Юлия Понедельник. Дружба Берена и Хурина: история сюжета

Доклад, прочитанный на Весконе.

Как известно, думаю, всем присутствующим, когда Кристофер Толкин составлял тот текст, что мы знаем под названием «Сильмариллион», он сводил воедино материал из черновиков отца, написанных в разное время и часто несогласованных друг с другом. При этом сочетании фактов из различных источников иногда возникают незаметные на первый взгляд несообразности или даже противоречия. Именно к этой категории я отношу сюжет о дружбе Берена и Хурина.

В опубликованном «Сильмариллионе» эта дружба упоминается вскользь, буквально в нескольких словах (в главе 21 «О Турине Турамбаре»). Полностью цитата звучит так:

«Потому Морвен пришла на сердце мысль тайно отослать Турина и просить Короля Тингола приютить его, ибо Берен, сын Барахира, был родичем ее отца, и более того, он был другом Хурина до того, как грянуло лихо» (1). «Лихо» – это либо Нирнаэт Арноэдиад, либо, что вероятнее, Дагор Браголлах.

Если мы поднимем черновики, опубликованные в «Истории Средиземья», то окажется, что начало 21 главы «Сильмариллиона» - это «сплав» двух текстов, а именно: «Квэнта Сильмариллион» из 5 тома и «Нарн-и-хин-Хурин», то есть «Повести о детях Хурина». «Нарн-и-хин-Хурин» - это сборник более или менее разрозненных бумаг (Кристофер в комментариях обычно так их и называет «бумаги Нарн»), в которых изложена история детей Хурина. Надо отметить, что Кристофер не приводит эти бумаги без редакторской правки, то, что мы читаем в «Неоконченных Преданиях», а тем более – в романе «Дети Хурина» - текст, уже редактированный Кристофером Толкином, причем редактированный гораздо более серьезно, чем другие черновики «Истории Средиземья».

Фраза, которая нас интересует, то есть фраза о дружбе Берена и Хурина, явно взята из «Квэнта Сильмариллион» пятого тома. В «Квэнта Сильмариллион» фраза звучит так:

«Потому Морвен пришла на сердце мысль тайно отослать Турина и просить Короля Тингола приютить его. Ибо Берен, сын Барахира, был двоюродным братом ее отца, и более того, он был другом Хурина до того, как грянуло лихо» (2).

Собственно, от текста «Сильмариллиона» цитата отличается всего в двух пунктах: 1) Она разбита на две фразы; 2) Отец Морвен назван двоюродным братом Берена, а не просто родичем. Слова о дружбе Берена и Хурина остались неизменными.

Но каково происхождение этого сюжета? Самая ранняя версия истории Турина относится к первому сборнику легенд, к «Книге Утраченных Сказаний». И вот там-то мы и можем обнаружить интересные сведения по нашему вопросу.

В «Книге Утраченных Сказаний» еще не было деления на эдайн и вастаков, да и сами эдайн (точнее, те люди, которые были союзниками эльфов) еще не делились на Три Народа. И до Битвы Бессчетных Слез все люди жили в Хитлуме или рядом с ним. Там же жил и Урин (будущий Хурин), вождь людей и отец Турина. И здесь же сказано следующее:

«Великую приязнь питал Урин к Эгнору, эльфу зеленолесья, ному-охотнику, и знал Берена Эрмабведа, сына Эгнора, и однажды оказал ему услугу в отношении Дамрода, сына его, о деяниях же Берена Однорукого в чертогах Тинвэлинта еще помнили в Дор-Ломине. И в сердце своем решила Мавуин отправить сына своего Турина ко двору Тинвэлинта, прося короля воспитать сироту в память об Урине и Берене, сыне Эгнора» (3). (с) «Книга Утраченных Сказаний», «О Турамбаре и Фоалокэ», с. 72

Дамрод, как следует из текста и упоминанию этого имени в наброске к «Сказанию о Науглафринге» (с.139) – это сын Берена и Лутиэн, которого потом назвали Диор. Какого рода услугу оказал Урин Дамроду, где и как они вообще встретились – нигде не говорится.

Дальше говорится о том, что Тинвэлинт «услышал о дружбе меж Урином и Береном Одноруким».

