Кто и когда написал "Лейтиан"? 2009

См. также:

Одежда, оружие, мир вещей в поэме «Лейтиан». Полный цитатник

Лейтиан. Полный перевод Арандиля!

Кеменкири. О межнациональной гордости Диора


Вспоминая старую дискуссию в журнале у Кеменкири (http://kemenkiri.livejournal.com/226122.html), решил изучить вопрос, опираясь на текст Лейтиан. Больше всего информации можно найти в самой поэме, если почитать ее внимательно.
Нашлось два десятка любопытных цитат, которые характеризуют автора, время его жизни, источники и кругозор – все эти цитаты здесь выкладываю. Дальше – мои комментарии и выводы.
Не претендую пока на окончательное решение проблемы: возможно, более внимательный обзор текстов заставит меня скорректировать свою позицию.

Цитаты

Ранняя редакция Лэ о Лейтиан была создана в 1925-1931 гг. (поэма не окончена). Около 1950 года Толкин стал редактировать поэму и создал вторую редакцию (‘The Lay of Leithian Recommenced’), но успел переписать лишь начало поэмы и прекратил работу. Более поздняя редакция обладает более высоким авторитетом и ей следует отдавать предпочтение при расхождении двух версий. Но бОльшая часть поэмы так и не была переписана и, следовательно, существует только в ранней редакции. В этом случае читать надо раннюю версию: альтернативы нет.
Сначала я приведу цитаты из второй версии поэмы (‘The Lay of Leithian Recommenced’), затем – из первой версии (‘The Lay of Leithian’). Цитаты пронумерованы.

The Lay of Leithian Recommenced

1. There mirth there was and voices bright ...
while the endless years of Elven-land
rolled over far Beleriand,
until a day of doom befell,
as still the elven-harpers tell. (85-94)

2. Twelve men beside him still there went,
still faithful when all hope was spent.
Their names are yet in elven-song
remembered, though the years are long
since
doughty Dagnir and Ragnor,
Radhruin, Dairuin and Gildor,
Gorlim Unhappy, and Urthel,
and Arthad and Hathaldir fell ...(145-152)

3. There long ago in Elder-days
ere voice was heard or trod were ways,
the haunt of silent shadows stood
in starlit dusk Nan Elmoth wood. (593-96)

4. No other player has there been,
no other lips or fingers seen
so skilled, 'tis said in elven-lore,
save Maelor son of Feanor,
forgotten harper, singer doomed,
who young when Laurelin yet bloomed
to endless lamentation passed
and in the tombless sea was cast.
But Daeron in his heart’s delight
yet lived and played by starlit night
until one summer-eve befell,
as still the elven harpers tell. (3:45-56)

(строки посвященные Маглору по более ранней, отвергнутой версии:
4 a) (and he who harps upon the far
forgotten beaches and dark shores
where western foam for ever roars,
Maglor whose voice is like the sea)
(506-509)

5. Songs have recalled, by harpers sung
long years ago in elven tongue,

how Lúthien and Beren strayed
in Sirion's vale; and many a glade
they filled with joy, and there their feet
passed by lightly, and days were sweet. (10:1-6) (ср. раннюю версию: The Lay of Leithian 2856-61)

6. and there there lie the white bones yet
of Finrod fair, Finarfin's son,
unless that land be changed and gone,
or foundered in unfathomed seas,
while Finrod walks beneath the trees
in Eldamar* and comes no more
to the grey world of tears and war. (10:16-22) (ср. раннюю версию: The Lay of Leithian 2871-77)

The Lay of Leithian Recommenced

7. Thus Lúthien, whom no pursuit,
no snare, no dart that hunters shoot,
might hope to win or hold, she came
at the sweet calling of her name;
and thus in his her slender hand
was linked in far Beleriand;
in hour enchanted long ago
her arms about his neck did go, (800-807)

8. But Thingol marvelled, and he sent
for Dairon the piper, ere he went
and sat upon his mounded seat -
his grassy throne by the grey feet
of the Queen of Beeches, Hirilorn,
upon whose triple piers were borne
the mightiest vault of leaf and bough
from world's beginning until now. (866-73)

9. and Maglor the mighty who like the sea
with deep voice sings yet mournfully. (1632-33)

