Lempi. Лингвистика в Арде в Первую Эпоху

Аннотация. В данной статье рассматриваются некоторые моменты внутренней истории лингвистики в Арде. Кроме того, в фокусе находится история лингвистики в Первую Эпоху, а также работы за авторством нолдор, а конкретнее — Феанора. 

Все переводы выполнены автором, если не указано иное. 

 

         Основные тексты

Шибболет (Ш)

Квенди и эльдар (КиЭ)

Сильмариллион (С)

Виньяр Тенгвар №39 (ВТ-39)

Серые Анналы (СА) 


Известные ламбенголмор

 

1.      Румил

2.      Феанор

3.      Пенголод (и вожди Гондолина; см. Ш)

4.      Даэрон

5.      Куруфин

6.      Финрод

7.      Финарфин

8.      Аротир (Ородрет; см. Ш)

9.      (?) Маглор (см. Ш. Неясно, был ли он ламбенголмо или просто интересовался языками) 


Общие сведения 

Лингвистика относится к числу наиболее важных наук для эльдар. Известно, что существовали не только работы общелингвистического характера, но также грамматики и словари (см. Ш).

Самыми талантливыми лингвистами были нолдор (Ш). Особо подчеркивается, что ламбенголмор были не беззащитными книжниками, а по большей части «величайшими из эльдар, королями, принцами и воинами» (Ш).

В Первую Эпоху лингвистические работы велись или могли вестись по следующим языкам: валарин, протоэльдарин (праэльдарин), квенья (все диалекты и социолекты: ваниарин, нолдорин и телерин), синдарин (все диалекты: дориатский (западный), северный, восточный), талиска, кхуздул. Особняком стоит Черное наречие: по всей видимости, никаких работ по нему не велось, хотя определенное представление квенди о нем имели.

Языковая ситуация в Первую Эпоху была достаточно запутанной и искуственно усложненной, поскольку часть лидеров квенди (Феанор, Тингол) проводили активную, если не сказать агрессивную, языковую политику. Такое же сложное положение наблюдалось во времена заката Нуменора. 

Основные вехи развития лингвистики в Первую Эпоху

Изобретение сарати Румилом (1179 г.Д.)

Появление тенгвара. Работы Феанора (1250 г.Д.)

Дискуссии о процессе перехода «þ» в «s» в нолдорине

Появление кирта (1300 г.Д.)

Исследования Финарфина

Изучение синдарина

Адаптация тенгвара к синдарину и вытеснение кирта

Изучение кхуздула Куруфином

Изучение талиска Финродом

Работы Пенголода 

Румил 

Главным лингвистическим достижением Румила считается изобретение письменности. В то же время, в HoME-7 утверждается, что Румил всего лишь улучшил и закончил более древнюю систему письменности, а непосредственный автор (или авторы) забыт.

Интересно отметить, что в LT1 упоминается интерес Аулэ к языкам и алфавитам. 

Работы:

«Речи» («IEquessiRumilo»). В работе говорилось о ранних днях эльдар в Амане, первых контактах с Валар и о валарине. Пенголод указывает, что ламбенголмор помнили только часть этой работы в годы исхода. Он собрал все сохранившиеся фрагменты в своих работах (КиЭ). 

Феанор 

Несмотря на то, что Феанор занимался лингвистикой только в юных годах, его вклад в развитие науки стал весьма значительным и оказал большое влияние на последующее развитие лингвистики. Кроме того, именно ему приписывают основание школы ламбенголмор. «Она существовала среди нолдор даже во время бедствий и несчастий Исхода из Амана и Войн в Белерианде, и, более того, возвратилась на Эрессеа» (КиЭ, пер. Алмиэона). Основание научной школы — нестандартное явление для Арды, где принят институт ученичества.

Спектр языковых интересов Феанора был довольно широк. Из прямо зафиксированных в текстах Дж.Р.Р. Толкина можно отметить следующие:

а) фонетика и фонология;

б) письменность;

в) типология;

г) валаристика.