Но почему этот сюжет вообще появился? Ответ прост: Толкин хотел отправить Турина к королю Тинвэлинту (Тинголу), а для этого нужна была связь между Урином и Тинвэлинтом. Интересно отметить, что в самой ранней версии «Сказания о Турамбаре» эта связь проявляется другим образом: Эгнор и Берен – родичи Мавуин, матери Турина (эта версия вновь появляется в поздних текстах и входит в «Сильмариллион»). Но! Берен в окончательной форме «Сказания о Тинувиэли» - эльф. Эльф и его отец (причем они эльфы из номов, будущих нолдор). Это более поздняя версия, по самой ранней версии легендариума (что видно и в черновиках к «Сказанию о Тинувиэли») Берен – человек. Но когда Берен стал эльфом, он уже никак не мог быть родичем Мавуин, связь между ними исчезла. Стало быть, Толкину нужна была другая связь между Турином и Береном. И появляется сюжет: дружба Берена (или Эгнора, его отца, или обоих вместе) с Урином. Теперь Мавуин могла просить Тинвэлинта приютить Турина ради дружбы между Урином и Береном.

После появления сюжета о дружбе в «Сказании о Турамбаре» Толкин добавляет к «Сказанию о Тинувиэли» следующий отрывок:

«… на протяжении многих дней дружба связывала Эгнора с родом людей (как впоследствии и самого Берена, что приходился собратом по оружию Урину Стойкому) …» (4) (с) «Книга Утраченных Сказаний», «Сказание о Тинувиэли», с. 45.

Итак, что мы имеем в самых ранних текстах? Эгнор и его сын Берен, эльфы, дружат с «родом людей», в частности с Урином, владыкой людей. Урин и Берен – «братья по оружию», Урин оказывает некую услугу Дамроду, сыну Берена. Мавуин, вспомнив об этой дружбе, находит моральное основание для своей просьбы Тинвэлинту приютить ее сына Турина.

Интересно отметить здесь мотив дружбы эльфа с человеком. Этот мотив в творчестве Толкина появляется постоянно: стоит только вспомнить о дружбе Финрода с Барахиром и Береном, а также – дружбу Турина и Белега, самый яркий и подробно расписанный пример такой дружбы. Можно тут также вспомнить еще одну авторскую ремарку: величайшим злом, которое содеял Моргот, явилось «отстранение» эльфов от людей, разрушение этой дружбы.

Но перейдем к следующему тексту, где есть упоминание этой дружбы: а именно к «Лэ о Детях Хурина». Здесь мы находим ценные подробности по интересующему нас вопросу.
Дальше я привожу цитаты в собственном прозаическом переводе.

Прежде всего, вновь упоминается дружба Хурина и Берена:

«Известно было, что он (Берен)
Крепко дружил с товарищем своим по оружию
Талионом Эритамродом (Хурином)» . (5)

Дальше упоминается, что:

«… шлем Хурина, что был изрублен в битвах,
Когда бился он вместе с Береном, братом своим по оружию,
Против огров, и орков, и иных врагов». (6)

Где же происходили эти битвы? Упоминается и об этом:

«Храбрейший из храбрых, Берен Эрмабвед,
… что некогда встарь
Поклялся в дружбе и дружеской любви
Хурину из Хитлума, неустрашимому герою,
У берега туманных вод Митрима». (7)


Итак, сражения с врагами, во время которых Хурин и Берен стали «братьями по оружию» и друзьями, происходили, по всей видимости, в Хитлуме или недалеко от него.

Здесь следует задать еще один вопрос: а когда происходили эти самые битвы? Ответ на это мы можем прочитать в следующем тексте, «Квэнта» из четвертого тома.

Согласно этому тексту, после Битвы Внезапного Пламени «дети Беора и Хадора укрылись в Хитлуме за Тенистыми Горами» (8). Вот там-то Берен и Хурин вполне могли повстречаться, подружиться и сражаться вместе «с ограми, орками и иными врагами».

Кстати, следует упомянуть, что если в «Лэ о Детях Хурина» происхождение Берена еще неустойчиво – то его называют эльфом, то человеком, но в «Квэнта» он уже однозначно человек. Но тут возникает одно неясное место: ведь в «Квэнта» уже прописана история Берена в ее известном по опубликованному «Сильмариллиону» варианте: Барахир вместе с сыном и его отрядом сражается против врагов, Барахир и все его товарищи, кроме Берена, гибнут, Берен бежит в Дориат, влюбляется в Лутиэн и так далее. Где же здесь место и время для сражений вместе с Хурином?

