Юлия Понедельник. Гном Мим и хоббит Голлум: "малое зло" в произведениях Дж.Р.Р.Толкина

Доклад, прочитанный на Весконе-2014

 

Мим

Гном Мим появляется в легендариуме очень рано, еще во времена «Книги Утраченных Сказаний». Поначалу он фигурирует лишь в одном качестве – как «хранитель сокровищ», оставшихся после смерти дракона Глаурунга в «пещерах» (позднее пещеры превратились в пещерный город Нарготронд). Следует уточнить, что в первых текстах Толкина народ гномов явно тяготеет к «злой», «отрицательной» стороне. Гномы не служат напрямую Морготу, однако и не воюют с ним не на жизнь, а на смерть, как воевали эльфы и союзные им люди. Гномы – жадный, расчетливый и, если можно так сказать, «эгоистичный» народ, прежде всего пекущийся о себе и не вступающий в союз с эльфами против Моргота. Гномы, кроме того что являются искусными мастерами, обладают и чародейской силой, не раз говорится о том, что они творят чары и зачаровывают свои изделия, особенно оружие. «Гномьи клинки», надо сказать, достаточно часто предают своих хозяев и являются причиной трагических ошибок и злодеяний.

Итак, в качестве «хранителя сокровища» Толкин выбрал героя, не принадлежащего однозначно к «положительной» или «отрицательной» стороне: ни друга эльфов, ни слугу Моргота (интересно упомянуть, что это первое по хронологии упоминание гномов в старых версиях легендариума). Однако сам Мим и его поведение изначально характеризуется отрицательно: «древний уродливый гном», который «темными заклятиями» связал с собой золото дракона, а потом, когда Урин и его изгои хотели забрать золото, «разразился ужасными и злыми проклятьями». Надо сказать, в этой версии истории поведение Урина трудно назвать благородным: он убил Мима, потому что сам претендовал на сокровище, как наследник своего сына Турина. Последствия «злых проклятий» и «неправедного убийства» не замедлили сказаться: из-за этого золота разразилась схватка изгоев и эльфов Тинвелинта (Тингола), все изгои и многие эльфы были убиты, из-за этого же золота был позже убит и сам Тинвелинт.

Поначалу Мим не играл никакой роли в истории самого Турина, в подавляющем большинстве версий (вплоть до поздних по времени «Серых Анналов») убежище Турина на Амон Руд выдает один из членов его шайки - то эльф, то человек. Я должна, однако, отметить, что и в одной из ранних версий предательства отряда Турина («Квэнта» IV тома) есть «гномий след». Дело в том, что эльф Блодрин, который в «Квэнта» предает отряд, был воспитан гномами (и потому, как говорит автор, «зло проникло в его сердце»). Позже эта версия была заброшена, «гномий след» исчез, но, работая над романом «Дети Хурина», Толкин вспоминает о гноме Миме и вводит его в число героев легенды. И тогда Мим превращается из проходного персонажа, «хранителя сокровища дракона», в одного из важных и подробно обрисованных героев «легенды».

Мим становится не просто гномом, но гномом из отдельного, почти вымершего племени «Малых Гномов», нибин-ногрим. Как говорится в тексте «Квэнди и эльдар», представители этого народа – потомки гномов Синих Гор, изгнанные из своих племен потому, что были «искалечены, слишком малы ростом, ленивы или мятежны». Изгои отправились на запад и поселились у реки Нарог, в пещерах Таур-эн-Фарот. Они расширили и обустроили естественные пещеры, сделав их своим жилищем, и назвали их Нулукхиздин. Как и все гномы, этот народ работал с металлом и камнем, но из-за того, что среди них было мало хороших мастеров (ведь изгоняли ленивых и, видимо, «бесталанных»), а также из-за малочисленности этого народа, ремесла их пришли в упадок.

