Кеменкири. Совет Финголфина. 2007

См. также:

Кеменкири. Чего боятся Келегорм и Куруфин?

Маэглин. Перевод Анариэль Ровэн

Арторон. О чем молчит Сильмариллион: новые факты о Битве Бессчетных Слез


Событие, о котором пойдет речь, нельзя назвать малоизвестным или отмеченным исключительно в толкиновских черновиках. Мало того, оно неоднократно становилось предметом обсуждения (в основном – действия тех или иных участников), и, насколько мне известно, не менее двух раз составляло основу для ролевой игры (или ее части).

Казалось бы, все более-менее ясно, и в начале главы 18 «Сильмариллона», еще перед рассказом о Браголлах, говорится:

«Тогда Финголфин, король Севера и Верховный король Нолдор, видя, что народ его стал многочислен и силен, а союзные ему люди доблестны, вновь задумал атаку на Ангбанд, ибо знал, что не жить им в безопасности, пока не замкнуто кольцо Осады и Моргот волен создавать в своих подземных копях творения зла, коих никто не может предугадать, пока сам он не раскроет тайны. Мудрость этого решения была соразмерна знанию Финголфина; ибо нолдор не постигли еще всего могущества Моргота, не поняли они также, что их борьба с ним без помощи (извне) - безнадежна, поторопятся они или промедлят. Однако земли нолдор были прекрасны, владения их обширны, и большинство нолдор довольствовалось тем, что есть, считая, что счастье продлится вечно, и не желая вступать в битву, которая для многих была бы гибельна, чем бы она ни завершилась, победой или поражением. Потому они не склонны были прислушиваться к словам Финголфина, и менее всех в то время - сыновья Феанора. Среди принцев нолдор лишь Ангрод и Аэгнор были одного мнения с королем, ибо оттуда, где жили они, виден был Тангородрим, и опасность, исходившая от Моргота, была для них слишком зрима. Таким образом замыслы Финголфина окончились ничем, и еще некоторое время страна жила в мире.»

Итак, общий ход событий изложен достаточно подробно, недоумение обычно вызывает позиция сыновей Феанора (от которых, казалось бы, стоило ожидать прямо противоположной реакции) – поэтому изыскиваются различные объяснения таковой…

Осталось выяснить один простой вопрос – когда происходят события вокруг так и не сложившегося «союза Финголфина»?

Казалось бы, и здесь у нас есть ответ: в «Серых Аннала» рассказывается о том же событии, хотя и менее подробно (и несколько выражений были заимствованы оттуда при составлении текста печатного «Сильмариллиона» - хотя в основном данный абзац основан на тексте «Квенты Сильмариллион» 5 тома., не претерпевшем затем существенных изменений). «Серые Анналы» дают дату – 422 г. П.Э. (§133), всего три десятилетия до Браголлах.

Общий источник текстов QS и GA, к которому каждый из текстов добавил свое (рассказывая об одном и том же событии) – это Анналы Белерианда V тома, год 222 [422].

Такова практически полная текстуальная история этой не вполне удачной дипломатической коллизии.

За исключением, впрочем, одного любопытного упоминания – если только речь идет о том же событии!

Группа текстов по истории Маэглина, одни из самых поздних среди написанных Толкиеном (около 1971 г.) опубликованы в XI томе «Истории Средиземья» (глава «Маэглин»). Их составляют, во-первых, текст, ставший основой соответствующей главы «Сильмариллиона» текст (в XI томе приведены лишь комментарии, упоминания разночтений и пропусков), во-вторых, различные заметки по связанным с ним вопросам, относящиеся к тому же периоду.

Одна из них, достаточно обширное рассуждение о мотивах действий Келегорма и Куруфина, завершается размышлением о том, почему они не известили Тургона, когда Аредель прошла через их земли первый раз – а также позже, возвращаясь (убегая) уже вместе с сыном.

