Юлия Понедельник. Об экономике Арды


Сведения об экономическом положении народов Арды чрезвычайно скудны – очевидно, что Толкин почти совсем не интересовался этим вопросом и вспоминал о нем крайне редко. Однако кое-что мы все-таки можем узнать. Начнем, как водится, сначала, с Валинора.

1. Валинор.

Хотя однозначных свидетельств нет, но мне думается, что купля-продажа, денежная система и всякого рода экономические взаимоотношения – одни из немногих вещей, которые изобрели сами эрухини, практически без участия Валар. Дело в том, что почти все Айнур (за исключением Мелькора и его последователей) явно действуют совершенно бескорыстно и даже «честная» оплата некоей вещи или работы, то есть сделка типа «ты – мне, я – тебе» - для них понятие чуждое и странное. В поздних текстах «быт Валар» во времена до появления эльфов практически не описывается, в ранних текстах (в частности, в «Книге Утраченных Сказаний») сведений немного больше, и там встречаются любопытные утверждения, например, сказано, что все «жилища Валар» в Валиноре выстроил Аулэ. Но получил ли Аулэ «вознаграждение» за свой труд в каком-либо виде? Непохоже. Мне кажется, что здесь мы видим пример бескорыстного и радостного труда «для других». Аулэ нравилось строить и делать вещи «из материи Арды» и он охотно построил жилища для своих братьев и сестер, ничего не требуя взамен. «Слуги Валар», майяр, тоже охотно трудятся «на общее благо» (например, Ариэн «заботилась о золотых цветах в садах Ваны и поливала их росой Лаурэлина») и тоже совершенно бескорыстно. Думаю, что когда одному из Валар или майяр что-то требовалось – он приходил к Вале или майя, который занимался созданием требуемого и просил, а затем получал вещь или услугу бесплатно.

Однако и среди Валар встречается случай «платы за услугу» и примечательно, что этим Валой был Мелькор. Именно Мелькор обещает Унголиант «оплатить» ее услуги по расправе с Древами и похищении Сильмарилей – он говорит, что щедро одарит ее, если она согласится выполнить его замысел. Таким образом, здесь мы впервые сталкиваемся со случаем «взаимовыгодной сделки» в Валиноре.

К этому времени Валар уже имели представление о «купле-продаже», во всяком случае, слово «оплатить» и «цена» уже встречается в их прямой речи – Манвэ в ответ на переданные ему слова Феанора говорит: «Дорого будут оплачены эти песни, и все же сделка будет хорошей. Ибо цена не может быть иной».

Можно, конечно, предположить, что это не совсем точный перевод слов Манвэ, сделанный в терминах, привычных переводчику (одному из эльфов), однако же, скорее, Манвэ (как и другие Валар) имел представление о «купле-продаже» от эльфов, которые придумали его самостоятельно.

Сообщество эльфов Валинора, хотя и беспрецедентно бескорыстное по человеческим меркам, все же вряд ли было таким же бескорыстным, как сообщество Валар. При всей легкости жизни в Валиноре эльфам - воплощенным существам – нужно было есть, пить, одеваться и иметь крышу над головой (и это не говоря уже о предметах развлечения и роскоши). Думаю, не ошибусь, если скажу, что по большей части хозяйство эльфов было натуральным, причем в наибольшей степени – в начале их жизни в Валиноре. Члены одной семьи (нескольких семей, живущих вместе) способны были обеспечить себя самостоятельно: выстроить какой-никакой дом, добыть пищу (из полей и садов Йаванны, лесов Оромэ), сделать необходимые предметы обихода и сшить одежду. Однако, наверняка вскоре эльфы сообразили, что незачем мастеру-кузнецу тратить свое время на сбор плодов, а хорошей вышивальщице – на тканье простой материи. Пусть лучше мастер-кузнец кует металлические вещи, а вышивальщица украшает одежду вышивкой большую часть времени, а уж плоды, мясо или ткань им принесут другие – в обмен. Таким образом, в сообществе эльфов просто обязан был возникнуть простейший бартер. Разумеется, это не отменяет того, что бескорыстные подарки были широко распространены в эльфийском обществе. Известно, что нолдор бескорыстно построили для тэлери Альквалондэ, а потом дарили им самоцветы. Но и понятие «купить» и «продать» было эльфам знакомо, во всяком случае, говорится, что тэлери «не отдали бы и не продали бы их (корабли) несмотря на союз и дружбу».

