Акантари. Реконструкция Минас-Тирита по тексту "Властелина Колец"

Часть 1. Реконструкция Минас Тирита по тексту «Властелина Колец»

Минас Тирит является одной из основных и самых важных локаций «Властелина Колец». В его стенах и пригородах происходит добрая половина действия «Возвращения Короля». Мы думаем, что хорошо представляем себе Минас Тирит. Но на самом деле мы его совсем не представляем.

Опорным описанием, лежащим в основе представлений об облике Минас Тирита, является фрагмент из одноименной главы:

For the fashion of Minas Tirith was such that it was built on seven levels, each delved into the hill, and about each was set a wall, and in each wall was a gate. But the gates were not set in a line: the Great Gate in the City Wall was at the east point of the circuit, but the next faced half south, and the third half north, and so to and fro upwards; so that the paved way that climbed towards the Citadel turned first this way and then that across the face of the hill. And each time that it passed the line of the Great Gate it went through an arched tunnel, piercing a vast pier of rock whose huge out-thrust bulk divided in two all the circles of the City save the first. For partly in the primeval shaping of the hill, partly by the mighty craft and labour of old, there stood up from the rear of the wide court behind the Gate a towering bastion of stone, its edge sharp as a ship-keel facing east. Up it rose, even to the level of the topmost circle, and there was crowned by a battlement; so that those in the Citadel might, like mariners in a mountainous ship, look from its peak sheer down upon the Gate seven hundred feet below. The entrance to the Citadel also looked eastward, but was delved in the heart of the rock; thence a long lamp-lit slope ran up to the seventh gate. Thus men reached at last the High Court, and the Place of the Fountain before the feet of the White Tower: tall and shapely, fifty fathoms from its base to the pinnacle, where the banner of the Stewards floated a thousand feet above the plain. (МТ1)

По мотивам которого получается примерно такая визуализация:

Минас-Тирит Питера Джексона

Рис.1. Виденье Питера Джексона

Во времена до Питера Джексона его представляли чуть масштабнее, но всё равно в том же духе:

Минас-Тирит Нэсмита

Правильность визуализации подтверждает пара набросков, сделанных Профессором на полях:

Рисунок Толкина

Казалось бы: соответствие достигнуто, проблем быть не должно.

Но не все так просто.

Немного углубившись в историю Средиземья, из Приложения A к "Властелину Колец" мы узнаем, что Минас Тирит (в те времена Минас Анор) был основан сыновьями Элендила, одновременно с Осгилиатом и Минас Итиль. На заре своей истории столицей был Осгилиат, а Минас Анор и Минас Итиль были всего лишь крепостями, защищающими подступы к столице с запада и востока (MT11, MT12). Различие видно даже в именах - "ос-" - "город", а "минас" - "башня". 

Вместе с тем, в тексте "Властелина Колец" Минас Тирит описан как большой каменный город, раскинувшийся на семь ярусов по высокому холму, и поражающий воображение путников своими размерами. О его главной крепостной стене – стене первого яруса – говорится, что она была построена "прежде, чем искусство и мощь Нуменора пришли в упадок в изгнании" (МТ18) - т.е. очень давно. Читатели негласно принимают это так, что весь город, включая Главную Стену, задающую его границы, выстроен единовременно на самой заре Гондора.

Это фиксирует геометрические размеры Минас Тирита на всём протяжении его более чем трёхтысячелетней истории до Войны Кольца, что порождает некоторые коллизии:

1) То, что воспринимается в конце Третьей Эпохи как большой город, считалось во время основания королевства Гондор всего лишь крепостью? Отчего нуменорцы строили столь гигантские крепости?

2) В течение Третьей Эпохи территория и численность населения Гондора претерпевали драматические изменения в обе стороны. Это должно отражаться и на численности населения его городов. Действительно, мы видим, что к концу III эпохи, в период упадка Гондора, население Минас Тирита существенно сократилось (Пиппин замечает много давно заброшенных домов, МТ10). Но в былые времена, когда Гондор находился в зените своего величия, или когда Город стал столицей, ситуация должна была быть противоположной – население не могло не расти. Если так, то где новые укрепления, внешние относительно стены первого яруса? Раммас Эхор не подходит, он возведён уже после окончательной потери Итилиена, в эпоху упадка Гондора - менее чем за столетие до Войны Кольца; да и огораживает он не сам Город, а сельскохозяйственные пригороды, о которых говорится, что по сравнению с самим Городом тут живёт всего ничего народу (МТ8, 9).

Ответы на данные вопросы можно найти в тексте «Властелина Колец». Он содержит много подробностей о форме Минас Тирита. Однако многие из важных описаний архитектуры и плана даны очень кратко, рассеяны по толще книги и так органично вписаны в повествование, что их легко пропустить, обращая внимание не на них, а на персонажей в их антураже.

Попробуем реконструировать Минас Тирит, каким он на самом деле описан в романе.


1. География и топография местности

Обычно все представляют – небезосновательно, - что Миндоллуин обрывается «вдруг», и дальше сразу плоская равнина («to his right great mountains reared their heads, ranging from the West to a steep and sudden end», МТ3). Минас Тирит, как считается, стоит непосредственно на склоне Миндоллуина.

Но на самом деле после Миндоллуина есть еще Сторожевой Холм. Да и сама равнина не плоская, а нисходящая к Андуину, так что остается открытым вопрос, можно ли провести четкую границу, где Сторожевой Холм переходит в равнину. Минас Тирит стоит именно на холме, и, таким образом, находится чуть поодаль от Миндоллуина. (МТ2, МТ3 «upon its out-thrust knee was the Guarded City»).

