Иван Котляров. Очерки экономики Арды (2)

Опубликовано в "Палантире", №55

 

Продолжение. Начало статьи здесь: http://tolkien-study.org/index.php/article-collection/301-kotliaroff-ivan-economics-1


Международная торговля в Средиземье в Третью Эпоху

 

Достаточно очевидно, что государство будет закупать за рубежом (импортировать) те товары, производство которых на территории этого государства экономически невыгодно или технически невозможно. Также очевидно, что государство будет закупать эти товары на средства, полученные от продажи за рубеж (экспорта) другим государствам товаров, производство которых, в свою очередь, на территории этих государств экономически невыгодно или технически невозможно. Именно таким образом  возникает международная торговля и складывается международное разделение труда – каждая страна начинает специализироваться на производстве определенного набора товаров и услуг, в обмен на которые она получает другие необходимые ей товары и услуги.

В каком случае производство того или иного товара является на какой-либо территории экономически невыгодным или невозможным? Ответ прост – тогда, когда ресурсы, необходимые для производства этого товара, на данной территории стоят слишком дорого или попросту отсутствуют. Верно и обратное: выгодно экспортировать те товары, ресурсы для производства которых в данном конкретном регионе стоят дешево и присутствуют в большом количестве. Как было указано в предыдущем очерке, в экономике традиционно вычленяются три вида ресурсов (факторов производства): труд, земля и капитал, к которым в условиях Арды добавляются специфические способности некоторых народов, населяющих Средиземье, к определенным видам деятельности (условимся называть эти факторы производства «исключительными»). Также в качестве особого фактора производства можно выделить благословение Валар, распространявшееся на ту или иную территорию.

Иными словами, по сути дела, государства экспортируют не конкретные товары, а имеющиеся в наличии у этих государств избыточные факторы производства, используемые для изготовления этих товаров. Например, Китай экспортирует избыточный труд (материализованный в обуви, одежде, посуде, бытовой технике, электронике и т.д. – произведенных на территории Китая по зарубежным технологиям, и в ряде случаев – из зарубежного сырья, но с применением дешевого труда китайских рабочих), а Россия – богатства земных недр (составную часть фактора производства «земля»), такие, как газ, нефть, металлы платиновой группы, алюминий. Примером страны, экспортирующей капитал (под которым мы для простоты будем понимать физический капитал, то есть машины, оборудование, здания и сооружения, используемые для производства товаров) может быть Южная Корея, в которой развиты ориентированные на экспорт автомобилестроение и судостроение. В настоящей статье я попробую применить эту теоретическую модель к условиям Арды.

Отдельно добавим, что в мире Арды термин «международная торговля» имеет, в отличие от нашего мира, два значения (зачастую пересекающихся): 1) торговля между народами, проживающими в разных регионах (это значение данного термина совпадает с принятым в нашем мире); 2) торговля между разными расами (например, людьми и гномами). В данной статье я сначала рассмотрю теоретически возможные и практически существовавшие варианты торговли между разными расами Средиземья, а затем перейду к анализу всей системы международной торговли в Средиземье, не разграничивая оба значения этого термина.

Итак, какие ресурсы были избыточными у рас, населявших Арду (именно на обмене продукцией этих ресурсов должны были в первую очередь строиться межрасовые торговые связи)? Разумеется, наибольший интерес для нас представляют те ресурсы, которые мы условились называть «исключительными», поскольку у народов, обладавших ими, и проживавших там, где соответствующие специфические способности могли найти применение (а совпадение способностей и географической возможности их применения наиболее соответствует мифопоэтической концепции мира Арды), эти факторы производства могли стать избыточными, и делалось выгодным экспортировать за пределы своего региона продукцию, произведенную с использованием этих факторов (при условии заинтересованности соответствующих народов в межрегиональном товарообмене: насколько можно судить, в Средиземье бывали случаи полной экономической самодостаточности, например, энты и – с высокой степенью вероятности – эльфы Лориэна).

В кратком очерке невозможно охватить всю историю международной торговли в Средиземье, поэтому мы ограничимся рассмотрением ситуации, сложившейся к концу Третьей Эпохи (соответственно, Нуменор и благословение Валар, распространявшееся на его территорию, остается за рамками обзора). На тот момент распределение «исключительных факторов» имело следующий вид (обоснование см. в [2]):

1. Эльфы – способность максимально полно использовать все природные возможности мира, будь то для сельского хозяйства или для ремесленной деятельности;

2. Хоббиты – возможно, особые способности к сельскому хозяйству и к обустройству территории (умение сделать ее красивой, плодородной и уютной для проживания);

3. Гномы – способность к горному делу и работе с металлами и камнем;

4. Орки – способность «выкачивать» ресурсы из мира;

5. Энты – способность бережно и эффективно использовать ресурсы лесов;

6. Люди – насколько можно судить, специальные возможности отсутствуют (вопрос о наличии таких возможностей у дунэдайн требует дополнительного рассмотрения). Соответственно, экспортировать они могли только товары, изготовленные с использованием классических факторов производства (труд, земля, капитал), как и в нашем мире;