10. The wars and wandering of the Gnomes
this tale tells not. Far from their homes
they fought and laboured in the North.
Fingon daring alone went forth
and sought for Maidros where he hung;
in torment terrible he swung,
his wrist in band of forged steel,
from a sheer precipice where reel
the dizzy senses staring down
from Thangorodrim's stony crown.
The song of Fingon Elves yet sing
captain of armies, Gnomish king,
who fell at last in flame of swords
with his white banners and his lords.
They sing how Maidros free he set,
and stayed the feud that slumbered yet
between the children proud of Finn.
Now joined once more they hemmed him in,
even great Morgoth, and their host
beleaguered Angband, till they boast
no Orc nor demon ever dare
their leaguer break or past them fare. (1644- 65)

11. That was the time that songs do call
the Siege of Angband, (1670-71)

12. Men called him Thu, and as a god
in after days beneath his rod
bewildered bowed to him, and made
his ghastly temples in the shade.
Not yet by Men enthralled adored,
now was he Morgoth's mightiest lord
, (2064-69)

14. “... I now must go to my long rest
neath Timbrenting in timeless halls
where drink the Gods, where the light falls
upon the shining sea.”Thus died the king,
as elvish singers yet do sing. (2633-37)

15. There Beren lies. His grief no tear,
his despair no horror has nor fear,
waiting for footsteps, a voice, for doom.
Silences profounder than the tomb
of long-forgotten kings, neath years
and sands uncounted laid on biers
and buried everlasting-deep
,
slow and unbroken round him creep. (2638- 2645)

16. Therewith the smart he swift allayed,
while Lúthien murmuring in the shade
the staunching song, that Elvish wives
long years had sung in those sad lives

of war and weapons, wove o'er him (3124-28).

17. his thirst she slakes,
his brow caresses, and softly croons
a song more potent than in runes
or leeches' lore hath since been writ.
Slowly the nightly watches flit.
The misty morning crawleth grey
from dusk to the reluctant day. (3141-47)

18. There they stayed
resting in deep and mossy glade;
there lay they sheltered from the wind
under mighty beeches silken-skinned,
and sang of love that still shall be,
though earth be foundered under sea,
and sundered here for evermore
shall meet upon the Western Shore
. (3220-27)

19. Yet Orcs would after laughing tell
of the duel at the gates of hell;
though elvish song thereof was made
ere this but one - when
sad was laid
the mighty king in barrow high,
and Thorndor, Eagle of the sky,
the dreadful tidings brought and told
to mourning Elfinesse of old. (3584-91)

20. Never Orc nor demon after dared
that pass to climb, o'er which there stared
Fingolfin's high and holy tomb,
till Gondolin's appointed doom. (3628-31)

Некоторые сомнительные и двусмысленные цитаты не вошли в эту подборку. Например, первые строки Лейтиан:
A king there was in days of old:
ere Men yet walked upon the mould
his power was reared in caverns' shade,
his hand was over glen and glade.
(Не совсем понятно, как их толковать: Тингол – король древности? Тингол – король, чье правление началось еще до пробуждения людей в глубокой древности? В свете иных данных склоняюсь к первому варианту).

Интерпретация

По замыслу Толкина, наш текст описывает события, которые ко времени создания поэмы стали уже глубокой древностью: об этот прямо говорят цитаты № 2, 3, 5, 7, 19. Косвенно о том же говорят и ссылки на «песни», которые эльфы «еще» поют (yet, still): №1, 9, 10, 14. Согласно одной из цитат (7) автор или его аудитория жили далеко от Белерианда: Митлонд, наверное, мы можем исключить. События Лейтана для автора – «Древняя Пора», Elder-days (3). Следовательно, она создана не ранее Второй Эпохи.

Автор знает о некоторых событиях, случившихся после Похода за Сильмариллями. Каков его «исторический горизонт»? Упоминается гибель Гондолина (20), затопление Белерианда (6), возвращение Финрода из Мандоса (6), а также, согласно поздней редакции поэмы (4), смерть Маглора в морских волнах (аналогично – Letters, № 131), в ранней редакции Маглор еще поет на берегу моря и во время написания Лейтиан (4а, 9).

Есть сообщения о более поздних событиях: люди почитают Саурона как бога (12), эти строки могли быть написаны не ранее середины Второй Эпохи.

Если допустить, что автор поэмы – нуменорец, то цитата о гробницах «давно забытых королей» (15) становится информативной. Могил «давно забытых королей» не было ни в Белерианде, ни в Нуменоре. Такой образ у поэта-дунадана мог появиться, когда нуменорцы неплохо познакомились со Средиземьем, то есть не в самом начале Второй Эпохи.