На это косвенно указывает и тот факт, что Белая Башня хорошо просматривается издалека (наблюдения Фродо, Леголаса, МТ13,14). Если бы Башня была притиснута к самой горе, она бы сливалась с горным массивом. Впрочем, тут можно возразить, что и у Фродо, и у Леголаса особые «волшебные» глаза, способные «заглядывать за угол» и замечать лишь самое важное.

В книге дана точная высота Сторожевого Холма – 700 футов (~200м) (МТ1). Но ширина не указана. Обычно Холм (если вообще на его существование обращают внимание) представляют как шишку с крутыми склонами и небольшим диаметром подошвы.

Рис. 3. Виденье Роджера Гарланда

Но на то нет никаких указаний. Поэтому вопрос о форме оставим открытым.

Холм соединен перевалом со склоном Миндоллуина. Перевал ниже самого холма: он поднимается лишь до пятого яруса города. Перевал длинный, с ярко выраженной седловиной: на него с верхних ярусов спускается дорога-серпантин, а по самому перевалу тянется улица. Здесь расположен королевский некрополь - целый квартал усыпальниц и мавзолеев  (МТ2). Учитывая, что история Гондора насчитывает несколько тысяч лет, усыпальниц должно быть очень много, парой зданий тут не отделаться (31 король, 25 наместников и неизвестное количество других знатных персон). Между тем, это всего лишь перевал, а холм рядом с ним, надо полагать, ощутимо крупнее.

Перевал продолжается с другой стороны от вершины холма в виде большого каменного гребня, рассекающего надвое весь западный склон. Этот гребень сравнивается по форме с носом корабля («its edge sharp as a ship-keel facing east», «those in the Citadel might, like mariners in a mountainous ship, look from its peak sheer down upon the Gate» МТ1). Хотя гребень выше перевала (поднимается до 7ого яруса), целиком этот «вырост» Миндоллуина может действительно напоминать гигантский корабль, на месте мачты которого находится Башня. Учитывая любовь Нуменорцев к гигантским монументам, с них станется использовать и перекроить естественный рельеф, чтоб создать такой своеобразный памятник кораблю.

Сходство гребня с кораблем может косвенно указывать на то, что его длина должна быть ощутимо больше высоты.

 

2. Планировка и размеры Минас Тирита 

Минас Тирит разделен на семь кругов, ярусов (circles), они же семь уровней (levels). Обычно это понимается, что город в буквальном смысле разделен на круги - правильные кольцевые концентрические стены, и между ними равные промежутки ярусов. Рисунки Профессора также демонстрирует семь одинаковых концентрических колец.

Однако в тексте книги есть прямые противоречия этой схеме:

а) ярусы города разной толщины («He [Пиппин] came at last by arched streets and many fair alleys and pavements to the lowest and widest circle», МТ5)

б) в главе "Осада Гондора" мы узнаем, что Главные Ворота Города защищены бастионами (МТ16). Это подразумевает, что, по меньшей мере, внешняя стена Города - не окружность, а более сложная фигура.

Есть также и схемка Миндоллуина, на которой Сторожевой Холм по форме весьма далек от окружности.

Первый ярус – самый широкий. Насколько широкий?

а) приезжий вынужден спрашивать, где находится та или иная улица (МТ5). Если бы улица была всего одна, спрашивать не пришлось бы, не так ли?

б) Саурон разработал специальные орудия, стреляющие очень высоко, чтоб перестреливать через первую стену Города (та отличалась особой высотой). Но как бы высоко ни стреляли специальные орудия, их снаряды падают в первом ярусе и не долетают до второго. Они не долетают, кажется, даже до стены второго яруса, падая где-то в глубине первого яруса, и разжигают там пожары. В главе нет ни единого замечания о бомбах, отскакивающих от второй стены.

в) при Короле Элессаре в городе появляется много растительности и фонтанов. Для них нужны место и свет. Если Сторожевой Холм крутой и так густо застроен высокими стенами и зданиями, что остаются лишь узкие глубокие колодцы улиц, то места для растительности в нём нет. К тому же северные склоны холма, и, соответственно, добрая половина города, никогда не увидят солнца, так что расти там ничего не сможет.

г) во время осады Города Пиппин бежит с седьмого яруса в первый, на главную стену, искать Гэндальфа. В это время на первой стене в самом разгаре идет штурм, подползает Гронд, на стену в разных местах бросаются мумаки, стреляют engines, функционируют осадные башни (про их написано, что они "то и дело взрываются, как гигантские факелы", что подразумевает, что не только мордорцы стреляют бомбами, но и гондорцы). Всё это должно сопровождаться воплями и грохотом орудий, а может и лязгом холодного оружия, если какие-то из осадных башен подползли и на стену полезла пехота. Тем не менее, стоя у Вторых Ворот, Пиппин не слышит шума сражения на первой стене (МТ17). Конечно, первый ярус охвачен пожарами, шум которых не может не заглушать тихие звуки; но если бы от второй стены до первой было два дома, шум битвы не мог быть приглушен расстоянием так, чтоб спрятаться за шумом пожара

Остальные ярусы города уже первого, но и там одной улицей все не ограничивается. Упоминается, что Пиппин миновал множество улиц, аллей и мостовых, прежде чем достичь первого яруса (МТ5).

Между Главными Воротами Города (которые в первой стене) и подножьем каменного гребня в первом ярусе находится некий wide court. Wide подразумевает, что он действительно большой. Учитывая титанические размеры как Ворот, так и монумента, это может быть не как у Питера Джексона небольшое местечко для десятка лошадей, а какая-нибудь огромная эспланада, усаженная деревьями и фонтанами. От нее расходятся многочисленные улицы.

