древ; и_ Мандос нарушил молчание, сказав: "Так суждено". От этого призыва впоследствии произошли многие горести.

Then again the Valar were gathered in council, and they were divided in debate. For some, and of those Ulmo was the chief, held that the Quendi should be left free to walk as they would in Middle-earth, and with their gifts of skill to order all the lands and heal their hurts. But the most part feared for the Quendi in the dangerous world amid the deceits of the starlit dusk; and they were filled moreover with the love of the beauty of the Elves and desired their fellowship. At the last, therefore, the Valar summoned the Quendi to Valinor, there to be gathered at the knees of the Powers in the light of the Trees for ever; and Mandos broke his silence, saying: 'So it is doomed.' From this summons came many woes that afterwards befell.

 

Этот параграф целиком заимствован из LQ (23), однако в конце его есть интересная фраза, не вошедшая в изданный Сильмариллион: «…но те, кто думает, что валар ошиблись, думая скорее о блаженстве Амана, чем о Земле, и стараясь исказить волю Илуватара по собственному желанию, говорит языком Мелькора» (yet those who hold that the Valar erred, thinking rather of the bliss of Valinor than of the Earth, and seeking to wrest the will of Iluvatar to their own pleasure, speak with the tongues [read tongue] of Melkor).

О тех же событиях, но в кратких словах, сказано и в AAm (под 1101 г.). Валар приняли решение из-за великой любви к квэнди (because of the great love that Valar had to Quendi) и «послали им призыв: прийти и обитать в блаженстве Амана, в свете Дерев. И Оромэ принес их призыв к Куивиэнен» (перевод Юлии Понедельник) (they sent they sent a summons to them, bidding them to remove and dwell in bliss in Aman and in the Light of the Trees. And Orome bore the message of the Valar to Kuivienen).

Любопытное, но совершенно неканоничное описание совета валар дается в пятой главе Книги Утраченных Сказаний (русский перевод здесь –  http://zhurnal.lib.ru/t/taskaewa_s_j/05comingelves.shtml), здесь совет проходит в присутствии троих посланцев, в совете участвует освобожденный Мелько и т. п. Согласно этому рассказу, за призвание эльфов высказались Йаванна, Вана, Варда, Аулэ, Лориэн, Несса, Оромэ, Улмо, Манвэ, против – Макар, Меассэ, Оссэ (в пику Ульмо), Мелько (чтобы позже выставить себя «защитником свободы» эльфов), Мандос и Фуи (Ниэнна) также не поддержали идею большинства валар. Естественно, такое описание совета мы принять не можем.

 

25. (1102 г.) Но эльфы вначале не пожелали внять призыву, ибо до тех пор видели валаров - всех, кроме Оромэ - лишь в гневе. Когда те шли на войну; и_ были исполнены страха. Посему Оромэ вновь послали к ним, и он избрал из квэнди послов, которые отправились бы в Валинор и говорили за свои племена: то были Ингвэ, Финвэ и Эльвэ, кои после стали королями. И придя в Валинор, они исполнились благоговения пред величием и мощью валаров, возжаждали света и красоты древ.  (1104 г.) Потом Оромэ доставил их назад, к Куйвиэнэн, и они говорили перед своим народом, и советовали внять призыву валаров и переселиться на Запад.

But the Elves were at first unwilling to hearken to the summons, for they had as yet seen the Valar only in their wrath as they went to war, save Oromë alone; and they were filled with dread. Therefore Oromë was sent again to them, and he chose from among them ambassadors who should go to Valinor and speak for their people; and these were Ingwë, Finwë and Elwë, who afterwards were kings. And coming they were filled with awe by the glory and majesty of the Valar, and desired greatly the light and splendour of the Trees.Then Oromë brought them back to Cuiviénen, and they spoke before their people, and counselled them to heed the summons of the Valar and remove into the West.

Материал для этого параграфа взят из LQ (23) и AAm (54, под 1102 г.; 56, под 1104 г.). Лишь ничтожные детали текста из LQ (23) не попали в Сильмариллион. Однако в изданный Сильмариллион так и не вошла большая часть соответствующего текста из AAm: этот текст очень любопытен, и мы его процитируем (с переводом Юлии Понедельник).

