Кеменкири. Феаноринги, Ородрет и Тол-Сирион: история сюжета. 2009

См. также:

Кеменкири. Древнеанглийские имена потомков Финве (Размышления глюколова со словарем)

Келегорм Светлый или Келегорм Прекрасный?

Расширенный Сильмариллион. Глава 18


Рассмотренный в докладе сюжет относится, с одной стороны, к последствиям Дагор Браголлах, с другой стороны, предшествует, и не только хронологически, событиям Лэйтиан. По итогам битвы и последующих военных действий Моргота пала и крепость Ородрета Минас Тирит на острове Тол Сирион, и крепость в горном проходе Аглон, которую держали Келегорм и Куруфин. В конце концов и тот, и другие – с уцелевшими подданными – прибыли в Нарготронд.

Долгое время мне казалось, что существует ровно две версии, описывающие этот период и сюжет: либо это события независимые, либо феаноринги появляются в нужное время в нужном месте и позволяют Ородрету отступить, задерживая нападающих. Первая версия была исходно изложена в «Квенте Сильмариллион» 1937 года (и 5 тома) – и оттуда попала в Сильмариллион печатный, вторая – появилась позже, в тексте Серых Анналов 1950х годов. В общем-то, в этом суждении немало правды – упомянутые тексты существуют и придерживаются именно этих версий. Но дело в том, что это не вся правда, и уяснение «остальной» выявляет, на мой взгляд, некоторые любопытные закономерности, и в том числе позволяет предположить, почему в одном случае феаноринги помогают Ородрету, а в другом – встречаются с ним только в Нарготронде.

Для дальнейшего анализа я хотела бы рассмотреть взаимоотношения в треугольнике «Тол Сирион – Ородрет – Келегорм и Куруфин» в различных текстах Толкиена. Будет также учитываться и Нарготронд, но далеко не по всем пунктам, связанным с этими героями: во-первых, как точка их прибытия, и во-вторых, он даст нам немало полезного в ранних, «неклассических» версиях сюжета, где еще нет не только Минас Тирита, но даже Финрода. Дальнейшее взаимодействие Финрода, Ородрета и сыновей Феанора в Нарготронде не является темой данного исследования.

 

Начать по хорошей традиции стоило бы с Утраченных Сказаний, но они дадут нам довольно мало. В «Сказании о Тинувиэль» совершенно отсутствует «нарготрондский элемент», а то, что можно счесть его предшественниками, имеет почему-то исключительно «животный» вид: это замок злобных котов (который, походе, и был таким с самого начала) – а также пес Хуан в качестве совершенно самостоятельной единицы, - «Предводителя псов» (на ранних картах его именем подписана даже некая территория!).

Предшественника Нарготронда мы найдем в другом сказании – о Турамбаре. Это «пещеры Родотлим», которыми правит некто Ородрет. Судя по всему, основали их здешние, белерианские эльфы, а затем «многие беглецы присоединились к жившим там». За отсутствием других указаний вероятно, что именно белериандским эльфом неизвестного ближе происхождения и будет этот Ородрет, не являясь родней ни Тургону, ни Феанору (которые покуда сами – не родня между собой). Мало того, живущая в этих пещерах дева Файливрин – также дочь другого обитателя пещер…

Наконец, упоминаются в Утраченных сказаниях и семь сыновей Феанора, никак покуда не связанные с уже упомянутыми сюжетами.

Итак, нужные для сюжета элементы уже есть, но первое подобие их связки появится только в следующем крупном тексте – поэме «Лэ о детях Хурина». В «Лэ» история Турина продолжает развиваться, в ней уже есть именно Нарготронд; и Турин, придя туда, встречает и Ородрета, и его дочь Финдуилас…

Но откуда же возник этот Нарготронд, кто его основал? Имени Финрода (или Фелагунда) первоначальный текст поэму не знает, - как ни странно, если в «классической» Лэйтиан этот персонаж представляется наиболее неотъемлемым от истории города, то в текстах, как мы видим, первым появляется Ородрет, а за ним – Келегорм и Куруфин. И не просто так, а в качестве основателей города! Вот Флиндинг (предшественник Гвиндора) ведет Турина

«К Нарготронду Номов…

что Келегорм и Куруфин, искусные сыновья

Феанора, основали, когда они бежали на юг,

Там построив заслон против ненависти Бауглира…»

Как мы видим, история Первой Эпохи еще весьма приблизительна, Нарготронд основан после некоего поражения (в которое сливаются Браголлах и несколько предшествующих битв), географии тоже странно («на юг») - но мотив бегства братьев уже существует! Однако по приходе в город Турин застает на престоле вовсе не Келегорма и Куруфина. И действительно, Флиндинг продолжает, говоря о них так:

«…(те), что живут теперь, скрываясь, в тайном союзе

С пятью остальными в лесах Востока…

Теперь Ородрет правит землями и пещерами,

(и) многочисленным воинством Нарготронда».