В отличие от обычных, или «Великих» гномов, Малые Гномы не только не торговали с эльфами-синдар, но и вообще почти не контактировали с ними, проявляя крайнюю враждебность к «пришельцам» (гномы, по всей видимости, поселились у Нарога раньше, чем было основано королевство Дориат). Малые гномы нападали на эльфов-синдар, приблизившихся к их землям, нападали из засад, в темноте, без всякого предупреждения. Из-за этого эльфы приняли их за животных – возможно, за тех зверей, что служили Морготу и были «умнее и хитрее» своих обычных собратьев. И синдар принялись охотиться на гномов как на хищников, не признавая в них разумных существ. Позже, когда эльфы познакомились с «Великими Гномами» Синих Гор, они поняли, что Малые Гномы – народ из той же расы, тоже разумные, и оставили их в покое. Однако эта трагическая ошибка положила начало яростной ненависти, которую Малые Гномы питали к эльфам-синдар.

Когда Финрод решил выстроить в пещерах Нарога подземный город, то Великие Гномы, которых он нанял для строительства, безжалостно выгнали всех жителей Нулукхиздина из их пещер. Трудно сказать, знал ли об этом Финрод до того, как можно было предотвратить изгнание. Можно предположить, что эльфы-синдар вообще не имели сведений о том, что в пещерах Нарога есть жители, ведь Малые Гномы искусно скрывались, поэтому Тингол и не предупредил Финрода о обитателях пещер. Таким образом, Финрод мог не подозревать о Малых Гномах, а позже ему оставалось лишь принять сложившееся положение вещей и воспользоваться покинутыми пещерами. Тем не менее, Малые Гномы стали питать ненависть и к эльфам-нолдор, ведь из-за них они вынуждены были оставить свои жилища. В конце концов, остатки их народа поселились внутри горы Амон Руд.

Хотя эльфы оставили Малых Гномов в покое, в Белерианде было немало опасностей. С орками гномы, конечно же, тоже враждовали и терпели от них урон, особенно после конца Осады Ангбанда. Не думаю, что ошибусь, если скажу, что среди Малых Гномов было очень немного женщин с самого начала. Все эти причины привели к тому, что народ Малых Гномов просто вымер. Ко времени появления Турина в лесах Тейглина их оставалось всего трое: старый гном Мим и два его сына.

Знакомство Турина и Мима началось с трагедии: случайно наткнувшись на три «небольшие согбенные фигурки», изгои Турина сразу же погнались за незнакомцами. Два гнома убежали, третьего же удалось сбить с ног и взять в плен. Один из изгоев, Андрог успел пустить вдогонку беглецам несколько стрел.

Этим пленником и оказался Малый Гном Мим. Разбойники поначалу хотят убить Мима, а потом поступают с Мимом по своему обыкновению: требуют за его жизнь выкуп. Во время разговора с Мимом выясняется, что у него неподалеку есть хорошее убежище, а шайка Турина нуждается именно в убежище. Турин испытывает жалость к Миму, он узнает в нем гнома и обращается с ним по-доброму. Но доброта его не простирается настолько, чтобы отпустить пленника домой с обещанием вернуться, Турин все же испытывает недоверие к странному существу. Мим молит Турина о снисхождении, но получает твердый отказ. Однако он все же радуется тому, что Турин – человек, а не ненавистный эльф.

На следующий день Мим приводит изгоев к своему жилищу, но здесь выясняется, что Андрог смертельно ранил его сына. Из-за того, что Турин не отпустил Мима, отец не смог вылечить сына или хотя бы проститься с ним. Мим приходит в ярость, однако Турин успокаивает его обещанием выплатить виру золотом за убитого сына. Из слов Мима мы узнаем, что таков древний гномий обычай, Турин же, наверное, узнал о нем в Дориате. Мим, однако, требует, чтобы убийца – Андрог – больше не стрелял из лука, если же он нарушит это обещание, то сам погибнет от вражеской стрелы. Здесь мы имеем дело с предсказанием-проклятием.

В конце концов, Мим все же примиряется с изгоями, и здесь немалую роль играет отношение к нему Турина. Турин интересуется старым гномом, часто беседует с ним один на один. Жаль, что мы не знаем содержания этих бесед, но можно предположить, что речь идет о народе Мима, таким образом, быть может, Турин являлся единственным человеком, который что-то знал о таинственном народе Малых Гномов. В конце концов, между Мимом и Турином возникает нечто вроде дружбы, можно даже сказать, Мим полюбил Турина, насколько он был способен на это чувство.

