Кеменкири. К истории королевской власти у эльфов: «король земли» и «король народа»

Королевская власть у эльфов – тема множества дискуссий в фэндоме за последние годы. При этом многое в ней, несмотря на обсуждения, на мой взгляд, далеко от ясности. И речь идет не только о самом «плодотворном» для споров вопросе – о наследовании и передаче власти, о правах на нее и т.д. Важно, кроме того, помнить, что хотя мы часто говорим просто о «короле» (например, Синдар или Нолдор), иногда – о «верховном короле», там и там используется одно и то же слово, снабженное во втором случае дополнительным определением. У эльфов же для обозначения понятия «король» существовали по меньшей мере два разных слова. Мало того, согласно одному из словарных текстов («Этимологии» 5 тома) они еще достаточно четко различались по значению.

Итак:

«*taro king: only  used of  the legitimate  kings of  the whole  tribes, as Ingwe  of  the  Lindar,  Finwe  of  the  Noldor  (and later  Fingolfin and Fingon of all the exiled Gnomes). The word  used of  a lord  or king  of a specified  region  was  aran  (...).  Thus Fingolfin taur  egledhriur  'King  of  the  Exiles' (...), but  Fingolfin aran Chithlum 'King of  Hithlum'»

«*Таро, «король»: использовалось только для законных королей целых племен, как Ингве у Линдар, Финве у Нолдор (и позже Финголфин и Фингон узгнанных Номов). Слово, использовавшееся для лорда или короля определенной территории, было «аран» (...) Таким образом, Fingolfin taur  egledhriur, «[Финголфин], король Изгнанников», но Fingolfin aran Chithlum, «король Хитлума».

(Далее указывается также, что Илкоринское (...) слово tor употреблялось только по отношению к Тинголу).

Впрочем, в написанном позже тексте «Квенди и Эльдар» пример, относящийся к употреблению падежей, оба варианта обозначает одним словом:

«Elwe, Aran Sindaron, или Aran Lestanórëo»

В первом случае сам текст дает вариант перевода «Элве, король Синдар (народа)» («Лестаноре», «земля оставленных», как мы можем выяснить с помощью тех же Этимологий, - одно из названий Дориата).

Было бы любопытно понять – произошла ли тут смена концепции или речь идет об обыкновенной забывчивости автора? Впрочем, и во второй цитате сами идеи «короля народа» и «короля определенных земель» выражены отдельно, никому, похоже, не приходило в голову называть того же Тингола «королем Синдар и Белерианда» - либо одно, либо другое.

Поэтому я хотела бы пока отталкиваться от первой цитаты (тем более, что существует немало текстов, относящихся именно к «ее» хронологическому пласту) и посмотреть на событий эльфийской истории через призму вопроса: когда и как могли появиться и функционировать у разных эльфийских народов эти понятия?

Возвращаясь к первой цитате, отметим несколько интересных моментов. Таро, «король народа» - это король «целого племени» и притом «законный». Соответственно, их не может быть слишком много. И само словоупотреления из двух примеров показывают нам что помимо трех народов Эльдар такой титул могли носить также те эльфы, что правили после двух наиболее крупных разделений среди Эльдар: на Синдар и Телери, и – на Нолдор Валинора и Нолдор-Изгнанников. Прочие разделения (например, отделение Нандор), новых «королей народа» не производили.

Для термина «аран» никаких строгих определений, кроме наличия определенной территории под властью, нет, соответственно, нет и строгого ограничения их количества (в том числе – одновременно).

Когда же появляются у Эльдар эти понятия? Попробуем заглянуть в тексты – где, увы, оба варианта будут обозначены одним и тем же «король/king».

Первое важное уточнение: в отличие от прекрасного облика, речи, любви к звездам и многих иных качеств, королевская власть у эльфов не изначальна.

“Therefore Oromë was sent again to them, and he chose from among them ambassadors who should go to Valinor and speak for their people; and these were Ingwë, Finwë and Elwë, who afterwards were kings”.

(Сильмариллион, гл. 3)

При этом к моменту исчезновения Элве говорится уже именно о королевской власти:

“Thus Elwë's folk who sought him found him not, and Olwë took the kingship of the Teleri and departed, as is told hereafter”.