(7. Тролли – в работе [2] они не рассматриваются, однако Толкин указывает, что они могли быть созданы как искаженное подобие энтов. В силу их сравнительной малочисленности снабжение троллей продуктами питания вряд ли было проблемой – имеются в виду «дикие» тролли, проживавшие обособленно и не состоявшие на обеспечении Мордора: по всей вероятности, они были вполне способны прокормить себя грабежами, возможно, охотой и собирательством. В текстах Профессора слишком мало информации об этом народе, и делать какие-либо выводы о наличии у троллей специальных способностей пока преждевременно; не исключено, что, наподобие орков, они также могли эффективно «выкачивать» ресурсы из мира. Также ничего неизвестно об их внешнеторговых контактах, хотя то, что мы знаем о троллях, делает затруднительным или вовсе невозможным любое предположение об их торговле с другими народами. Можно предполагать, что все их контакты с внешним миром ограничивались либо разбойными нападениями и грабежами [6], либо службой в армиях Мордора; возможно также, что их использовали в Мордоре для тяжелых работ. Специфические их способности при этом, скорее всего, не использовались – они были нужны троллям, как и оркам, чтобы прокормиться в неблагоприятных условиях, не более того. Далее, даже в случае этих контактов с внешним миром тролли не были субъектом международных экономических отношений, поскольку они предполагают более-менее равноценный обмен товарами и/или услугами между их участниками; при разбое тролли выступают в качестве обыкновенных грабителей, а при службе Мордору – призванными на службу, по сути дела подневольными, рекрутами, а не независимыми наемниками.  По этим причинам тролли останутся за рамками настоящей статьи; в данный перечень они были включены прежде всего для полноты обзора).

Очевидно, что наибольшими экспортными возможностями обладают эльфы, поскольку их способность использовать ресурсы мира носит универсальный характер и произведенные с ее помощью изделия будут востребованы везде. Действительно, как уже отмечалось, изготовленные ими продукты питания отличаются уникальными вкусовыми и питательными свойствами, одежда подходит для любой погоды и к тому же меняет цвет в зависимости от местности, ювелирные изделия поражают своей красотой – иными словами, эльфы без труда смогли бы стать экономическими гегемонами Средиземья просто потому, что ни один другой народ в этом мире не способен производить товары с таким выдающимся сочетанием потребительских качеств. Эльфийская продукция легко бы вытеснила с рынков продукцию других народов. Однако эльфийская экономическая экспансия так и не произошла, более того, эльфы, насколько можно судить, в Третью Эпоху практически отказались от торговли с другими народами  – и это является одним из подтверждений удивительной гармоничности мира Толкина.

Что же помешало этой экспансии? Наиболее очевидными причинами являются следующие:

  1. Малочисленность эльфов – в источниках постоянно говорится об их относительно небольшом числе по сравнению с численностью других народов. При отсутствии массового промышленного производства (а, насколько можно судить, сама его идея была чужда эльдар) эльфов было просто недостаточно для того, чтобы обеспечить другие народы нужными им изделиями в сколь либо значительном количестве (логично предположить, что, несмотря на способность эльфов максимально эффективно использовать ресурсы мира, их индивидуальная производительность труда все же была ограничена);
  2. Стремление эльфов к изоляционизму – эльфы тяготели к проживанию в обособленных территориальных общинах и избегали контактов с внешним миром  (причины такого поведения кроются, по всей видимости, в особенностях эльфийской психологии и в рамках данной статьи не рассматриваются). Это стремление с течением времени только усиливалось: если в Первую и Вторую Эпохи можно говорить о достаточно интенсивных экономических связях эльфов с другими народами (прежде всего гномами), то в Третью Эпоху эти контакты практически сходят на нет и эльфы замыкаются в областях своего проживания. Более того, даже в тех случаях, когда есть свидетельства участия эльфов в межрегиональном экономическом обмене в Третью Эпоху (торговля эльфов Темнолесья с Озерным Городом), ничего не говорится о том, что эльфы расплачивались за закупаемые товары изделиями собственного производства (наделенными уникальными потребительскими свойствами)1.Можно резюмировать, что эльфы избегали торговли с другими народами, а если даже и торговали, то с высокой степенью вероятности изделия эльфийского производства предметом купли-продажи не являлись и, таким образом, не покидали пределов эльфийских территорий (это можно рассматривать как один из аспектов политики изоляционизма);
  3. В текстах ничего не говорится о наличии у эльфов массового промышленного производства (при этом часты упоминания о выдающихся мастерах), что позволяет с достаточной степенью уверенности постулировать его отсутствие. Возможно, причины этого кроются в эльфийском менталитете; нельзя исключать, что эффективно использовать свои способности эльфы могли только в случае применения ими индивидуального немеханизированного труда (упрощенно говоря, спечь лембас можно было исключительно из муки, смолотой на ручных жерновах, но не из муки, произведенной на водяной мельнице). В любом случае, эльфы изготавливали штучные изделия, которые в подавляющем большинстве не были предназначены для вывоза и использовались для собственно эльфийских нужд. Даже если бы – предположим на секунду – эти изделия экспортировались за пределы эльфийских поселений, они бы в силу их редкости и уникальности их потребительских свойств стоили бы слишком дорого; иными словами, такой подход эльфов к производству делал крайне затруднительным хоть сколько-нибудь значимый товарообмен с другими регионами, не говоря уже об эльфийской экономической экспансии;
  4. Даже при отсутствии стремления эльфов к изоляции существуют народы, с которыми эльфы ни при каких обстоятельствах не вступят в торговые контакты, и которые сами бы не пожелали торговать с эльфами – речь идет прежде всего об орках, троллях, а также о людях-союзниках Мордора. Кроме того, можно предположить, что изделия эльфийского производства были бы попросту непригодны для орков и троллей (пример из иной области – вспомним, как Горлум чуть не задохнулся, когда попытался съесть лембас). Эта причина не служит препятствием для внешнеторговой деятельности эльфов – в конце концов, они могли бы торговать с другими народами, – но она не позволила бы эльфам стать экономическими гегемонами Средиземья.