Удобнее всего уточнить истинные размеры Города можно было бы, зная численность его населения; но, увы, нам она не известна. Тем не менее, есть некоторые намеки, по которым можно реконструировать хотя бы порядок этой величины.

Во-первых, говорится, что в Городе сосредоточена очень большая доля жителей всего Гондора (МТ9). Население Города сравнимо с населением целых регионов!

Во-вторых, в преддверии войны с Сауроном ожидалось прибытие в Минас Тирит пятнадцатитысячной армии, если не большей, и из них 2/3 – конные (хотя на практике прибыло менее 3000 ополченцев, чем жители были сильно разочарованы; а войско Рохирримов вообще не успело попасть в Город). При этом Денетор вообще не беспокоится о размещении войск союзников. Напротив, «по его суждению, могучей армии Рохирримов лучше быть внутри его стен, чем снаружи», и он слал заверения в готовности Города принять войско (МТ 22, 23, 24).

Сложно представить, каким образом была переоборудована жилая застройка под стойла для роханских коней, но это, видимо, было сделано, раз Рохирримов с такой уверенностью зазывали в город. Лошади при таком раскладе займут места никак не меньше, чем люди. А это значит, что Минас Тирит даже по самой скромной оценке способен вместить не меньше 30000 человек. Но более большая цифра прозвучала бы убедительнее, учитывая, что в городе есть собственное население.

Могут ли поместиться 30000 человек в городе, который обычно изображают на «шишке» с крутыми склонами по мотивам схем Профессора?

Поскольку известна высота холма, не составит труда высчитать диаметр его подошвы.

 Карта питерджексоновского Минас Тирита сулит ~700м диаметра, но замеры линейкой дают не больше 400м. У теднасмитовского Минас Тирита получается d~800м. Между тем, в реально

существующем французском городе Мон Сен Мишель, расположенном на холме диаметром 930м и высотой 92м, население в историческом максимуме составляло всего 1200 человек.

Замеры на картах показали, что города с населением от 10000 до 100000 и даже 200000 имеют примерно одинаковые размеры – от 2 до 6 км в поперечнике. Видимо, всё зависит от характера застройки и оптимизации пространства.

Главный вывод отсюда для нас таков: какова бы ни была точная величина населения Минас Тирита, Город должен иметь поперечник никак не меньше пары километров.

Профиль Сторожевого холма в этом случае выглядит так:

Рис. 4. Профиль Сторожевого холма при диаметре подошвы d=2 км

Это минимальное значение. Скорее всего, он еще шире. А город вокруг может разрастись еще немного шире, ведь нигде не сказано, что главная стена расположена точно по подножью Сторожевого Холма.

Конечно, на таком холме Белая Башня уже не будет выглядеть монументально. Она будет маленькой и тоненькой. Но она такой и должна быть! Пиппин, наблюдающий Город в непосредственной близи, сравнивает её с иглой (МТ4). Она привлекает к себе внимание не потому, что довлеет над пейзажем, как небоскрёб, а благодаря своей исключительной белизне и сиянию шпиля: она является, видимо, самым светлым объектом Города, несмотря на то что в других ярусах есть и другие башни, тоже белые и тоже тонкие («and they saw the towers of the City far below them like white pencils touched by the sunlight» МТ15)

 

3. Цвет Минас Тирита

Город представляется полностью белокаменным. Таким его видят Пиппин с Пеленнора, Леголас из Эдораса, Фродо с Амон Хена и Арагорн с Миндоллуина (МТ4,13,14,15). Действительно, белый цвет является преобладающим, это неоспоримо. В него покрашены все доминанты – башни, стены, бросающиеся в глаза при первом взгляде.

Но в главе «Минас Тирит» Пиппин подходит на Рат Калердайн к зданию серого цвета. А в главе «Осада Гондора» мы узнаем, что наружная стена Города – тёмная.

Можно ли увязать между собой это краткое, мимолетное описаньеце стены с многочисленными видениями белокаменного города? На самом деле, можно.

  1. Леголас, заметивший вдали белую искру, видел не весь город, и даже не всю Башню, а лишь её шпиль.
  2. Пиппин с Гэндальфом прибыл в Минас Тирит ранним утром. Стоял густой туман. Потом погода начала улучшаться, так что при подъезде к Городу стало возможным увидеть отдаленные сооружения. Пиппин увидел белые стены, когда посмотрел вверх, и первый луч зари упал на Башню Эктелиона. Его глазам предстали верхние ярусы! Нижние находятся пока что в тени, но также могут быть засланы не до конца улетучившимся туманом.
  3. Фродо из кресла Амон Хен видит белостенный замок, каким его обычно рисуют. Но оттуда же он видит Минас Моргул, который кажется ему больше и сильнее (МТ25).

Минас Моргул назван городом (“the city”) в «Совете Элронда» (МТ19), однако Фродо, Сэм и Голлум не видят ничего, похожего на город, когда оказываются в непосредственной близи от Минас Моргула.

В то же время, видение с Амон Хена - единственное место в книге, где Минас Тирит назван крепостью (“fortress”). В остальном массиве книги речь идет о городе (“the city”) (МТ19, 20, 21).

Снова вспомним, что изначально Минас Анор и Минас Итиль были крепостями, защищающими Осгилиат: Минас Итиль – от мордорской угрозы, Минас Анор – от дикарей Семиречья. Логично предполагать, что крепость Минас Итиль должна быть крупнее и лучше с точки зрения фортификации, нежели Минас Анор – ведь с Востока угроза серьёзнее.