В сферу интересов Феанора точно не входило сравнительно-историческое языкознание — компаративистика появилась значительно позже: «именно в Белерианде развились теории, касающиеся примитивного эльдарина и взаимосвязи языков, однозначно произошедших от него. В их развитии Феанор не сыграл большой роли, за исключением того, что его работы и теории, созданные до Исхода, послужили фундаментом для дальнейших исследований» (Ш). Более подробно об этом говорится в КиЭ.

Неизвестно также, как обстояло дело с лингвокультурологией: этот раздел языкознания появляется на очень высоком этапе развития лингвистики, а лингвистика Арды (по крайней мере, по итогам трех эпох), несомненно, не может сравниться с лингвистикой реального мира. Языкознание Арды примерно соответствует уровню языкознания XIX-го века и ставит перед собой типичные для этого этапа развития задачи: изучение истории языков, реконструирование ранних этапов развития языков, описание систем языков и их диалектов, составление генеалогической, ареальной и типологической классификаций, выдвижение теорий происхождения языка и т.д.

Тем не менее, я предполагаю, что определенные подвижки в сторону лингвокультурологии Феанором предпринимались. В пользу этого говорит то, что он занимался валарином, а изучение настолько отличного от родного языка могло натолкнуть его на некоторые мысли в духе гипотезы Сепира — Уорфа. Впрочем, в случае валарина следует уже вести речь о ксенолингвистике[1].

Рассмотрим подробнее работы Феанора в каждой из перечисленных областей. 

Проблема «þ» (фонетика и фонология)

Наиболее известной языковой проблемой, которая ассоциируется с именем Феанора, является проблема звука «þ». Экстралингвистические факторы я здесь рассматривать не буду.

Несколько важных фактов:

1) на письме звук, пришедший на замену «þ», обозначался иначе, нежели обычный «s». На этом настояли ученые, выступавшие против замены (Ш);

2) ваниар сохранили «þ» в устной речи;

3) замена «þ» на «s» должна быть сознательной и намеренной с одобрения большинства нолдор, введенной после их отделения от ваниар. Замена стала широко распространена, но на момент рождения Феанора не была всеобщей;

4) против замены возражали ученые: слияние звуков, по их мнению, несло вред языку, смешивая корни, различавшиеся по смыслу;

5) почти все нолдор в Белерианде использовали «s». Нельзя с уверенностью сказать, что сыновья Феанора продолжали использовать «þ».

Что же по этому поводу говорил собственно Феанор? «Он настаивал, что «þ» — верное произношение для тех, кто заботится о языке и полностью понимает его» (Ш).

Как оценивалось его мнение? «Если бы сохранился мир, точка зрения Феанора, с которой тайно или явно соглашались другие ученые, несомненно бы восторжествовала. Но его определенно верное мнение отвергли из-за его дальнейших безумств и злодеяний» (Ш).

Почему Феанор был прав и что на самом деле он имел в виду? Он был новатором, и совершенно неуместно, и более того, неверно, представлять, что он стоял на средневековых позициях относительно языка (узус ничто, норма все, или все изменения от лукавого и непременно к худшему). «Благодаря изучению языка [валарина], абсолютно отличного от его родного по фонетике и структуре, Феанор приобрел широту взглядов». Есть также легенда, что Аулэ посвятил его в тайны языка, изобретенного для гномов (ВТ-39)[2].

Итак, Феанор однозначно не ретроград, что подтверждается не только прямыми характеристиками, но и, что намного важнее, изложением его теорий. Его позиция была уместной по ряду причин. Во-первых, замена «þ» на «s» была сознательной и искусственной, так что Феанор ни в коем случае не протестовал против естественного развития языка. Он предлагал исправить ошибочное решение (интересно узнать, по какой причине оно было принято). Во-вторых, у такой точки зрения наличествовали лингвистические аргументы: унификация звуков вела к смешению корней и, в конечном счете, затемнению этимологии. В естественных языках такое происходит регулярно, но кардинальное различие заключается именно в том, что фонетические процессы протекают естественным путем. Степень контроля развития языка у эльдар, как видно из этой ситуации (и как будет показано в дальнейшем), была на порядок выше.