Нам неизвестно, было ли у эльфов что-то более или менее универсальное, способное «оплатить» большую часть вещей или услуг. Я предполагаю, что денег в современном или даже средневековом понимании в Валиноре еще не было, а термин «сокровища» достаточно расплывчат. Возможно, что изделия из драгоценных металлов и камней ценились больше, чем все остальное (хотя тэлери беззаботно швыряли самоцветы в море), а может быть, больше ценились вещи с «художественной ценностью», произведения искусства (и тогда эти вещи являлись неким прообразом денег, тем, на что охотнее выменивались прочие товары, то есть возникает известная экономическая формула «товар-деньги-товар» «Товар» в данном случае – вещь, созданная неким эльфом самостоятельно, затем обмененная на нечто, имеющее более-менее универсальную ценность – деньги-сокровища, а затем «сокровищ» обменивается на нужную эльфу вещь). У королей и принцев нолдор существовали «сокровищницы», но что там хранилось (кроме Сильмарилей), нам также неизвестно.

Хотя термин «богатый» ни к кому в Валиноре не применяется, но «сокровищницы», как я уже говорила выше, были, причем были у короля и принцев. Конечно, вряд ли король Финвэ или Феанор собирали налоги и дань, но, думаю, «богатства» скопились от того, что «простые эльфы» приносили им дары уважения и любви, а Феанор мог «заработать» своим мастерством.

Вообще, если говорить об экономическом устройстве Валинора, мне оно представляется смесью лучших черт первобытнообщинного строя (с его простотой жизни, отсутствием денег и тяги к стяжательству) и коммунизма (с его отсутствием любых видов принуждения и угнетения, развитием творческих способностей личности и изобилием «материального богатства»). «Государство», хотя и является авторитарным, но мало подавляет «простых граждан» и уж тем более «правящая верхушка» не обирает подданных и не пытается отобрать для «справедливого распределения» созданное ими богатство. «Частная собственность» существует и неприкосновенна, недаром даже ради спасения Древ и света Валар не решаются отобрать Сильмарили у Феанора силой.

2. Белерианд, Первая Эпоха.

Жизнь в Белерианде была уже совсем не такой идиллической, как в Валиноре, даже во времена отсутствия Мелькора. Однако сообщества эльфов (видимо также додумавшихся до бартера, как и в Валиноре) остаются вполне бескорыстными. Кирдан дарит Тинголу «немало жемчуга», очевидно, ничего не требуя взамен.

Однако в Белерианде появляется и еще один, очень интересный в экономическом отношении народ – гномы. Про них в «Поздней Квэнта Сильмариллион» (XI том) сказано:

«Ибо находили они удовольствие в купле и продаже, и в накоплении богатства; и их собирали они, чтобы сложить в сокровищницу, а не использовать, разве что для дальнейшей торговли».

Гномы пришли сначала в Дориат и торговали с синдар. Они продавали эльфам оружие, доспехи и выстроили Тинголу Менегрот – укрепленные чертоги в пещерах. В «Сильмариллионе» говорится, что: «гномы всегда требовали платы за работу, доставляла ли она им радость или лишь усталость». Мэлиан поделилась с гномами «секретами мастерства» (здесь мы имеем дело с «нематериальной платой» или «платой услугой», в данном случае – обучением), а Тингол отдал им «много жемчужин». Гномы наладили обширную и взаимовыгодную торговлю с эльфами Белерианда (сначала – с синдар, а потом – и с нолдор), и стали «торговцами Белерианда». Гномы очень ценили «самоцветы Валинора» и очевидно, нолдор часто расплачивались именно ими. Например, Финрод «принесший из Валинора больше сокровищ, чем другие принцы» явно заплатил гномам за Нарготронд «сокровищами Валинора» (хотя и не уточняется, какими именно). В данном случае мы имеем дело не с общим бартером, а с избирательными «товарами для оплаты», которыми служат драгоценные камни, жемчужины (возможно, также золото и серебро) и изделия из них. Это уже некий прообраз денежной системы, хотя о монетах в Первой Эпохе ни разу не упоминается и мне кажется, их еще не чеканили.

Однако же и сами нолдор (возможно, научившись у гномов) оказались не чужды подобной системе платежей. Карантир, охранявший перевалы Синих Гор и дороги, ведущие от них, очевидно, заставлял гномов платить дань за охрану их караванов. В «Сильмариллионе» сказано, что «все товары из гномьих копей проходили через руки Карантира и так скопил он немало богатств». В этом случае мы имеем дело с «дорожной пошлиной», своего рода налогом, который, видимо, собирается со всех «иностранцев» (или с «иностранцев с товаром»), проходящих через владения Карантира. Это можно считать «платой за услугу» - за безопасные дороги для караванов гномов. В этом свете интересно, что о плате Финроду за восстановление Бритомбара и Эглореста и строительство Барад Нимрайс ничего не говорится – возможно, это был бескорыстный дар владыки Нарготронда своему союзнику и другу Кирдану.