Ородрет снова взялся «ниоткуда», он просто есть здесь и здесь правит, допустим, - но почему и зачем братья оказались в «лесах Востока»?

Ответ на это, похоже, может дать другой текст, связанный с «Лэ». Собираясь отослать поэму своему школьному учителю, Толкиен взялся писать краткое изложение прочих событий в тех землях, чтобы читающему было понятно. Так появился «Набросок мифологии», первое прозаическое, сжатое и законченное изложение событий Предначальной и Первой эпохи, первый предшественник Сильмариллиона. Частью во время написания, частью позже Набросок покрывался довольно густой сетью правки, и если читать текст с ее учетом, то получается что-то в целом похожее на привычный нам порядок и вид событий. Но если отбросить правку и «прочитать книгу вдоль строк», то получится совершенно неповторимое зрелище: это уже не мир Утраченных Сказаний, но еще совершенно не Сильмариллион! Какая-то «третья Арда» - зато, видимо, соответствующая представлениям о мире автора на момент написания «Лэ».

Именно в «Наброске» мы видим замечательную картину: Маэдрос собирает союз (еще не носящий его имя), и как раз тогда «Куруфин и Келегорм отправляют войско (хотя и не всех, кого они могут собрать, таким образом нарушая слово) из Нарготронда. Номы Нарготронда не желают, чтобы их вел Финвег, и отправляются на поиски войска Майдроса и Маглора. (…)» - а после поражения в битве они остаются в тех же восточных лесах, а городом правит Ородрет (снова неизвестно кто). (Таким образом, в дополнение к вечной дискуссии, ушли ли за братьями из Нарготронда их дружины, мы получаем версию, где за ними уходит немалая часть жителей города, да так и не возвращается обратно! Правда, и история Лэйтиан здесь совсем иная…)

Кстати, о Лэйтиан, истории и поэме. Столь известный и привычный нам сюжет, в том числе и его нарготрондская часть, возникает, как ни странно, в процессе написания поэмы. Нам, читавшим вначале Сильмариллион, трудно представить, приступая затем :к первым песням Лэйтиан, что, когда писались эти строки, автор их по-прежнему полагал, в Нарготронде правит основавший его Келегорм, и именно он окажет помощь Берену… Трудно сказать, что «вызвало к жизни» Финрода: может быть, раздумья о противоречии Клятвы о Сильмариле и походе Берена за ним же, - а может быть, история просто «росла, рассказываясь»… Но к приходу Берена в Нарготронд мы уже видим там привычную картину и всех четырех известных нам лордов: Финрода, Ородрета и братьев-феанорингов. Соответственно, изменяется и история основания города: теперь его основывают едва ли не впятером, и все так же после Браголлах. «Набросок мифологии», начавшись как комментарий к одной поэме, теперь, во время написания другой, получает ту самую правку, которая и делает его более-менее похожим на Сильмариллион. Вот что он говорит:

«Фелагот (> Фелагунд) и его братья основали государство Нарготронд на берегах Нарога к югу от северных земель. Им помогли Келегорм и Куруфин, которые (затем) долго жили в Нарготронде».

Впрочем, судя по тексту Лэйтиан, феаноринги могли подойти и позже. Та же идея (прихода врозь) возникает и следующем прозаическом тексте, «Квенте» 1930 г.

И еще одна подробность, которую трудно, быть может, осознать, читая Лэйтиан. Именно здесь появляется Остров Волколаков, который прежде «был эльфийской дозорной башней», - но нигде и никак не указывается, что эта дозорная башня как-то связана с Финродом, что он попал в плен, оказавшись в собственной крепости и т.д. Идея о том, что башню построил Финрод, возникает в текстах, следующих за «Наброском» и «Квентой» - двух последовательных версиях «Анналов Белерианда». Если выше мы принимали во внимание версию более поздних Анналов – «Серых», то неплохо будет рассмотреть и эти тексты. Но если башня пока принадлежит именно Финроду, то где же обитает Ородрет? И вот здесь начинается весьма интересная коллизия.

Как мы помним, Финрод и прочие сыновья Финарфина появились, а Ородрет обрел родословную в процессе написания Лэйтиан и «Наброска мифологии». И, возникнув, они занимают места не только в истории Лэйтиан. Причем место всех, кроме Финрода, оказывается… возле сыновей Феанора. В том же «Наброске» они выступают на их стороне во время спора об Исходе. «Квента» упоминает о «дружбе» Ородрета с Келегормом и Куруфином, а первая же версия «Анналов Валинора» расширяет эту дружбу на Ангрода и Аэгнора. Мало того, «дружба» эта сказывается не только во время спора в Тирионе: по версии Анналов, Феанор и сыновья, отплывая, взяли с собой только «весь свой народ и никого больше, кроме Ородрета, Ангрода и Эгнора, которых любили Келегорм и Куруфин» (AV IV, приписка). Неудивительно, что далее жизнь в Дортонионе именно Ородрета объясняется так: «Восточнее всех жил Ородрет, ближе всего к своим друзьям, сыновьям Феанора» (AB IV, 2ая версия). При изгнании братьев из Нарготронда упоминается о разрыве этой «дружбы».