‘1102. 54. The   Quendi  were   dismayed  by   the  summons   of  the Valar,  and  they  were  unwilling  to depart  from Middle-earth. Therefore  Orome  was  sent  again  to  them,  and he  chose from among  them  ambassadors  who  should  go  to  Valinor  and speak for their people. And three only of the chieftains of  the Quendi were willing to adventure  the journey:  Ingwe, Finwe,  and Elwe, who afterward were kings.

55. The three  Elf-lords were  brought, therefore,  to Valmar, and there spoke with Manwe and  the Valar;  and they  were filled with awe, but the  beauty and  splendour of  the land  of Valinor overcame their fear, and they desired the Light of the Trees.

1104. 56  And  after  they  had  dwelt  in  Valinor  a  while, Orome brought  them  back  to  Kuivienen, and  they spoke  before their people  and  counselled  them to  heed the  summons of  the Valar and remove into the West.’

«1102. §54 Квенди устрашил призыв валар, и они не хотели покидать Среднеземье. Тогда Оромэ вновь был послан к ним и выбрал из них посланцев, что отправились бы в Валинор и говорили за свои народы. Лишь трое из вождей квенди отважились на это: Ингвэ, Финвэ и Эльвэ, что после были королями.

§55 Оромэ доставил троих вождей эльфов в Валинор, и там говорили они с Манвэ и валар; и исполнились трепета, но красота и великолепие Валинора превозмогли их страх, и они потянулись к свету Дерев.

1104. §56 Некоторое время обитали они в Валиноре, а после Оромэ возвратил их к Куивиэнен; и они обратились к своим народам, убеждая их прислушаться к призыву валар и уйти на Запад.»

Отсюда узнаем много новой информации. 1. После первой неудачи, Оромэ на какое-то время отлучался с Куивиэнен и был послан к эльфам во второй раз, в этот раз и были избраны эльфы-посланцы. 2. Трое посланников беседовали с самим Манвэ. 3. До возвращения на Куйвиэнен они жили в Валиноре два года валар. 4. Наконец, посланцы, избранные Оромэ уже принадлежали к числу эльфийских вождей. Эти сведения не противоречит другим источникам и могут быть приняты.

Невозможно принять положение, согласно которому избранных посланцев было больше, но согласились идти только трое. Похоже, здесь отразилась позже отвергнутая Толкином концепция двух отдельных кланов аварии, народов Морвэ и Нурвэ (AAm 57, под 1105 г.).

 

Встреча трех послов с валар подробно описана в Книге Утраченных Сказаний, в этом эпизоде практически нет противоречий с более поздними текстами. Приведем этот эпизод (в переводе Анариэль Ровэн):

 

«Слушай теперь о том, как трое эльфов, принесенные Норнорэ, стояли пред богами, когда настало смешение света: Сильпион угасал, а древо Лаурэлин пpобуждалось к величайшему сиянию, Сильмо же как раз опустошил кувшин сеpебpа на коpни Сильпиона. Эльфов, чьи глаза пpивыкли к сумpаку и не видели ничего ярче звезд Варды, ослепило и поpазило великолепие света, но кpаса и царственная мощь собоpа богов исполнили их благоговением, а кpыши Валмаpа, свеpкающие далеко на pавнине, - тpепетом, и пpеклонились они с почтением, но Манвэ pек им:

- Восстаньте, о Дети Илyватара, ибо весьма pады боги пpиходу вашему! Поведайте, как вы пришли; каким нашли мир; каким видится он вам, его первенцам, и какими желаниями он наполняет вас.

Но, ответствуя, молвил Нолэмэ (т. е. вождь нолдор – А):

- Поистине, от величайшего явились мы! Ибо мнится мне, лишь сейчас пробудился я ото сна бесконечно глубокого, и безбрежные сновидения уже позабыты.

И Тинвэ (т. е. вождь телери – А) пpибавил, что сеpдце говорит ему, будто лишь недавно явился он из необъятных краев, но сам он так и не смог пpипомнить, какими темными и загадочными путями пpивели его сюда. Последним говорил Ингэ (то есть Ингвэ – А), взиравший на Лаурэлин, пока прочие держали речь, и молвил:

- Hе ведаю, откуда, какими путями и куда я странствовал, но миp наш для меня - великое чудо, и мнится, люблю я его весь, однако ж наполняет он меня жаждой света.