Таким образом, мы имеем два разнонаправленных и равноправных искусственных процесса. 

Тенгвар (письменность) и связь с фонетикой

В «Квенди и эльдар» говорится, что, прежде чем заняться другими вопросами (любопытно, какими?), Феанор закончил свой алфавит и внес некоторые изменения в терминологию[3]. Если раньше «букву» или значимый знак называли «сарат», то Феанор назвал письменное выражение устного тенгвэ «тенгва»[4]. Тем не менее, в быту название «тенгва» закрепилось только за согласными, а знаки для гласных получили название «оматехтар».

Отрывок из КиЭ, не вошедший в 11-й том, процитирую полностью в части о Феаноре, поскольку это достаточно редкий текст, прямо относящийся к теме: 

«Такова была ситуация на тот момент, когда Феанор, в начале своих изысканий, обратил внимание на вопросы языка и письменности. Сказано, что он вскоре оставил далеко позади мудрецов своего времени. Он собрал все имеющиеся знания, устные и письменные, о квенья в прежние времена и подробно изучил взаимоотношения квенья и телерина. О нем также сказано, что, будучи юным, задолго до дней непокоя, Феанор «более, чем любой иной из эльдар Арды», изучил валарин. Знания он получил большей частью от Аулэ (Прим. 2[5]: есть также легенда, что Аулэ посвятил его в тайны языка, изобретенного для гномов). Благодаря изучению языка, абсолютно отличного от родного по фонетике и структуре, Феанор приобрел широту взглядов. Но Феанор вскоре обратился к другим вопросам; и в любом случае его основной интерес вызывала письменность, причем в ее практическом и декоративном аспекте, а не в качестве способа точной передачи фонетической транскрипции. Это не значит, что он не интересовался фонетическим анализом. Он действительно превосходил в этом любого из предшественников; и алфавит, или алфавитная система, которую он разработал, предоставляла средства выражения для гораздо большего количества отдельных звуков, чем число реально существовавших в квенья и телерине. Тем не менее, система предназначена в первую очередь для квенья и телерина, и, естественно, в значительной степени обусловлена фонетическими свойствами и диапазоном этих языков.

В системе, которую он предложил для практического представления квенья, Феанор использовал слоговой анализ своих предшественников, уже воплощенный в старой системе Румила, но Феанор сделал это главным образом ради компактности и краткости. Базовыми «буквами» были согласные. Гласные обозначались диакритическими знаками, обычно написанными над предшествующим согласным (то есть, в соответствии со старой терминологией, указывая «цвет» согласной). Если у гласной не было предшествующего согласного, то использовал уже упомянутый способ: знаки гласных прикреплялись к букве ȷ, которая в системе Феанора не имела никакого согласного значения, а была просто «опорой» для удобства на письме. Феанор отверг теорию, что penye tengwi[6] появлялись из-за потери согласных. (Прим. 3: Пенголод сообщает, что Феанор говорил так: «слова можно раскладывать на тенгви, но я бы скорее сказал, что в них есть одна или несколько комнат, где гласные — это пространство, а согласные — стены. Можно жить в месте без стен, но нельзя в стенах, где нет пространства: kt — всего лишь шум, едва ли внятный в нормальной речи, но ketможет иметь смысл. Поэтому наши отцы, строя слова, брали гласные и разделяли их согласными, как стенами. Но для них начало и окончание слова были достаточными, минимально допустимыми, перегородками. Начало слова было сильнее, поскольку, как мы видим, гласные в начале редко исчезают, тогда как конечные гласные часто отпадают, поскольку у них нет сдерживающей стены[7]»).

Поэтому Феанор, несмотря на привычную орфографическую модель, постулировал, что гласные являются независимыми тенгви[8], или минимальными артикуляционными единицами[9], хоть и отличными по функциям. Гласные он называл ома-тенгви, или омеар, а согласные — нава-тенгви, или навеар, то есть звуки, зависимые от резонанса, и звуки, зависимые от движения органов речи (в том числе губ) (Прим. 4: роль языка в образовании гласных и голоса для определенных согласных не преуменьшалась). Для понятия «навеар»он позднее придумал слово patakar, взяв p, t, k(как в своем алфавите), чтобы показать основные места образования согласных.