Автор так настойчиво заостряет внимание на «эльфийских» песнях, арфистах, преданиях (1, 2, 4, 10, 14, 16), что появляется подозрение: сам-то он – не эльф, как и аудитория. Особо интересен фрагмент № 5, в котором речь идет о древних песнях «на эльфийском языке» (Songs have recalled, by harpers sung long years ago in elven tongue), едва ли эти строки могли быть написаны эльфом и для эльфов (в первой редакции поэмы они выглядят так: Songs have recalled the Elves have sung in old forgotten elven tongue). Наконец, в заметке из Преображенных мифов (MR:373) Лейтиан названа «нуменорским» сказанием. Правда здесь дается иное название поэмы (The three Great Tales must be Numenorean, and derived from matter preserved in Gondor… They are (1) Narn Beren ion Barahir also called Narn e-Dinuviel (Tale of the Nightingale)).

Итак, Лейтиан в существующем виде создана человеком. Человек, очевидно, был хорошо знаком с эльфийской эпической традицией. Эта традиция и должна послужить ему источником. Человек написал одну большую поэму на базе нескольких или многих эльфийских песен: согласно фрагменту № 5, «песня» была не одна. Как сказано в Сильмариллионе, поэма пользовалась особой любовью эльфов (‘And of these histories most fair still in the ears of the Elves is the tale of Beren and Lúthian’). Отсюда можно заключить, что автор бережно отнесся к эльфийской традиции, не привнес серьезных искажений и не прибавил ничего, что казалось бы эльфу «чужеродным» и не вызывало доверия. Потому мы не имеем права отрицать достоверность лэ на том основании, что написал ее человек.

И все-таки поэма не похожа на компиляцию! Не уже говоря о стройной, продуманной композиции произведения, заметим, что вся поэма была написана в одном размере: едва ли все разнообразные «песни эльфов» были на один размер (известные нам образцы эльфийской поэзии написаны в самых разных размерах). Следовательно, Лейтиан не стала механической компиляцией из этих песен.

Таким образом, поэма оригинальна по форме, но не самостоятельна по содержанию. Может быть, именно по этой причине в доступных текстах нет имени автора. Мы знаем, что Нарн и Хин Хурин написал Дирхавель, но этот автор был вполне самостоятелен и сам расспрашивал свидетелей описанных событий (WJ:311-315). Имя автора Лейтиан, должно быть, упоминалось реже: он действовал в рамках традиции и зависел от предшественников. Как литературное мастерство автора, так и верность в передаче истории могли принести известность его творению.

Упоминания о «песнях эльфов» можно понимать как своеобразные «ссылки на источники». Не все эти «песни» относились к истории Лутиэн и Берена: во фрагменте № 10 рассказано про «песнь о Фингоне». В песни о Фингоне говорилось о спасении Маэдроса и, вероятно, о гибели Фингона в Нирнаэт – если последнее предположение верно, речь может идти о крупном произведении с широкими хронологическими рамками, и его содержание кратко пересказано. В этом же отрывке (10), автор не стал говорить об исходе нолдор (this tale tells not) – подразумевая, вероятно, что об этом рассказано в других преданиях, которые знакомы автору и, в принципе, доступны и для его аудитории. Есть в Лейтиан и другие исторические экскурсы (например, о поединке Финголфина и Моргота): вероятно, автор здесь опирался на иные тексты. Упоминается (4) «эльфийское знание» (elven-lore) о Маглоре и Даэроне (и любопытные сведения о творчестве Маглора); в других фрагментах – эльфийские песни, останавливающие кровь (16), письменное «лекарское знание» (17), песнь о поединке Финголфина и Моргота (19, этот фрагмент противоречит Сильмариллиону). Не уточняется, был ли автор непосредственно знаком с этими текстами. Так или иначе, его кругозор довольно широк.

