Кеменкири. Когда справляли Новый год в Первой Эпохе? 2009

См. также:

Расширенный Сильмариллион. Глава 18

Эльгаладна (Ольга Кухтенкова). Эльфийская одежда и культара

Экскурс о синдар (из "Парма Эльдаламберон" № 17). Перевод Кеменкири

Кеменкири. К ранней текстовой истории персонажей: Феанор


Доложено (ввиду близости Нового года) на Блинкоме-2009.

 

Сейчас в окружающем нас мире все более заметны признаки приближения Нового года – елки на улицах, украшения в витринах… и даже снег и сугробы! Картина привычная и приятная.

Довольно часто более-менее глубокий интерес к миру Средиземья вызывает множество вопросов, касающихся не только исторических событий или биографий определенных персонажей, но и подробностей повседневной жизни тех народов. В каких домах они жили, во что одевались, как прощались и здоровались, как отмечали свадьбы, похороны, праздники – и какие именно праздники? И здесь уместен и весьма вероятен вопрос о летоисчислении и праздниках, связанных с годовым циклом.

Долгое время я не видела здесь никакого особенного вопроса, полагая, что все сведения на данную тему изложены в приложении к ВК «О календарях». Можно добавить еще некоторые тексты, которые содержат те или иные подробности – прежде всего черновики приложений к ВК, но общей картины они не изменят[1].

Если же внимательно рассмотреть сведения соответствующего приложения, то картина получится следующая[2]. В основном они, что не удивительно, будут посвящены Третьей Эпохе, но для Людей Запада там приведены и краткие сведения о календаре в Нуменоре, и ранее – у «людей Северо-Запада в древности, от которых они произошли», - т.е. у Эдайн Белерианда. В отношении Третьей Эпохи сведения весьма разнообразны – упоминаются календари Гондора времен королей, наместников (в том числе календарная реформа), Арнора, хоббитов на разных стадиях их переселения, собственно Шира, Бри; упомянуты отдельные детали летоисчисления людей долины Андуина и «аборигенного» населения земель Арнора…

Однако все это разнообразие относится исключительно к Людям. В отношении эльфов – даже эльфов именно Третьей Эпохи! – сведения достаточно скудны. Упомянуты в целом «Эльдар Средиземья», «в особенности северо-запада», - но также говорится, что хоббиты обладали информацией только о календаре Имладриса. Именно он и охарактеризован кратко в приложениях – перечислены названия 5 периодов года на Квенья и Синдарине; говорится, что у других эльфов они могли быть иными, но никакой информации об этом нет. Еще меньше вариантов (и ясности, впрочем) с точной начала года. Если для хоббитов – сначала кочевых, затем поселившихся около Бри, и наконец в Шире -  в черновиках Приложения, например, приведены 3 сменявших друг друга варианта Нового года (весенний, осенний, зимний), для Людей (разных времен) известны по крайней мере весенний и зимний Новый год, - то для эльфов как раз известен только весенний. При указании на расхождение в несколько дней с новым, принятом Арагорном, календарем Гондора, мы узнаем и дату – 6 апреля.

Интересно сравнить это с черновиками приложения. Они приводятся Кристофером фрагментарно. Если выше речь шла о начала «короткого», солнечного года (loa), то в тексте, предшествующем печатной версии, есть иное упоминание – о начале «длинного» года (quantien, «полный год», в данной версии – 100 солнечных лет):

«Их quantieni были установлены, как я говорил, так, чтобы начинаться насколько возможно близко к первому закату солнца после Зимнего Солнцестояния».

Но уже при первой публикации данное приложение содержало ссылку на примерную весеннюю дату эльфийского нового года. Нет никаких указаний в пользу того, что «длинный» и «короткий» годы начинались в разное время. Хотя можно выдвинуть и такое предположение – или предположить, что в процессе доработки приложения «зимняя» идея была оставлена.