Итак, в силу причин 1, 3 и 4 эльфийской экономической экспансии не произошло, а по причинам 2 и 3 торговые контакты эльфов с другими народами были сведены к минимуму (мы знаем только о торговле Темнолесья с Озерным Городом; достоверной инофрмации о наличии торговых контактов Имладриса и Лориена с внешним миром нет), и даже если они имели место, то можно с высокой степенью уверенности утверждать, что во время этих контактов вывоза эльфийских изделий в коммерчески значимых объемах за пределы эльфийских территорий не происходило1. Иными словами, можно констатировать, что вывоз товаров, изготовленных с использованием специфических эльфийских способностей был пренебрежимо мало и может быть исключен из рассмотрения (или, что равнозначно, специфический эльфийский фактор производства «способность к эффективному использованию ресурсов мира» применялся только на территории проживания эльфов и не играл никакой роли в экономике в масштабах Средиземья)2.

Участие эльфов в межрегиональной и межрасовой торговле в Арде также, вероятнее всего, было незначительным. Тесный экономический и культурный союз, который сложился во Вторую Эпоху между эльфами Эриадора и гномами Мории, был исключением из этого принципа, и, кроме того, потоки товаров и технологий, которые шли от эльфов к гномам и обратно, были замкнутыми, то есть не выходили за пределы торгового канала «Мория-Эриадор-Мория»; иными словами, в общем объеме межрегионального товарооборота Арды эти потоки большой роли тоже не играли.

Способность орков к хищническому потреблению ресурсов, как представляется, вряд ли использовалась ими в производстве материальных или нематериальных благ: она целиком была направлена именно на потребление. Толкин [3] упоминает о том, что орки (точнее, гоблины) были сильны в производстве того, что на современном языке мы бы назвали оружием массового уничтожения, а также в изобретении разнообразных способов механизации ручного труда. Несомненно, если бы это действительно было так, то такие товары нашли бы спрос у окрестных народов (кроме, разумеется, эльфов и дунэдайн – и идея оружия массового уничтожения, и сама мысль о возможности торговли с орками была бы им противна, и, скорее всего, даже не приходила им в голову): любой правитель заинтересован в укреплении своей армии и в увеличении производительности труда своих подданных. Однако в наличии у орков таких изобретений есть веские сомнения: если «Властелин Колец» преподносится Толкином читателю как достоверный перевод иномирового первоисточника, то «Хоббит» разумно рассматривать как адаптированный для наших детей и очень вольный пересказ иномировой же детской сказки о реальных событиях, где факты могут быть приукрашены или взяты из других источников (то из источников, повествующих об иных событиях). В случае орков (гоблинов) можно предположить, что их авторству приписаны разработки Сарумана, активно использовавшиеся урук-хайями (стенобитный огонь Ортханка и разнообразные механизмы, которыми изобиловал Изенгард). Умение орков прокладывать подземные тоннели вряд ли было востребовано во внешнем мире (кроме, возможно, Мордора – но этот вопрос мы проанализируем ниже). Упоминание же о том, что отдельные гномы вступали в отношения с орками не содержит информации о том, сопровождались ли эти отношения торговыми связями; логичнее всего, на мой взгляд, будет думать, что речь шла о временных военных союзах или даже просто о краткосрочных пактах о ненападении.

Если наши предположения верны4, то орки не могли ничего предложить внешнему миру в качестве товара (возможен, правда, вариант, что упомянутые выше гномы могли использовать орков в качестве наемников – но даже в этом случае специфические способности орков в качестве товара не выступали). А поскольку они рассматривались как отщепенцы практически всеми остальными народами Средиземья, то с высокой степенью вероятности ни один другой народ не пожелал бы вступить с ними в торговые отношения (ситуация, обратная эльфам: если Эльдар стремились изолироватсья от других народов, то от орков другие народы сами стремились изолироваться) – даже из числа тех, кто выступал на стороне Мордора. Таким образом, способности орков, как и способности эльфов, были направлены только на их собственное жизнеобеспечение и не играли роли в экономической жизни Арды, и их участие в межрегиональных торговых обменах в принципе сводилось к минимуму (если вообще имело место) и потому орки также могут быть исключены из рассмотрения при исследовании международной торговли в Средиземье.