Остальные же изгои недолюбливают гнома, им становится не по себе, когда он появляется рядом с ними. Мим являет собой фигуру довольно таинственную, скрытную и недобрую, к тому же изгои, быть может, чувствуют в какой-то степени угрызения совести из-за смерти сына Мима, из-за того, что заняли его жилище, потеснив хозяина. Однако долгое время взаимоотношения гнома с изгоями изгоев балансируют в хрупком равновесии: Мим делится с ними припасами и показывает тайный ход к своему жилищу, изгои же не доходят до того, чтобы попросту убить старого гнома и его единственного сына (тем более, что этому воспротивился бы Турин).

Это шаткое равновесие нарушается, когда к Турину приходит эльф Белег. Мим сразу же всеми силами души возненавидел эльфа, эта ненависть являлась, в какой-то степени, «наследством» Мима, ведь лично ему ни Белег, ни эльфы ничего не сделали. Но гномом не забыл, что когда-то эльфы охотились на его предков. К этой ненависти прибавляется ревность: Турин теперь много времени проводит со своим воспитателем и старым другом Белегом, а не с Мимом. Кроме того, эльф «разрушил» гномье проклятие, вылечив Андрога от ядовитой раны от стрелы. Мим уязвлен в своей гордости, в своей любви к Турину.

Ненависть и ревность приводят Мима к страшному поступку: зная, что окрестности Амон Руд наводнили орки, посланные сюда Морготом ради поимки или убийства Турина, Мим отправляется к ним, чтобы выдать пути к своему убежищу и уничтожить всех изгоев и Белега. Предательство Мима является добровольным, и это самый страшный вариант предательства. Он, правда, пытается немного смягчить последствия своего поступка, выговорив условие, что Турина отпустят подобру-поздорову. Мим, как истинный гном, не забывает и о своем вознаграждении: он требует за каждого изгоя его вес в железе, а за Белега и Турина – в золоте. Желает он и утолить свою ненависть к Белегу: он просит, чтобы плененного эльфа оставили на его милость. Интересно отметить, что Мим особую ненависть питает именно к эльфу, а не к убийце своего сына Андрогу, например. То ли здесь дело в том, что Мим полагается на проклятие Андрогу, то ли в том, что, как и у всех «злых» персонажей Толкина, ненависть Мима к «благим» эльфам переходит всякие пределы. Возможно, действуют обе причины одновременно.

Орочий командир охотно дает эти обещания, думая, правда, сдержать лишь одно из них: вручение судьбы пленного Белега Миму. Главной целью орков является Турин, которого Моргот приказал живым доставить в Ангбанд. Конечно же, орки не собираются отпускать Турина. Таким образом, Мим навлекает беду на Турина, своего спасителя и друга. Не совсем ясно, на что Мим рассчитывал: неужели на честность орков? Или он просто не думал, что Турин так важен для них? Нельзя однозначно ответить на этот вопрос, быть может, рассудок старого гнома помутился от ревности и ненависти, и он не продумывает, как ему заставить орков выполнить условия. Мим отправился к оркам вместе с единственным сыном Ибуном, и орки удерживают Ибуна как заложника. Испугавшись, Мим пытается идти на попятный, но сделать он ничего не может: орки угрожают убить его сына. Смирившись, Мим показывает им пути к своему жилищу на Амон Руд.

Здесь интересно отметить, что существует несколько иная версия предательства Мима: Мим и его сын случайно попадают в плен к оркам, и Мим вымаливает жизнь для себя и сына, выдав убежище Турина. Эта версия не только облагораживает Мима, но и более достоверна психологически: здесь Мим доверяет оркам лишь вынужденно. Не совсем ясно, предполагал ли Толкин оставить этот эпизод таким двусмысленным или это дело рук Кристофера Толкина, который записал в окончательном тексте обе версии.

Орки достигают своей цели: все изгои после кровопролитной схватки убиты, а Турин и Белег взяты в плен. Связанного Белега оставляют на милость Мима, который начинает точить нож для убийства. Но судьба Белега была иной: смертельно раненный стрелой Андрог (вот и сбылось проклятие Мима!) находит в себе силы тяжело ранить Мима и освободить Белега, а затем умирает.