На этот вопрос можно ответить, если указать, откуда именно бежит Берен в Дориат. А по некоторым признакам можно счесть, что он бежит… из Хитлума. Во всяком случае, упоминается, что Берен по дороге в Дориат пересек «Тенистые Горы», а Тенистые Горы – это горы Эред Ломин, горы на западе Хитлума.

Таким образом, на основе цитат из «Лэ о Детях Хурина» и «Квэнта» можно выстроить достаточно стройную версию: после поражения в Дагор Браголлах, Народ Беора и Народ Хадора укрываются в Хитлуме. Народ Беора сильно потрепан врагом, из его мужчин-воинов остались лишь Барахир и Берен с отрядом. Какое-то время Барахир и Берен сражаются не сами по себе, а рядом с воинами из Народа Хадора, в частности, рядом с Хурином. Здесь-то Берен и Хурин смогли подружиться, стать «братьями по оружию», причем еще и поклялись в вечной дружбе рядом с озером Митрим. После этого отряд Барахира каким-то образом отделился от Хурина и воевал уже один. Возможно, враги сумели разделить людей, оттеснив и изолировав отряд Барахира, а возможно, Барахир сам отступил на восток, ближе к Дортониону. После этого отряд Барахира перебили, спасся один Берен, который пересек Тенистые Горы, пришел в Дориат и так далее.

Но в «Квэнта Сильмариллион», следующем по хронологии написания тексте, место сражений отряда Барахира уже иное, уже такое же, как в опубликованном «Сильмариллионе», а именно – Дортонион. То же самое написано в «Серых Анналах». Таким образом, Берен и Хурин оказались разделены географически. (Но фраза о дружбе Берена и Хурина остается здесь в неприкосновенности и попадает в опубликованный «Сильмариллион». Хотя, надо заметить, что слова «братья по оружию» исчезают).

Теперь рассмотрим начало истории Берена в поздних текстах (это «Квэнта Сильмариллион» и «Серые Анналы»). Когда зимой 455-456 годов начинается Дагор Браголлах, Барахир (кстати, вместе с Береном, как говорится в «Лэйтиан») с большим отрядом спешит к Тол Сириону. Здесь он приходит на помощь своему сюзерену королю Финроду, окруженному в Топи Серех. Орков удается отогнать, Финрод спасен Барахиром и дарит ему свое кольцо. После этого, никуда не сворачивая, Барахир с Береном прямиком отправляются обратно в Дортонион, где и воюют «за родную землю» на протяжении нескольких лет. В 460 году Горлим выдает убежище Барахира Саурону, Барахир и его товарищи погибают, случайно спасается один Берен. Берен также бьется с врагами до тех пор, пока его не начинают теснить и он не бежит через Эред Горгорот в Дориат.

Дальнейшая история Берена расписана весьма подробно. Не буду ее пересказывать, скажу лишь, что встрече с Хурином и сражениям рядом с ним здесь вовсе нет места. В Бретиле Берен в 455-458 году (до отлета Хурина в Гондолин) ни разу не был. В Хитлум он тем более не попадал. После завершения Похода за Сильмарилем Берен какое-то время живет в Дориате, участвует в охоте на Кархарота, умирает и воскресает. Причем после своего воскресения он уже «не говорил ни с одним смертным», то есть и тут нет места дружбе с Хурином. Под сомнение попадает уже не только дружба этих героев – но даже сам факт их встречи.

Чтобы спасти версию о дружбе этих двух героев, остается предположить только одно – она возникла ДО Дагор Браголлах, в мирное время. Собственно, ничто не помешает предположить, что Берен до зимы 455 года бывал в Хитлуме или в Бретиле. Однако с версией «собрата по оружию» определенно придется попрощаться, времена перед самой Браголлах – мирные времена. Если и бывали стычки с орками – то весьма редкие, и еще менее вероятно, что Берен и Хурин сражались в них бок о бок.

Но кроме этих соображений существует еще один интересный момент: а именно – возраст обоих героев. Берен родился в 432 году, Хурин – в 441 (по «Серым Анналам»). К 455 году Берену исполнилось двадцать три года, Хурину – всего четырнадцать. Подросток мог тянуться к молодому мужчине, но вряд ли между ними возникла бы полноценная дружба. И уж тем более здесь нельзя говорить о «братьях по оружию».