Вспомним, что Минас Моргул размещен в ущелье, а Минас Тирит, наоборот, на холме, выдающемся на равнину, как перст. Теперь сделаем допущение, что обе крепости со временем стали обрастать городами (пока не будем уточнять, когда именно произошел рост городов), как это всегда бывало и в земной человеческой истории. Для того чтоб город Моргул был защищен крепостью, его следует поместить дальше вглубь ущелья: тогда единственный подход к городу со стороны неприятеля – Гондора – окажется прегражден крепостью. А должен ли в Моргуле быть мордорский город? Да. Потому что здесь расквартирована гигантская армия. Но к постройкам нуменорцев этот город не имеет ни малейшего отношения. Нуменорский же город по эту сторону от Минас Итиль вырасти не должен: слишком это удаленная и изолированная от остальной тсраны точка.

Анору с топографией повезло гораздо меньше, вернее сказать – вообще не повезло. Как город ни размести, неприятель сможет обойти крепость по равнине. Поэтому логичнее всего город наращивать кольцом вокруг замка, и обносить все новыми стенами. Тогда верхние ярусы города – собственно замок, а нижние ярусы – город.

 

Фродо видел с Амон Хен именно замковую часть обоих городов! От его внимания ускользнула не только гражданская застройка Минас Тирита, каковой должно быть много, но и Раммас Эхор на Пеленноре, и, продолжая мысль, нижняя стена Города, которая, будучи темной, могла за далью «сливаться с фоном».

«Замковые» верхние ярусы вполне могут быть именно такими, какими изображают весь Минас Тирит на большинстве иллюстраций: узкие, компактные, жмущиеся к вершине холма. А поскольку это центр города – исторический и дворцовый, – а также и лицо города, которое видят все приезжающие или смотрящие на Минас Тирит издалека, то его архитектурному облику будет уделяться самое пристальное внимание. Вполне вероятно, что изначально стены замка не были белокаменными, но были облицованы, чтобы создать ансамбль.

Нижний же город не настолько официозен, поэтому здесь не обязательно соблюдать «дресс-код».

 

Часть 2. История Минас Тирита в контексте истории Гондора

 

Минас Тирит (Анор) основан между 3320 и 3429 гг ВЭ.

В 3429 (начало войны Последнего Союза) уже существуют оба замка (Минас Итиль и Минас Анор) и город Осгилиат. Замки предназначены для защиты города: Минас Анор прикрывает столицу с запада – как защита от «дикарей долин» (людей Семиречья – территорий, которые в конце Третьей Эпохи мы воспринимаем как, собственно, «Гондор»), а Минас Итиль – с востока, как угроза Мордору:

Silmarillion, OF THE RINGS OF POWER AND THE THIRD AGE

The chief city of this southern realm was Osgiliath, through the midst of which the Great River flowed; and the Númenóreans built there a great bridge, upon which there were towers and houses of stone wonderful to behold, and tall ships came up out of the sea to the quays of the city. Other strong places they built also upon either hand: Minas Ithil, the Tower of the Rising Moon, eastward upon a shoulder of the Mountains of Shadow as a threat to Mordor; and to the westward Minas Anor, the Tower of the Setting Sun, at the feet of Mount Mindolluin, as a shield against the wild men of the dales.

Таким образом, Минас Итиль изначально предназначена для борьбы с более крупной угрозой, и несёт более агрессивные функции. Неудивительно, что «замок» Луны оказывается «больше и сильнее» «замка» Солнца (см. МТ25 - виде́ние Фродо на Амон Хен).

Некоторые могут возразить против такого толкования роли Минас Итиля в текстах, аппелируя к убеждению Исильдура и Анариона, будто Саурон сгинул вместе с Нуменором:

LotR, Appendix A, THE NUMENOREAN KINGS

They founded there Osgiliath, between Minas Ithil and Minas Anor, not far from the confines of Mordor. For this good at least they believed lad come out of ruin, that Sauron also had perished.

Однако Мордор – это не только Саурон. Это северо-западный укреплённый форпост огромной империи, народы которой издавна настроены против эльфов и дунэдайн; хотя Враг и сдался, там осталось множество его слуг, не только малых, но и великих. И, не в последнюю очередь – людей Нуменора:

Silmarillion, OF THE RINGS OF POWER AND THE THIRD AGE

And Sauron gathered to him great strength of his servants out of the east and the south; and among them were not a few of the high race of Númenor. For in the days of the sojourn of Sauron in that land the hearts of well nigh all its people had been turned towards darkness. Therefore many of those who sailed east in that time and made fortresses and dwellings upon the coasts were already bent to his will, and they served him still gladly in Middle-earth.

...Так что предполагаемая гибель Саурона не делала Мордор безопасным, а его рабов – лишившимися хозяев. И эти хозяева ненавидели королевство Элендиля:

LotR, Appendix A, GONDOR AND THE HEIRS OF ANARION

The great cape and land-locked firth of Umbar had been Numenorean land since days of old; but it was a stronghold of the King's Men, who were afterwards called the Black Numenoreans, corrupted by Sauron, and who hated above all the followers of Elendil. After the fall of Sauron their race swiftly dwindled or became merged with the Men of Middle-earth, but they inherited without lessening their hatred of Gondor.