Раненый Мим убегает с Амон Руд, покидая и страницы романа «Дети Хурина». Не очень ясно, собирался ли Толкин в дальнейшем использовать Мима в своих историях, но Кристофер Толкин при редактировании «Сильмариллиона» волей-неволей оставляет этого персонажа. Можно предположить, что Мим уходит с Амон Руд и исцеляется от раны, а затем отправляется в старые жилища Малых Гномов – Нулукхиздин или Нарготронд. Там он находит брошенные сокровища дракона Глаурунга, на которые никто не претендует из-за страха перед духом дракона. Мим, очевидно, считает сокровища «вирой» за все несчастья своего народа и смерть сына (или сыновей – я предполагаю, что и второй его сын погиб от рук орков). Но недолго остается ему наслаждаться сокровищами: в Нарготронд приходит освобожденный Морготом Хурин. Хурин прекрасно осведомлен о роли Мима в несчастьях своего сына. Гном, испугавшись, молит его о милости, соглашаясь отдать все сокровища дракона, но Хурин глух к мольбам: он убивает Мима из мести за предательство Турина (отметим, что в данном случае его мотивы благороднее, чем в ранней версии). Хурин забирает из сокровищницы Наугламир, и это сокровище играет роковую роль в истории Белерианда. Из-за ожерелья убит Тингол и исчезает Завеса над Дориатом. А история Малых Гномов на этом заканчивается: они исчезли с лица Арды.

Следует отметить, что большая часть последнего эпизода с участием Мима в опубликованном «Сильмариллионе» принадлежит вовсе не Толкину, а его сыну Кристоферу. Как я уже говорила, гном связан с историей Турина только в самой поздней ее версии, но Толкин так и не разработал эпизод с посещением Хурином Нарготронда после того, как написал большую часть своего романа о детях Хурина. Наугламир в Нарготронде – определенно выдумка Кристофера Толкина, а не самого Толкина. Кристофер Толкин разработал этот сюжет, приведя его в относительно стройный вид, связав позднее предание о Детях Хурина с ранними версиями этой истории, где участвует гном Мим (кстати, в «Сильмариллионе» определенно говорится, что Мим – «последний из своего народа», быть может, Кристофер Толкин, как и я, считает, что второй сын Мима убит орками). Возможно, при этом Кристофер Толкин опирался на какие-то записи отца, но в опубликованных черновиках мы не найдем эпизода с Мимом и Наугламиром. Самая поздняя запись о малом гноме – аннал 501 из «Серых Анналов» - повторяет ранние версии: Хурин убивает Мима и несет вместе с изгоями в Дориат «сокровища» (а не Наугламир).

Итак, что можно сказать об образе Мима в заключении? Это достаточно сложный и противоречивый образ, не полностью положительный, не полностью отрицательный (хотя все же Мим тяготеет к «отрицательной» стороне). Мим – один из последних представителей почти вымершего народа. Внешность его невзрачна: он маленького роста, согбенный. Мим алчен, труслив, скрытен, жесток, ревнив, не прощает обид, способен на предательство. Вместе с тем он горд и способен на дружбу и любовь, не забывает добра. В поздних версиях не совсем ясно, обладает ли Мим способностями к колдовству, однако его предсказание-проклятие исполняется. История Мима трагична, многие черты его характера обусловлены тяжелыми обстоятельствами его жизни и истории его народа. С другой стороны, он все же не способен подняться до прощения и великодушия, не способен на истинно благородные поступки. Губит его алчность: если бы он не посчитал себя хозяином «сокровищ Нарготронда», возможно, он остался бы в живых. Как и все «отрицательные» герои книг Толкина, Мим испытывает ненависть к эльфам, хотя в его случае она неплохо мотивирована. В общем, это трагичный, неоднозначный и достаточно интересный персонаж.

 

Голлум

Голлум появляется в легендариуме не так уж рано, в детской повести-сказке «Хоббит». Поначалу это существо без истории, без определенной расы, это своего рода «таинственное нечто», появляющееся в одном эпизоде (находка волшебного кольца) и потом исчезающее. Но, как и хоббитам и Кольцу, Голлуму было суждено обрести «вторую жизнь» в романе «Властелин Колец», стать важным персонажем и развиться до сложного и противоречивого образа.