И узрел Манвэ, что Илyватар стер из умов эльдар знание о том, как они пришли в мир, и что богам не дано узнать того; и глубоко было его изумление. Йаванна же, внимавшая речам, перевела дух, потрясенная словами Ингвэ о жажде света. Взглянула она на Лауpэлин, и сердце ее помыслило о плодоносных садах Валмара, и зашептала она нечто Туивaне, сидевшей подле нее и не сводившей взоpа с нежного изящества эльдаp; затем обе они обратились к Манвэ:

- Внемли! Укpытая тенью земля - не место для созданий столь дивных, поpожденных мыслью и сеpдцем Илуватаpа. Прекрасны pощи и сосновые боpы, но не одни эльфы живут в них: странствуют там дети Мандоса и слуги Мэлько скpываются в стpанных местах, да и сами мы не желаем pасставаться с этим чудесным наpодом. Их далекий смех, звучавший в Палисоре, достиг нашего слуха, и было бы хорошо, если бы эхо этого смеха звенело в наших чеpтогах и двоpах Валмаpа. Пусть эльдар живут средь нас,  и колодец нашей pадости наполнят новые источники, что никогда не пеpесохнут.

 

(далее следует описание спора валар)

 

Выслушав все сказанное, с радостью Манвэ принял решение, ибо и его сердце само по себе склонялось к тому, чтобы привести эльдар из сумерек мира к свету Валинора. Обратившись к трем эльдар, он изрек:

- Возвращайтесь ныне к вашим родичам - быстро отнесет вас Норнорэ к Койвиэ-нэни, что в Палисоре. И таково слово Манвэ Сулимо и глас воли валар, дабы народ эльдалиэ, Дети Илуватара, отправились в Валинор, где станут жить они, осененные величием Лаурэлин и сиянием Сильпиона, и познают счастье богов. И будут владеть они обителью неизреченной красоты, которую боги помогут им возвести.

На то ответствовал Инвэ:

- Поистине, с охотой послушаемся мы слов твоих, да и кто из эльдалиэ, что уже бредят красой звезд, станет медлить или отдыхать, пока его очи не усладит благословенный свет Валинора!

Тогда отвел Норнорэ тех эльфов обратно на голые берега Койвиэ-нэни, и, поднявшись на камень, Инвэ вещал о посольстве всему тому множеству эльдалиэ, которых Илуватар первыми пробудил на Земле, и все, кто внимал его речи, исполнились жаждой лицезреть богов».

(По Книге Утраченных Сказаний, первым из валар увидел эльфов Оромэ, но отвез в Валинор послов и говорил с эльфами от имени валар не он, но глашатай валар Норнорэ. Упоминание о «детях Мандоса» в Средиземье также трудно совместить с позднейшими текстами).

 

26. (1105 г.) Так произошло первое разделение Эльфов. Ибо племя Ингвэ и большая часть племен Финвэ и Эльвэ поколебались, слушая рассказ вождей, и пожелали уйти и следовать за Оромэ; и после они были известны как эльдары - имя это дал им Оромэ. Но многие отказались от призыва, предпочтя звездный свет и просторы Средиземья рассказу о Древах - это были Авари, Отказавшиеся, в то время они отделились от эльдаров - и не встречались, покуда не минуло много веков.

Then befell the first sundering of the Elves. For the kindred of Ingwë, and the most part of the kindreds of Finwë and Elwë, were swayed by the words of their lords, and were willing to depart and follow Oromë; and these were known ever after as the Eldar, by the name that Oromë gave to the Elves in the beginning, in their own tongue. But many refused the summons, preferring the starlight and the wide spaces of Middle-earth to the rumour of the Trees; and these are the Avari, the Unwilling, and they were sundered in that time from the Eldar, and met never again until many ages were past.

Весь материал заимствован из AAm (57, под 1105 г.), однако значительная часть текста, посвященная происхождению авари, в Сильмариллион не попала. Приведем этот отрывок (с переводом Юлии Понедельник):

‘But  the  kindreds of  Morwe and  Nurwe were unwilling and refused the summons,  preferring the  starlight and the wide spaces  of the  Earth to  the rumour  of the  Trees. Now these  dwelt  furthest  from  the  waters  of  Kuivienen,  and wandered  in  the  hills, and  they had  not seen  Orome at  his first coming,  and  of  the  Valar  they  knew  no  more than  shapes and rumours  of  wrath  and  power   as  they   marched  to   war.  And mayhap  the  lies  of  Melkor  concerning  Orome  and  Nahar  (that above were recalled) lived still  among them,  so that  they feared him  as  a  demon  that would  devour them.(1) These are  the Avari, the  Unwilling...’