Примечательно, что Саурону удается захватить Минас Итиль, но не удается – Осгилиат. Это достаточно странно: почему получилось взять крепость, но не получилось – город, который та самая крепость призвана была защищать конкретно от этого самого врага? Если крепость не была еще достроена, то город и подавно должен быть слаб и беззащитен, а если крепость уже завершена, то как её захватили? Фактор неожиданности – не годится, так как Саурон вернулся в Мордор за 9 лет до этого. Или это было военное превосходство? Тогда город и подавно должны были взять, раз уж сдюжили крепость. А может, Анарион был гением военной мысли и грамотно построил оборону, в отличие от Исильдура, который обладает талантами скорее по гражданской части?

Сказано, что Анарион оборонял Осгилиат и Минас Анор.

LotR, Appendix B

3429. Sauron attacks Gondor, takes Minas Ithil and burns the White Tree. <...> Anarion defends Minas Anor and Osgiliath.

Но ведь Крепость Солнца на противоположном от Саурона берегу Андуина! Прежде, чем напасть на неё, враг должен пройти Осгилиат. И в главе «О Кольцах Власти и о Третьей Эпохе», рассказывающей о военных действиях в Гондоре даже чуть подробнее «Повести лет», никакие нападения на Минас Анор не упомянуты. Надо думать, Анарион не оборонял, а готовил к обороне Минас Анор, а раз так, то, видимо, он рассчитывал на худшее – потерю Осгилиата – и только фортуна и военное мастерство отвратили развитие худшего сценария.

Другой важный момент – Белое Дерево, оказывается, изначально находилось в Минас Итиле. Видимо, Нуменорцы до Войны Последнего Союза планировали (и хотели?), чтобы Минас Итиль был более важным центром, нежели Минас Анор! Там – дом наследника Верховного Короля, там же Белое Дерево. Видимо, в этом сыграло свою роль чувство эйфории и бравада после победы Нуменорцев над Сауроном: мол, мы своё самое святое принесём прямо на останки врага, и ничего нам за это не будет.

Но суровая реальность навела свои порядки. Каким чудом уцелел род Белого Дерева, непонятно. Что побудило Исильдура размножить совсем ещё юное (129 лет) Белое Дерево Минас Итиля, и где был проросток, когда разразилась беда в Минас Итиле? Возможно, здесь также сработало чистое везение, и юное Белое Дерево Итиля дало плод.

В любом случае, Исильдур внял горькому опыту и новое Дерево посадил в наиболее удаленной от Саурона крепости (даже не в столице – Осгилиате, – а в Минас Аноре!).

Мог ли Минас Анор на этом этапе быть городом? Если да, то минимальным. Гондор пока еще молодое государство, со всех сторон окруженное врагами. Минас Анор по отношению к Осгилиату выполняет примерно ту же роль, что Кронштадт для молодого Петербурга. Вот как описан Кронштадт спустя 90 лет после своего основания: «Город занимает наиболее к востоку находящуюся часть острова, велик, с множеством хороших домов, церквами, публичными зданиями; но ради великого числа малых домов, пустых мест, немощёных, часто грязных улиц и прочего не имеет хорошего вида. Оный многолюден и имеет также Немецкую и Английскую церковь, содержит не более 204 записанных мещан; прочие жители принадлежат по большей части к флотскому штату, к таможне, и многие суть не постоянные и на время токмо поселившиеся жители».

То есть: 204 жителя + армия. Церквей нуменорцы не строили, грязных улиц не потерпели бы; много пустого места при их малочисленности было бы нерационально (труднее оборонять). Кроме того, в Минас Аноре, в отличие от Кронштадта, нет промышленности (в Кронштадте с самого начала были верфи, занимавшие значительную часть старого города и требовавшие рабочих на ПМЖ), так что гражданских лиц в раннем Минас Аноре может быть еще меньше, да и занимаемая площадь значительно скромнее. И мы видим, что город-крепость на страже молодой столицы вряд ли будет красив и удобен. Гигантских «многобашенных» ярусов с большими зданиями дивной красоты здесь быть не должно.

Это подтверждает следующее значительное событие, связанное с Минас Анором: в 420 году ТЭ Король Остохер перестраивает крепость и размещает здесь свою летнюю резиденцию. Отныне и впредь короли живут здесь каждое лето.

Значит, во-первых, до этих пор Минас Анор, хотя и являлся вотчиной Королей Гондора, был непригоден для размещения двора.

Во-вторых, раз короли решили проводить здесь по нескольку месяцев кряду, Минас Анор приобрел уже большее значение, нежели приграничный военный городок. Действительно, миновавшие 400 лет были временем мира. Гондор беспрепятственно развивался и, должно быть, расширял границы зон влияния. Минас Анор оказался в точке, где не могут не сходиться любые сухопутные дороги, соединяющие Юг Гондора с Осгилиатом и северными территориями (Анориеном и Каленардон), ведь, хотя Семиречье по-прежнему наводнено дикарями, на морском побережье существуют древние поселения Нуменорцев, и их сообщение со столицей вряд ли ограничивалось лишь водной дорогой по Андуину.

О сухопутном пути из Минас Анора к морю упоминается в песне Леголаса (хотя принц лесных эльфов прежде не посещал эти края лично, географию он мог знать):

O Boromir! Beyond the gate the seaward road runs south,

But you came not with the wailing gulls from the grey sea's mouth.

На карте Третьей Эпохи эта дорога тоже изображена: она ведёт из Минас Тирита в Пеларгир почти по прямой, пересекая броды Эруи.

Помимо роли транспортного узла, Минас Анор был значительным культурным центром, каковым его сделал еще дальновидный Исильдур: здесь растет Белое Дерево, на Миндоллуине находится святилище, в котором короли Гондора отправляют культ Эру, а в цитадели крепости – библиотека, основанная тем же Исильдуром.