(Сильмариллион, гл. 4)

Поскольку после возвращения трех послов эльфы относительно вскоре, после сборов и споров, отправились в Великий Поход, то наиболее логичным моментом для появления королей мне видится как раз связанный с уходом на Запад. Короли становились во главе тех, кто уходил в землю Валар. (И сами их титулы, возможно, сама идея короля могла возникнуть под влиянием Валинора – не случайно тот же корень «-тар» употребляется для самих Валар).

Отсюда, если вспомнить о происходящем в этот момент разделении эльфов на Эльдар и Авари, следует важный вывод: королевская власть не только не изначальна, она еще и никогда не распространялась на всех эльфов (=Квенди) сразу. Она распространялась на всех Эльдар (и, соответственно, на всех вообщее Ваньяр) и не касалась Авари.

Учитывая предстоящее выступление в поход, логично предположить и то, что это была действительно власть «короля народа», потому что никакой определенной «земли» у этого народа в ближайшее время не предполагалось – для всех трех эльфийских племен.

Теперь посмотрим, как же развивается их история дальше, и когда могло возникнуть второе понятие.

Проще всего случай Ваньяр. Они благополучно прибывают в Валинор, не претерпевая никаких разделений, и в дальнейшем переживают лишь переселение их Тириона в Валмар. Соответственно, Ингве так и остается королем всех Ваньяр (и, кстати, королем всех Эльдар вообще). Любопытно при этом, что Ваньяр никогда не обитают в Валиноре на земле, принадлежащей именно им: сначала они делят один город с Нолдор, а затем переселяются в город, принадлежащий Валар. Любопытно поэтому, было ли у них вообще и применялось ли активно поняте «короля определенной территории»?

До ухода Ваньяр в Валмар судьба Нолдор идентична с ними – с той разницей, что они как раз по итогам остаются на своей земле (выделенной Валар именно для эльфов), - прибывшие позже их Телери занимают достаточно определенную территорию. Дальнейшая история королевской власти Нолдор связана уже с событиями Непокоя, Исхода и их последствий, к которым мы вернемся чуть позже.

Пока обратим внимание на то, в каком состоянии сиутация с королевской властью находилась у Третьего народа.

Для этого вернемся к уже упомянутой ситуации с исчезновением Элве. Третий народ, самый многочисленный и неспешный, выстыпает в поход под руководством двух вождей, родных братьев. Вероятно, во многом это обусловленно именно практическими соображениями – большой численности и большой протяженности, на которую может растянуться такое множество. Олве, вероятно, получает под свое начало определенную часть идущих (так, сказано, что Ленве и будущие Нандор отделяются «от воинства Олве» - Сильм, гл. 3). Однако при этом король – лишь один из братьев, и только когда он исчезает, Олве «принимает на себя королевскую власть» (там же). В дальнейшем оказывается, что эта ситуация, возможно, имела провиденциальное значение: так каждая из двух частей одного народа, чьи исторические судьбы надолго разделяются, получает своего короля.

И каждый из них, помимо подданных, может числить под своей властью и определенную территорию. Размер их совершенно различен (судя по всему, земли Белерианда и окрестностей обширнее Альквалонде и окрестностей Гавани). Но смысл – один и тот же: речь идет о территории, на которой обитают подданные этого короля. В каждом из случаев, конечно, имеются свои особенности.

Телери Валинора, как и Фалатрим Белерианда не стремятся занимать обширную территорию, больше внимания уделяя кораблям (ср. титул Олве Кириаран (ШФ) и прозвище Кирдан, практически вытенившее исходное имя Нове).

В землях же Тингола, достаточно обширных, обитают разные группы Синдар, по-разному, видимо, и организованные. О некоторых из них нам известно, что их возглавляли те или иные лидеры, но королями никто из них не назван. Это тот же Кирдан  и известный по более позднему времени глава Нандор, переселившихся в Дориат («Нарн»). Об устройстве митримских эльфов судить куда сложнее – если в консервативном и мало меняющемся за Завесой Дориате устройство, скорее всего, сохранилось с до-солнечных времен, то здесь сама история Белерианда провоцировала более динамичное развитие, а какие-то конкретные данные у нас есть только для времени после Нирнаэт (Аннаэль, возглавляющий одну из групп митримских эльфов – «Приход Туора в Гондолин).