На самом деле Феанор разработал «для мудрецов» отдельные независимые буквы для обозначения гласных звуков, отличные от техтар. Это кванта сарме, или «полное написание», использовалось по большей части учеными для специальных целей до тех пор, пока позднее в Средиземье буквы Феанора не были приспособлены для других языков, таких как синдарин, для которого диакритический способ обозначения гласных не подходил.

Среди других взглядов или открытий Феанора можно отметить два. Оба вытекают из его концепции относительно процесса, который он называл «усиление» (анторьямэ). Он говорил, что из анализа отношений между основами и деривативами основ ясно следует, что «составители слов» намеренно обогащали или «усиливали» тот или другой слагающий звук (согласно его структуре) для выразительности или просто для различения. Самыми простыми случаями были те, в которых звук удлинялся: например, как в соответствии между *mātā (основа формы продолженного времени «ест (сейчас)») и предполагаемой основой *mata.Там, где гласный звук удлинялся, процесс усиления игнорировался, но Феанор полагал, что этот случай принципиально не отличался от таких случаев, как *grottā < * grotā < *(g)roto или *lassē, кв.lasse ‘лист’, где удлинялся средний согласный. Было бы абсурдно анализировать эти слова, как go-ro-to-ta, go-ro-ta, la-sa-se. Их настоящими соответствиями из простейших форм были *rot > +RoT-ā; *las > laS-ē. (Прим. 5: позднее, согласившись с ним в основном, ученые сочли, что gr- / r- было вариацией, аналогичной gl- / l-, а исходное усиление для r- звучало, как dr-, что часто наблюдалось в синдарине).

В сочетании gr-, как инварианте r-, Феанор видел случай другого способа усиления: в его терминологии это были «гибриды» (остими). То есть, два элемента, которые с фонетической точки зрения можно было счесть отдельными жестами или движениями (независимо от намерения или эффекта), сливались в комбинацию, которая имела и должна была иметь объединяющий эффект и значение. Другими примерами, приведенными Феанором, были отношения между начальной st- и s- или t-, gl- и l-,ky-, kw- иk-. Но особенно он был впечатлен комбинациями назальных звуков, в частности, mb, nd, ng, и указывал, что они чрезвычайно часто встречаются в квенья, как способ усиления m, n, ñ иb, d, g, причем этот способ был более предпочтителен, чем простое удлинение mm, nn, ññ, и гораздо частотнее, чем bb, dd, gg. Например, он говорил, что слово rondo‘зал с куполом’ раскладывалось не как ro-no-do или ron+do, а как производное от основы *ronroNo с гибридом (остимэ) или (консонантным) дифтонгом (охлон), который использовался для усиления n.

Те же термины (остимэ или охлон) Феанор использовал для гласных дифтонгов. Он был склонен рассматривать их как явление одного и того же типа. Конечно, он признавал, что они могли быть образованы посредством потери (или отсутствия) гласной, идущей за согласными вариантами i, u: J и W,но он придерживался мнения, что многие предполагаемые основы вида *Tuyu, *Taya (согласно старым взглядам) исходно были одноконсонантными, то есть *taiбыло основой с охлон, но было сопоставимо с mā ‘рука’, где просто удлинялась гласная. Он указывал, что в любом случае вокальные охлонимогли получаться при контакте гласных с добавочной ĭ, ī или ŭ, ū,без какой-либо согласной между ними, которая выпала, как например, в pē ‘губа’ по сравнению с peu‘губы’. (Прим. 6: В последнем вопросе он был, несомненно, прав, хоть пример с peuи неверен; но позднее ученые, которые в целом придерживались его мнения, при дальнейшем исследовании происхождения языка квенди отвергли его теорию об основах с медиальной J и Wв свете их знаний о синдарине и нандорине. Более позднее мнение состояло в том, что на самом деле «полные основы» (основы существительных, прилагательных или глаголов) к концу развития праквенийского примитивного языка едва ли были моноконсонантными. Например, слово mā ‘рука’ рассматривалось, как стяжение древнего *mahaпосле доисторической потери интервокального h(Феанор не знал о существовании этого звука в праквенийском), который сохранился перед t, как в mahta‘заниматься, обрабатывать’. Слово pē, как считалось, было сходным стяжением от *peñe, а форма двойственного числа peu — от *peñu, исходное ñ было различимым в «усиленной» основе penga ‘надувать губы’ и в кв. peñquanta ‘с полным ртом’).