Всё это не могло не вызвать постепенный рост Минас Анора как «гражданского» города, а перестройка, проведенная королем Остохером, призвана привести облик города в вид, подобающий статусу культурного центра, и одновременно модернизировать фортификационные качества в соответствии с новыми задачами.

Между тем, сразу после модернизации Минас Анора начинаются войны с вастаками. Можно предположить, что до сих пор развитие Гондора было больше интенсивным на уже освоенных территориях, а с этого момента произошел резкий крен в пользу экстенсивного роста с освоением новых территорий. Гондорская культура, наконец, «выплеснулась» наружу, а окружающие народы отреагировали на это усилением агрессии против неё, что вполне закономерно.

Скорее всего, именно в это время Минас Анор начинает обрастать своими теперь уже городскими, а не просто крепостными стенами.

По-видимому, с Минас Итилем ничего подобного не происходит. В самом деле, даже относительно итилиенского перекрёстка дорог замок несколько в стороне. И он как был, так и остался на самой границе государства: расширения Гондора по ту сторону  Минас Итиль не произошло.

Еще 500 лет спустя Гондор достигает вершины своего могущества.

C 913 года ТЭ так называемые «корабельные» короли начинают широкую морскую экспансию. Уже при первом из них, Таранноне Фаластуре, происходит «расширение власти Гондора вдоль побережий на запад и на юг от Устьев Андуина», так что он принимает имя «Владыки Берегов». По-видимому, в его правление Семиречье оказывается под контролем Гондора, поскольку следующий же король (Эарниль I) обращает взор на Умбар. Ряд победоносных войн венчается в 1050 году присоединением всех южных земель вплоть до реки Харнен и Умбара включительно, и признанием владычества Гондора королями Харада и Народами Долин Андуина. Еще 200 лет Гондор живет в зените величия, не зная бед. Границы государства – максимальные за всю историю: Грейфлод, Келебрант, юг Сумеречья, море Рун, река Харнен, полуостров Умбар и полоска побережья до него. Богатство – такое, что о стране говорят, будто «в Гондроре драгоценные камни – что галька, которой играют дети».

Именно в это время логично ожидать самого бурного роста гондорских городов, в том числе Минас Анора, оказавшегося в геометрическом и функциональном центре большого государства. Думается, «первый» – крупнейший из всех – ярус Города вырос именно тогда. В то же время, нет никакой необходимости строить вокруг него пресловутую «главную стену»: Саурона и след простыл, бывшие дикари долин превратились в коренных гондорцев (вроде Форлонга, владетеля Лоссарнаха), а границы государства отодвинулись очень далеко. Хотя именно сейчас Гондор обладает максимумом ресурсов для возведения подобного сооружения.

В 1200-х гг наступает переломный момент в истории: развитие Гондора сменяется стагнацией, а позже – регрессом, который так и не удастся остановить вплоть до коронации Короля Элессара, то есть последующие 1800 лет. Очевидно, именно в этой эпохе происходят угасание и утрата нуменорского знания. Чем дальше, тем глубже упадок, всё больше препятствий и меньше возможностей для возведения значительных сооружений, требующих глубоких инженерных познаний, поэтому все меньше вероятность постройки стены.

При Наместниках в Гондоре уже глубокое «средневековье».

THE PALANTÍRI (UT)

The second reason was the decay of Gondor, and the waning of interest in or knowledge of ancient history among all but a few even of the high men of the realm, except in so far as it concerned their genealogies: their descent and kinship. Gondor after the Kings declined into a "Middle Age" of fading knowledge, and simpler skills. Communications depended on messengers and errand-riders, or in times of urgency upon beacons, and if the Stones of Anor and Orthanc were still guarded as treasures out of the past, known to exist only by a few, the Seven Stones of old were by the people generally forgotten, and the rhymes of lore that spoke of them were if remembered no longer understood; their operations were transformed in legend into the Elvish powers of the ancient kings with their piercing eyes, and the swift birdlike spirits that attended on them, bringing them news or bearing their messages.

Масштабы и характер строек последних столетий перед Войной Кольца (Раммас Эхор, пришедшая в аварийное состояние меньше чем за 100 лет, убежища в Итилиене вместо крепостей, система сигнальных огней вместо палантиров) косвенно указывают на то, что лет за 500 лет до Войны Кольца утрата древних знаний в Гондоре достигла катострофических масштабов. О правлении Наместника Кириона (2489-2567) сказано, что к этому времени «the reach of Gondor had grown short». Если Гондор не помнит, что такое Палантир, может ли он помнить, как резать холмы, «будто охотник, разделывающий дичь»? В этом периоде Стена уже не может быть построена чисто технически.

Но до начала эпохи упадка не было причин строить стену. Аналогично – в 2063-2460 годах – период Долгого Мира; а после 2460 года упадок Гондора должен быть уже слишком глубок. Значит, стена была возведена не ранее 1200 и не позднее 2063 г. Попробуем уточнить эту дату.

Регресс Гондора проходил неравномерно. Были этапы относительной стабильности, когда удавалось худо-бедно сохранять уровень и даже слегка подниматься (подъемы всегда лишь кажущиеся относительно глубины предшествовавших кризисов и падений; восстановление никогда не позволяет достичь докризисного уровня), были острые кризисы, когда за несколько лет происходило сокрушительное падение.