Как же при этом разворачиваются события вокруг Тол-Сириона? Картина в двух последовательных версиях Анналов во многом схожа. Финрод владеет Тод-Сирионом, Ородрет живет в Дорторионе. В Топях сражаются оба брата (!). А затем через некоторое время упоминается, что «Сыновья Феанора не были убиты, но Келегорм и Куруфин были разбиты и бежали с Ородретом, сыном Финрода» (IV). Причем, поскольку в более позднем тексте бежали они «к Ородрету на запад Таур-на-Даниона» (V), то возникает искушение предположить, что Финрод после этого вернулся в крепость, а вот Ородрет – в Дортонион, как и Барахир. Далее история не очень ясна. При упоминании о падении крепости снова упоминается отступление «Феалгунда и Ородрета», с прибавлением, что «с ними были Келегорм и Куруфин». Ввиду краткости текста велико искушение предположить, что в какой-то момент Ородрет и феаноринги приходят к Финроду в крепость, и затем передвигаются уже совместно. Различие историй - в том, что в более раннем тексте все они еще основывают Нарготронд, а позже – только отступают в уже существующий город.

Итак, в полученной версии выстраивается довольно стройна картина дружбы Ородрета (и его братьев) и двух феанорингов, где их связывает валинорская дружба, общие взгляды, общий путь в Средиземье, соседние земли в Белерианде, и наконец (речь уже о троих участниках) - совместные действия во время Браголлах. События в Нарготронде приводят к тому, что эта долгая дружба будет разорвана.

Но, как мы уже видели, иногда написанный (или пишущийся) текст перестает устраивать Толкиен, и в процессе написания рождается совершенно новая версия. Что-то не устраивало его и в этой стройной картине дружбы. Он редактирует более поздние Анналы, и упоминания о «дружбе» начинают пропадать. Точнее, в Анналах Амана 5 тома вычеркиваются упоминания о дружбе и отплытии именно Ородрета (другие братья пока остаются). В Анналах Белерианда мы впервые читаем, что башня в Проходе Сириона после постройки была отдана Ородрету – следовательно, и в Восточном Дортонионе он более не жил. Наконец, путем правки изменяется и картина падения крепости, становясь практически той же, что известна нам по Квенте Сильмариллион 5 тома и печатному Сильмариллиону: падение крепости, отступление Ородрета и приход в Нарготронд сыновей Феанора – параллельные потоки событий, они пересекаются лишь в конечной точке, причем Келегорм и Куруфин, вероятно приходят позже - по КвС «они искали убежища у своего друга Ородрета». Заметим, что при этом здесь  уцелело упоминание о «дружбе». Но, возможно, это было лишь недосмотром автора: когда в 1950х годах он, так и не собравшись основательно переписать эту и соседние главы, лишь внес туда немногие исправления имен и названий, упоминание о «дружбе» также было убрано.

Почему версия о дружбе была сначала введена, потом отброшена, мы не можем сказать точно. Возможно, она не согласовывалась с характером Ородрета? По крайней мере, в «аманской» части текстов он приобретает новых друзей – собственного старшего брата и сыновей Финголфина. (В Анналах Амана с ними наконец подружатся и Ангрод с Аэгнором; так история их дружбы с феанорингами окончательно уйдет в прошлое – как и совместное плавание в Белерианд).

Тем интереснее, что, вначале выстроив связку «Ородрет – Нарготронд – Келегорм  Куруфин» на дружбе персонажей, а затем отвергнув ее, Толкиен в Серых Анналах вводит ее снова, но на этот раз героев объединяет уже не давняя дружба, а ближайшее общее боевое прошлое:

«И была она [= крепость] взята штурмом после изнурительного сражения, и Ородрет брат Инглора, который оборонял ее, был изгнан оттуда. Там бы его и убили, но Келегорн и Куруфин подоспели со своими всадниками и другими войсками, какие они сумели собрать, и они яростно сражались, и на некоторое время сдержали натиск врага; и таким образом Ородрет спасся бегством и отправился в Нарготронд.» (п. 153).