Однако Феанор видел, что эти аргументы не объясняют особую позицию aiиauпо отношению к базовым iиu. Он говорил, что эти звуки были усилены сходным образом, как в случае с d > nd — добавлением другого элемента-префикса, который комбинировался с i илиu: raika, связанное с*RIK, звучало как *rIk с ai вместо обычного удлинения, как в слове iríkie ‘скрутился’. В ходе исследования он проводил сравнение с телерином и пришел к выводу, что не только такие основы, как *RIK и *RUK с базовыми iи u в примитивный период развития могли использовать охлон вместо обычного удлинения, но и такие основы, как *REK и *ROK. Охлониa͡eиa͡o, однако, не просуществовали долго и стали долгими гласными. Однако, благодаря дивергенции, которая, вероятно, уходила в глубокое прошлое, в ваниарско-нолдорской ветви a͡eи a͡oстали œ (долгая ē, похожая на ā) и ǭ (долгое ō, похожее на ā), которые позднее стали тождественны обычным ē и ō. В телеринской же ветви оба варианта превратились в ā. Эти ē и ō, представленные в телерине как ā, долгое время были известны, как «феаноровы ē и ō»[10]. Их существование позднее было подтверждено исследованием синдарина и нандорина. Позже ученые, однако, склонились к мнению, что a͡eиa͡oбыли не примитивными образованиями, а сравнительно поздними, аналогичными ai: iи au : u»[11].(ВТ-39)

Как видно, Феанора в значительной степени интересовала история развития языков, однако внимание он уделял только исторической фонетике и этимологии. К сожалению, нам неизвестно, как менялись другие аспекты языка. 

Синдарин и телерин (типология, диалектология) 

До своей гибели Феанор успел отметить разницу между северным диалектом синдарина и западным (Ш). В чем она заключалась, подробно не поясняется, кроме того, что диалекты синдарина не различались настолько, чтобы их носители не могли понять друг друга. Эти отличия не превышали степени различий между квенья, на которой говорили ваниар, и квенья Изгнанников (КиЭ).

Отсюда можно сделать совершенно очевидный вывод о крайне низкой скорости изменения языков эльдар. Диалекты синдарина могли различаться не сильно благодаря территориальной близости, однако в случае с ваниарским вариантом квенья и квенья Изгнанников территориальная общность не может оказывать никакого влияния.

Единственный аспект, о точной скорости изменения которогомы можем судить, это фонетика. Примерно рассчитать эту скорость можно на основе проблемы «þ»: замена на «s» произошла после разделения нолдор и ваниар (1140 г.Д.), но на момент рождения Феанора не была всеобщей (1169/79 г.Д.). Итого между этими событиями прошло 29-39 лет Древ (290-390 солнечных лет). Это вполне сопоставимо с земными языками.

В СА по этому поводу сказано, что язык нолдор мало отличался от древнего языка эльдар времен Великого Похода. Эти изменения в основном касались создания новых слов (для новых и старых вещей), а также в смягчении и гармонизации звуков и структур языка. Синдарин же изменился намного сильнее (как мог бы измениться язык людей за пятьсот лет при отсутствии письменности). Таким образом, синдарин на слух сильно отличался от квенья еще до конца эпохи Древ, а после восхода Солнца скорость изменения синдарина выросла (СА). 

Валарин (ксенолингвистика) 

Феанор изучил валарин лучше всех прочих эльдар, и его знания превосходили дошедшие до Пенголода записи, однако Феанор отказался передать эти знания кому бы то ни было (КиЭ). Упоминания о хорошем владении валарином встречаются в нескольких местах. Не стоит забывать о тесном общении Феанора с Аулэ и Румилом, что, безусловно, повлияло на интерес Феанора к валарину. 