Но, хотя говорится только об оплате «сокровищами», мы можем предположить, что гномы кроме этого брали плату и съестными припасами, и тканями, и кожей. Сами гномы плохо обеспечивали себя подобными вещами (в отличие от всех других народов), данных о скотоводстве или землепашестве у них не имеется (и даже говорится, что гномы никогда не приручали животных). Охотиться гномы могли, но с помощью одной охоты прокормить большой народ невозможно. Остается предположить, что гномы выменивали большую часть пищи и других товаров животного и растительного происхождения у народов-соседей, платя им изделиями из металлов и драгоценных камней, выполняя услуги каменщиков и строителей. В Белерианде они могли получать эти товары от нолдор и синдар, в Эриадоре – от нандор и авари. У гномов также существовал любопытный обычай – плата за обиду или нанесение ущерба (вира). Виру можно было выплатить и за убийство – обычно, родичам убитого.

Что же касается нолдор, то представляется, что они не особо торговали между собой (и об этом нет никаких данных). Скорее всего, каждое владение было более или менее самодостаточным и покупали они разве что те же доспехи и оружие у гномов (у которых доспехи считались непревзойденными в Белерианде) или же могли нанять их для строительства. «Тайные города» (Нарготронд и особенно Гондолин) обеспечивали себя сами. Вокруг этих городов располагались плодородные земли, были рядом и горы, где можно было добывать руду, и леса, где можно было рубить древесину. Но внутренняя торговля (в виде ли простого бартера или через золото и самоцветы, как средство платежа – неясно), конечно, должна была существовать. В этом свете интересно, что в «Утраченных Сказаниях» при описании Гондолина упоминаются рынки.

Далее я вступаю в область предположений, подтверждающих цитат нет. Стража и дружина, воины короля, скорее всего, обеспечивались «за казенный счет», то есть их кормили, одевали и выдавали оружие от имени короля. Но это касается только постоянной стражи – вероятно, у эльфов существовало и «ополчение» - когда мастера, землепашцы и пр. в обычное время занимались привычными делами, а в случае войны брались за оружие. «Платы» воинам, скорее всего, не выдавалось, разве что их могли наградить за выдающиеся подвиги. Средства на «государственные проекты» (например, строительство стен, ковку оружия для войска, содержание короля с семьей и т.д.), вероятно, брались из «добровольных пожертвований» (пожертвований собственной работой или вещами) «простых эльфов». Эльфы отличались честностью и высоким самосознанием, думаю, здесь не было необходимости принуждать их силой, потому что они понимали необходимость таких трат. В свою очередь «госслужащие» - король, его семья и советники – не занимались ограблением своих подданных и брали не больше, чем было необходимо для жизни и обороны владения и его жителей.

У эдайн внутренняя и внешняя торговля происходили, скорее всего, примерно так же, как у эльфов, однако никаких данных об этом не имеется.

Итак, в Первую Эпоху в Белерианде «экономическая система» усложняется, появляется более или менее «универсальное средство платежа» - самоцветы, золото, серебро. Появляется необходимость «общественных трат» (в основном, на оборону), и, соответственно, некое подобие налогов.

3. Средиземье. Третья Эпоха.

Данных об экономическом положении государств и народов во Вторую Эпоху не имеется. Очень было бы интересно узнать о положении дел в Нуменоре, но данные здесь еще более туманны, чем в случае Первой Эпохи. Сам Нуменор производит впечатление богатой страны, он не только обеспечивает сам себя, но и возит «подарки» населению Эриадора. Из «Алдариона и Эрендис» по этому вопросу можно извлечь очень немного: например, понятно, что экономика Нуменора с этого времени становится «колониальной», «ресурсы» (например, лес), вывозятся с материка. Постепенно, с «затемнением» Нуменора начинается грабеж населения Эриадора, с них берут «дань», не оставляя ничего взамен, «туземцев» заставляют работать на Нуменор если не как рабов, то как практически бесправных туземных рабочих (аналогия с европейскими колониями XVIII-XIX вв.). Но о «внутренней экономике» Нуменора сказать нельзя ничего: неясно, например, рубил ли Алдарион деревья по всему острову или только в королевских владениях? На какие средства строились и снабжались корабли? Больше вопросов, чем ответов. Исильдуру известно понятие «виры» - но бытовал ли этот обычай в Нуменоре или Исильдур узнал об этом от жителей Эндорэ – не говорится.