К последним событиям относится следующее замечание, завершающее (опубликованный) текст:

«…Но теперь им казалось, что уже слишком поздно, и они все [? читать «они думали, что все] ради чего они подвергнуться любой опасности – это гнев или упреки Тингола. А их они ни в коей мере не желали получить. Ибо они были теперь под тенью страха, и начинали снова готовиться к войне» - прежде, чем сила Тангородрима станет неодолимой».

(«But now it seemed too late [to] them; and they all [? read they thought that all] they would get for any peril would be the rebuke or wrath of Turgon. And this [they] wished in no way to receive. For they were now under a shadow of fear, and beginning to prepare for war again ere the strength of Thangorodrim became insuperable.»)

Это краткое упоминание ставит сразу несколько вопросов.

Мы знаем пока лишь об одной подготовке к возможной войне между Дагор Аглареб и Дагор Браголлах. Интересно, что здесь сыновья Феанора как раз начинают готовиться к ней, а не противодействуют таким замыслам. Но что за «тень страха», чего именно они боятся (и почему это может помешать контактам с озлобленным на них Тургоном)?

И наконец, снова вопрос хронологии: по наиболее поздней имеющейся у нас датировке – тех же «Серых Анналов»[1], Аредель бежит из Нан-Эльмота в 400 году (§120 – более поздний (по времени написания) из двух представленных в «СА» вариантов). А планы Финголфина, как мы только что увидели, относятся к 422 году…

Что же, речь идет о каких-то других планах? Или мы получаем противоречие внутри самих «Анналов»?

Для того, чтобы разобраться, вспомним кратко о том, как развивалась в текстах хронология Первой Эпохи Белерианда.

«Серым Анналам» предшествовали 2 версии «Анналов Белерианда», опубликованные в IV и V томах «Истории Средиземья». Здесь уже приводилась дата из Анналов 5 тома, и она не случайно имела «двойной» вид - 222 [422]. Это означает, что при составлении был поставлен 222 год, а затем, позже, текст Анналов претерпел правку. Таким образом, в первоначальном варианте текста на конец эпохи (начало Войны Гнева) приходился 350й год Солнца, а в IV томе, в первоначальной версии, вся хронология укладывалась в 250 лет…

Таким образом, с течением времени длина «солнечной» части Первой Эпохи увеличилась практически вдвое. Причем расширение это происходило за счет лет Долгого мира и постепенно «выясняющейся» и увеличивающей количество поколений истории Людей в Белерианде. Наиболее подробная их история, известная нам из «Сильмариллиона», относится только к «Поздней Квенте Сильмариллион» (XI том, 1950е годы) и связанным с ней генеалогиям Трех Домом Атани. Такие истории, как история Амлаха и леди Халет (а не Халета-охотника, который привел свое племя в Белерианд) только и появляются здесь – впервые.

Таким образом, все предыдущие тексты содержат более «сжатую» историю – как по количеству событий, так и по датам.

…В том числе и «Серые Анналы». Во всех прочих отношениях этот подробный текст содержит историю, сопоставимую с печатным «Сильмариллионом» (которому он во многом – источник, наряду с различными редакциями «Квенты»), и сам вводит многие подробности и даже сюжеты, появляющиеся в нем впервые.

Здесь следует сделать небольшое отступление. «Серые Анналы» представлены нам как летописный свод: «Это "Анналы Белерианда" в том виде, как они были написаны синдар, Серыми Эльфами Дориата и Гаваней, и собранные из записей и воспоминаний остатков нолдор Нарготронда и Гондолина, в устье Сириона, откуда эльфы были возвращены назад на Запад» (§ 1).

И нужно сказать, что в нем немало общего с теми летописями «первичного» мира, которые изучают историки. В том числе – похоже на то, что это именно свод данных, взятых, видимо, из разных источников. В построении текста это выражается тем, что сведения идут тематическими блоками. Так, история прихода Нолдор в Средиземье надолго прерывается – после упоминания о различии языков Нолдор и Синдар – «Экскурсом в языки Белерианда», скорее филологического, чем летописного характера.