В принципе, весеннее начало года достаточно логично – вскоре после первого восхода Солнца, в 1 г. П.Э., упомянуты цветы, распускающиеся под ногами воинства Нолдор. Если предположить, что первый же год оказался не «экспериментальной», а «нормальной» продолжительности, значит, цветы в это время появлялись и в последующие годы, - т.е. наступала весна. С другой стороны, на мой взгляд, было бы странно ожидать единообразия от столь разных и столь давно живущих (причем по-разному!) народов эльфов. Возьмем ту же Третью Эпоху. Если Имладрис (о календаре которого у нас есть некие сведения) населен в основном Нолдор, то Лориэн и королевство Трандуила – в немалой мере нандорские, а в Линдоне, скорее всего, достаточно много фалатрим… Вспомним многообразие эльфийских языков! И вспомним те же филологические работы Профессора – «Шибболет Феанора», «Квенди и Эльдар», где достаточно полно разработан не только вопрос различия самих языков, но и то, как эти различия появляются вследствие разных исторических судеб народов эльфов. Было бы странно, если бы те же исторические судьбы вовсе не влияли на столь же насущное явление – на календарь.

Однако проблема заключается в том, что в большинстве случаев у нас попросту нет данных. Вся подобная информация по Третьей Эпохе из опубликованных документов представлена почти исключительно в приложениях к ВК (и их черновиках).

По Второй Эпохе текстов гораздо меньше, информации о календарях они практически не содержат.

Но, возможно, нам удастся найти какие-то данные в текстах о Первой Эпохе – которые гораздо больше и некоторые достаточно подробны, хотя посвященных именно календарям и летоисчислению среди них нет. (Первая Эпоха в данном случае включает в себя именно Годы Солнца, поскольку до гибели Древ в Валиноре и до восхода Светил в Белерианде (о других территориях Средиземья у нас сведений нет) летоисчисление велось несомненно иначе).

И еще один аргумент, почему я собираюсь искать данные именно относительно Нового года, а не какого-либо иного праздника. Сбор данных на тему всех известных нам праздников эльфов (да и других народов) был бы несомненно ценен и интересен, но сведения эти раскиданы по разным текстам, относятся к разным эпохам (например, День середины лета в Гондолине – и осенний праздник эльфов Трандуила), а также к разным периодам написания текстов (некоторые праздники упоминаются только в Утраченных сказаниях). Таким образом, целостную картину составить невозможно, и если праздник не упомянут в Первую эпоху, то упоминание его в Третью еще ничего не доказывает нам относительно Первой.

Однако если прочие события требуют «специального» упоминания, точку начала года обнаружить гораздо легче – особенно если мы имеем дело с погодными записями, т.е. анналами. Для соответствующего времени и места у в нашем распоряжении есть «Анналы Белерианда» 4 и 5 тома (2 последовательных варианта 1930х гг.), а также «Серые Анналы» 1950 х гг. (и некоторые более краткие хронологические разработки того же периода[3]). Впрочем, самих погодных записей еще мало – сами по себе они не указывают точку начала года и относятся не к каждому году эпохи. Поэтому нам необходимы:

- записи достаточно подробные, где были бы указаны времена года, а также указание на его «начало», «конец» и т.д.

или

- также достаточно подробные записи о событиях, занимающих несколько «соседних» лет, где по месту смены даты в описании событий (с указанием времен года, когда они происходят) можно определить точку начала года.

Надо сказать, что наличие именно погодных отметок также является, на мой взгляд, в данном случае необходимым условием. Даже достаточно подробный текст без них может не дать нам интересующих данных. Так, в поэтической «Лэйтиан» нередки указания на времена года или связанные с ними явления (цветение болиголова; начало осенних дождей), иногда упоминаются даже фазы луны; упомянуты 4 года одинокого отшельничества Берена; подробно описаны события от его прибытия в Дориат до ухода из Ангбанда – соединив их с указаниями прозаической Лэйтиан, мы можем довести подробный рассказ до возвращения Берена в Дориат, получив период около двух лет… Но где именно в этом континииуме проходит «линия перемены дат», нам неизвестно! Такой материал могут дать лишь анналы, но – только достаточно подробные.