Для хоббитов мы предположили особую склонность к сельскому хозяйству и к обустройству территории, на которой они проживали. Второе свойство вряд ли было востребовано (и вряд ли могло быть применено) за пределами расселения хоббитов; что же касается способности к сельскому хозяйству, то нам известно только об одном экспортном продукте Шира – табаке (точнее, трубочном зелье). Табак не был ширским эндемиком (его выращивали и в Бри), однако именно в Шире выращивались его наиболее престижные сорта. Об экспорте других товаров сведений нет. По всей вероятности, это связано с тем, что никаких других уникальных продуктов, востребованных в других регионах, Шир не производил (даже если, допустим, ширское пиво отличалось очень хорошим вкусом, транспортировать его было крайне неудобно – по дороге оно могло скиснуть, да и стоимость доставки могла сделать цену пива в другом регионе слишком высокой – все же оно является одним из основных, и сравнительно недорогих, потребительских  товаров; табак же является идеальным товаров для экспорта – производится только в данном регионе, хорошо хранится, и достаточно дорог [11] для того, чтобы имело смысл везти его в другие регионы). Из косвенных сведений можно, впрочем, предположить, что хоббиты поставляли гномам продукты питания – Шир был изобильной страной, и в нем наверняка были значительные излишки сельскохозяйственного производства, а гномы часто путешествовали через него (и Синие Горы с их значительными потребностями в снабжении находились поблизости) и вряд ли упускали возможность закупать продовольствие для своих поселений. Кроме того, было бы странным, если бы хоббиты расплачивались за поставки гномьих изделий только табаком – гномам были нужны и другие товары.

Почему я беру на себя смелость сделать вывод, что хоббиты экспортировали не просто табак, а табак, произведенный с учетом их гипотетической специальной способности к сельскому хозяйству (или, что равнозначно, рачительному и эффективному использованию фактора производства «земля»)? И тот же самый вопрос – о продуктах питаниях, поставлявшихся гномам? Проводя аналогию с нашим миром, можно было бы заподозрить в наличии особых (равнозначных хоббичьим) способностях кубинских табаководов, из чьей продукции делают знаменитые гаванские сигары. Однако моя гипотеза подтверждается непосредственно текстом Профессора [5], где прямо говорится об особой склонности хоббитов к сельскому хозяйству; поскольку же в Шире были представлены все необходимые для экономической самостоятельности этого региона ремесла (то есть хоббиты в принципе занимались не только сельским хозяйством), а Толкин счел нужным подчеркнуть именно это качество, то можно сделать вывод как раз о наличии у хоббитов специальных способностей по использованию ресурса «земля». Соответственно, и табак, и продовольствие производились при помощи этих специальных способностей.

Энты, насколько можно судить, жили в полной гармонии со своими лесами и не нуждались ни в вывозе того, что в этих лесах произрастало, ни во ввозе каких-либо товаров иноземного производства. Соответственно, энты также не играли никакой (в данном случае – абсолютно никакой) роли в международной торговле Арды, и мы можем смело исключить их из рассмотрения.

Ситуация с гномами предельно проста – будучи способны к горным работам и к металлургии, они вывозили продукцию именно этих отраслей, причем поставляли ее как людям, так и эльфам (и, вероятно, хоббитам). В отдельных случаях гномы подряжались на выполнение крупных горнопроходческих работ по месту нахождения заказчика (таким мудреным термином можно описать строительство Менегрота для Тингола), что тоже является экспортом фактора производства «способность к горным работам».

Таким образом, мы приходим к достаточно парадоксальному выводу – специфические способности рас (за исключением гномов; ширский табак вряд имел большой удельный вес в торговом обороте; гипотетическая продажа хоббитами продовольствия была замкнута только на гномов и имела малый удельный вес в общем международной товарообороте Арды) не играли существенной роли в международной торговле Средиземья. Предметом экспорта служил избыток ресурса «земля», как и в нашем мире в эпоху средневековья.

Что интересно, единственный народ людей из упомянутых Толкином, владевший уникальным ресурсом (не имевшим, правда, никакого отношения к специфическим способностям этого народа – поскольку такие способности у данного народа, скорее всего, просто-напросто отсутствовали) – речь идет о роханцах и их бесподобных конях, - также не стремился торговать этим ресурсом и предпочитал оставлять его для себя. Редкие случаи передачи скакунов жителям других государств связаны с совершенно исключительными ситуациями, носившими некоммерческий характер.

Однако простого производства товаров из избыточного ресурса для международной торговли мало – необходим обмен информацией между странами о наличии товаров для продажи и существование надежных торговых путей. Но если первичный обмен информацией произошел, можно не сомневаться, что в относительно короткое время будет проложен торговый путь, по которому начнется торговля, что, в свою очередь, вызовет к жизни целый ряд сопутствующих явлений – зарождение торговых центров; желание государств, по которым проходят торговые пути и на территории которых находятся торговые центры, присвоить себе прибыль от торговых операций путем регулирования цен, налогов и таможенных пошлин; появление разбойников и пиратов; создание торговых компаний; постепенный переход от натурального товарообмена к денежному и многое другое. Попробуем понять, как все эти процессы происходили в Средиземье в конце Третьей Эпохи.

Очевидно, что в рамках этой статьи сколько-нибудь подробный рассказ о системе дорог и центров, обеспечивавших международную торговлю в Арде в этот период невозможен; кроме того, информация о торговле у нас есть только для западной окраины Средиземья, о всех остальных территориях данных нет. Поэтому я ограничусь обзором организации внешней торговли на западе Средиземья, а для других регионов попробую сформулировать более или менее правдоподобные гипотезы о том, как там могли быть организованы внешнеторгоые связи.

Что касается запада Средиземья, то здесь мы можем прийти к весьма интересным выводам.