«Но племена Морвэ и Нурвэ не желали идти и отвергли призывы, предпочтя звездный свет и широкие просторы Земли слухам о Деревьях. Они обитали далее всего от вод Куивиэнен и бродили средь холмов, и не видели Оромэ в первый его приход, а потому валар были для них не более, чем смутные образы и легенды о гневе и мощи в дни войны с Мелькором. И, быть может, ложь Мелькора об Оромэ и Нахаре (о которой сказано выше), жила еще меж них, и они боялись Оромэ как демона, что пожрет их. Это — авари, Отказавшиеся…»

От концепции четвертого и пятого эльфийских кланов Толкин отказался, и мы не можем ее принять. Если не существовало этих народов с их отдельными поселениями, то вся концепция о сохранявшемся «страхе» перед Оромэ рушится также. Кристофер Толкин правильно сделал, что не включил этот пассаж в Сильмариллион.

Текст LQ (23) в данный момент очень краток и не прибавляет ничего нового.

 

К этому времени подходит к концу период жизни эльфор на Водах Пробуждения (1050 – 1105 гг.). Нелишним здесь будет обзор эльфийской культуры до начала Великого Похода.

 

Вероятно, уже на Куйвиэнэн появляются в большом числе семьи и дети. В тексте Eldarin hands, fingers and numerals отмечено, что имена числительные развиваются параллельно с названиями для пальцев рук и детской «игрой в пальцы» (VT47). По сохранившимся сведениям, две руки были представлены как две соседние семьи: каждая состояла из отца, матери, сына, дочери и третьего, маленького ребенка.

У эльфов на Водах Пробуждения появляются начала счета и десятиричная система счисления.

Тэлери изобретают плоты, а вскоре и «легкие весельные лодки в виде водоплавающих птиц» для плавания по озерам (PM:391-92). Такая форма лодок свидетельствует о том, что еще на Куивиэнэн эльфы достигли известного уровня мастерства и проявляли развитое эстетическое чувство. В другом месте показано, что до Великого Похода эльфы могли валить деревья (MR:219) - факт довольно банальный.

Эльфам требовались орудия из камня или металла. Согласно примечанию к Шибболету, под руководством Оромэ эльфы делали металлическое оружие защиты от морготовых прислужников, «в особенности во время Похода» (PM:366). Подразумевается, что работа с металлом началась еще до Похода, хотя и в скромных размерах.  Вероятно, квэнди пытались подражать оружию, присланному от Ауле (см. выше). Быть может, это произошло между 1086 и 1090-1092 гг. (см ниже об Оромэ на Куивиэнэн), период после 1101 мне представляется менее вероятным. Ко времени Великого Похода (уход Ленвэ на юг) все эльдар были знакомы с четырьмя металлами (железо, медь, золото, серебро) – имеются родственные слова для них во всех языках эльдар (PM:366). Но не все с ними работали: по некоторым данным, у нандор металлического оружия не было (WJ:13), что, должно быть, не мешало им сохранить эти слова. Для плавки железа нужно очень много дерева, а нандор (в поздние времена) невзлюбили «народ лесорубов» (Silm., ch. 17).

Золото и серебро бесполезно для изготовления оружия: следовательно, металл не всегда использовался в оборонных целях. И все-таки связь с оружием особо подчеркивается (PM:366). Надо полагать, металл все еще употребляли в ограниченном объеме, обычные орудия труда делали из других материалов (камень, кость)?

 

И нолдор, и синдар впоследствии готовили лембас: скорее всего, это означает, что во время Великого Похода они не только получили дорожный хлеб, но и научились его выращивать. Лембас им присылает Йаванна в самом начале Похода (PM:403). Если так, эльфы, скорее всего, были знакомы с земледелием еще на Куивиэнэн. Во всяком случае, известен общеэльдаринский корень «хлеб» (VT17:52).