Но о Третьей Эпохе известно уже гораздо больше, и я перейду к ней, точнее говоря, к ее концу – периоду Похода к Эребору и Войны Кольца.

3.1. Эльфы

Собственно, в экономическом положении эльфов, самого консервативного народа Арды, вряд ли произошло много изменений с Первой Эпохи. Эльфийские владения значительно сократились, эльфы перестали играть ведущую роль в жизни Средиземья. Многие поселения эльфов стали закрытыми или полузакрытыми (Лориэн, Лихолесье), другие остались открытыми (Ривенделл, Серые Гавани). Однако вряд ли я ошибусь, если предположу, что и те, и другие находились практически на полном самообеспечении, и если торговали – то только с гномами, покупая у них изделия из железа и прочих металлов (поскольку теперь земли эльфов не включали в себя горы с рудными месторождениями), а расплачивались они, по-видимому, пищей или собственными изделиями (например, тканью). Стоит вспомнить, что нолдор, самых искусных эльфийских мастеров, в Средиземье осталось мало, а нандор – больше охотники и собиратели, чем ремесленники. Между собой эльфийские владения не торговали и общались не так уж тесно (стоит вспомнить, что Леголас побывал в Лориэне в первый раз во времена Войны Кольца и говорит, что жители этих двух владений давно не общались друг с другом). С Ривенделлом и Лориэн, и Лихолесье, видимо, общались, но данных о торговле опять же нет. Вообще во «Властелине Колец» практически нет сведений об экономическом положении эльфов.

Однако в «Хоббите» есть кое-какие данные о Лихолесье по интересующему нас вопросу (хотя к ним стоит относиться с осторожностью из-за не слишком тесной связи «Хоббита» с другими текстами). Прежде всего, говорится, что лихолесские эльфы «не добывали руду, не обрабатывали металлы и драгоценные камни, не торговали и не возделывали землю». После этих слов остается только удивляться, как вообще существовало королевство Трандуила. У эльфов явно есть металлическое оружие, говорится об украшениях из золота и драгоценных камней. Однако в других местах есть и другие сведения. Например, о том, что лихолесские эльфы торговали с Эсгаротом. Эсгарот поставлял Лихолесью продукты питания (говорится о масле и яблоках), а также вино. Но вино не выращивалось в Эсгароте, его доставляли с юга, из земли Дорвинион (что это за земля – неизвестно, во всех текстах она упоминается только как место производство хорошего вина). Чем расплачивались эльфы с эсгаротцами – неясно. Охотничьей добычей? Изделиями из дерева? Сокровищами? Собственно, по тексту видно, что автор явно не задумывался над этими подробностями. У эльфов должны быть сокровища, металлическое оружие, они не должны быть голодными и скудно одетыми… а откуда что возьмется – неясно. На то она и сказка…

Однако в «Хоббите» имеется еще один интересный момент – упоминается о пошлине за отправление товаров по реке Лесной, протекавшей через Лихолесье, которую собирал король эльфов (и о которой он спорил с бургомистрами Эсгарота). Видимо, это явление того же порядка, что и пошлины, взимаемые Карантиром в Первой Эпохе. Налог на движение товаров через земли короля эльфов. Может, именно этим и оплачивались товары из Эсгарота?

3.2. Гномы

Жизнь гномов в Третью Эпоху претерпела немалые изменения. Лишившись двух своих могучих царств – Кхазад-Дума и Эребора, многие гномы ко времени Похода к Эребору стали, фактически, скитальцами, лишенными дома. Конечно, они не кочевали наподобие цыган, но и «коренными жителями» назвать их уже было нельзя. Недаром сам Толкин в одном из писем сравнивал гномов с… иудеями, народом, лишенным родины и говорившим на непонятном окружающим языке. Кроме того, стремление к прибыли и торговле тоже роднит гномов именно с евреями (а уж если мы вспомним, что древние, да и современные евреи – хорошие воины, а также носят бороды…) Ладно, вернемся к экономике. Итак, как говорится в тексте «О гномах и людях», гномы «странствовали, трудились и торговали во многих землях после разорения их древних королевств» (с).