Автор так часто говорит о пении эльфийских менестрелей, что можно задаться вопросом – не слушал ли он эльфов «вживую»? Имел ли автор доступ к живой эльфийской традиции? Весьма вероятно! Я полагаю, иначе человеку не удалось бы сотворить поэму, которую сами эльфы любили и почитали! Но это не исключает, что какие-то сведения поэт черпал и из нуменорской книжной культуры.
Похоже, Лейтиан родилась на стыке эльфийской традиции и человеческого творчества – в чем-то поэма напоминает своих героев…

Нам возразят, что Лейтиан в существующем виде могла быть и отредактирована человеком, а ее исходный вариант старше и написан эльфами, что единого автора могло и не быть, а «человеческие» фрагменты суть позднейшие «интерполяции». Мне кажется, эта гипотеза несостоятельна. Поэма не закончена, но то, что написано, имеет стройную композицию и подчиняется единому замыслу, Лейтиан похожа на авторское произведение. «Человеческие» фрагменты совсем не похожи на чужеродные «интерполяции», они очень органично входят в текст и не могут быть изъяты без ущерба для всего текста. Пример – фрагмент № 14, посвященный последним словам Фелагунда:
“... I now must go to my long rest
neath Timbrenting in timeless halls
where drink the Gods, where the light falls
upon the shining sea.”Thus died the king,
as elvish singers yet do sing.
Если последняя строка – «интерполяция», то и предпоследняя должна быть тоже вставлена, ведь обе строки рифмуются: king-sing, однако в предпоследнюю попал конец речи Фелагунда. Следовательно, и вся речь интерполирована? А ведь это важная органическая часть поэмы. В противном случае редактору пришлось бы не дописать, а выкинуть и переписать заново последнюю строку… ради чего? Чтобы сказать «так пели эльфы?» Я не отрицаю такой возможности, и все же считаю, что эта вероятность мала – дунедайн трепетно относились к эльфийской традиции; чтобы дополнить и тем более исказить эльфийскую поэму, требовалась нетривиальная мотивация… никакой мотивации я не вижу!

Нам могут возразить, будто нельзя по английскому тексту судить о синдаринском «подлиннике»… Однако нам дан только английский текст, только он и доступен для изучения – «оригинала» нет, и сказать о нем мы ничего не можем.

И потом, если человек лишь редактировал единую, эльфийскую Лейтиан, зачем он вводил ссылки на множественное число «эльфийских песен» по ее же сюжету? Зачем он ссылался на эпос о Фингоне? Автор «человеческих фрагментов» в них же ссылается не на единый источник, но на разные тексты – отсюда следует, что «Лэ о Лейтиан» как единое целое создал, скорее всего, именно он.

И все-таки, по словам Арагорна, 'it is a long tale of which the end is not known; and there are none now, except Elrond, that remember it aright as it was told of old’. Следовательно, первая, забытая редакция поэмы все-таки существовала! Но, если вдуматься, и этот пассаж указывает на то, что изначальная версия поэмы – человеческая. Как могло случиться, что все эльфы кроме Эльронда забыли аутентичный (не измененный людьми) текст любимого своего сказания? Скорее всего, первый вариант Лейтиан остался неизвестен для эльфов, и только поздняя редакция стала известна всем. Но Эльронд знал и первоначальный текст – почему? Он был правнуком героев лэ и после смерти Эльроса должен был стать главным источником информации для автора. Быть может, автор был лично знаком с Эльрондом, читал ему свое произведение и выслушивал советы полуэльфа? Быть может, по этой причине сказание стало более достоверным, было признано и высоко оценено эльфами?

Самого Эльронда или Эльроса трудно считать авторами – первый не был человеком, второй жил в самом начале Второй Эпохи, когда события Лейтиан еще не сделались глубокой древностью, тем более, два отрывка (12, 15) говорят о реалиях середины Второй Эпохи, при этом фрагмент №15 не похож на вставку, и его сложно изъять из текста поэмы (строго говоря, фрагмент № 12 можно выкинуть из текста, и поэма не пострадает, но и аргументов против аутентичности этих строк нет).

Чем же отличался ранний вариант от позднего и почему только второй получил широкую известность? Мы не знаем. Наверное, поэма изначально адресовалась людям, имела хождение среди них и стала известна большинству эльфов позднее, когда текст был уже испорчен человеческим переписчикам (трудно себе представить, что в Нуменоре, при развитой книжной культуре, поэма в 4-5 тысяч строк передавалась из уст в уста, без рукописей). При этом подобранные нами фрагменты трудно списать на счет порчи текста.