Дело в том, что, как отмечается в [12], и эта точка зрения подтверждается текстами, вся дальняя межрегиональная торговля в северной части рассматриваемых территорий, скорее всего, осуществлялась гномами – именно они брали на себя перевозку грузов5 и, с учетом того, что, по аналогии со средневековьем нашего мира, функции перевозчика и торгового посредника еще не были разделены, являлись получателями прибыли от совершения торговых операций. Узловыми точками межрегиональной торговли выступали прежде всего Бри и Эсгарот. Однако роль торговых посредников, которую играли гномы, давала Подгорному Народу общий контроль над торговлей между регионами, из чего, в свою очередь, вытекала определенная гарантия продуктовой безопасности для гномов[2]: отказ от продажи гномам необходимым им товаров (или чрезмерное задирание цен на них) означал отказ от межрегиональной торговли вообще, так как крайне трудно предположить, чтобы гномы продолжали поставлять свои товары в те регионы, которые отказывались продавать им свой товары; а найти альтернативных поставщиков и покупателей не представлялось возможным. Такой полный отказ от межрегиональной торговли был невыгоден ни локальным производителям избыточных товаров (то есть количеств товаров, которые превышали емкость местных рынков), покупателями которых выступали гномы, ни локальным производителям вообще, так как они нуждались в качественных инструментах из металла, которые поставляли гномы6, ни, наконец, местные потребители, желавшие приобрести товары иноземного производства – которые также привозили на продажу гномы. Такая взаимозависимость от межрегиональной торговли обеспечивала гномам высокую степень продовольственной безопасности. Кроме того, будучи посредниками-монополистами, гномы могли (по крайней мере, до определенной степени) контролировать цены и оптимизировать свои расходы на закупку продуктов питания. В такой ситуации зависимость от внешних поставок продовольствия уже не оказывалась связанной с чрезмерно большим риском для Одинокой Горы и Железных Гор.

Гипотеза о том, что именно гномы были основными операторами международной торговли в конце Третьей Эпохи, подкрепляется информацией о предыдущих периодах истории Арды: известно, что в Первую Эпоху именно гномы построили дороги от Эред Луин до Дориата (вероятнее всего – для нужд торговли; кроме того, Тингол нанимал гномов для постройки Менегрота – то есть импортировал специфический ресурс «умение производить подземные работы»), и именно благодаря тому, что гномья торговля шла через его владения, Карантир скопил значительные богатства [7]. Таким образом, традиция контроля гномов над торговлей и торговыми путями восходит к давним временам.

Возможно, именно потому, что на юге западной части Средиземья не было гномьих поселений, международная торговля не получила там широкого распространения – в источниках нет никакой информации ни о торговле Юга с другими областями (да, в Изенгарде был найден ширский табак – но южные купцы, доходившие до Бри, были, скорее всего, одиночками, и прежде всего – осведомителями, а не купцами; кроме того, речь шла не об открытых закупках табака, а о тайном приобретении его только у одной хоббитской семьи – Дерикуль-Сумниксов, причем, вероятнее всего, помимо платы за табак Лотто получал дополнительные деньги на приобретение земельных участков и подготовку Шира к приходу Сарумана; иными словами, эти отношения имели не столько экономический, сколько политический характер), ни о торговле южных областей между собой (даже между Роханом и Гондором). Отсутствие межрегиональной торговли на Юге можно также объяснить тем, что мелкие государства и квази-государства (такие, как Шир и Бри), существовавшие на Севере, сильнее (в силу своего небольшого размера и связанной с этим нехваткой ресурсов – вряд ли те же хоббиты самостоятельно добывали руду для своих нужд) зависели от международной торговли, и гномы заполнили нишу внешнеторговых операторов; крупные государства Юга, по всей вероятности, были способны самостоятельно обеспечить себя всем необходимым, и не испытывали нужды в торговле друг с другом (хотя торговля между отдельными областями этих государств наверняка существовала; кроме того, отсутствие массовой торговли между Роханом и Гондором не означает полного отсутствия торговых контактов между этими государствами, просто они были сведены к минимуму). Этот же факт препятствовал развитию торговли между Югом и Севером – вкупе с запустением Зеленопутья и уходом людей из Тарбада в конце Третьей Эпохи (после чего торговых центров на Зеленопутьи не осталось). Наконец, нельзя исключать, что Гондор как государство Высших Людей в некоторой мере тяготел к торговому изоляционизму, и ремесло купца у гондорцев не пользовалось особым почетом.

Интересно отметить, что наличие международной торговли в той или ной местности оказывается связанным с открытостью населения соответствующего региона: у хоббитов эльфы рождают удивление и преклонение, но не страх и отторжение, а гномы для хоббитов (и жителей Эсгарота и Озерного Города) – вполне привычные собеседники. При этом одно только упоминание о Лориене вызывает у Боромира и Фарамира (потомков Элендила!) настороженность, а гном, эльф и человек представляются Эомеру странной компанией.