 

С самого раннего времени эльфы складывали песни. Нэльяр (тэлери) «пели, еще не научившись произносить слова». Быть может, те «древнейшие эльфийские песни, отголоски которых еще звучат на Западе» (о Черном Всаднике и призраках у Куивиэнэн) сохранились еще со времен Куивиэнэн (ок. 1080-1185?) – но это только предположение.

Уже на Водах Пробуждения началось философское осмысление мира эльфами. Они рассуждали о смерти. Большинство считало, что умершие «уходят в ничто», но другие предполагали, что они попадают «в Царство Ночи», под власть «Владыки Ночи». Это говорит о влиянии Тени (MR:219), но косвенным образом указывает и на то, что у квэнди уже тогда были какие-то представления о душе. О бессмертии фэа они узнали только от Манвэ в Амане (MR:219). Это могло произойти либо в 1102-1104 (Ингвэ, Финвэ и Эльвэ в Валиноре), либо уже после 1133 (для ваньяр и нолдор конец Похода).

 

27. (1105 г.) Эльдары готовились покинуть свои первые жилища на востоке; они образовали три дружины. Меньшую – и первую, что вышла в путь - вел Ингвэ, величайший владыка эльфов. Он вошел в Валинор и сидит у ног Стихий, и все эльфы чтят его имя; но он не возвращался назад и никогда не оглядывался на Средиземье. Его народ – ваниары, Дивные Эльфы; их более всего любят Манвэ и Варда и немногие из людей говорили с ними.

The Eldar prepared now a great march from their first homes in the east; and they were arrayed in three hosts. The smallest host and the first to set forth was led by Ingwë, the most high lord of all the Elvish race. He entered into Valinor and sits at the feet of the Powers, and all Elves revere his name; but he came never back, nor looked again upon Middle-earth. The Vanyar were his people; they are the Fair Elves, the beloved of Manwë and Varda, and few among Men have spoken with them.

Параграф заимствован из LQ (24-25), есть небольшие сокращения. Текст параграфа 24:

‘The  Eldar  prepared  now  a  great  march from  their first  homes  in  the  East.  When  all  was  made  ready,  Orome  rode  at  their  head  upon  Nahar,  his  white  horse  shod  with  gold;  and  behind him the Eldalie were arrayed in three hosts.

«Эльдар эльфы теперь готовились к великому походу, покидая свой первый дом на  Востоке. Когда все было готово, Оромэ верхом на Нахаре поскакал во главе эльфов, его белый конь был подкован золотом, и за ним следовали Эльдалиэ, построившись в три отряда».

Согласно «Книге Утраченных Сказаний», Инвэ (Ингвэ) шел на Запад во главе похода, «у стремени Оромэ».

Имена народа ваньяр в песнях и сказаниях (MR:164): «Благословенные эльфы, эльфы копья, эльфы воздуха, друзья богов (читай друзья валар – А), священные и бессмертные эльфы, дети Ингвэ, прекрасный и белый народ» (The Vanyar are the Blessed Elves, and the Spear-elves, the Elves of the Air, the friends of the Gods, the Holy Elves and the Immortal, and the Children of Ingwe; they are the Fair Folk and the White).

Интереснейшие материалы об эльдар, авари и трех эльфийских кланах, об эльдар, авари, об ожесточенных спорах при Разделении см. часть работы Квенди и эльдар, нами переведенная:  http://community.livejournal.com/cuivienen_2009/314.html Эти сведения в высшей степени надежны.

 

«Рассказывается, что из небольшого клана Minyar никто не присоединился к авари. Tatyar разделились поровну. Nelyar меньше всех желали оставить свои дома у озера, но они были сплоченным народом и очень хорошо осознавали единство клана (пока единство сохранялось). Поэтому, когда стало ясно, что их вожди Эльвэ и Олвэ решились выступить в путь и должны собрать множество последователей, многие из тех, кто поначалу примкнул к авари, перешли в стан эльдар, лишь бы не разлучаться с сородичами. Нолдор утверждали, что большинство ‘Teleri’ были Avari в душе, и одни только Eglain действительно сожалели, что остались в Бэлерианде.