Нужно заметить, что это наличие каких-то локальных правителей было, похоже, вовсе не обязательным: вряд ли обладали какой-то сложный общественной структурой те Синдар, которые «шли и пели на ходу» (Сильм, гл. «О синдар»).

Интереснее всего случай Нандор. Эта группа, как мы уже упоминали, отделяется еще во время Великого Похода. Уводит ее некто Ленве (по другим текстам – Дан), а часть ушедших приводит позже в Белерианд его сын Денетор. Ни тот, ни другой ни разу не названы королями. Более того, их жизнь до прихода в Белерианд явно не предполагала какой-то четкой организации: Денетор «собрал, кого мог, из рассеявшегося народа» (Сильм, «О Синдар», источник – Серые Анналы).

Однако о событиях после смерти Денетора сказано:

“Bitterly though his fall was avenged, when Thingol came upon the rear of the Orcs and slew them in heaps, his people lamented him ever after and took no king again”.

(«О Синдар», то же)

Здесь я могу высказать лишь предположение. Предполагаю, что ни исходно, ни впоследствии сами Нандор как Ленве, так и Денетора королями не называли. Но с точки зрения жителей Белерианда, уже знакомых с этим понятием, такой глава отдельного народа, иного по языку, даже в Белерианде занимающего отдельную территорию, возможно, мог называться именно королем. Т.е., возможно, перед нами скорее осмысление ситуации извне.

Однако дальше ситуация развивается иначе, и ситуации сосуществования нескольких королей в Белерианде не возникает. Но напомню, что при этом существует ситуация возможной (не обязательной) двуступенчатой структуры, когда верховенство короля (Тингола) признают владыки определенных народов (групп?) эльфов. И при этом – конечно, и определенных более или менее земель, но прежде всего – народов.

Поскольку многие Синдар ведут хотя бы относительно оседлый образ жизни, во власти короля можно выделить и тот, и другой аспект. Но нет никакой необходимости их разделять. Власть и над всеми землями, и над всеми эльфами пренадлежит полностью одному и тому же королю.

Здесь еще нет, на мой взгляд, той двуплановой ситуации сосуществования системы «королей земли» и «королей народа», которая окончательно складывается у Нолдор Белерианда. Посмотрим теперь, каким именно путем это происходит.

После переселения Ваньяр ситуация у Нолдор мало отличалась от аналогичной у Телери – ими правил король (Финве Нолдоран, «Король Нолдор»). Он же, вероятно, мог считаться и королем всех тех земель Эльдамара, где жили Нолдор – видимо, не слишком обширных, скорее – Тириона и окрестностей.

Однако ситуация резко меняется еще во времяя Непокоя Нолдор. В рамках данной темы мы совершенно оставляем в стороне и суть конфликта, и многие его подробности.

Важен результат, причем причиной его был даже не сам приговор Валар об изгнании одного конкретного Нолдо, а то, что за ним последовал, во-первых, Финве, во вторых, некоторое количество последователей, и в Форменосе была построена крепость.

В результате складывается следующая ситуация. Финве остается королем Нолдор, т.е. всех Нолдор Валинора. (Решение Валар не касалось лично его, в т.ч. его власти; в вестях о смерти он также назван королем). При этом, поскольку он отсутствует там, где живет большинство подданных, Финголфин по решению Валар, т.е. вполне официально, «правил Нолдор в Тирионе» (Сильм, гл. 7, источники – ПКС-2 и Анналы Амана[i]). При этом Феанор руководит жизнью крепости Форменос и ее обитателей от момента появления этого укрепления. Полномочий ему таких никто не выдавал, его наоборот наказали, изгнав на время из Тириона, - но сложившейся «по факту» ситуации также никто не препятствует.

Таким образом, есть «король народа», один – на весь народ. И есть два правителя, каждому из которых подчинена  одна из двух территорий, где в данный момент живут Нолдор. (Финве, кстати, никакой конкретной территорией не управляет!). Другое дело, что мы не знаем, как они именуются. Что точно – не королями-«таро».