Внешность Голлума весьма уродлива: первоначально, в «Хоббите» он описывается как «большая скользкая тварь… Черный, как сама темнота, с двумя громадными круглыми бесцветными глазами на узкой физиономии». У него большие как плошки, светящиеся в темноте глаза и острые, но редкие зубы (всего у Голлума шесть зубов). Разговаривает он негромко, издавая свистящие и шипящие звуки, в горле у него постоянно булькает. Во «Властелине Колец» добавляются иные, такие же непривлекательные черты: Голлум чрезвычайно худ (напоминает обтянутый кожей скелет), очень мал ростом, волосы у него тонкие и редкие, голова непропорционально большая. Одет Голлум в некие «рваные тряпки».

Как выясняется во «Властелине Колец» Голлум происходит из рднингт, родственного хоббитам-стурам и жившего в долинах Андуина. Народ Голлума вырождается и вымирает, это дикари, которых никак нельзя равнять с благовоспитанными и благополучными хоббитами Шира (хотя Гэндальф называет их «умелыми»). Голлум живет в огромной семье-клане, которую возглавляет старая женщина-матриарх, Голлум зовет ее «бабушкой».

Голлум (в те времена его звали Смеагол) был очень любопытным хоббитом, особенно его интересовали «корни и начала», все, что растет в земле и находится под землей. Смеагол отличался упрямством, имелась в нем стойкость и внутренняя сила, присущая всем хоббитам. Но он изначально был подл, жаден и завистлив. Эти отрицательные черты характера привели к тому, что Смеагол мгновенно подпал под чары Единого Кольца, найденного в реке его другом Деаголом. Желая завладеть Кольцом, Смеагол убивает товарища и прячет его тело. Оправдывая себя, убийца называет Кольцо «подарочком на день рождения», который Деагол должен был ему подарить.

Кольцо дает Смеаголу «власть по его мерке», окончательно испортив и так не самый благородный характер (и Кольцо тем сильнее «развращает» и «искажает» хоббита, что он начал с убийства и грабежа). Смеагол принимается шпионить за своими сородичами и вредить им, что, в конце концов, приводит к его изгнанию из родной норы. Плача и жалея себя (отметим, он совсем не думает о том, что к такому печальному исходу привело его «неблаговидное» поведение), Голлум (именно так в это время прозвали его сородичи), возненавидев свет, отправляется туда, куда его всегда влекло – в подземные пещеры.

Голлум долго живет один в темноте, вместе с Кольцом, своим «сокровищем», к которому он весьма сильно привязался (таково свойство Кольца, хотя я не думаю, что ошибусь, если скажу, что в этой привязанности сыграла роль и алчность владельца). Хоббит опускается все ниже, превращаясь в весьма жалкое и злое создание за несколько сотен лет (Кольцо дарует ему долгожительство). Он охотится невидимым, нападая исподтишка и сзади, доходит до каннибализма (убивает и поедает орков). Голлум ненавидит и любит себя, ненавидит и любит свое «сокровище» - Кольцо. Однако следует отметить, что благодаря особой внутренней «стойкости» хоббитов (а также потому, что Голлум редко и мало использовал свое сокровище) Кольцо все же не превращает хоббита в тень. От одиночества и воздействия Кольца Голлум слегка повреждается умом: постоянно разговаривает сам с собой и говорит о себе в третьем лице. В какой-то степени у него наблюдается «раздвоение личности»: на относительно нормального, искреннего и порядочного Смеагола и злого, лживого полубезумного Голлума (когда он называет себя Голлумом – то говорит «мы» – возможно, подразумевает «Голлум и Кольцо». Когда называет себя Смеаголом – то говорит «я» и меньше свистит и шипит).

В этом состоянии Голлум сталкивается с Бильбо Бэггинсом. Увидев «гостя из внешнего мира» Голлум немного воспрянул духом и обнаружил прежнее любопытство, он не убил Бильбо сразу, а согласился сыграть с ним в загадки, ставя жизнь Бильбо против пути наружу. Игра в загадки была вполне честной до последнего, не совсем отвечающего правилам игры, вопроса Бильбо: «Что у меня в кармане?» Голлум, не угадав, злится на проигрыш и желает обмануть Бильбо и убить его. В этом поведении заметна «тьма» в сердце Голлума, злоба его характера и действие Кольца. Но Бильбо счастливо избегает смерти и уносит Кольцо с собой.