И здесь мы встречаем еще одну трудность. Анналы 4 и 5 тома – текст не слишком подробный, указания на времена года так весьма немногочисленны. Поэтому в основном я буду рассматривать наиболее поздний вариант погодных записей, «Серые Анналы». Более ранние текст будут привлекаться для сравнения.

Но и этот текст, временами скорее «повествовательный», непохожий на краткие записи 4 и 5 тома, содержит подробные описания с указанием на периоды года на самом деле для достаточно небольшого по длительности периода, и что интересно – отнюдь не самого мирного! Подробные описания начинаются здесь с началом Дагор Браголлах и продолжаются (с перерывами) до окончания существующего текста, т.е. до смерти Турина (455 – 500 г., всего меньше 50 лет!).

Впрочем, из Повести Лет можно получить еще весьма важную для нас дату падения Дориата (506-507 гг.), а из «Атрабет Финрод ах Андрет» - дату самого разговора, 509 год (и краткое описание этого времени в начале текста тоже представляет для нас интерес). Таим образом мы получаем период чуть менее 100 лет… из которого для «календарного анализа» пригоден опять же далеко не каждый год.

Начать хотелось бы с самой поздней даты в нашем распоряжении – даты падения Дориата из наиболее поздней версии Повести Лет. (Напомню, что эти заметки являются набросками ненаписанного продолжения Серых Анналов). Здесь, похоже, содержится довольно точное указание на событие, происходящее именно в момент наступления Нового года:

«506-507. Во время Йула[4] Диор сражался с сыновьями Феанора на восточных границах Дориата и был убит». (Повесть Лет Д2).

(Йул исторически – зимний праздник у германских народов, сейчас то же слово обозначает Святки; когда именно он происходил во времена дохристианские – известно неточно (где-то между серединой ноября и началом января), - тем более, что был привязан в лунному календарю. Мог считаться «серединой зимы» - при том, что у германских народов исходно было всего 2 времени года, зима и лето, - а также началом года).

Итак, в данном случае достаточно краткое по продолжительности событие (битва) отнесено именно к Йулу и, судя по всему, одновременно – к концу одного года и началу другого. То есть год заканчивается Йулом или начинается им. Но чей это новый год в таком случае? Дориата? Феанорингов? Какой-либо третьей стороны, к которой, например, относится пресловутый «внутренний автор» записи? Вопрос этот я предпочту отложить и пока сказать скорее о связи друг с другом текстов – а потом вернуться и к народам и персоналиям, насколько это возможно.

Как я уже говорила, «Повесть лет» в данной (опубликованной) части - это краткие наброски ненаписанного продолжения Серых Анналов. Об этом пишет Кристофер Толкиен[5], к тому же выводу приводит рассмотрение сюжетов, отраженных в обоих текстах, – так, разбирая по ним образ Мелиан и ее действия я, как мне представляется, установила некую сюжетную и концептуальную общность текстов[6]. Посмотрим, проявляется ли это единство и в календарном вопросе?

Несмотря на то, что Серые Анналы – текст достаточно подробный, и неоднократно описывает, в частности, события нескольких соседних лет, указания на начало и окончание года появляются там далеко не в каждом случае. Так, пребывание Ангрода в Дориате относится к 6 г. П.Э., а его рассказ на совете Нолдор об этом событии, вызвавший резкую реакцию Карантира – к следующему, 7 г. Однако никакие времена года при этом не упоминаются. Настолько подробный, чтобы быть нам полезным, рассказ начинается как раз в тот момент, когда времена мирные заканчиваются. Вот история начала Браголлах:

«455. §145. Жестокий Год. И вот пришел конец миру и радости. Зимой в начале года, Моргот явил наконец долго копившиеся им силы... Битва началась внезапно, ночью в середине зимы, и первый страшный удар обрушился на сыновей Финрода [т.е. Финарфина – К.].[7]»

Итак, перед нами – вновь достаточно ограниченное во времени событие - внезапное начало битвы, которое происходит «ночью в середине зимы» и при этом «в начале года». Уже этот факт выглядит вполне согласующимся с Йулом/Серединой Зимы из Повести Лет. Но приведем для полноты картины и другие моменты, когда мы можем установить начало года.