Однако эта ситуация порождена условиями чрезвычайными и поставленными на время. Любопытно было бы знать, насколько все вернулось бы к прежнему положению вещей при мирном окончании срока изгнания. Но ситуация, как мы знаем, разрешается экстренно и немирно, - и начавшая складываться система разрушается. Поскольку встрает вопрос о том, кто теперь король всех Нолдор, сами эти Нолдор вскоре переходят к состоянию, аналогичному Великому Походу (т.е. не имеющие определенной территории), мало того, некоторое время у нас действуют два параллельных народа Нолдор, каждый со своим претендентом на роль короля (...народа, опять же), - это не считая тех, кто не отправился с ними!

Но посмотрим на ситуацию, когда она снова приходит в спокойное состояние. Нам в данном случае, опять же, не так уж важно, из какой ветви народа Финве оказался новый король. Важно, что это снова был один король целого народа (и, вероятно, именно тогда к его определению было добавлено понятие «законный»). Впрочем, иного, чем «все Нолдор»: теперь и у них происходит историческое разледеление, и появляется отдельный народ «Изгнанников», т.е. Нолдор Исхода.

Интересно, кстати, что мы довольно мало знаем о самоопределении неушедших. Определяли ли они себя как «Нолдор Валинора», – или продолжали считать себя просто и именно «Нолдор»? Мы доподлинно знаем, что ими правит Финарфин – но каков его титул? Королем (или каким-то иным определенным титулом) он нигде не назван.

“…and Finarfin was set to rule the remnant of the Noldor in the Blessed Realm” – Сильм, гл. 9, «Об исходе...», источник – ПКС-2 и Анналы Амана.

Интересен был бы, конечно, еще и вопрос, насколько резко «Изгнанники» отделяли себя от Нолдор Валинора. Но тут, помимо идеологического, есть и практический аспект: на данный момент они существуют и могут быть кем-то руководимы только по отдельности (см. похожую ситуацию с Фалатрим, желавшими попасть в Валинор, и Тинголом). Степень отделения могла быть различна (ср. информацию о том, что название «Наш любимый дом» употребляли по отношению к Валинору все, кроме последователей Феанора). Но идея одного короля для всех Нолдор Исхода, похоже, приемлема для всех, разногласия, которые нам известны, относились скорее к конкретным кандидатурам.

Итак, «король народа» в Белерианде есть, определение его власти дополнилось понятием «законности».

И в том же Белерианде появляются и «короли земель», причем, видимо, практически сразу – в числе больше одного. Опять же, если мы посмотрим на данное в «Этимологиях» определения короля-арана, то увидим здесь только один критерий – «определенная территория». Что, вероятно, подразумевает – четко ограниченная от других. Здесь могут играть роль географические факторы (Хитлум), магические (Завеса Дориата), все то же плюс строгая секретность (Гондолин)...

В результате количество «королей земли» оказывается не ограниченным не только для Белерианда в целом, но даже для одного Дома Нолдор.

Король Хитлума, как мы знаем из «заглавного» примера – Финголфин. При этом его сын Тургон – король Гондолина, задолго до того, как он окажется Верховным королем. (Интересно проверить, назван ли он королем при жительстве еще в Неврасте?)

При этом Фингон, которому отдан Дор Ломин, отдельным королем не становится, что логично, - эта территория уж слишком тесно связана с Хитлумом.

В Третьем доме, впрочем, король только один – Финрод. Дортонион, по идее, довольно самостоятельная территория, но обитающие там Ангрод и Аэгнор – только «вассалы» Финрода. Возможно, здесь сказывается то, что Финрод (и, видимо, его подданные) могли осваивать всю эту территорию совместно, еще до постройки Нарготронда, возможно – малая заселенность Дортониона... (Но все же территория достаточно самостоятельна – может быть, отсюда и наименование «вассалов», которое не получают ни Фингон, ни братья Маэдроса).

И, наконец, потомки Феанора во главе с Маэдросом. Который, как мы знаем, «отрекся от власти», передав ее Финголфину, - но это говорится о власти над всеми Нолдор, о титуле «короля народа». Что же относительно «короля земли»? Восточный Белерианд достаточно обособлен и географически и, так сказать, политически.