Голлум, обозленный потерей своего главного «сокровища», единственного смысла жизни, выходит из пещер Мглистых Гор. Он идет по следу Бильбо, он слышит о Южной Тени, которая ненавидит Запад, и он подходит близко к Мордору. Слуги Саурона хватают его и представляют самому Саурону, который от шпионов знает, что Голлум как-то связан с Кольцом. Голлума пытают, но он оказывается сильнее, чем думает Саурон, его упрямство и любовь к Кольцу пересиливают страх. Голлум открывает Саурону, что Кольцо забрал Бэггинс из Шира, но не открывает, где находится Шир. Из-за этого Саурон и его слуги-назгулы, ищущие Кольцо, медлят, разыскивая неведомый «Шир», и потому Фродо успевает уйти до их прихода. Таким образом, Голлум, сам того не ведая и не желая, помогает Фродо.

Саурон отпускает Голлума, думая, что тот приведет его к Кольцу. Но это играет на руку и противникам Саурона – Арагорн ловит Голлума, а Гэндальф допрашивает его и убеждается, что золотое кольцо Бильбо – на самом деле Единое Кольцо, управляющее остальными. Голлума передают эльфам Лихолесья, и здесь Голлум проникается ненавистью к «ужасным эльфам с яркими глазами» и ко всему эльфийскому. Как мы увидим позже, эльфийская веревка жжет его, листья маллорнов «ужасно пахнут», а лембас представляется Голлуму на вкус «прахом и пеплом». С помощью слуг Саурона Голлуму удается бежать, и, в конце концов, благодаря многим случайностям и своему нюху, Голлум находит Единое Кольцо и следует за его новым владельцем – Фродо Бэггинсом.

Голлум обнаруживает себя в то время, когда Фродо и Сэм отделяются от Братства Кольца и отправляются в Мордор вдвоем, находясь недалеко от этой земли. Фродо и Сэм подстерегают Голлума и берут его в плен. Однако Фродо с самого начала проникается жалостью к искореженному жизнью и Кольцом существу (об этой жалости когда-то говорил Фродо Гэндальф, а теперь Фродо стал достаточно мудрым, чтобы проникнуться этим чувством). Фродо не убивает Голлума, как предлагает Сэм, не оставляет его связанным в холмах (что, практически, равносильно убийству). Фродо берет Голлума с собой, доверяя ему свою жизнь. Однако Фродо не глуп, его доброта не «слепая» - как думает Голлум. Фродо пытается обезопасить себя и Сэма – и заставляет Голлума поклясться на Кольце, поклясться в том, что он будет «очень-очень хорошим» и не причинит вреда хозяину Кольца.

С этого времени поведение Голлума начинает меняться. Он выказывает благодарность и любовь к Фродо, своему «хозяину». Частично это лицемерие и притворство, а также «поклонение» владельцу Кольца – но только частично. Голлум действительно в какой-то степени возвращается к себе прежнему, к молодому Смеаголу (что проявляется в том, что он часто называет себя «Смеагол», а не «Голлум»). Благодарность за милосердие, искреннее участие и жалость Фродо действуют на Голлума очень благотворно. В какой-то степени он находит для себя «замену» Кольцу, любовь к Кольцу частью переходит в любовь к Фродо. Голлум честно ведет Фродо и Сэма к вратам Мордора, не пытаясь их предать или причинить вред. Здесь следует также отметить, что Голлум враждебен к Сэму: во-первых, Сэм более «толстокож» и не проявляет того благородства и участия, которые проявляет к Голлуму Фродо, а во-вторых, Голлум ревнует Фродо к Сэму, он бы хотел быть единственным «другом и слугой» любимого «хозяина» (думаю, все помнят сцену из фильма, где Сэма «прогоняют», а Фродо остается один на один с Голлумом, и Голлум становится как бы «единственным владельцем» Фродо. Этой сцены нет в книге, но здесь, как мне кажется, создатели фильма смогли уловить и показать один из аспектов взаимоотношений Фродо и Голлума, хотя Сэм тут несколько «вне характера»). Сэму не нравится «новый образ» «хорошего» Голлума, он не доверяет ему. Частично это враждебное отношение Сэма – следствие того, что Сэм прозревает лицемерие Голлума и его злые замыслы, частично – ревность самого Сэма, который также недоволен тем, что его хозяин и друг стал уделять внимание другому «слуге».