Началось всё с затяжного застоя, когда гондорцам стало попросту лень напрягаться. Праздность привела к утрате военной эффективности; результат – проблемы с вастаками, вынудившие, в конце концов, гондорцев искать союзников среди аборигенов Средиземья. На состоянии научно-инженерного знания ситуация пока не сказывается; доказательством тому – строительство Аргоната между 1304-1366 королем Ромендакилем II (NOTE о строительстве Аргоната не упомянуто в хронике; об этом есть лишь беглое замечание в рассказе о взаимоотношениях Ромендакиля с северными народами). Но главную стену строить пока что незачем – Вастаки ещё достаточно далеко, а Саурон по-прежнему прячется. К тому же, оборона Осгилиата от любой угрозы с востока обладает безусловным приоритетом.

Далее разразилась череда великих бедствий.

Первое – гражданская война 1432-1447 гг. В ходе войны был разорен и сожжен Осгилиат (!) (приговор Осгилиату вынесли сами же гондорцы!), и погибло очень много «высоких» нуменорцев.

LotR, Appendix A, GONDOR AND THE HEIRS OF ANARION 

When the confederates led by descendants of the kings rose against him [король Эьдакар], he opposed them to the end of his strength. At last he was besieged in Osgiliath, and held it long, until hunger and the greater forces of the rebels drove him out, leaving the city in flames.

<…>

Castamir … was a cruel man, as be had first shown in the taking of Osgiliath. He caused Ornendil son of Eldacar, who was captured, to be put to death; and the slaughter and destruction done in the city at his bidding far exceeded the needs of war.

<…>

There was a great battle in Lebennin at the Crossings of Erui, in which much of the best blood in Gondor was shed.

Всего через 200 лет (по нуменорской мерке это не больше двух поколений) – в 1636 – с востока приходит Великая Чума, выкосившая Гондор настолько, что «если бы враги Гондора сами не пострадали от неё, они могли бы без труда захватить страну». Чума добила Осгилиат, умертвила короля и его детей, сильно ударила по численности нуменорцев, и без того катастрофически сократившейся в результате войны; в это же время умерло Белое Дерево, посаженное Исильдуром.

Через 4 года новый король Тарондор перенес столицу в Минас Анор, забросив Осгилиат и крепости на рубежах Мордора.

Именно в это время люди (по крайней мере, гражданское население!) оставили Минас Итиль.

Silmarillion, OF THE RINGS OF POWER AND THE THIRD AGE

Then the forts on the borders of Mordor were deserted, and Minas Ithil was emptied of its people; and evil entered again into the Black Land secretly, and the ashes of Gorgoroth were stirred as by a cold wind, for dark shapes gathered there. It is said that these were indeed the Úlairi, whom Sauron called the Nazgûl, the Nine Ringwraiths that had long remained hidden, but returned now to prepare the ways of their Master, for he had begun to grow again.

Вот теперь появилась серьезная причина строить вокруг Крепости Солнца великую стену: Мордор остался без охраны, границы государства снова придвинулись вплотную, враг теперь мог выскочить откуда угодно и когда угодно без предупреждения, а Минас Анор остался последним оплотом. НО! доставало ли у Гондора к тому периоду знаний и сил, чтоб осуществить такую стройку? Гражданская война сильно сократила именно нуменорскую составляющую жителей Гондора; чума страшно ударила по всем без разбора, в том числе и по не успевшим восстановиться нуменорцам. После двух таких бедствий, произошедших буквально одно за другим, нуменорцам, надо полагать, стало уже не до великих свершений: выжить бы. Мы видим, что они отчаялись реанимировать Осгилиат и бросили его; то есть у них нет сил даже на ремонт. Про короля Тарондора так и сказано, что, хотя его правление было самым долгим в истории, он не сделал ничего выдающегося, а только залечивал раны. Вполне вероятно, что когда спустя лет 100-200-300 народ снова почувствовал себя хорошо и задумался о больших делах, он с удивлением обнаружил, что знания и инженерия уже не те. Так, в 1900 году, спустя 250 лет после чумы, строится Белая Башня Минас Анора (возможно, как памятник по случаю большой победы, см. хронологию)… которая еще через 700 лет перестраивается наместником Эктелионом I. Как это понимать? То ли архитектура первоначальной Башни «была недостаточно красива для столицы» (аналогично, скажем, четырем перестройкам Исаакиевского собора в Петербурге, с целью сделать собор более красивым), то ли попросту было утрачено искусство строительства «на века», так что за 700 лет Башня пришла в аварийное состояние и была обновлена.

Башня показывает масштаб великих – достойных упоминания в хрониках – построек наступившей эпохи. Вероятно, возведение главной стены Минас Анора должно случиться раньше, когда по техническим возможностям гондорцев оно ещё не явилось бы колоссальной сверхзадачей. И уж если упомянуто возведение Белой Башни, то возведение Великой Стены и подавно должно попасть в хронику.

Восстановить былые высоты просвещения после чумы так и не удалось, видимо, из-за крепчающей тенденции к замещению нуменорского народа приезжими из менее развитых стран: «невежды» в большом числе прибывали в Королевство быстрее, чем успевало распространяться просвещение; либо из-за катастрофического сокращения численности мастеров знания.

Получается, несколько столетий после чумы – это и есть период, когда угасло нуменорское знание. Интервал времени постройки Главной Стены Минас Тирита сузился, таким образом, всего до 200 лет: ~ с 1400 до 1600 гг, то есть после Аргоната и до чумы. Сюда попадает одно крупное событие – гражданская война; а Саурон по-прежнему сидит более-менее недокучливо.

Могла ли гражданская война привести к постройке главной стены Минас Тирита? Чтоб ответить на этот вопрос, подробно остановимся на истории войны.