Но можно выдвинуть и другое предположение. В главе из Квента Сильмариллион (в пятом томе) сказано, что поэма не окончена (and it is not ended) – Кристофер Толкин считает, что это указание лишь по ошибке не попало изданный Сильмариллион. По словам Арагорна, «конец ее неизвестен» (of which the end is not known) – конечно, из этого еще не следует, что конец был. Текст поэмы Толкина не окончен, хотя обрывается он раньше, чем «подлинный текст Лейтиан»: согласно Сильмариллиону, с первой смертью влюбленных Лэ о Лейтиан «не кончается». Фрагмент толкиновской поэмы посвящен путешествию Лутиэн в Мандос, этот же эпизод описан и в толкиновском синопсисе…

Так или иначе, незавершенность поэмы отмечена в тексте. Но почему автор не окончил своего труда? Осмелюсь предположить: поэту помешала смерть (еще один аргумент в пользу автора-человека). Подобно Гомеру, он создал эпос из песен предшественников и, подобно Вергилию, не успел завершить свой труд. Не исключено, что и написанная часть была не завершена и требовала редакции. В этом случае «новый вариант» предполагает не порчу текста, но скорее его литературную правку, без которой поэма проиграла бы, не получив широкой известности (то есть в Нуменоре трудился «Кристофер Толкин от стихосложения»). Но все это только догадки.

Однако один из текстов не вписывается в воссозданную нами картину и ставит результаты всего исследования под вопрос. В Квента Сильмариллион из пятого тома (30-е гг.) о Лейтиан сказано следующее: ‘the longest save one of the songs of the Noldor concerning the world of old’, «самая длинная из всех песен нолдор о старом мире, кроме одной». Эта фраза попала в изданный Сильмариллион, но слово «нолдор» было опущено. Одно это слово опровергло бы все мои хитроумные расчеты… если бы не противоречило более поздним текстам Толкина. Самое длинное сказание – Нарн и Хин Хурин, но его автор, по позднейшим источникам, – человек по имени Дирхавель (WJ:311-315). В Преображенных мифах история Берена и Лутиэн названа «нумнорским преданием».

Можно было бы решить противоречие так: «нуменорское предание – это произведение, существовавшее в Эленне, не обязательно написанное ее жителем. Нарн и Хин Хурин в той же тексте назван нуменорской поэмой, а ведь автор Нарна, Дирхавель, относится к эдайн, предкам нуменорцев». Блестящее решение… но то же самое можно сказать об эльфах: «Песни нолдор – это песни основанные на эпической традиции нолдор, песни, которые нолдор пели».

Ситуация безвыходная! Текстологический тупик. Именно поэтому для решения проблемы нужен сам текст Лейтиан. И этот текст говорит в пользу «человеческой версии»! Заметем, что и ранняя редакция Лейтиан (конец 1925-1930 гг.), и поздняя (ок. 1950 г) дают аналогичную информацию. При этом вторая редакция написана позже Квенты Сильмариллион из пятого тома, следовательно является более авторитетным источником. Конечно, Лейтиан лишь косвенно противоречит Квенте Сильмариллион. Однако одному слову из Квенты Сильмариллион 30-х гг. противоречит целая серия свидетельств из позднейшего источника. Поэтому указание Квенты Сильмариллион из пятого тома должно быть отвергнуто: будучи понято буквально («автор – нолдо»), оно противоречит всем остальным текстам.

Но, возможно, дальнейшее исследование четвертого и пятого тома или Писем заставит нас скорректировать позицию. Рано пока говорить об окончательном решении вопроса.


Выводы

Поэма написана человеком, нуменорцем, не ранее середины Второй Эпохи и не позднее Падения Нуменора. Этот человек очень глубоко изучил предания эльфов и создал Лейтиан на основе некоторого числа более коротких эльфийских «песен». Лейтиан – это авторский текст, вполне оригинальный по форме, но глубоко традиционный по содержанию (художественный вымысел отсутствует или не играет серьезной роли). Эльфы очень высоко оценили поэму – следовательно, не нашли в ней серьезного искажения собственной традиции. Потому мы не имеем права отрицать достоверность Лейтиан на том основании, что написал ее человек (но есть другой момент, связанный с «внешней» текстологией: первая редакция Лейтиан создана Толкином довольно рано).

Существовали две версии поэмы – раннюю к концу Третьей Эпохи помнил только Эльронд, поздняя была известна очень широко. Автор поэмы, вероятнее всего, был другом эльфов и многое узнал при личном общении с этим народом.

По моему предположению, автор лично знал Эльронда, черпал у него сведения и пел для него собственный (изначальный) вариант Лейтиан. По моей гипотезе, завершить произведение ему помешала смерть, значительно позже неоконченный текст был отредактирован кем-то из нуменорцев (такую же работу над Сильмариллионом произвел Кристофер Толкин =)) и в таком виде получил широкую известность среди людей и эльфов.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

zzzzzzzz