Однако на этом «пути к исправлению и исцелению» Голлума встречается несколько камней преткновения. Первая трагическая случайность (трагическая для взаимоотношений Голлума и Фродо) – это встреча с Фарамиром. Фродо и Сэм становятся сначала пленниками, потом – гостями Фарамира, а Голлум, ускользнув поначалу от гондорцев, случайно подбирается к их тайному убежищу. Фарамир «по закону» должен убить Голлума, а Фродо желает помешать этому. Но Фарамир не может просто так отпустить Голлума, и Фродо вынужден обмануть Голлума, «подманить» его к себе – чтобы не дать свершиться убийству. Доверившегося Фродо Голлума хватают воины Фарамира – и Голлуму это представляется предательством со стороны «хозяина». Он неспособен довериться Фродо до конца, понять, что Фродо спас ему жизнь (в какой-то степени даже рискуя собственной), и его новоявленные и не очень крепкие «любовь» и преданность Фродо дают первую трещину.

Голлум находит «лазейку» в своей клятве на Кольце – ведь он клялся служить «хозяину сокровища». Если Голлум сам завладеет Кольцом, то он должен будет служить себе, а не Фродо. Здесь проявляется хитрость Голлума, его самооправдание (ведь в глубине души он понимает, что становится предателем, и его остатки порядочности, любовь к Фродо и страх перед нарушением слова протестуют против открытого насилия над Фродо). Голлум измысливает хитрый план: он хочет заманить хоббитов в логово страшной паучихи Шелоб, которая, убив их и сожрав, выбросит одежду и вещи, среди которых будет Кольцо.

Но, уже заманив Фродо и Сэма на путь к логову Шелоб, уже «договорившись» с Шелоб о том, что он приведет ей добычу, на последнем совместном привале Голлум видит трогательную сцену: Фродо спит, а Сэм, тоже заснувший от усталости, обнимает Фродо, защищая его. Голлум поражен этой сценой, любовь к Фродо пробуждается в нем с новой силой, он даже внешне преображается, превращаясь из отвратительного жалкого и злобного существа в «старого усталого хоббита, сморщенного от прожитых лет, что увели его далеко от своего времени, от друзей и родни, от полей и речушек юности, старое, изможденное, несчастное существо» («Властелин Колец»), то есть в почти нормального хоббита, просто уставшего и «побитого» тяжелой и трагичной жизнью. Голлум уже почти готов раскаяться, почти готов отказаться от предательства и стать настоящим преданным другом и слугой Фродо. Но здесь происходит вторая трагическая случайность – проснувшийся Сэм, толстокожий от природы и плохо соображающий со сна, грубыми и обидными словами отталкивает Голлума. Стремление к раскаянию угасает, обиженный и обозлившийся Голлум ведет Фродо и Сэма на верную погибель – в логово Шелоб.

Но замыслы Голлума не осуществляются – Сэм остается жив и невредим, и тяжело ранит Шелоб, заставляя ее убраться в свое логово. Сэм же забирает Кольцо у Фродо, таким образом, оно не достается Голлуму. Голлум вновь начинает тайно преследовать Фродо и Сэма, пересекает вслед за ними Мордор и подстерегает хоббитов на Ородруине.

По дороге к Саммат-Наур происходит еще одно значимое событие: уже Сэм проявляет милосердие и щадит побежденного Голлума. Следует отметить, что Сэм щадит уже предателя и несостоявшегося убийцу… в какой-то мере, этот поступок даже благороднее, чем милосердие Фродо к Голлуму в начале пути. С другой стороны, Сэм в некоторой мере следует примеру Фродо, то есть не является инициатором этого милосердия.

И этот поступок, это проявленное милосердие, приводит к успешному завершению миссии Фродо. Фродо не в силах отказаться от Кольца и выбросить его, а Голлум, движимый страстью к Кольцу, отнимает его у Фродо в драке и случайно падает в Роковую Расселину. Кольцо уничтожено – в большой мере благодаря Голлуму.