В тексте «О гномах и людях» приводятся любопытные сведения об экономике гномов:

«Так в тех местах (север Эриадора) возникли экономические, типичные и для более позднего времени взаимоотношения гномов и людей (включая хоббитов): люди стали главными поставщиками пищи, табунщиками, пастухами и земледельцами, в то время как гномы подряжались работать каменщиками, строителями дорог, шахтерами и мастерили различные вещи, от полезных инструментов до оружия и доспехов и многих других ценных и искусных вещей. К великой выгоде для гномов. Если даже не говорить о времени, потраченном на работу, в более ранние времена гномы получали товары, требующие более долгого и упорного труда, чем те, которые предоставляли они сами – но так продолжалось лишь до тех пор, пока люди не усовершенствовали собственные умения. Но главным преимуществом стало то, что гномы теперь могли невозбранно заниматься своим ремеслом и оттачивать умения, особенно в металлургии, до того изумительного уровня, которого они достигли перед упадком кхазад» (с)

Это весьма интересная цитата, одна из немногих цитат, затрагивающих именно экономику. Из нее мы узнаем, что гномы жили в своеобразном симбиозе с людьми, играя у них роль мастеровых и ремесленников (хотя среди людей они тоже были). Таким образом, мы видим разделение труда, характерное для достаточно развитых обществ. Хотя в цитате сказано, что такое положение сложилось только во Вторую-Третью Эпохи, но я думаю в более слабо выраженном виде оно было и раньше, потому что гномы – такой специфический народ со специфическими местами проживания, которому было трудно выживать в одиночку.

В Третью Эпоху появляются упоминания о деньгах и монетах и интересно отметить, что впервые они упомянуты в рассказе о гномах. Когда говорится о смерти Трора, деда Торина, в Мории, упоминается, что Азог швырнул в Нара, спутника Трора, кошельком с мелкими монетами. Потом этот кошелек гномы засунули в зубы отрубленной голове Азога. Это произошло в 2790 году Третьей Эпохи и как я уже говорила, это первое упоминание о деньгах и монетах во всем легендариуме.

Об этой монетной системе нам ничего не известно, кроме того, что монеты обладали разным достоинством.

Однако нельзя однозначно заявить, что денежная система – изобретение гномов, и они первые начали чеканить монеты. Может, это и в самом деле так, а может честь изобретения денег принадлежит нуменорцам или дунэдайн Арнора и Гондора. У нас слишком мало данных, чтобы делать выводы.

3.3. Люди

Как я уже говорила, об экономике нуменорцев нам неизвестно практически ничего. К сожалению, чрезвычайно скудны сведения и о государствах людей Третьей Эпохи, хотя в текстах встречаются любопытные сведения.

Гондор во времена своего расцвета и даже клонясь к упадку, был самым сильным государством Третьей Эпохи. Интересно упоминание в «Хоббите» о том, что «предметы роскоши» можно было покупать «на Юге». Поскольку на юге в те времена не было поселений гномов, а Лориэн был закрыт, то можно однозначно утверждать, что речь здесь идет о Гондоре. Даже истощенный войнами Гондор был крупным и богатым государством.

В Гондоре пользовались деньгами и нам известны даже названия монет (из черновиков «Властелина Колец», т. XII). Серебряные монеты назывались «тарни» (от слова «тарантин» - «четвертая часть»). Четыре тарни составляли «кастар». Четыре кастара составляли «мириан» (видимо, золотую монету). К сожалению, это единственные сведения о деньгах Гондора и о ценах на разные товары и услуги нам не известно.

В Гондоре существовали рынки, например, упоминается рынок в Лоссарнахе.

О других государствах людей сведений так же мало. Если говорить о Рохане, то рохиррим тоже покупали и продавали, идет даже речь о торговле с Сауроном (хотя это предположение и не подтверждается). Грима собирает у себя в сундуках «сокровища» и желает завладеть богатствами Рохана, которые обещает ему Саруман за предательство. Интересно упоминание о деньгах у рохиррим, причем в довольно древние времена (еще до прихода в Рохан). Говорится, что король Фрам не отдал гномам ни пенни из сокровищ дракона Скаты, которого он убил. Впрочем, это может быть лишь устойчивый оборот, использованный более поздним хронистом, поэтому делать выводы о наличии денежной системы у рохиррим, да еще в такие древние времена, представляется мне преждевременным.

В «Хоббите» говорится о «ярмарке игрушек» в Дейле, которая славилась на весь север.

Отдельно следует упомянуть Эсгарот – этот город в «Хоббите» назван «торговым», а его бургомистра «интересовали торговля, пошлины, грузы, золото, в них он понимал толк, благодаря чему и занимал свой теперешний пост». Эсгарот – город торговцев, город-республика (в отличие от обычных для Средиземья «королевств»), и, похоже, одно связано с другим (что мы увидим и на примере хоббитов и Шира далее).