О масштабах торговли на Севере Средиземья в рассматриваемый период времени трудно сказать что-либо определенное. Поездки гномов за рудой в Синие Горы носили, как представляется, достаточно регулярный характер. Бардинги [5] (вероятно, опечатка, судя по смыслу, речь идет о Беорнингах) были заинтересованы в поддержании безопасности торгового пути от Эребора до Имладриса (и далее – до Бри и Шира), обеспечивая проход через Каррок и Верхний Перевал – однако взимали при этом весьма высокую пошлину. Такая заинтересованность правителей в сохранении торгового пути говорит о его важности для экономики государства и, как следствие, о довольно крупных объемах перевозок по нему; размер же пошлины заставляет предположить, что купцы могли позволить себе ее платить, то есть торговые операции были высокодоходными и, с высокой степенью вероятности, весьма рискованными, и, соответственно, перевозки по этому пути были сравнительно редкими.

О морской торговле информации нет – нельзя исключать, что гондорские прибрежные поселения вели между собой каботажную торговлю, но эта торговля не была международной (предположить возможность такой торговли позволяет наличие умбарских пиратов, чьей добычей как раз и могли становиться суда, осуществлявшие каботажные плавания вдол берегов Гондора) – с Харадом торговать было невозможно в силу перманентного состояния войны между ним и Гондором, а на севере после падения Арнора потенциальных торговых партнеров не осталось (кроме, возможно, лоссохов, но путь к ним был, насколько можно судить, сопряжен со значительными трудностями, и торговые контакты между лоссохами и гондорцами в конце Третьей Эпохи, даже если они и были, носили крайне эпизодический характер – у Гондора не было ни ресурсов для поддержания регулярных контактов с Севером, ни необходимости в таких контактах).

О наличии торговли между «светлыми» и «темными» народами Средиземья данных также нет – хотя можно предположить, что такая торговля все же велась и ее центром (в соответствующие периоды времени) были Эсгарот и Озерный Город: через них шла торговля с Прируньем и дальше. На Юге (в Гондоре и Рохане) торговых контактов с народами, принесших присягу верности Мордору, не было, так как это противоречило бы духу жителей королевства Эорлингов и Минас-Тирита. Даже при наличии Гримы при дворе короля Теодена Рохан ответил отказом на предложение Мордора о покупке коней.

О торговле Мордора со своими союзниками и этих союзников между собой ничего не известно. Можно, однако, предположить, что такая торговля существовала – косвенным указанием на это служит упоминание о «варягах из Кханда», сражавшихся на стороне Мордора на Пеленнорском поле. Если трактовать термин «варяги» как «иноземные солдаты-наемники, сражающиеся за своего нанимателя за плату», то отсюда следует, что Мордор прибегал к услугам наемных солдат, то есть импортировал трудовые ресурсы. На основе этого можно сделать осторожный вывод, что Мордор мог закупать на стороне и другие виды товаров, и еще более осторожное предположение, что торговые контакты существовали и между сателлитами Мордора (вряд ли Мордор был единственным, кому кхандские наемники предлагали свои услуги

 

Список использованной литературы

 

1. Ахсаэр. Об экономике Средиземья. http://moonway.hut.ru/rus/article/ahsaer/ahsaer_a001.html

2. Котляров И. Очерки экономики Арды-I.//Палантир. - № 51 – 2006 (может быть скачан на сайте www.tolkien.spb.ru).

3. …Орки от испуга скушали друг друга (дискуссия на форуме). http://www.elhe.ru/cgi-bin/forum/YaBB.pl?num=1853/0

4. Семенов А. География Среднеземья : принцип системы. http://eressea.ru/library/public/semenow1.shtml

5. Толкиен Дж.Р.Р. Властелин Колец. Часть I. Братство Кольца. Часть II. Две крепости. Часть III. Возвращение Короля. Перевод с английского Н. Григорьевой, В. Грушецкого. – Л.: Северо-Запад, 1991.

6. Толкиен Дж.Р.Р. Хоббит, или туда и обратно. Перевод с английского Н. Рахмановой.//Забытый день рождения. Сказки английских писателей. – М.: Издательство «Правда», 1990.

7. Толкин Дж.Р.Р. Сильмариллион. М.: АСТ, 2004.

8. Экономика Средиземья (дискуссия на форуме). http://www.elhe.ru/cgi-bin/forum/YaBB.pl?num=788/0#0

9. Fonstad K.W. The Atlas of Middle-Earth (многократно переиздавался, может быть скачан на сайте www.tolkien.spb.ru)

10. Jackal. О применении коэффициента относительной производительности в условиях Арды. http://eressea.ru/library/public/jackal1.shtml

11. Martinez M. The Merchants of Middle-Earth. http://www.merp.com/essays/MichaelMartinez/michaelmartinezsuite101essay24

12. Sullivan D. Trade in Middle-Earth. http://www.cs.indiana.edu/~dasulliv/tradeInMiddleEarth.html

 

Примечания

 

1. Отметим, что Толкин вообще не указывает, что темнолесцы как-либо расплачивались за поставки. Все же элементарный здравый смысл заставляет предположить, что оплата закупок эльфами все же производилась (в противном случае единственным вариантом останется поставка Озерным Городом товаров эльфам в виде дани, но о наличии даннических отношений между Темнолесьем и Озерным Городом ничего не говорится). Тот же элементарный здравый смысл позволяет думать, что если бы оплата поставок производилась встречными массированными поставками эльфийских изделий, то Профессор об этом бы упомянул (хотя бы потому, что весь Озерный Город был бы завален такими изделиями – а этот факт, несомненно, заслуживал бы упоминания).