Толкин в одном из Писем пишет, что случилось бы, если бы Голлум все-таки раскаялся и отказался от замышленного предательства и убийства. Он говорит, что тогда бы Голлум повел Фродо и Сэма в Мордор иным, более безопасным путем, а потом (цитирую): «Думаю, внимание сместилось бы к Голлуму, и к той борьбе, что велась бы между раскаянием и новообретенной любовью с одной стороны, и Кольцом — с другой. И хотя любовь эта крепла бы день ото дня, она не смогла бы возобладать над властью Кольца. Думаю, что каким-то странным, извращенным, жалким образом Голлум попытался бы (возможно, что и не сознательно) удовлетворить оба чувства. Наверняка в какой-то момент незадолго до конца он украл бы Кольцо или отобрал бы его силой (как он и поступает в настоящей Повести). Но, думаю, что, удовлетворив «страсть к обладанию», он пожертвовал бы собой ради Фродо и добровольно бросился бы в огненную бездну» (Письмо № 246).

Итак, что можно сказать о Голлуме в заключении? Голлум - существо подлое, алчное, злое, жестокое, ревнивое и хитрое. Он потакает своим слабостям, и, в конечном счете, превращается в жалкую ничтожную личность, которая может, однако, причинить крупные неприятности. Достоинства у него тоже есть – он любознателен, силен, стоек и упорен в достижении цели, и даже храбр. Но все эти достоинства служат злу, и потому, как говорит Толкин, «чести Голлуму не делают». Жизнь Голлума трагична и тяжела, но практически все беды на свою голову он навлекает сам, потому что не может преодолеть свои пороки. Погибает он, охваченный злорадным весельем, не танцуй он на «краю пропасти» - может быть, остался бы в живых.

Во «Властелине Колец», в эпизоде, когда Сэм и Фродо разговаривают о своей «истории» и о той легенде, которую позже будут рассказывать о них, задается вопрос «Голлум – герой или злодей?» Однозначного ответа не дается. Голлум – неоднозначный, но в большей степени «отрицательный» персонаж, однако именно благодаря ему достигается окончательная победа. Добро происходит из зла, Голлум является «инструментом божественного провидения».


В заключении хочу обсудить схожесть этих двух героев – Мима и Голлума. В своих изначальных описаниях они не были похожи друг на друга, но позже это сходство становится явным. Образ Мима разрабатывался позже образа Голлума, ведь работа над «развитием» «легенды о детях Хурина» происходила позже, чем дописывание «Властелина Колец». Толкин – нечаянно или намеренно – описывал Мима в некоторой степени «под Голлума». Судите сами: оба героя являются последними представителями выродившихся и вымерших племен, оба – маленького роста, сутулы, худы, оба схожи характером – жадны, злы, ревнивы, жестоки, оба ведут тяжелую и опасную жизнь «вне общества», оба яростно ненавидят эльфов, оба «неумышленно» и против воли оказываются связаны с главными героями «легенд» (Турином и Фродо), к обоим эти главные герои проявляют снисхождение, жалость и участие, оба ревнуют своих «друзей и благодетелей» к их старым друзьям (Мим ревнует Турина к Белегу, а Голлум – Фродо к Сэму), оба желают овладеть неким «сокровищем», оба предают своих «друзей и благодетелей», оба погибают из-за своей алчности. И Мим, и Голлум – слабые и жалкие существа, но волею судеб оказываются замешаны в важные события и играют в них важную роль (хотя роль Голлума, конечно, важнее роли Мима, но и Мим достаточно важен для истории Турина). Конечно, у этих героев есть и различия: образ Мима все же более благороден, старый гном еще сохранил остатки гордости и учтивости, тогда как Голлум умеет лишь жаловаться и пресмыкаться, у Мима была жена и есть сыновья, о которых он заботится, тогда как Голлум заботится только о себе самом, Мим занимается созидательным ремеслом (работает в кузнице), тогда как Голлум озабочен только поисками пропитания и Кольцом.


Но все же эти образы очень схожи. Мим и Голлум – образы «малого зла», они не являются «крупными» и могущественными злодеями – вроде Моргота и Саурона, или хотя бы Ар-Фаразона и Сарумана, но они являются злом мелким, «бытовым». Они потакают своим слабостям и страстям и не противятся своим порокам – и из-за этого совершают самые страшные преступления, ведь предательство доверившихся недаром считается самым тяжким из грехов.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

zzzzzzzz