 

- Берен, после четырех лет выживания в Дортонионе в одиночку, вынужден уходить из этих земель.

История Лэйтиан имеется в Серых Анналах в двух последовательных вариантах, в которых есть и небольшие различия, но в именно вокруг этой даты как раз существует завидное единство:

«464. §175. В начале этого года на Берена оказывали такое давление, что в конце концов он был вынужден бежать из Дортониона. Таким образом, в снежную зиму он покинул землю и могилу своего отца и взобрался на Эрид Оргорат…»

и

«464. §187. В начале этого года на Берена оказывали такое давление, что в конце концов, вскоре после того, как зима перевалила за половину, он был вынужден выбирать между бегством и пленением. Тогда он покинул Дортонион и прошел через Эрид Оргорат…»

 

Итак, снова – начало года, зима, и – тем более интересное указание – уход «вскоре после того, как зима перевалила за половину». Если предположить, что «давить» на Берена начинают с началом года, а уходит он вскоре после (но не мгновенно), то получается, что год, опять же, предполагается начинающимся в середине зимы.

Добавлю также, что последующие два года событий Лэйтиан, также описанные достаточно подробно, не содержат четких указаний на точку начала или окончания года. Первое четко «датированное» событие и 465, и 466 года относится к весне, но началом года она не названа. Можно было бы более подробно расположить по годам и временам года эти события, сочетая более подробные указания «Лэ о Лэйтиан» и даты Серых Анналов, но это – сюжет для отдельной работы.

 

- следующий момент начала года – менее четкий:

472 г., конец записи: «§253. Поэтому Морвен, не желая, чтобы ее сын Турин, которому было тогда семь лет от роду, сделался рабом, отослала его прочь вместе с двумя престарелыми слугами, и наказала им отыскать, если сумеют, дорогу в Дориат…

473. §254. В начале этого года родилась у Морвен Эльфийки девочка, дочь Хурина; и ее назвали Ниенор, что значит Скорбящая. И примерно в это же время Турин сквозь великие опасности добрался до Дориата и был принят там Тинголом…»

Дополнительную ценность этим записям придает пометка на полях, отмеченная в примечаниях в конце параграфа об отправке Турина: «(сентябрь – дек.[абрь])». Соответственно, получаем, что, каковы бы ни были эльфийские времена года, в «наших» месяцах путешествие продолжалось по декабрь включительно, а когда оно закончилось, наступило «начало года», - т.е. в данном случае дата Йула/Середины Зимы предполагается совпадающей с известным у нас Новым Годом.

 

- Падение Нарготронда и Суровая Зима. Здесь данные не столь четки.

Падение Нарготоронда отнесено к самому концу осени:

«И листья падали с деревьем под сильным ветром, когда они шли, ибо осень сменялась ужасной зимой[8]» (описано продвижение к городу немногих выживших в битве на равнине).

Далее рассказывается о встрече Турина с драконом, событии достаточно кратковременном, а затем – о путешествии его к Дор-Ломину. Сам момент путешествия и некоторые записи о том же времени (история Туора) были переписаны в тексте Анналов неоднократно, в публикации приводятся последовательных версии. Но особых противоречий в датировке тут, пожалуй, снова нет.