2. Однако по косвенным данным и из общеэкономических соображений можно с осторожностью предположить, что эльфийские изделия все же продавались другим народам. Пусть, в соответствии с нашей гипотезой, эльфы Темнолесья расплачивались за закупаемые ими у жителей Озерного Города товары не изделиями собственного производства. Тогда у них остаются три способа оплаты: передача жителям Озерного Города своей сельскохозяйственной продукции (включая лес) и/или самостоятельно добытыми полезными ископаемыми (то есть сырьевыми товарами, не прошедшими никакой обработки), оплата традиционными ценностями (золотом и/или серебром в монетах и/или слитках) собственного производства и организация транзитной торговли (самый экзотический вариант, который я упоминаю только для полноты картины). В случае транзитной торговли эльфы Темнолесья организовывали бы товарообмен между разными народами, а себе оставляли бы излишки товаров, которые бы появлялись вследствие разницы цены на них в разных регионах. Пример (совершенно условный): серп производства гномов Одинокой Горы стоит у жителей Прирунья два мешка пшеницы. Однако сами гномы готовы продавать свои серпы за один мешок пшеницы. Таким образом, эльфы, продавая серпы гномов жителям Прирунья, получали бы с каждого проданного серпа мешок пшеницы. На мой взгляд, все эти сценарии (кроме оплаты продукцией сельского хозяйства) сопряжены со значительными трудностями. Эльфы Темнолесья закупали сельскохозяйственную продукцию в Озерном Городе, так что на первый взгляд использование темнолесцами собственных сельхозтоваров в качестве оплаты за экспортные закупки следует исключить - однако, несмотря на всю кажущуюся парадоксальность, это вариант является наиболее правдоподобным (см. ниже). О наличии в Темнолесье рудников и горных разработок ничего не говорится, однако было сказано, что эльфы часто заказывали изделия из металла в Одинокой Горе. Это делает сомнительной версию о том, что Темнолесье могло расплачиваться за закупки продукцией горной промышленности. По той же причине приходится отвергнуть версию об оплате собственным золотом и/или серебром: для этого нужна собственная добыча этих металлов (возможно, конечно, что у Трандуила была богатая сокровищница, наполненная тем, что принесли беженцы из Дориата – но вряд ли бы он бездумно разбазаривал эти богатства в обмен на покупку вина и яблок, не имея при этом возможности пополнять казну – опять же за счет собственной добычи драгоценных металлов). И тяжело представить, что эльфы Темнолесья вырубали лес, чтобы расплачиваться им за поставки – это совершенно не соответствует тому, что мы знаем о менталитете темнолесцев. Сразу отметим, что собственная добыча металлов у эльфов Темнолесья наверняка была, иначе бы они попали в полную экономическую кабалу к соседям, но ее объемы оставались на весьма низком уровне (см. ниже). Что же касается организации транзитной торговли, то для надежного контроля над ней (и поддержания нужного уровня цен) было необходимо, чтобы она велась самими эльфами. Однако крайне тяжело представить себе толкиновского эльфа в роли купца (а в описанной схеме – в роли спекулянта), как и вообразить, что в Темнолесье стали проводиться крупные межрегиональные ярмарки.

Возникает важный вопрос: как примирить тезис о наличии у эльфов способности максимально эффективно использовать ресурсы мира с информацией о том, что эльфы Темнолесья закупали сельскохозяйственную продукцию у жителей Озерного Города? Разумеется, проще всего было бы сказать, что о торговле Темнолесья и Озерного Города мы знаем из «Хоббита», и, таким образом, сведения о ней (или, как минимум, о ее структуре) не следует считать достоверными. Однако такой подход представляет собой лишь беспомощную отговорку. Как мне кажется, все дело в том, что эльфы Темнолесья просто выбрали путь минимального использования ресурсов своей территории, желая сохранить ее максимальную естественность. Например, вино они закупали на стороне, потому что виноград у них не рос – возможно, они просто не хотели его выращивать. Аналогично они закупали в Озерном Городе яблоки – уточним, что речь шла, видимо, о садовых яблоках; скорее всего, дикие яблоки росли в Темнолесье в достаточном для самих эльфов и для торговли с другими народами количестве, но разбивать сады эльфы не хотели, чтобы сберечь свой лес. Иными словами, эльфы были способны вполне обеспечить себя всем, что само, без их воздействия, росло на их землях (и что можно было добыть, не уродуя их - например, болотное железо); все же остальное они предпочитали закупать у внешних поставщиков.

Чем же темнолесцы расплачивались за закупаемые товары, если мы были вынуждены отклонить практически все предложенные сценарии? Скорее всего, основным товаром все же выступала продукция лесных промыслов (ягоды, дикий мед и т.д.), а в придачу  к ним – какие-либо мелкие поделки эльфийского производства, бесполезные, но и безвредные, которые в силу своего эльфийского происхождения (и интересного сочетания свойств) представляли бы большую ценность для людей. Не исключено, что некоторые такие поделки привезли гномы на  111-ый день рождения Бильбо – те вещи, про которые сказано, что они были попросту волшебными (а эльфийские вещи вполне могли казаться людям волшебными): эти поделки могли быть изготовлены в Темнолесье и достаться гномам напрямую или через посредничество Озерного Города в обмен на какой-либо товар. Аналогия таких товаров в нашем мире – те зеркальца и бусы, на которые первые европейцы выменивали у дикарей золото (уберем все негативные ассоциации и представим, что эльфы в обмен на свои не имеющие для них особой ценности безделушки получали нужный им товар – а безделушки эти высоко ценились контрагентами). Отметим, что речь идет, вероятнее всего, именно о забавных и ценных для людей, но бесполезных безделушках – вещи, имеющие практическую ценность, эльфы вряд ли бы отдавали на сторону во избежание ненужного риска. Вероятно, в обмен на эти безделушки эльфы получали от людей и золото.