Интересно, что хотя у нас нет ни одного «сольного» упоминания Маэдроса, где он назван королем, можно найти достаточно «коллективных».

Самое яркое – в главе «О приходе Людей на Запад» (источник – соотв. глава в ПКС), где своих посланцев к Эдайн присылают «короли трех домов Эльдар». Интересны еще две формулировки из не вошедших в Сильмариллион. Так, в Квенте Сильмариллион 5 тома при описании последствий Дагор Аглареб говорится:

“...and for  a long  while  after  none  of  the  servants  of  Morgoth would  venture from  his  gates;  for  they  feared  the  kings  of  the  Gnomes.” (QS, 101)

Основные же силы эльфов в этой битве были представлены войсками Финголфина и Маэдроса, притом, что Финрод и Тургон именно в это время, по версии КвС, путешествовали и увидели сны от Ульмо, т.е. в битве никак не участвовали, и напугать слуг Моргота могли только первые два короля.

Наконец, в «Нарн и хин Хурин», в начальной главе, в разговоре Хурина с Морвен речь идет “of the designs of the Elven-kings” и дальнейших возможных действиях этих «королей»[ii]. Речь идет о Союзе Маэдроса, где из возможных «королей» принимали участие Маэдрос и и Фингон, - Ородрет совершенно точно не участвовал, а Тургон появился только на поле битвы. Хотя тут, конечно, стоит еще вопрос, насколько Хурин мог иметь в виду именно деятельных участников, насколько – всех «королей земли» у Нолдор – и даже, возможно, Тингола.

В любом случае, это упоминание – не единственное, и по совокупности мы можем сказать, что Маэдрос наверняка был aran’ом, «королем земли» Восточного Белерианда. Значительная часть земель при том непосредственно управлялась теми или иными из его братьев, - при этом они, как и Фингон, управляющий Дор Ломином, не называются «вассалами». Действительно, все эти территории (за вычетом разве что земель Карантира в предгорьях) слабо отделены друг от друга географически.

(Поэтому, когда в каких-то фэндомских текстах и дискуссиях появляяется время от времени тезис «Маэдрос отрекся от власти, но «свои» все равно считали его королем», - мне хочется переспросить «каким королем?» Потому что, думаю, самые ярые последователи Феанора вряд ли могли бы утверждать, что он являлся в Первую Эпоху королем всех Нолдор Исхода – речь могла бы идти о том, что мог бы, был бы достоин, по праву (при определенном толковании этого права) должен был им быть... При этом королем-араном Восточного Белерианда он был со всей очевидностью, об актуальности этого титула можно говорить даже после Нирнаэт, по крайней мере до падения Амон Эреб...)

Итак, описанная терминами из «Этимологий» двухуровневая система королевской власти складывается именно у Нолдор Белерианда. Каковы же были ее возможные источники?

Один из них был назван ранее – это ситуация с управлением народом Нолдор в Валиноре после изгнания Феанора. Отличие от нее одно (помимо того, что белериандская система сразу образуется как постоянный и «нормальный» вариант: Финве правил всеми  Нолдор в целом, но не управлял ни одной из двух конкретных «земель». А у Финголфина и его наследников есть и свои «определенные территории» – Хитлум, потом – Гондолин.

Но чрезвычайная, стихийно сложившаяся система – возможно, не единственный образец, определивший систему управления у Нолдор Белерианда.

Идея короля-таро, судя и по совпадению терминов, и по времени появления, исытала влияние либо валинорских впечатлений трех посланцев, либо еще рассказов Ороме. Но посмотрим на структуру тех же Валар. Есть Манве, Король мира, ему подчиняются все прочие Айнур, кроме мятежных, – и Ульмо, Ороме и Ауле...

Но при этом Манве не управляет океанами, недрами или животным миром – у каждого из Валар есть своей «четко определенная территория», где он реализует свои склонности, умения и полномочия.

Мне эта параллель кажется достаточно очевидной, чтобы полагать, что эльфы ее наверняка проводили.