Турин прибывает к озеру Иврин «пока длилась печальная осень» (п. 287), по другой версии – «когда первый лед зимы сковал озеро Иврин». Между прочим, к более раннему этапу, к словам «Турин спешил по дороге на Север, через земли… между Нарогом и Тейлглином» было добавлено «и Суровая зима пришла ему навстречу; ибо в тот год снег выпал прежде, чем прошла осень, а весна была холодной и поздней». Упоминание весны, полагаю, все же необязательно относится к тому же году, скорее – к той же зиме. А вот указание на «осень» в свете приписки, похоже, не противоречит описанию замерзшего озера.

Затем Турин приходит в Дор-Ломин, «когда зима пришла вместе со снегом с Севера» (в другой версии – близкий текст). Все эти события датированы 495 годом. К следующему, 496 году отнесен его уход из Дор-Ломина, напрасные поиски Финдуилас, поскольку следы были «уничтожены зимой», и приход в Бретиль. Строго говоря, отсюда не следует, когда именно он ушел из Дор-Ломина – зимой или после зимы. Но в целом, как мне кажется, эти детали указывают на смену года зимой.

То же событие отражают наброски к Нарн и Хин Хурин, по форме близкие к Анналам и опубликованные вместе с текстом «Скитаний Хурина»:

«(…)Долгая Зима 495-6: лед и снег лежали с ноября по март (5 месяцев)[9]. (…)

496. В начале года Турин приходит в Дорломин. (…)»

Как мы видим, что и по данному тексту смена лет приходится на время зимы.

 

Это, пожалуй, все материалы в составе Серых Анналов, которые могут продемонстрировать нам время наступления Нового года. (Замечу, что по тексту «Детей Хурина» можно найти также немало указаний на времена, начало и конец года, и, хотя точные даты приводятся там редко, конкретные годы можно выделить, сравнивая текст, например, с теми же Серым Анналами. Но этот текст здесь подробно не рассматривался.)

 

Напоследок упомяну свидетельство еще одного текста, близкого по времени, но совершенно иного по характеру: «Атрабет Финрод ах Андрет». В самом начале обрисовывается время и место действия беседы. Указания у нас вновь скорее косвенные, но любопытные.

«И вот вышло так, что однажды весной* Финрод гостил в доме Белемира; и разговорился он с мудрой женщиной Андрет, и зашел у них разговор о людях и об их судьбах. Ибо незадолго до того (вскоре после праздника Середины зимы [буквально – «вскоре после Йула» - К.]) скончался Борон, владыка народа Беора, и Финрод был опечален.

* [Прим. к тексту] Около 409 года, во время Долгого Мира (260-455)…» (перевод Кота Камышового)

Здесь не отмечено, что Йул был концом и началом года, но он упомянут, как некий отмеченный (отмечаемый) день или период. Интересно, что в генеалогиях Эдайн, опубликованных в 11 томе, дата кончины Борона (причем по более позднему изменению) – 408 год. И увидеть здесь точку перемены лет как раз не получается, поскольку скончался он как раз вскоре после Йула.

Вопрос в том, что может быть причиной этой даты – другая точка начала года или примерная дата приезда Финрода («около 409 года» - он мог, например, приехать годом раньше, в начале 408 г.)

 

Таковы практически все наши указания на конец и начало года. Все они, как мы видим, относятся к относительно поздним текстам, написанным после создания Приложений к ВК[10], где мы видит определенные указания:

- Нуменорцы «унаследовали обычай начинать год в середине зимы, как было принято у Людей Северо-запада, от которых они произошли, в Первую Эпоху».

- Год эльфов Имладриса (солнечный) начинался 6 апреля.

Также в черновиках содержалась иная информация:

- эльфийский год («длинный») начинался после Зимнего Солнцестояния.

 

Теперь посмотрим, как именно наши данные сочетаются с ними.

Начало Браголлах и уход Берена из Дортониона («Серые Анналы»), путь Турина во время «Суровой Зимы» (наиболее четко – наброски к «Нарну») и наиболее поздняя версия Падения Дориата («Повесть лет») указывают на зимнее начало года, причем  в трех случаях из четырех оно определенно увязывается с Серединой Зимы/Йулом.