А после нескольких кратких и разделенных большими промежутками времени сообщений времен Долгого мира (об изредка нарушавших его крупных нападениях  - попытка орков проникнуть в Хитлум с севера вдоль берега, первое появление Гларунга; перемещения Аредели) в тексте следует как раз очередной тематический блок – о появлении Людей, их контактах с Эльдар, упоминаются даты рождения, смерти, браков… Записи достаточно кратки – по большей части имена и даты, хотя есть несколько более подробных записей.

Заканчивается он 450 годом, далее следует подробный рассказ о Дагор Браголлах и ее последствиях, несомненно – новый «тематический блок».

Именно в «людской» блок включено упоминание о планах Финголфина, что неудивительно – оно связывается с появлением людей-союзников, причем здесь именно эта тема раскрыта более подробно.

Возвращаясь к летописям «первичного» мира, отметим, что такие блоки могут быть взяты из разных источников, различающихся темой, тенденцией, осведомленностью автора… И для лучшего понимания текста в целом их стОит (после выделения) проанализировать отдельно, и лишь затем рассматривать текст в целом.

На тех же основаниях я предлагаю выделить «людской» блок информации «Серых Анналов», выделяющийся тематикой, общей краткостью и «сбитой» хронологией (изнутри мира мы могли бы предположить его автором человека, плохо знакомого с общей хронологией и многое из прошлых поколений знающего только по устным преданиям, – или, напротив, эльфа, плохо знакомого с самой историей Людей).

Если мы сопоставим события – и их даты в тех же поздних генеалогиях (и «Поздней Квенте»), то получим следующую таблицу (здесь опущены несколько дат рождения ДО прихода Людей в Белерианд):

 

GA

LQS

Генеалогии; Прочее

400 – Финрод встречает народ Беора.

То же - 310

 

402 «битва на северных границах» с участием Беора и Финрода

 

 

413 р. «Хундор сын Халета»

 

(414 – Халдир, 417 – Хундар сын Халмира (+2 поколения, до его отца – 3 поколения))

417 р. «Галион Высокий, сын Хадора»

 

(417 Галдор Высокий (до Хадора– 4 поколения))

419 р. «Гундор сын Хадора»

 

=

420 «Халет Охотник пришел в Белерианд»; Хадор «стал вассалом Финголфина» (ср. ниже); упом. о снах Тингола

312 – приход халадин, 313 – приход народа Мараха;

405-415 – Хадор у Финголфина

 

 

330-380- расселение

369 – эстоладская смута

375 – нападение на халадин

376-390 – халадин в Эстоладе

 

422 «Тингол дозволил народу Халета жить в Бретиле»; упом. о планах Финголфина; описание людей Трех Домов

391 – халадин в Бретиле

 

 

410 – дарение Ладроса беорингам

 

423 «Народ Хадора явился в Дорломин» (добавление)

То же – 416.

 

424 (425) р. «Барагунд сын Бреголаса сына Беора» (в Дортонионе)

 

420 – Барагунд (до Бреголаса – 5 поколений)

428 р. «Белегунд, его брат»

 

422 - Белегунд

432 р. Берен

 

=

436 «Хундор сын Халета женился на Глорвендил дочери Хадора»

 

 

441 р. Хурин и «Хандир сын Хундора»

 

=; =

443 (445) р. Морвен

 

=

444 р. Хуор

 

=

450 р. Риан, умер Беор

 

=; 355- умер Беор

 

Как мы видим, прежде всего сдвинута (на 90 лет вперед) дата прихода Людей в Белерианд: 400 год вместо 310 года[2]. Соответственно, сдвигаются вперед даты, непосредственно связанные с ней (приход прочих племен; даты жизни Беора и других «Отцов Людей») –примерно на столетие вперед.

Пропущены (т.е. еще не существуют в тексте) истории поэтапного перемещения Эдайн по Белерианду (Эстолад; история племени Халет).

При этом в том же блоке текста встречаются даты, как сходные с более поздней хронологией, несмотря на небольшие различия имен и дат (Хундор, Галион-Галдор, Барагунд и Белегунд), так и просто совпадающие с ней (Гундор, Берен, Хурин и Хуор, Морвен и Риан).