Пенголод

 Пенголод назван самым выдающимся после Феанора членом школы ламебенголмор (КиЭ). Он писал на синдарине и на квенья (Тургон после основания Гондолина вновь сделал квенья повседневным языком (Ш)). В числе его заслуг, прежде всего, сохранение знания: «Он был одним из тех, кто выжил во время разрушения Гондолина, из которого он спас несколько древних работ, а также некоторые свои рукописи, компиляции и комментарии. Благодаря нему и его удивительной памяти многое из знаний Древних Дней сохранилось. Все, что здесь было сказано относительно эльфийских названий и их происхождения, а также мнений древних мудрецов, прямо или косвенно получено от Пенголода. Ибо до того, как Моргот был повержен и Белерианд разрушен, Пенголод собрал в Устье Сириона среди выживших в войнах много сведений касательно языков и систем жестов, о которых, ввиду изоляции Гондолина, раньше не мог узнать из первых рук. Говорят, Пенголод остался в Средиземье во Вторую Эпоху, чтобы продолжить свои исследования, и некоторое время жил среди гномов Касаррондо (Кхазад-Дума)» (КиЭ, пер. Алмиэона).

Итак, большая часть того, что нам известно о теориях и работах Феанора и Румила, получена от Пенголода. Сам же Пенголод, как следует из приведенного отрывка, занимался:

1) типологией;

2) историей языкознания;

3) историей языков.

В своих работах Пенголод не только приводит сохранившиеся сведения о более древних трудах Румила и Феанора, но и полемизирует с Румилом и неназванными «древними» относительно валарина, в частности, о количестве заимствований оттуда в языки эльдар. Он подробно анализирует сведения о валарине и сопоставляет его с другими языками, в основном эльфийскими, а также отмечает, что есть подобие между валарином и языками людей и гномов.

Отдельный интерес представляет собой замечание Пенголода об именах: «Наши имена для Валар и майар, заимствованы они из валарина или переведены, не есть истинные имена, но титулы, отсылающие к некоторой функции, которую выполняет его носитель, или к его характеру; ибо хотя у Валар есть истинные имена, они не раскрывают их» (КиЭ, пер. Алмиэона).

Это отсылает нас к вопросу номинализма VSреализма и дает представление о развитии эльфийской философии.[12] 

Работы:

«Ламмас», Dangweth Pengolod. 

Даэрон 

Наиболее подробно разработанной темой в текстах Дж. Толкина являются алфавиты. В конце HoME-7 этому посвящен краткий очерк. Упоминается там и «так называемый алфавит Дайрона». Это рунический алфавит, предназначенный для письма на дереве. В HoME-7 указывается, что, вероятно, изобрели этот алфавит нандор.[13] Этот алфавит получил название по имени Даэрона в работах Пенголода из-за того, что сохранились несколько песен Даэрона, записанные этим алфавитом. В HoME-7 также указывается, что этот алфавит мало использовали нолдор (хотя Пенголод говорит, что в Нарготронде и устье Сириона встречаются случаи надписей киртом на квенья), однако он распространился среди гномов и даже людей.

Однако в приложении к ВК и в СА утверждается, что кирт был изобретен именно Даэроном (в СА даже указана дата — 1300 г.Д.). В СА же сказано, что синдар не имели обыкновения записывать что-либо, так что руны Даэрона использовались в основном для записи имен и коротких сообщений на дереве, камне или металле. Отсутствие крупных текстов на синдарине называется одной из главных причин быстрого изменения этого языка (СА). 

Куруфин 

Куруфин больше всего интересовался языком гномов (единственный нолдо, подружившийся с ними). Именно от него ученые получили все сведения о кхуздуле (Ш). 