«Атрабет» упоминает сам Йул, но не связывает его жестко с началом года. В сочетании с другим текстом он мог бы служить достаточно косвенным аргументом в пользу начала года весной, но возможна и другая интерпретация того же факта.

 

Теперь посмотрим, к каким традициям – эльфийской, человеческой, смешанной, - могут относиться данные тексты. О чьем Новом годе идет речь?

В самом «Атрабете» его авторство не определено, текст «Заметки об орэ» (скорее всего, написанный после «Атрабет») сообщает: «Этот документ считается имеющим человеческое происхождение, возможно, исходящим от самой Андрет.» Таким образом, указание на весенний Новый год было бы тем более странно в таком тексте.

 

«Серые Анналы», напротив, довольно четко определены уже в первом параграфе:

«Это "Анналы Белерианда" в том виде, как они были написаны синдар, Серыми Эльфами Дориата и Гаваней, и собранные из записей и воспоминаний остатков нолдор Нарготронда и Гондолина, в устье Сириона, откуда эльфы были возвращены назад на Запад.»[11]

 

Таким образом, документ предполагается имеющим эльфийское происхождение; мало того, отдельные заметки могли быть добавлены уже на Тол Эрессеа:

 

(п. 79) «Лишь теперь в Эрессеа мы узнали от валар и наших родичей, все еще живущих в Амане, что после Дагор-нуин-Гилиат Мелькор, чьи силы так долго атаковали эльдар, сам покинул Ангбанд на длительное время.»

 

Итак, документ перед нами безусловно эльфийский. Позже Профессор рассуждал о том, что Три Великих Сказания должны быть человеческими, и иная «мифология» (например, астрономическая, о конце мира – словом, содержащаяся в Сильмариллионе – тоже. Однако при написании данного текста этой точки зрения еще не было, позднейшей правки – тоже, и наконец, перед нами текст не «традиции Сильмариллиона», а «традиции Анналов», о которых столь жестких указаний и вовсе не было.

Можно было бы поговорить о возможных источниках летописца (например, более позднее указание на Дирхаваля как автора Нарн и Хин Хурин). Но все это было бы слишком предположительно, тем более, что такие события, как Дагор Браголлах, события Лэйтиан, падение Нарготронда и Дориата должны быть достаточно известны «Серым Эльфам Дориата и Гаваней» и «остатку нолдор Нарготронда и Гондолина», чтобы соотнести возможные «человеческие» указания на события со «своей» датировкой.

 

Итак, к чему я столь упорно клоню? К тому, что у нас есть достаточно сведений, чтобы предположить возможность зимнего Нового года у не только у Людей( о которых есть четкое указание, а теперь – и косвенные), но и у эльфов Белерианда Первой Эпохи – по крайней мере, у некоторых. Здесь можно обратить внимание именно на «Серых Эльфов» как авторов «Серых Анналов». Возможно, у Синдар, в особенности у тех, что вели летоисчисление и, может быть, какие-то записи еще до восхода Светил, точка начала года определилась раньше этого восхода, и не совпала с ним. В таком случае, весенний новый год, как ни странно, можно было бы как раз предположить традицией Нолдор, начавших новое летоисчисление с приходом в Белерианд. Вспомним, что Имладрис, календарь которого нам известен, населяли в основном Нолдор. С другой стороны, весеннее начало года довольно четко увязано с пробуждением растительности, так что оно могло быть характерно, напротив, для более «близких к природе» эльфов… Возможно, части Синндар или Зеленых эльфов?. Так или иначе, часть эльфов Белерианда, в том числе Синдар, видимо, справляла Новый год зимой.

 

В заключении хотелось бы обратить внимание на два свидетельства более ранних текстов.