Таким образом, в этом тексте «накладываются» друг на друга 2 хронологических пласта, различающихся примерно на 100 лет.

(Опять же, представляя ситуацию «изнутри», мы увидим составителя текста, имеющего в начале запись нескольких точных, но более поздних дат, и – видимо, в устной форме или, по крайней мере, без определенных дат, - сообщения о более ранних событиях; а в итоге – не совсем удачную попытку обеспечить датами эту более «историческую» часть).

Таким образом, если кто-либо захотел бы воспользоваться датами этого периода людской истории по «Серым Анналам» (в чем практически нет необходимости – ввиду наличия дат «Поздней Квенты» и ее генеалогий), ему пришлось бы сначала определить, к какому из двух хронологических пластов может относиться интересующее его событие.

И вот дата замыслов Финголфина – одно из немногих событий, которое как раз и требует от нас такой работы.

Присмотримся внимательнее к соответствующей записи.

«422.

132. Тогда по просьбе Инглора Тингол дозволил народу Халета жить в Бретиле; ибо они были в большой дружбе с лесными Эльфами.

[До того, под 420 годом, идет рассказ, в частности, о приходе Халадин в Бретиль, а также тревожных снах Тингола и советах Мелиан по поводу Людей в целом – К.]

133. В это время, когда сила Людей прибавилась к силе Нолдор, их надежды поднялись высоко, и осада Моргота была усилена; потому что народ Хадора, привычный переносить холод и долгие странствия, не боялся заходить далеко на Север и наблюдал за любыми передвижениями Врага. Теперь Финголфин начал обдумывать нападение на Ангбанд; ибо он знал, что они живут в опасности, покуда Моргот волен работать в своих глубоких шахтах, изобретая злодеяния, которые никто не может предвидеть до тех пор, пока он не позволит им обнаружиться. Но оттого, что страна стала такой процветающей и прекрасной, большинство Элдаров были довольны положением дел и медлили начать наступление, во время которого многие, несомненно, должны были погибнуть, невзирая на то, завершится ли оно победой или поражением. Таким образом его замыслы были отложены, и в конце концов он от них отказался.

134. Люди из Трех Домов теперь выросли и умножились числом; и они научились мудрости и ремеслу/умениям и прекрасной речи Элдаров, и стали больше походить на них, чем любой другой народ, когда-либо существовавший, хотя они с радостью повиновались владыкам-Эльфам и были им верны; и тогда еще не стояло никаких несчастий и горестей между двумя народами.»

(Параграф 135 под тем же годом содержит сравнительное описание внешности и характера Людей Трех Домов; упоминание о северных походах народа Хадора частично было использовано в предыдущей главе «Сильмариллиона» - «О приходе Людей на Запад»).

Итак, как уже говорилось, планы Финголфина связаны с появлением союзников-людей (здесь, в частности – с народом Хадора). Кроме того, рассказ об этом идет после переселения халадин в Бретиль. Но все это – в тексте, которому неизвестны все поэтапные перемещения Трех Домов между Эред Луин и «конечными пунктами» (Хитлум, Бретиль, Ладрос в Дортонионе; в особенности же неизвестно долгое проживание в Эстоладе).

Под 420 годом (на 20 лет позже беорингов!) отмечен одновременный приход народов, которые ведут Хадор (Марах «Анналам» опять же неизвестен) и «Халет-Охотник». При этом сразу сообщается, что «Халет остался в долине Сириона» - т.е. в Бретиле. А «Хадор прослышал, что в Хитлуме есть место и нужны люди, и, происходя из народа северных земель, стал вассалом Финголфина; и с его появлением армия короля сделалась гораздо сильнее, и ему дали обширные земли в Хитлуме в местности Дор-Ломин» (п. 129).

При этом более поздняя приписка изменяет время прихода хадорингов в Хитлум:

«423.

136. Народ Хадора явился в Дорломин. (Этот аннал добавлен позднее карандашом.)»

Заметим, что это событие вписано после рассказа о планах Финголфина, связанных с Хадорингами.

Однако «усеченная» хронология Анналов может дать нам  в данном случае только относительную последовательность событий, а не точные даты.