Подытоживая рассказ о людской экономике, можно сказать, что она не была особо развита (разве что в Гондоре и Эсгароте), оставаясь на уровне позднего средневековья – начала Нового Времени. Люди (в отличие от гномов и хоббитов), особенно «древних благородных родов» больше интересовались войной и воинскими подвигами либо мудростью эльфов, нежели вопросами прибыли, товаров, денег и пр.

3.4. Хоббиты

Устройство Шира и быт хоббитов описаны довольно подробно. Что касается технического уровня развития Шира, то в прологе к «Властелину Колец» говорится, что «они (хоббиты) не понимают и не понимали и не любили машины более сложные, чем кузнечные мехи, водяная мельница или прялка, хотя и искусны в обращении с инструментом». О фабриках или заводах речь не идет, самое большое «производственное объединение» у хоббитов – мастерская (например, веревочная мастерская была у старших родственников Сэма Гэмджи). Есть в Шире гостиницы и трактиры, то есть места, где продаются еда, питье и ночлег. Шир можно описать как скопище мелких хозяйств, отдельных ферм и хуторов, мастерских и лавок, гостиниц и трактиров. Каждый хозяин сам распоряжается в своем хозяйстве, работает в нем, а затем продает плоды своего труда на рынке (продает в лавку). В Шире есть лавки, есть «доставка на дом» (для состоятельных хоббитов). У хоббитов существует четкое разделение на богатых и бедных (впрочем, бедные не нищенствуют и не голодают). Богатые хозяева нанимают для себя слуг и работников из тех, кто победнее (так Фродо Беггинс нанял в садовники Сэма Гэмджи). В большой семье-клане прислуживают и младшие члены клана (например, Лалии Тук, главе клана, прислуживала Перл Тук, ее младшая родственница по мужу).

Несмотря на простоту «орудий производства» хоббитов, их уровень развития достаточно высок. Хоббиты, например, спокойно пользуются бумагой, не считая ее чем-то редким и драгоценным (большинство хоббитов грамотно), существуют у них и книги. Не берусь судить, из чего и как делали эту бумагу – из тряпья или уже из дерева, но наличие подобного указывает на богатство общества. У хоббитов есть и «общественные службы» - ширрифы (аналог полиции) и почта. Думаю, существуют и налоги, на которые эти службы содержатся. «Социальной поддержки» на уровне «властей» не существует, но в больших семьях-кланах все помогают друг другу, а также богатые хоббиты занимаются чем-то вроде благотворительности (здесь можно привести в пример «полезные» подарки, которые сделал бедным хоббитам Бильбо Бэггинс на свой знаменитый стоодиннадцатый день рождения). Хоббиты довольно расчетливы, не упускают случая раздобыть чего-нибудь на дармовщинку (в особенности это касается еды), молодые хоббиты могут прихватить, что плохо лежит, но настоящим воровством это вряд ли можно назвать, скорее – юношеской шалостью. Хоббиты могут и мошенничать, если им это выгодно, так Саквилль-Бэггинсы долго не признавали Бильбо живым, чтобы не возвращать ему купленное по дешевке на аукционе добро (и так и не вернули серебряные ложечки). В «Хоббите» описывается аукцион по распродаже имущества якобы погибшего Бильбо Бэггинса, который организуют «господа Грабб, Грабб и Берроуз». Не очень ясно, почему именно эти господа распоряжаются распродажей и кому поступают вырученные деньги (ближайшему родственнику?). Существуют у хоббитов и завещания, причем достаточно подробные (в черновиках «Властелина Колец» приводится полное завещание Бильбо Бэггинса, которое читает «законник» Отто Саквилль-Бэггинс). По наличию подобных вещей можно судить о довольно высоком уровне развития.

Существует у хоббитов и внешняя торговля, в основном через гномов и с гномами (есть торговые отношения и с северными дунэдайн, которые идут через Бри). Хоббиты в основном продают пищу, различные плоды животноводства и растениеводства, например, табак (курительное зелье), а покупают ремесленные изделия гномьего производства, в частности, металлические (а также, видимо, и сам металл в болванках, раз уж у них существуют кузницы). Табак в Средиземье выращивают только они и продают его гномам, северным дунэдайн (и пристрастившимся к курению Гэндальфу и Саруману). Лучший табак выращивают в Южной Чети, и его производство довольно выгодно (им в основном занимается семейство Дудкинсов, существует несколько сортов табака).