Кроме того, пришедшие Нолдор наблюдали сложившуюся в Белерианде систему власти с Тинголом во главе. Причем недавшие войны внесли в нее коррективы в виде Завесы Мелиан, и Нодор наверняка видели именно «практику», а не теорию. Тингол и после ухода за завесу считал себя и королем Синдар, и владыкой всей территории, которую они занимали. Так, при расселении Нолдор он и указывал им земли и требовал не обжать тамошних обитателей. Но при этом сам он с этих пор не покидает пределов Завесы... и мы наблюдаем знакомую конструкцию: владыка всего народа и части территории!

Именно ко времени мирного Белерианда, думаю, относятся оба примера, процитированные выше, где упоминаются «короли земли» и «короли народа».

Они, кстати, хорошо отражаюь двуязычие Нолдор, сочетание ученого и повседневного языка: фразы о короле Нолдор сказаны на Синдарине (напомню, повседнемном языке Нолдор Белерианда – везде за вычетом Гондолина), а титулы короля Синдар приведены на Квенье! Второе, конечно, может быть только переводом, сделанным Нолдор. Интересно при этом выглядит и то, что оба варианта переведены одним и тем же термином – «аран». Любопытно, почему именно им – синдаринский вариант титула tor происходит от другого корня. Возможно, Тингол вопринимался в первую очередь как «король земли» (четко ограниченного Дориата), а не как «король народа» (в т.ч. различных, слабо в повседневной жизни связанных с ним Синдар «внешнего» Белерианда).

При этом то, что обе разновидности власти обозначены одним и тем же термином, скореее может отсылать нас к синдарскому восприятию ситуации, когда один и тот же Тингол правит всей (данной) землей и всем народом.

Итак, для Ваньяр, по-видимому, была наименее актуальна функция власти над какой-то собственной территорией. Для Синдар и Телери понятие собственной территории было, вероятно, более выраженным, но владел всей этой землей тот же правитель, что управлял всем народом (в том и в другом случае – один). Таким образом, эти ситуации могли восприниматься скорее как два разных аспекта одной королевской власти, чем как два разных титула и круга обязанностей (которые могут при этом принадлежать одному эльфу).

И только у Нолдор складывается (в окончательном виде в Белерианде) более сложная, двухуровневая система власти. Наиболее явными причинами я полагаю сочетание факторов: расселения их на значительной территории (не обязательно равномерное) и неблагоприятной ситуации (конфликтная ситуация в Валиноре, необходимость обороны в Белерианде). При этом материал для складывания этой системы Нолдор брали как из собственного опыта, так и из других доступных им примеров. О Синдар и Валар уже было сказано, систему управления у Телери они несомненно знали (но неясно, могла ли она дать что-то им в этом случае). А у Ваньяр могла быть, например, замечена «двухуровневая» позиция Ингве, короля-над-королями, и одновременно – короля Ваньяр.

При этом, видимо, на протяжении всей Первой Эпохи у Нолдор сохраняется довольно сильное чувство единства народа. Они довольно долго сохраняют это единство, не разделяясь на «атомарные» группы, как какие-нибудь Нандор или Авари вне Белерианда. И сохраняют также, как необходимый элемент мировоззрения, представление об одном короле всего народа[iii], даже когда после битв Дагор Браголлах и тем более Нирнаэт Арноэдиад его реальная власть над всем Нолдор становится все более номинальной. Но, видимо, важна была не только возможность управления народом, но и сам факт его наличия.

Поэтому критично, что после гибели Фингона Тургон «был по праву королем всех Нолдор» (Серые Анналы, 243). О том же говорит эльф из митримских синдар Аннаэль своему воспитаннику Туору:

“He is a son of Fingolfin," said Annael, "and is now accounted High King of the Noldor, since the fall of Fingon. For he lives yet, most feared of the foes of Morgoth, and he escaped from the ruin of the Nirnaeth, when Hurin of Dor-1уmin and Huor your father held the passes of Sirion behind him”. («Приход Туора в Гондолин»)

Не очень понятно, насколько все же удалось сохранить это единство (и его выражение в едином короле до самого конца Первой Эпохи. Тексты по этому времени очень кратки и отрывочны, а по поводу Гил-галада – еще и противоречивы. По поводу его власти есть только упоминание в заметке, приведенной в приложениях к «Шибболету»: Не касаясь вопросов родства, процитируем конец этой заметки:

“...came to Sirion's Mouth and was King of the Noldor there”.