Интересно отметить, что и в «Серых Анналах» и в «Нарн-и-хин-Хурин» упоминание о дружбе вовсе исчезает. Фраза «Серых Анналов» звучит так:

«Поэтому Морвен, не желая, чтобы ее сын Турин, которому было семь лет, стал рабом, отослала его с двумя старыми слугами и приказала им найти путь в Дориат и там просить принять на воспитание сына Хурина и родича Берена (ибо ее отец был его двоюродным братом)» (9).

Поскольку этот текст подвергался лишь минимальной редакторской правке, достаточно очевидно, что упоминание о дружбе исчезло по воле самого Толкина (а не его сына-редактора).

В «Нарн-и-хин-Хурин» в разговоре Хурина и Морвен перед Нирнаэт Арноэдиад упоминается Дориат, как место возможного укрытия Морвен и Турина, но о нем говорит только Морвен, а не Хурин, и здесь Хурин вовсе не вспоминает о «друге Берене» (что довольно странно, если они на самом деле были друзьями).

Этот сюжет становится бессмысленным и в литературном плане: Берен давно и прочно – человек, давно и прочно – двоюродный брат Барагунда, отца Морвен, и таким образом, родич Турина. Этого достаточно для того, чтобы Морвен имела основания отправить сына именно в Дориат.

Таким образом, я делаю следующий выводы:

1. Дружба Берена и Хурина – невозможна во «внутримировом» аспекте. Против нее выступает и география, и хронология, и психология. Вместе сражаться этим героям было негде и некогда. Более того – сомнителен даже самый факт их встречи.

2. Сюжет о дружбе Берена и Хурина теряет смысл в «литературном» аспекте и становится ненужной деталью. Для отсылки Турина в Дориат достаточно его родства с Береном.

3. Упоминание о дружбе Берена и Хурина в опубликованном «Сильмариллионе» - рудимент старых версий, противоречащая контексту и ненужная деталь. Возможно, Кристоферу Толкину следовало ее удалить при редакторской правке.

Примечания


(1) «Therefore it came into her heart to send him away in secret, and to beg King Thingol to harbour him, for Beren son of Barahir was her father's kinsman, and he had been moreover a friend of Húrin, ere evil befell». (с) «Silmarillion»

(2) «Therefore it came into her heart to send him away in secret and to beg King Thingol to harbour him. For Beren son of Barahir was her father's cousin, and had been, moreover, a friend of Hurin ere evil befell». (с) «Quenta Silmarillion», V.

(3) «Now great had his friendship been with Egnor, the Elf of the greenwood, the huntsman of the Gnomes, and Beren Ermabwed son of Egnor he knew and had rendered him a service once in respect of Damrod his son; but the deeds of Beren of the One Hand in the halls of Tinwelint3 were remembered still in Dor Lómin. Wherefore it came into the heart of Mavwin, for lack of other counsel, to send Turin her son to the court of Tinwelint, begging him to foster this orphan for the memory of Úrin and of Beren son of Egnor». (с) «Book of Lost Tales», II.

(4) «… and long days of friendship had he known with the folk of Men (as had Beren himself thereafter as brother in arms to Úrin the Steadfast)…» (с) «The Tale of Tinuviel», «Book of Lost Tales», II.

(5) «He once had known
firmest friendship to his fellow in arms,
Thalion Erithamrod…» (с) «The Lay of the Children of Hurin», III.

(6) «…a helm of Hurin that was hewn in war
when he battled with Beren his brother-in-arms
against ogres and Orcs and evil foemen…» (с) «The Lay of the Children of Hurin», III.

(7) «The boldest of the brave, Beren Ermabwed,
to wife had won her, who once of old
had vowed fellowship and friendly love
with Hurin of Hithlum, hero dauntless
by the marge of Mithrim's misty waters». (с) «The Lay of the Children of Hurin», III.

(8) «…the children of Beor and of Hador who took refuge in Hithlum beyond the Shadowy Mountains…» (с) «The Quenta», IV.

(9) «Therefore Morwen unwilling that Turin her son, being then seven years old, should become a slave, sent him forth with two aged servants, and bade them find if they could a way to Doriath, and there beg fostering for the son of Hurin, and kinsman of Beren (for her father was his cousin)». (с) «The Grey Annals», XI.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

zzzzzzzz