Исходя из числа 144, историки Нолдор принимали примерно такое соотношение для Авари и Эльдар к началу Похода:

Minyar 14: Avari 0 Eldar 14
Tatyar 56: Avari 28 Eldar 28
Nelyar 74: Avari 28 Eldar 46 > Amanyar Teleri 20;


Sindar и Nandor 26

Следовательно, нолдор были крупнейшим эльфийским кланом в Амане, тогда как оставшиеся в Средиземье эльфы (Moriquendi в квэнья Амана), превосходили числом Amanyar в отношении 82 к 62. (12)

Как долго сохранялись среди Авари клановые имена *wanyā, *ňgolodō и *lindā, теперь неизвестно, но о существовании старых кланов они помнили и все еще признавали особое родство между теми, кто изначально происходил из одного клана, ушли они в Великий Поход или нет. Первые авари, с которыми эльдар снова встретились в Бэлерианде, кажется, считали, что происходят от татьяр, и признавали свое родство с Изгнанниками, хотя нигде не сообщается, что они использовали имя Ñoldo в какой-либо узнаваемой аваринской форме. Однако по отношению к нолдор они были недружелюбны и завидовали своим более высоким родичам, обвиняя тех в надменности.

Эта неприязнь отчасти восходила к ожесточению Спора перед началом Похода и позднее, без сомнения, возросла из-за происков Моргота, но, кроме того, она дает известное представление о темпераменте нолдор в целом и Фэанора в частности. В самом деле, тэлери, со своей стороны, утверждали, что большинство нолдор даже в Амане оставались авари в душе и вернулись в Средиземье, осознав свою ошибку: им места не хватало для всяческих раздоров. Напротив, линдаринские представители западных авари стремились к дружбе с эльдар и охотно у них учились. И родственные чувства между остатками синдар, нандор и линдаринскими Авари были так сильны, что позднее, в Эриадоре и в Долине Андуина, они часто смешивались и жили вместе».

 

Из «Квенди и эльдар» сделует, что эльфы были разделены на кланы изначально, и память об этих кланах сохранялась и среди авари.

 

28. (1105 г.) За ними шли нолдоры - род Финвэ. Это Премудрые Эльфы, друзья Ауле: о них сложено множество песен ибо в древности они много трудились и тяжко бились в северных землях.

Next came the Noldor, a name of wisdom, the people of Finwë. They are the Deep Elves, the friends of Aulë; and they are renowned in song, for they fought and laboured long and grievously in the northern lands of old.

Параграф заимствован из LQ (26) c небольшими изменениями. В изданный Сильмариллион не попало интереснейшее замечание о предводителе народа: ‘Their lord was Finwe, wisest of all the children of the world’, «Их лордом был Финвэ, мудрейший из всех детей мира».

Имена народа нолдор в песнях и сказаниях (MR:164): «Мудрые, золотые, доблестные эльфы, эльфы меча, эльфы земли, враги Мелькора, искусные руки, создатели самоцветов, товарищи людей, последователи Финвэ» (The Noldor are the Wise, and the Golden, the Valiant, the Sword-elves, the Elves of the Earth, the Foes of Melkor, the Skilled of Hand, the Jewel-wrights, the Companions of Men, the Followers of Finwe).

 

29. (1105 г.) После всех двигалось самое многочисленное племя звались они тэлери, Последние, ибо мешкали в пути и не совсем еще решились покинуть сумерки ради света Валинора. Более всего они любили воду, и те из них, что пришли в конце концов к западным берегам, были зачарованы морем. Потому в Амане они стали зваться Морскими Эльфами, фалмари, ибо играли и пели близ бушующих волн. У тэлери было два вождя - ибо число их велико - Эльвэ Синголло (что значит Серебристый Плащ) и его брат Ольвэ.

The greatest host came last, and they are named the Teleri, for they tarried on the road, and were not wholly of a mind to pass from the dusk to the light of Valinor. In water they had great delight, and those that came at last to the western shores were enamoured of the sea. The Sea-elves therefore they became in the land of Aman, the Falmari, for they made music beside the breaking waves. Two lords they had, for their numbers were great: Elwë Singollo (which signifies Greymantle) and Olwë his brother.