Упоминание слишком кратко, на мой взгляд, чтобы было точно понятно, идет здесь речь о короле всех Нолдор, живущем в устье Сириона, - или о короле земель в устье Сириона и Нолдор, живущих в этой местности. Ясные же упоминания о Гил-галаде как о Верховном короле всех Нолдор относятся уже к Линдону и Второй эпохе (Приложения к ВК). Так что, возможно, к самому концу первой Эпохи двухуровневая система разрушилась не только в реальности, но и в представлениях Нолдор[iv].

В условиях экстремальных, где главная и не обязательно выполнимая задача – выживание, и эльфы, и люди естественно переходят к довольно схожему варианту общественного устройства – небольшим сообществам. Руководитель такого сообщества тоже часто определяется в ходе событий, и если до этого не имел титула короля, то и не получает его. К тому же во многих случаях «королем земли» мешает называться утрата прежних земель и кочевая жизнь «листьев под ветром», а уж на «короля целого народа» такой правитель и претендосвать не будет.

И конкретные цели выживания оказываются важнее даже того чувства единства народов, появляются смешанные поселения – Нолдор, Синдар и Людей (Гавани Сириона, Балар – особенно после падения Гаваней).

Мы, кстати, не упомянули о судьбе королевской власти у Синдар: ненамного пережила гибель Тингола, всего на несколько лет правления Диора, носившего среди прочих прозвище Элухиль, «Наследник Элу». Действительно, он принимает власть после Тингола – но какую именно, как бы ни казался теоретическим этот вопрос? Считают ли его подданные его королем Дориата (или всего Белерианда) – или королем всех Синдар? Этого мы точно не знаем, возможно, что снова, как и при Тинголе, два аспекта сочетались целиком в одном правителе.

Интересно, что с началом более спокойной поначалу Второй эпохи, два эльфийских народа, приспосабливаясь к изменившимся условиям, словно меняются местами.

По крайней мере, у Нолдор так и не возрождается двухуровневая система. Король Гил-галад правит всеми Нолдор Средиземья – и землями Линдона, где живет значительная часть этих Нолдор. Нет никаких других нолдорских королей, которым подчинялись бы другие земли, а если определенная территория кем-то управляется, то королем он не называется, близко ли (Келеборн в Южном Линдоне) или далеко от него (Элронд в Ривенделле) он правит. Наконец, само правление Гил-Галада оказывается своеобразным эпилогом к Первой Эпохе (превышая ее по длительности в несколько раз), к идее Верховного короля Нолдор-изгнанников. С течением времени неуплывших Эльдар остается все меньше, мир становится если не явно враждебен, то все более чужд им, и в прошлое уходят не только эльфийское мастерство и доблесть, но и сложные схемы управления. После гибели Гил-галада о новом королеь всех Нолдор речь даже не заходит. Возможно, теперь их количество (и настроения?) кажется недостаточным, чтобы считать их отдельным народом от Нолдор Валинора.

При этом Синдар, жившие всю 1 Эпоху под властью одного короля, воспроизводят эту схему в нескольких разных местах. И в каждом из них, видимо, это вновь была схема «один король всего здешнего народа и все его земли». Толкиен называет определенно две таких династии: Амдира, затем Амрота в Лориене, а также Орофера и Трандуила в Зеленолесье. Оба случая – это Синдар, поселяющиеся среди Нандор – и приносящии им в том числе свои традиции управления. Толкиен упоминает «THE SINDARIN PRINCES OF THE SILVAN ELVES», не называя, сколько их было («UT», ГиК, приложение Б. Возможно, были и другие (например, король Бладортин, о коротом мы точно не знаем, человек это был или эльф). Возможно, не все они даже принимали титул короля.

Однако с течением времени и эти «растиражированные» королевства гибнута и не возобновляются. Время эльфов кончается в Срединных землях, и можно только предполагать, какие феномены устройства власти могли быть вызваны в землях Амана прибытием значительного числа жителей Средиземья. В нем же самом королевская власть у эльфов, в том числе наиболее сложная «двухуровневая» ее разновидность, созданная Нолдор, остается в прошлом.