Посмотрим, как может сочетаться эта последовательность с датами «Поздней Квенты» и ее генеалогий, можно ли как-то совместить их и «вписать» планы Финголфина в известные нам хронологические рамки (с прежней датой или изменив ее).

Хадор действительно вначале проводит в Хитлуме, «in the household of Fingolfin», несколько лет, а затем становится лордом Дор-Ломина - в начале 400х годов. Но вначале мы обратимся к более ранним событиям.

(Далее будут использованы два источника дат: 1) генеалогия Дома Хадора 2) даты, отмеченные на полях главы «О приходе Людей на Запад» - приведены в примечаниях к соответствующим параграфам. Оба источника – HOME XI).

В 322 году, через восемь лет после прихода племени Мараха в Белериан, его старший сын Малах отправляется в Хитлум и проводит там 15 лет (322-336 годы). Причем он был, как указывает текст, только одним из многих «молодых и отважных Аданов», поступавших на службу к эльфам. Но именно о Малахе (получившем за хитлумские годы имя Арадан) мы знаем много больше этого однократного упоминания.

Когда речь заходит о расселении Эдайн в Белерианде (общая дата 330-380 годы), мы узнаем, что «племя Арадана (Марах, его отец, оставался вЭстоладе до самой своей смерти) большей частью направилось на запад, и некоторые направились в Хитлум, но Магор, сын Арадана, и большая часть его народа (the greater number of his folk) спустились вниз по Сириону в Белерианд и жили в долинах на южных склонах Эред-Ветион». (Текст по LQS, в печатном «Сильмариллионе» претерпел небольшую правку).

Итак, в какой-то из моментов этого пятидесятилетия (точной даты у нас, увы, нет) значительная часть хадорингов отправляется на запад (меньшая, как сказано ниже – в окрестности Химринга, а кто-то, очевидно, оставался и в Эстоладе с Марахом). Возможно, это было не однократное переселение, но несколько «волн». В любом случае уже на западе происходит разделение ушедших на две неравных группы – меньшую, хитлумскую, и бОльшую, обитающую, строго говоря, в непосредственном соседстве с тем же Хитлумом, на внешней стороне его гор. Интересно, что хотя в целом уходящие названы «племенем Арадана», мы знаем главу поселившихся «снаружи», и это его сын. (Можно только предположить – не вернулся ли сам Арадан в Хитлум? А с ним те, кто хотел именно поступить на постоянную службу к эльфам). Но если он ведет группу переселенцев, то должен быть для этого достаточно взрослым. Магор (чье имя означает «меч») родился в 341 году. Если взять за аналогию случай его внука Хадора, который становится лордом Хитлума в 26 лет, то переселение под его самостоятельным руководством могло происходить около 366 года. Впрочем, можно предположить, что именно Магор мог присоединиться к переселенцам и после появления первопроходцев.

Так или иначе, та же генеалогия содержит важную пометку: «Магор и Хатол не служили никакому эльфийскому лорду; они жили у истоков Тейглина; Хадор служил эльфийским лордам Хитлума и был первым лордом Дортониона». В то же время служить упомянутым лордам вполне могли те, кто поселились именно в Хитлуме (хотя бы их часть) – так что некую прибавку к своей воинской силе эльфы могли получить еще к концу период расселения Эдайн (380 г.) – а скорее всего, и раньше этой даты.

Кроме того, я позволю себе предположить, что, не принося присяги (как народ в целом) кому-либо из эльфийских владык, к воинам эльфов могли присоединяться (возможно, на более краткий срок – на те же северные вылазки, например) и отдельные сородичи Магора и Хатола – а то и они сами! На эту мысль наводит меня не только известное описание «национального характера» хадорингов, но и воинственные имена этих вождей: «меч», «секира» (Хатол) – как и имя сына последнего, Хадор («воин»). Сомнительно, что секира эта использовалась при рубке дров, а воин воевал с медведями… Можно ли предположить сохранение традиционных имен, без соответствия смыслу? Теоретически можно, но уже через два поколения на третье, при Хадоре, его народ все же переселяется в Дор-Ломин, и в дальнейших событиях исправно выставляет воинов.