Почти без изменений параграф был перенесен из LQ (27), однако его конец в Сильмариллион не попал. Дополнительные сведения об Эльвэ и Олвэ: The hair of Olwe was long and white, and his eyes were blue; but the hair of Elwe was grey as silver, and his eyes were as stars; he was the tallest of all the Elven-folk. «У Олвэ были длинные белые волосы, глаза его были голубые, но волосы Эльвэ были серы как серебро, а глаза подобны звездам; он был самым высоким во всем народе эльфов».

Имена разных народов телерийского происхождения (MR:164-165, см также MR:171, исправления): «Телири (Аманские – А) – пенные всадники, певцы побережья, свободные, быстрые эльфы, эльфы стрелы, морские эльфы, корабельные мастера, пастухи лебедей (sic!), собиратели жемчуга, синие эльыф, народ Олвэ. Нандор – народ Дана (читай Ленвэ – А), лесные эльфы, странники, эльфы посоха, зеленые и коричневые эльфы (The Teleri are the Foam-riders, the Singers of the Shore, the Free, and the Swift, and the Arrow-elves; they are the Elves of the Sea, the Ship-wrights, the Swanherds, the Gatherers of Pearl, the Blue Elves, the people of Olwe. The Nandor are the Host of Dan, the Wood-elves, the Wanderers, the Staff-elves, the Green Elves and the Brown, the Hidden People). Нандор Оссирианда: «эльфы Семиречья, незримые певцы, не имеющие короля, безоружные, потерянный народ» (the Elves of the Seven Rivers, the Singers Unseen, the Kingless, the Weaponless, and the Lost Folk). Синдар – «Лембери, помедлившие, друзья Оссэ, эльфы топора, эльфы сумерек, серебряные эльфы, чародеи, подопечные Мелиан, родичи Лутиэн, народ Эльвэ» (The Sindar are the Lemberi, the Lingerers; they are the Friends of Osse, the Axe-elves, the Elves of the Twilight, the Silvern, the Enchanters, the Wards of Melian, the Kindred of Luthien, the people of Elwe).

 

30 (1105 г.). Таковы три рода эльдалиэ, пришедшие на Заокраинный Запад во дни Древ и нареченные потому калаквэнди - Эльфами Света. Были, однако, и другие эльфы, что вышли в путь на запад, но потерялись в дороге, свернули в сторону или остались на берегах Средиземья - большей часть, как говорилось потом, тэлери. Они жили у моря и бродили в лесах и горах, однако сердца их были обращены к Западу. Этих эльфов калаквэнди зовут уманиарами, ибо они никогда не бывали в Амане; но как их, так и авари называют еще мориквэвди. Эльфами Сумерек, ибо те не видели Света, что был до Солнца и Луны.

These were the three kindreds of the Eldalië, who passing at length into the uttermost West in the days of the Trees are called the Calaquendi, Elves of the Light. But others of the Eldar there were who set out indeed upon the westward march, but became lost upon the long road, or turned aside, or lingered on the shores of Middle-earth; and these were for the most part of the kindred of the Teleri, as is told hereafter. They dwelt by the sea or wandered in the woods and mountains of the world, yet their hearts were turned towards the West. Those Elves the Calaquendi call the Úmanyar, since they came never to the land of Aman and the Blessed Realm; but the Úmanyar and the Avari alike they call the Moriquendi, Elves of the Darkness, for they never beheld the Light that was before the Sun and Moon.

Этот параграф целиком заимствован из LQ (29) с незначительной редакторской правкой. AAm (58, под 1105 г.) говорит о всех трех народах коротко и не добавляет существенных деталей.

 

31 (1105 г.). Говорят,  что когда племена эльдалиэ уходили от Куйвиэнэн, Оромэ ехал во главе их на своем золотокопытом коне Нахаре; и, обогнув с севера море Хелкар, они повернули к западу. Перед ними на севере темно клубились над разореньем войны черные тучи, и звезды там были затенены. Тогда кое-кто испугался и отступил, и повернул назад - и позабыт ныне.

It is told that when the hosts of the Eldalië departed from Cuiviénen Oromë rode at their head upon Nahar, his white horse shod with gold; and passing northward about the Sea of Helcar they turned towards the west. Before them great clouds hung still black in the North above the ruins of war, and the stars in that region were hidden. Then not a few grew afraid and repented, and turned back, and are forgotten.

Параграф целиком заимствован из LQ, хотя первая его подверглась правке, которая на смысл не повлияла.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

zzzzzzzz