 

Приложение

«Этимологии»

 

TA-,  TA3-  high, lofty;  noble. *tara  lofty: Q  tara, ON  tara absorbed  in  N  by  taur  from  PQ  *taura  (see  TAWAR,  TUR).  N  poetic  only or  in ancient titles taur; often found in  names, as  Tor-, -dor,  The latter  was  blended  with  taro  king  and  turo   master:  cf.   Fannor  [SPAN].

*taro king: only  used of  the legitimate  kings of  the whole  tribes, as Ingwe  of  the  Lindar,  Finwe  of  the  Noldor  (and later  Fingolfin and Fingon of all the exiled Gnomes). The word  used of  a lord  or king  of a specified  region  was  aran  (ar),  Q  haran  [see  3AR].  Thus Fingolfin taur  egledhriur  'King  of  the  Exiles'  [see  LED], but  Fingolfin aran Chithlum 'King of  Hithlum'. Q  tar (pl.  tari). N + taur, Ilk.  tor, only used     of     Thingol:     Tor      Thingol     =      King     Thingol.

<tan  queen,  wife  of  a  *taro:  Q  tari,  but especially  used in  Q of Varda (Tinwetari Queen of Stars) - but  in cpds.  and titles  the sexless cpd.  form  -tar  was  used:  Tinwetar,  Tinwerontar  Queen  of   Stars  = Varda;  Sorontar King  of  Eagles  (name  of  a  great  eagle).  The  word survived in Ilk. only in form toril = Melian.  In N  rhien, rhin  was used - 'crowned lady'. see RIG.

3AR-  Stems  3AR  have,  hold,  and  related   GAR,  GARAT,   GARAD  were much  blended  in  Eldarin.  From  3AR  Come:  Q  harya-  possess;  hanna treasure,  a treasured  thing; harwe  treasure, treasury;  haryon (heir), prince;  haran  (pl.  harni)  king,  chieftain  (see  TA).  N  ardh  realm (but  Q  arda  <  GAR);  aran king  (pl. erain).  Dor. garth  realm, Garthurian   (Fenced   Realm  =   Doriath),  garon   lord,  may   come  from 3AR or GAR.

From  GAR:  Q  arda  realm  -  often  in  names  as   Elenarda  'Star kingdom',  upper  sky;  armar  pl.  goods;  aryon  heir; arwa  adj. (with genitive) in control of, possessing, etc., and  as semi-suffix  -arwa, as aldarwa, having trees,  tree-grown. N  garo- (gerin)  I hold,  have; garn 'own', property.

 

(Предисловие

An asterisk prefixed to a form means that it is 'hypothetical', deduced to  have existed from later, recorded forms.)

 

Quendi and Eldar

 

There remained naturally many cases where either possessive-adjectival or partitive-derivative genitives might be used, and the tendency to prefer the latter, or to use them in place of the former, increased. Thus alkar Oromëo or alkar Oroméva could be used for 'the splendour of Oromë', though the latter was proper in a description of Oromë as he permanently was, and the former of his splendour as seen at the moment (proceeding from him) or at some point in a narrative. 'The Kings of the Eldar' might be either i arani Eldaron or i arani Eldaive, though the former would mean if accurately used 'those among the Eldar who were kings' and the latter 'those (kings) in a particular assembly who were Elvish'. In such expressions as 'Elwe, King of the Sindar (people), or Doriath (country)' the derivative form was usual: Elwe, Aran Sindaron, or Aran Lestanórëo.

 


[i] Где сказано «в Туне» / «наТуне», что, впрочем, не меняет смысла.

[ii] «Короли» упомянуты при изложении разговора трижды. Это упоминание отмечено Юлией Понедельник.

[iii] «Шибболет», похоже представляет другую, более позднюю версию, говоря о ситуации после гибели Финголфина: «The  Noldor   then  became   divided  into  separate  kingships  under  Fingon  son  of Fingolfin,  Turgon his  younger  brother,  Maedros  son  of  Feanor,  and  Finrod  son  of Arfin...»

[iv] В связи с этим интересен ранний, «до-гилгаладовский» текст Квенты 4 тома о притязании Маэдроса на верховвную власть после падения Гаваней, но он заслуживет отдельного рассмотрения.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

zzzzzzzz