Поэтому мне представляется, что предыдущие два поколения – это не «мирная передышка» (таковая скорее была в Эстоладе), а скорее, отсутствие единого порядка в ситуации службы и не-службы эльфам (кто хочет – может служить, кто не хочет – может рубить секирой дрова, условно говоря). Не случайно позже мы узнаем именно об «упорядочивании» расселения Людей и их отношений с эльфами. (…).

Итак, к концу 300х годов, а скорее всего – во второй их половине, мы вполне можем предположить ситуацию, когда «сила Людей прибавилась к силе Нолдор, их надежды поднялись высоко, и осада Моргота была усилена; потому что народ Хадора, привычный переносить холод и долгие странствия, не боялся заходить далеко на Север и наблюдал за любыми передвижениями Врага» - ситуации, когда Финголфин начинает строить планы превентивного удара. Если пытаться увязать эту ситуацию, как и в тексте «Серых Анналов», с переселением Халадин в Бретиль, то та же глава LQS относит его к 390-391 гг. И при этом окончательное переселение хадорингов в Дор-Ломин действительно происходит позже этого времени!

Таким образом, около 400 г., во времена побега Аредель, Келегорм и Куруфин вполне могли «вновь начинать готовиться к войне». И нас не должно удивлять, что готовятся к ней те самые феаноринги: даже по скупым словам текста они не были категорически против – лишь «менее всего расположены прислушаться» к словам Верховного Короля. Кроме того, эти планы не были однократным мероприятием, делом какого-то одного (как нередко представляется) совета: судя по всему, они обсуждались некоторое время, а затем «были отложены» ( о возможных причинах будет сказано позже) – то есть обсуждение продолжалось некоторое время, за которое разные участники могли и предпринимать в том числе активные действия.

Итак, подготовка двух сыновей Феанора к возможной войне, «пока мощь Ангбанда не стала непреодолимой», как мы видим, вполне укладывается в рамки «канонической» истории о военных планах Финголфина (которые мы предположительно и приблизительно датируем около 390 г.).

Но тогда остается еще одна интригующая деталь данной цитаты – Келегорм и Куруфин «были под тенью страха». Чего же испугались эти явно не робкие воины?

Этот вопрос мы рассмотрим в следующей части нашего исследования.

Пока же вернемся ненадолго к «людским» датам Серых Анналов. Как мы установили, в них можно выделить 2 пласта, ранний и поздний, в данном источнике наложившиеся друг на друга. Ранний требует смещения примерно на столетие назад; даты позднего пласта либо точны, либо отличаются в пределах 5 лет. Это мы можем установить на основании параллельного источника – людских генеалогий и Поздней Квенты.

Небольшую проблемы представляют даты, в этом источнике не отраженные. Как можно увидеть в таблице, их три. Одну из них, замыслы Финголфина, мы только что разобрали выше. Прочие два – это «битва на северных границах», где принимает участие Беор, а также двойная свадьба правящих семейств дома Мараха и халадин. Как следует поступить с их датами, чтобы они укладывались в рамки прочих?

Участие Беора в битве явно относит ее к первому, более раннему хронологическому пласту. Соответственно, при отсутствии адекватной точной даты хронология ее должна устанавливаться относительно, с учетом других дат этого периода истории (к примеру, даты прихода Людей в Белерианд – подробнее см. следующий текст).

Вторая «сомнительная» дата такова: 436 «Хундор сын Халета женился на Глорвендил дочери Хадора». Однако ее уточнение, пожалуй, потребует небольшого отдельного исследования по смежному предмету – людской генеалогии и демографии, - и потом будет в свое время изложено отдельным текстом.

 


[1] Данные «Повести лет» XI тома по этому периоду не приведены.

[2] Та же дата стоит в Анналах Белерианда 5 тома и в «Квенте» того же тома – в последней на полях есть пометка о необходимости сдвига назад (приведена в комментариях к соответствующей главе 11 тома).

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

zzzzzzzz