 

В Утраченных Сказаниях (т. 1, гл. 10) описан любопытный зимний праздник – Турухалмэ, «День сбора дров», справлявшийся Домике Утраченной Игры. Он не назван прямо началом года, но имеет весьма характерные признаки – Огонь Сказаний, никогда не угасающий, накануне «убывал до небольшого огонька», а в этот день, после принесения новых дров, «снова с шумом вспыхивал в очаге». Кроме того, описывается благословение «двери и дверной перемычки зала», назначение привратника «вновь», а также приводятся слова, которые Линдо, хозяин дома, «изрекал каждый год».

Таким образом, идея зимнего нового года появилась намного раньше «весенней», но далее долго никак не проявлялась в текстах.

 

Еще одно любопытное упоминание – это указание на начало Дагор Браголлах в текстах 1930-х годов.

Указание на «середину зимы» появляется еще в Анналах 4 тома. Интересно, что год (155 – в том варианте хронологии) в записи о ходе сражения почему-то обозначен дважды – в начале, со звездочкой (означающей, как я понимаю, битву), а затем – двумя абзацами ниже. «Первый» 155 год включает указание на середину зимы, сообщение о начале самой битвы (реки огня, Глаурунг, гибель равнины), гибели Бреголаса, а также о спасении Барахиром Финрода и Ородрета (который, по этим текстам, жил в Дортонионе).

«Второй» 155 год начинается с известия о неудачной попытке Финголфина и Фингона прийти на помощь Финроду. Далее в него входят все прочие события битвы, вплоть до поединка Финголфина. Следующая запись относится к 157 году и повествует о штурме Толсириона.

Двойное упоминание одного и того же года могло быть ошибкой – и это подтверждают, по всей видимости, Анналы 5 тома, где разделение событий то же, только происходит оно уже между 255/455 (начало битвы, гибель Бреголаса, спасение Финрода) и 256/256 годом (неудачная попытка Финголфина и Фингона отправиться на помощь, прочие события до Поединка). В 455 году также присутствует указание «середину зимы».

Кристофер в комментариях предполагает, что «Дата 256 г. (присутствует) в АБ2, вероятно, потому, что Битва Внезапного Пламени началась в середине зимы 255 года».

Эта любопытная мысль, увы, не развернута. Но заметим, что если год заканчивается на середину зимы, то событий, описанных для окончания 455 года, будет много для одного дня и даже для нескольких. Если само появление «рек огня» и гибель тех, кто был на равнине, могла произойти стремительно, в первые часы битвы, то подход отряда Финрода и последующий подход отряда Барахира требуют определенного времени. Впрочем, поскольку в Анналах 5 тома (до исправлений) предполагалось, что Финрод владеет и Нарготрондом, и Толсирионом, а Ородрет живет в Дортонионе, возможно, путь эльфийского отряда был и не слишком длинен. Так что вопрос «какое время могут занять эти события» не совсем ясен.

Возможно, такой расклад говорит о другой подразумеваемой точке нового года? Ближайшей могла бы быть «традиционная» весенняя. Здесь сам текст Анналов не говорит нам ничего как в пользу, так и против данной версии. Зато любопытно указание близкого по времени текста Квенты Сильмариллион  (того же 5 тома):

 

«Война с тех пор не прекращалась в Белерианде, но Битва Внезапного Пламени считается закончившейся с приходом весны, когда натиск Моргота стал меньше». ($135.)

 

В таком случае описание Анналов мало подходит для даты весеннего Нового года, поскольку начало статьи 456 г. как раз описывает максимум этого натиска и его результаты – атаки на Хитлум и земли сыновей Феанора.

 

Словом, на мой взгляд, трудно сказать, какая именно точка начала и окончания года подразумевалась в данном случае. В более поздних «Серых Анналах» ситуация вновь была исправлена: запись 455 года, как я уже говорила, начинается внезапным нападением Моргота в середине зимы, и далее весь ход битвы рассмотрен под той же датой.