Финрод 

Финрод известен прежде всего тем, что первым выучил язык людей и сделал это весьма быстро. Как отмечает Пенголод в «Заметке о языке Валар» (КиЭ), Финрод понимал большую часть того, что говорил народ Беора. Эта способность (передавать и принимать мысль по желанию обеих сторон) была присуща всем эльдар, равно как Валар и майар. Пенголод указывает, что среди эльдар Финрод славился именно этой силой, которая, очевидно, была сильно развита даже по их меркам. В то же время Пенголод говорит, что эта сила Финрода не превосходила силу последнего из майар[14]

Финарфин 

Финарфин изучал телерин. О том, что это было именно научное исследование, свидетельствует тот факт, что телерин был понятен нолдор без специального изучения и многие нолдор могли говорить на нем (равно как и наоборот) (Ш). 

Заключение 

В заключение следует отметить несколько фактов:

1) что касается авторства алфавитов, то бесспорно можно говорить только о том, что тенгвар полностью создан Феанором. Сарати Румила и кирт Даэрона по некоторым версиям являются улучшениями и дополнениями созданных кем-то другим систем;

2) быстрее всего в эльфийских языках менялась фонетика. Все прочее либо менялось относительно слабо и медленно (лексика), либо нам об этом ничего не известно;

3) наибольший интерес для эльдар представляла история языков и этимология, однако мы имеем об этом весьма ограниченные сведения (в основном о фонетике и письменности).

Данная статья не ставит перед собой задачи полностью охватить такую сложную и многообразную тему, а лишь указать на некоторые моменты, представляющие определенный интерес, и дать общее представление о предмете.



[1] Ксенолингвистика традиционно понимается, как изучение внеземных языков. Это обусловлено тем, что на Земле нет ни одного носителя языка, кроме человека. Тогда как в Арде есть разные разумные виды и, соответственно, носители языка.

[2] Дж. Толкин в примечаниях, однако, пишет, что эта легенда могла быть добавлена из-за славы Феанора.

[3] Я сочла, что в изложении этого фрагмента уместно сохранить именно те термины, которые использовал автор теории. 

[4] Здесь К. Толкин дополнительно отмечает, что Феанор считал, что гласные были независимыми тенгви. Именно поэтому алфавитная система Феанора неотделима от его фонетических теорий.

[5] Примечания в скобках сделаны Дж. Толкином

[6] До Феанора ламбенголмор полагали, что тенгви — это отдельные фонетические движения, из которых состоят слова. Они считали, что тенгви состоят из согласного и следующего за ним гласного (ср. с делением слога в китаистике на инициаль и финаль), например, mata раскладывается на тенгвэ ma + тенгвэ ta. Гласные, стоящие в начале слова без согласных, называли penye tengwi, что значит «отсутствующие» или «неадекватные знаки». Нормальной считалась структура слова CVCV, тогда как структура VCV, как полагали ламбенголмор, образовалась в результате отпадения начального согласного (тот же текст из ВТ-39, начальную часть которого я выпустила, поскольку в ней в основном содержится изложение теорий, бытовавших до Феанора).

[7] Апокопа, действительно, весьма частое языковое явление.

[8] Ср. с открытием фонем в земной лингвистике.

[9] Тенгвэ (tengwe) — это не слог, а отдельное фонетическое движение, входящее в состав слога (фонема).

[10] Рассуждения Феанора, несомненно, являются примером и подтверждением к этому фрагменту Ш-та: «именно в Белерианде развились теории, касающиеся примитивного эльдарина и взаимосвязи языков, однозначно произошедших от него. В их развитии Феанор не сыграл большой роли, за исключением того, что его работы и теории, созданные до Исхода, послужили фундаментом для дальнейших исследований».

[11] За этим следует короткий последний абзац, посвященный этимологии нескольких слов.

[12] В самом деле, эльдар вряд ли могли оставить без внимания вопрос универсалий и идеальных сущностей

[13] В этом тексте они называются дани и являются частью нолдор, а не телери.

[14] Вероятно, в этих словах заключен двойной смысл: во-первых, это показывает, что даже выдающийся в чем-то эльда вряд ли превзойдет в этом даже майар в силу естественных ограничений, а во-вторых, отсылает нас к поединку Финрода и Саурона.


Автор Lempi

Редактор Б.Сокрова

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

zzzzzzzz