У хоббитов существуют деньги разных достоинств (неясно, правда, кто их чеканит – сами хоббиты или гномы?) Во «Властелине Колец» упоминаются серебряные пенни, в черновиках говорится о мелких медных или оловянных фартингах и золотых дукатах. Четыре фартинга составляли пенни (слово «фартинг» происходит от «тарни» - «четвертая часть»). Что касается цен, то нам точно известна цена хорошего пони – четыре серебряных пенни (а Билл Ферни продал Фродо заморенного старого пони за двенадцать пенни, воспользовавшись отсутствием в округе других животных на продажу). Лавр Наркисс, хозяин «Гарцующего пони» отдал Мерри тридцать серебряных пенни за шестерых пони и говорится, что это было «существенной тратой».

В черновиках «Властелина Колец» говорится, что Бильбо потратил «последние» пятьдесят (в другом черновике – пятьсот) дукатов (золотых монет) на «вечеринку в честь Дня Рождения». Там же говорится, что в те дни «многое можно было достать и без денег» (видимо, добыв самому или осуществив простой бартер). Это подчеркивает «патриархальность» и «простоту» хоббитского уклада жизни, хотя, надо сказать, вообще он представляется довольно сложным на фоне того же Рохана или северных дунэдайн.

Интересно отметить, что в ранних черновиках «Властелина Колец» Бильбо (он должен был снова стать главным героем продолжения «Хоббита») отправлялся в новое путешествие потому, что у него «кончилось драконье золото» и ему не на что стало жить. Этот мотив «проживания» всех сокровищ, привезенных из Похода к Эребору, еще долго оставался в черновиках, когда уже главным героем был и младший родственник Бильбо (носивший тогда имя «Бинго»). Таким образом, в ранних наметках романа мотивы Бильбо и его младшего родича были более приземленными и меркантильными, чем в опубликованном тексте.

На основании всех вышеприведенных сведений я полагаю, уровень развития Шира примерно соответствует Англии конца XVIII – начала XIX веков, то есть доиндустриальному обществу, в котором уже вовсю проявляются индивидуалистические тенденции. Теническое развитие Шира примитивно, но высокое плодородие земель и трудолюбие хоббитов позволяют им жить довольно богато, не особо нуждаясь.

Отдельно стоит рассказать о порядках в Шире, которые установились там во времена правления Сарумана.

Интересно отметить, что «переворот» в Шире совершился «мирными» методами, с помощью привычных хоббитам (и законных) действий. Лотто Саквилль-Бэггинс начал скупать «мельницы и пивоварни, гостиницы и фермы, табачные плантации». Он был довольно богат, но покупал на большие суммы, чем оценивалось его состояние (очевидно, деньги ему давал Саруман). Затем Лотто стал продавать (или даже отдавать, в счет долга) продукцию со своих «предприятий» за пределы Шира (опять же Саруману в Изенгард), создавая таким образом дефицит пищи, табака и других товаров в Шире. Хоббиты проявили недовольство, и Саруман прислал в Шир своих людей («головорезов», как их называли хоббиты), которые начали силой устанавливать «новый порядок». Они рубили деревья и разрушали дома и норы (вероятно, разрушались дома должников, бедных хоббитов, не могущих отдать долги тому же Лотто). Взамен в первое время «головорезы» строили «уродливые» большие дома из кирпича, в которых лишенные дома хоббиты должны были жить вместо собственных нор. «Головорезы» собрали с частных ферм почти весь урожай, чтобы «разделить по справедливости», но эту пищу хоббиты, практически, не увидели, и в стране начался если не голод, то, по крайней мере, недостаток продуктов. Поначалу Лотто платил за отобранные товары и продукты, но потом «головорезы» стали забирать все силой и без оплаты. Часть товаров осталась в Шире, в основном для выдачи «головорезам» и ширрифам, но гораздо большее количество отправлялось на юг (очевидно, в Изенгард – Мерри и Пиппин обнаружили там, например, табак). Вместо мельницы (которую купили у Тэда Сэндимена) построили большую фабрику. Лотто уверял, что это для того, чтобы увеличить производительность – но и старая мельница справлялась с тем количеством зерна, которое было в Хоббитоне. Однако, когда пришел Саруман, то фабрика вообще перестала молоть зерно, а, как говорит фермер Коттон, «оттуда стал слышаться звон молота и стал идти дым и пар». Фaбрика также отравила реку Водицу. Что там производилось, в романе не говорится, вероятно, оружие для Изенгарда. Лотто значительно увеличил количество ширрифов (из двенадцати их стало несколько сотен), и недовольство «простых хоббитов» подавлялось с помощью ширрифов и «головорезов», которые тащили «бунтовщиков» в тюрьму (под нее приспособили старые норы). Лотто стал называться «Предводителем ширрифов» или просто «Предводителем», но на деле он был лишь марионеткой Сарумана, который и заправлял всем Широм.