Интересно, что при этом сыновья Феанора все равно являются в город не вместе с ним, а позже: они задерживают отступление:

«Так же в конце концов спаслись от Саурона Келегорн и Куруфин с небольшим числом спутников; и их гостеприимно приняли в Нарготронде, и горести, лежавшие между домами Финрода и Феанора, были на это время забыты.» (там же)

И это – последнее, что мы можем узнать о судьбе Тол-Сириона и связанных с ним судьбах героев. Как известно, в достаточно поздних текстах Толкиена появились новые идеи о судьбе Ородрета. Но то, что известно нам, касается лишь его родословной. Историю Браголлах и его отношений с другими потомками Финве эти тексты не затрагивают. Быть может, умышленно, а возможно, новая версия просто не была еще так глубоко продумана… Но мы можем разбираться лишь с тем, что есть.

Поэтому хотелось бы сделать некоторые предварительные выводы. Как показал этот обзор, даже история падения Тол-Сириона имеет более двух версий, - этот сюжет претерпел сложное развитие. Мало того, начальная его точка – там, где нет ни Тол-Сириона, ни Финрода, - зато уже есть Ородрет, Нарготронд, Келегорм и Куруфин. В этой последовательности интересно проследить, как изменяется глубина связи между персонажами – Ородретом и братьями-феанорингами. Вначале она невелика: простая хронологическая последовательность правителей. Затем в определенный момент возникает идея «дружбы» и в несколько приемов обрастает все новыми подробностями. Затем подробности постепенно отбрасываются, и связь остается на уровне простой территориальной (все в итоге пришли в Нарготронд). Именно на этой стадии возникает текст, известный нам по Сильмариллиону. Но затем Толкиен снова возвращается к данной истории, и связка персонажей возникает вновь: без столь долгой истории, зато довольно сильная по смыслу. Речь идет не только о «совместном боевом прошлом». Трое потомков Финве не просто отступают вместе какую-то часть пути, как это было в Анналах Белерианда: Келегорм и Куруфин появляются именно в тот момент и совершают именно те действия, благодаря которым Ородрет остается в живых в достаточно безнадежной ситуации. Сюжет таким образом развивается не по прямой из точки «А», в точку «Б», где в первой точке один сюжет, а во второй – совершенно другой; развитие скорее идет по параболе: начинаясь на довольно низкой точке, поднимается, достигает максимума, опускается вновь, - но затем опять следует подъем.

Разобравшись с «как», попробуем также разобраться с вопросом «почему». Зачем все это понадобилось Толкиену?

Выскажу предположение: на мой взгляд, все версии сюжета, какими бы разными они ни казались, воплощают так или иначе одну идею - некоей связи между Ородретом, с одной стороны, и Келегормом и Куруфином, с другой. И связка эта непременно включает в себя такой фактор, как Нарготрод, а позже – и Тол-Сирион. Возможно, сам факт (или ощущение) этой связки – это то, проявляется в легендариуме почти с самого начала, а вот природу ее еще «надо выяснить». И Профессор принимается выяснять – он выдвигает «версию дружбы», она обрастает подробностями… Но чем-то его не устраивает. Или – что-то не объясняет, и потому – будет отброшена. Но сама связка никуда не пропадает, она остается, нужно только подобрать ей иное объяснение, и оно находится. Интересно, что версия Квенты Сильмариллион («феаноринги никак не связаны с Ородретом и Тол-Сирионом») в таком случае оказывается некой промежуточной точкой между «версией дружбы» и «версией спасения», когда одна уже отброшена, а другая еще не появилась.

Можем ли мы попытаться понять, почему же все-таки связь персонажей существует и нуждается в объяснении? Вспомним, что «версия дружбы» начинает разрастаться в текстах после Лэйтиан. После написания поэмы, во время создания которой впервые появляется сложная история взаимоотношений феаноринов и Финрода в Нарготронде, а затем, после его ухода – феанорингов и Ородрета. Возможно, именно положение, которое братья заняли в городе, а затем и действия (и бездействие) Ородрета в ходе этой истории требовали объяснения  - помимо непосредственно происходящих событий. Весьма вероятно, что в случае поиска объяснений дело именно в этом.

Означает ли это, что сама идея связки персонажей возникает из нарготрондского сюжета Лэйтиан? Полагаю, что нет. Вспомним, что Келегорм и Куруфин основывают Нарготронд и долгое время правят в нем еще в таких текстах, которые не знают имени Финрода – и всех событий, связанных с ним. («Лэ о детях Хурина», первая версия «Наброска мифологии»). А вслед за братьями городом правит Ородрет, кто бы он ни был. Связка – лишь через единство времени и места, но она уже есть. Просто есть. Все, что из нее следует, еще только предстоит «выяснить».

А вот когда дело дойдет до объяснения, то, каким бы оно ни было – века дружбы или недавнее спасение жизни, - финал у нее все-таки один: наступает момент, когда все эти действительно важные обстоятельства становятся менее важны, чем то, что происходит вслед за ними. Но это уже несколько другая история, в лучшем случае – тема отдельного доклада…

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

zzzzzzzz