 

Таким образом, мы рассмотрели все (известные мне на данный момент) свидетельства начала/окончания года в «датированных» текстах.

Они позволяют сделать следующие выводы:

 

- Приложения к ВК указывают на весеннее начало солнечного года в календаре Имладриса 3 Эпохи, об эльфийских календарях других времен и земель они сведений не имеют, зато четко указывают на зимнее начало года у «людей Северо-Запада» древних времен.

 

- В одном из черновиков того же Приложения напротив дается указание на зимнее начало «длинного» эльфийского года.

 

- В текстах 1950-х гг. мы встречаем несколько указаний на начало/окончание года, большинство из них может быть истолковано как «зимний вариант», прочие недостаточно ясны. При этом большая часть этих историй а также принадлежность основного источника сведений (Серых Анналов) оказываются «эльфийскими».

 

- Некоторые указания на конец и начала года трудно внятно интерпретировать, но на весеннее начала года во времена Первой Эпохи у нас нет ни одного достаточно четкого указания – в текстах, написанных как до, так и после приложений к ВК. (Серые Анналы – 1950-1951 гг., «Атрабет» - 1959 г.)

 

Это данные по состоянию текстов. Мы можем интерпретировать их по-разному, как «снаружи», так и «изнутри». Время написания Приложений и Серых Анналов близко, но пока по приведенным датам похоже, что Анналы написаны позже. Почему тогда Профессор воспользовался не-окончательной версией? Можно ли предполагать различное начало для «долгого» (по происхождению, с вероятностью – валинорского и досолнечного) и «короткого» (солнечного) года?

Однозначного ответа на эти вопросы у меня нет.

Но по крайней мере один «внутренний» вывод, на мой взгляд, мы можем сделать из текстов, раз они у нас есть, достаточно четко:

 

- Вне зависимости от календаря Имладриса 3 Эпохи, не только Люди, но и по крайней мере часть Эльфов Первой Эпохи (возможно, Синдар или часть Синдар) отмечали Новый год зимой.

Таким образом, главный практический вывод наш будет таков – меньше чем через месяц, собравшись у елки с шампанским и подарками, желающие вполне могут чувствовать некое единство с дорогими им обитателями тех времен и земель. Если, конечно, пожелают.

 


[1] Поскольку при составлении приложений Толкиен был ограничен определенным сроком, а также размерами приложения, то многое, не вошедшее в основной текст, вовсе не является именно отвергнутой версией, а зачастую содержит дополнительные подробности. (См. цитату?)

[2] Нас интересует прежде всего точка начала года, а не сами календарные системы, созданные для согласования календарного и астрономического года, описанию которых посвящена бОльшая часть приложения.

[3] «Синопсис» к Нарн и Хин Хурин (его последняя часть, опубликованная перед текстом «Скитаний Хурина») - и «Повесть лет», несколько редакций опять же ее последней части – наброски к продолжению Серых Анналов до конца Эпохи. То и другое – 11 том «Истории Средиземья».

[4] В Сети встречается также неверный вариант перевода – «в июле».

[5] (Дать ссылку)

[6] (Дать ссылки на мелианские доклады)

[7] «Серые Анналы»: перевод Инны ЛМ – здесь и далее, если нет других указаний.

[8] «Серые Анналы» - здесь и далее перевод автора доклада.

[9] Если в ваших краях это называется не Долгой, а Нормальной зимой, а «снег 5 месяцев» вызывает завистливый вздох «давно так не было!»… Ну, видимо, Белерианд был расположен южнее, - или по другим причинам обладал более мягким климатом!

[10] Указывает, что приложение о календарях написано до лета 1950 г., вероятно – раньше, один из его листов датирован 1949 г; в целом, как он считает бОльшая часть приложений была написана к 1948 г. Расссмотренные здесь тексты написаны в 1950-х годах.

[11] Здесь и далее - перевод Инны ЛМ.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

zzzzzzzz