В сущности, данные порядки похожи на карикатурный вариант социализма или военного коммунизма, как его понимал автор (хотя русскому читателю сразу приходят на ум некоторые страницы истории СССР, на самом деле Толкин в гротескном виде отразил порядки, царившие в Англии во времена войны). Сразу оговорюсь, что далее я рассматриваю только ситуацию в романе, а не в реальности. Под лозунгом «справедливого распределения» тоталитарное государство силой отбирает продукцию у частников-производителей, а потом возвращает им немного, чтобы только не умерли с голоду (частная собственность фактически исчезает). Продукция же тратится на прокормление и вооружение армии (то есть расходы эти непроизводительны и не возвращаются). Пытаясь увеличить производительность труда, государство использует плоды технического прогресса, но вместо улучшения жизни населения с появлением фабрик и заводов происходит лишь загрязнение окружающей среды, вместо красивых уютных домов и нор появляются некрасивые унылые строения, если раньше мельник Сэндимен сам был хозяином мельницы, то теперь он лишь «начищает колеса» для новых хозяев, наблюдается недостаток продуктов и увеличение количества «Правил» (среди которых есть довольно гротескные, например, запрещение готовить четырехдневный запас продуктов или подкупать стражников с помощью пищи). Недовольство подавляется силой, с помощью «иностранных наемников» и внутренней полиции (которых снабжают усиленным пайком).

После возвращения Фродо и его друзей, победы взбунтовавшихся хоббитов над «головорезами» и убийства Сарумана и Гримы, жизнь в Шире возвращается к старым порядкам.

4.4 Мордор

О внутренней жизни Мордора нам известно крайне мало, хотя о некоторых ее порядках все же говорится. Мордор был государством жестко тоталитарным, под началом единого «хозяина» - Саурона, чья власть была абсолютной. Даже «высшие чины» Мордора – назгулы, Уста Саурона - вряд ли имели какое-то влияние на его владыку, они могли лишь исполнять его приказы и не более того. В свою очередь они имели большую власть над подчиненными. Каждому орку был присвоен «порядковый номер», по которому его можно было достаточно легко отыскать в Мордоре.

Материальные ценности в Мордор поступали тремя путями: 1) Собственное производство силами бесправных рабов; 2) «Дань», поступающая от «союзников»-сателлитов (Харада, Кханда, орков Мглистых Гор и т.д.), причем «союзники», явно подчиненные Мордору, вряд ли могли оспаривать размеры дани; 3) Награбленная на войне добыча.

У рабов и воинов-орков вряд ли имелась некая частная собственность, кроме небольшого количества личных вещей (одежды, оружия у воинов), которое им выдавало «государство». Неясно, каково было положение союзников-людей (например, Черных Нуменорцев), возможно, они имели более обширное собственное имущество (в виде дома, пищи, неких ценностей и рабов) – впрочем, это лишь мое предположение. Орки, вероятно, ничего не производили, а «довольствие» и крышу над головой получали «сверху». Вспоминая об устройстве Шира под началом Сарумана, можно предположить, что он хотел привести Шир именно к такому образцу (недаром, Сэм говорит о «мордорских порядках» в Шире).

«Вольные» орки (например, орки Мглистых Гор) также жили преимущественно грабежом и работой пленников. Можно предположить, что они копировали мордорские порядки, но на более примитивном уровне.

В качестве забавной диковины можно привести речь Смауга, который проявляет немалые познания в экономической жизни (речь обращена к Бильбо):

«А тебе не приходило в голову, что украсть золото ты, может, и украл бы понемножку, лет этак за сто или больше, но далеко ли унес бы его? К чему оно на горе? Или в лесу? Силы небесные! Ты ни разу не задумался, прибыльное ли это дело? Четырнадцатая часть - столько тебе обещали? А как доставить ее? А стоимость перевозки? А сколько уйдет на вооруженную охрану и налоги?»

Вероятно, дракон, спящий на золоте, должен быть искушен в финансах :)

В заключение хочу сказать, что данные об экономике народов Арды чрезвычайно скудны, противоречивы, расплывчаты, очень трудно создать более или менее полную картину, которая отличалась хотя бы каким-то правдоподобием (как экономист я могу наоборот отметить неправдоподобие вырисовывающейся из скудных цитат экономической системы). Однако же кое-какие ценные наблюдения и выводы все-таки можно сделать, и я считаю данную работу интересной и небесполезной.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

zzzzzzzz