С гномами же эльфы расплачивались (насколько можно судить, между Темнолесьем и Одинокой Горой существовали достаточно оживленные торговые связи), скорее всего, как раз этим золотом, а также золотом, взятым из собственных сокровищниц (закупки у гномов имели стратегический характер – речь шла, видимо, об оружии и о долговечных товарах, на которые имело смысл тратить свои золотые запасы, в отличие от в принципе не столь уж необходимых темнолесцам продуктов питания, закупавшихся у людей).

Таким образом, можно предположить, что изделия эльфийского производства в принципе могли экспортироваться – но в небольших количествах и именно в качестве ценных безделушек.

Это не означает, что эльфы вообще были чужды торговли (это опровергается хотя бы тем фактом, что и в Квэнья, и в Синдарине есть слова для обозначения торговца) – просто они, вероятнее всего, предпочитали закупать нужные им товары, не продавая взамен изделий своего производства, изготовленных с применением собственных исключительных способностей (или сводя продажу таких изделий к минимуму).

3. В текстах Профессора есть глухие упоминания о торговле между эльфами Темнолесья и их южными родичами (не совсем понятно, о ком идет речь; единственный вариант - эльфы Лориена, однако сведения об их практически полной изоляции от внешнего мира [5] делают такой вариант крайне неправдоподобным; о других южных поселениях эльфов информации у нас нет). Однако этот момент я вынужден оставить без изучения: во-первых, речь идет о торговле между народами, обладающими одним и тем же специфическим фактором производства (хотя и проживающими в разных регионах и, возможно, выбравших разные области его приложения), во-вторых, о социально-экономической структуре эльфийского общества известно слишком мало, чтобы рассуждать о том, как могла происходить торговля между различными эльфийскими поселениями. Впрочем, по косвенным данным, можно сделать вывод, что эта торговля – если она действительно имела место (как я отметил, сведения о южных родичах эльфов Темнолесья не совсем ясны) –  шла не напрямую, а через тот же Озерный Город: и снова мы с необходимостью приходим к выводу о том, что основную часть эльфийского экспорта составляла продукция сельского хозяйства (например, вино) – иначе, как уже отмечалось, Озерный Город был бы просто завален эльфийскими изделиями, что в принципе крайне трудно представить. Так или иначе, исследование межэльфийской торговли и значения Озерного Города (а позднее – Эсгарота) как транзитного центра Севера требует дополнительной текстологической информации. Единственное, что можно утверждать – сведения о торговых связях эльфов в «Хоббите» и «Властелине Колец» (а шире – сведения о менталитете эльфов) слишком сильно противоречат друг другу, и пока непонятно, как можно примирить их в рамках единой модели.

4. Еще раз вынужден указать на тот печальный факт, что экономической информации в текстах Толкина до обидного мало, и мои рассуждения строятся на более-менее правдоподобных допущениях и предположениях. Конечным итогом этих рассуждений будет не полностью соответствующее истине описание экономической жизни Арды, а лишь правдоподобная модель этой жизни, адекватно объясняющая имеющиеся экономические факты и не противоречащая тому, что мы в принципе знаем о мире Толкина. Иными словами, в предлагаемом цикле статей описывается не то, какой была экономика Арды, а то, какой она, вполне вероятно, могла быть.

5. Вспомним, что в качестве участников дальней межрегиональной торговли упоминаются только гномы (в связи с регулярно совершавшимися ими путешествиями к Синим Горам). Далее, именно с гномами происходят все странствия Бильбо (как в ходе действия «Хоббита», так и после его ухода из Шира после Дня Рождения), и именно гномы доставляют ему груз с подарками для праздника (из Одинокой Горы, причем их путь пролегал по весьма опасной местности). Интересно, что люди в качестве участников межрегиональной торговли практически не упоминаются, за исключением товарообмена между эльфами Темнолесья и жителями Озерного Города, но эта торговля происходила между территориально близкими регионами. Если же люди совершают дальние странствия, то речь идет либо о бродягах-Следопытах, либо беженцах, либо шпионах, только притворяющихся купцами.

6. Можно также предположить, что гномы также поставляли сырье для местных производителей. Речь идет прежде всего о руде и металлических (в основном – железных) заготовках, которые кузнецы Бри и Шира, скорее всего, закупали у гномов (вряд ли в этих регионах существовала самостоятельная добыча и выплавка металлов) – впрочем, вероятно, эти товары были единственным видом сырья, закупаемым у гномов – остальные разновидности ресурсов, необходимые для функционирования аграрной экономики Арды, производились на местах. Наконец, вероятнее всего, Бри и Шир были единственными регионами Северо-Запада Средиземья, которые получали это сырье только от гномов – в остальных областях существовали достаточно крупные государства, которые могли организовать самостоятельную добычу металлов (это, разумеется, не исключает их эпизодическую закупку у гномов).

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

zzzzzzzz