Война началась сразу после смерти короля Валакара и восшествия на престол короля-полукровки Эльдакара. Первый раунд войны длится с 1432 по 1437 год. Восстают приморские края и флот, «чистокровные» нуменорцы, не желающие служить королю, в котором половина крови – из «меньших» людей. Они нападают на северные территории, осаждают Осгилиат и вынуждают Эльдакара бежать на север в Рованион. После взятия Осгилиата узурпатор Кастамир санкционировал грабёж и сожжение города (причём «разорение города далеко превзошло то, что обычно бывает в войну»):

LotR, Appendix A, GONDOR AND THE HEIRS OF ANARION

Castamir had not long sat upon the throne before he proved himself haughty and ungenerous. He was a cruel man, as be had first shown in the taking of Osgiliath. He caused Ornendil son of Eldacar, who was captured, to be put to death; and the slaughter and destruction done in the city at his bidding far exceeded the needs of war. This was remembered in Minas Anor and in Ithilien; and there love for Castamir was further lessened when it became seen that he cared little for the land, and thought only of the fleets, and purposed to remove the king's seat to Pelargir.

Обратим внимание – «это запомнили в Минас Аноре и Итилиене», а не в Минас Аноре и Минас Итиле, что служит подтверждением раннее сделанного вывода о том, что к данному моменту Минас Анор уже обладает самостоятельным значением – является крупным городом, – а вот Минас Итиль так и остался крепостью.

Далее, объявив себя королем, Кастамир демонстративно «поворачивается задом» к северным территориям, вплоть до того, что хочет перенести столицу в Пеларгир. Недовольные жители северных территорий потихоньку бегут в Рованион к Эльдакару, и в конце концов их там скапливается столько, что ровно через 10 лет – в 1447 – Эльдакар приходит с огромной армией и вышибает узурпатора из Осгилиата, затем преследует его на юг, дает большое сражение в Семиречье, в котором гибнет очень много высокородных нуменорцев, и в конечном счете осаждает Пеларгир. Но поскольку мятежникам принадлежит флот, то они грузятся на корабли и уходят за море в Умбар, где Эльдакар их уже не может достать, и там точат зуб на остальной Гондор.

То, как плохо поступили южане-мятежники с северными территориями, показывает, что их недовольство было вызвано далеко не только смешанной кровью Короля.

Приморские поселения нуменорцев древнее городов севера. Пеларгир – вообще самое древнее поселение Верных в землях современного Гондора; для пеларгирцев Осгилиат – новострой. При этом именно на военном и торговом флоте зиждется богатство и величие Гондора, приморские земли – это «житница» (главный донорский регион, выражаясь современным языком) Гондора. Мятежники рассудили так: «МЫ должны кланяться какому-то там полукровке в каком-то там северном аппендиксе??? Надо восстановить справедливость, и пусть север скажет «спасибо», что его вообще оставили в составе страны».

Северяне же видят следующее:

  1. гондорцы способны убивать гондорцев (это-то как раз не удивительно, нуменорцы испокон веку убивали нуменорцев).
  2. кровопролитие может начаться ни за что ни про что, на воспаленном ЧСВ некоторых гондорцев.
  3. свои же, гондорцы, причинили столько разрушений, сколько не причинял Южному Королевству даже Саурон.
  4. В Умбаре по-прежнему сидят мятежники во главе с наследниками Кастамира, которым ничто не помешает собрать флот и снова подняться по Андуину в Осгилиат.

Закономерным следствием из всего этого может быть лишь одно: превращение Минас Анора, расположенного на подступах к Осгилиату с Юга, в такую твердыню, миновать которую не смогут даже Дунэдайн во всём их величии.

Действительно. До этого момента Гондорцам уже лет 500 как не нет нужды печься о фортификационных качествах Минас Анора. Наоборот, он разрастался как город, с древней крепостью в самом центре.

Почему Король Эльдакар оборонялся от мятежников в Осгилиате, а не в крепости, принадлежащей ему лично как наследство Анариона? Видимо, потому, что в этом случае лежал бы в руинах не Осгилиат, а город вокруг Замка Солнца, который имел не больше защиты, чем столица.

Теперь же Минас Анор снова превращается в могучую крепость. Отныне, если вдруг опять заявятся какие-нибудь умбарцы, можно смело эвакуировать всё самое ценное в Минас Анор и чувствовать себя там в относительной безопасности. А если бы оборудовать его хорошей артиллерией, то можно еще и проход по Андуину контролировать, не пропуская врагов к Осгилиату…

В самом деле: в войнах с «умбарскими корсарами» погибли король Алдамир в 1540 году и король Минардиль (в Пеларгире, в 1634 году!). Оба – сыновья короля Эльдакара, братья. Особенно интересна гибель Минардиля. Наследники Кастамира в тот раз «опустошили Пеларгир» – видимо, юг Гондора перестал их поддерживать – и убили короля. Что помешало им развить успех? Видимо, был какой-то фактор... например – могла уже существовать стена первого яруса Минас Анора.

 

Приложение 1: Цитатник. Описание Минас Тирита в тексте «Властелина Колец»


Опорное описание:

(МТ1)               For the fashion of Minas Tirith was such that it was built on seven levels, each delved into the hill, and about each was set a wall, and in each wall was a gate. But the gates were not set in a line: the Great Gate in the City Wall was at the east point of the circuit, but the next faced half south, and the third half north, and so to and fro upwards; so that the paved way that climbed towards the Citadel turned first this way and then that across the face of the hill. And each time that it passed the line of the Great Gate it went through an arched tunnel, piercing a vast pier of rock whose huge out-thrust bulk divided in two all the circles of the City save the first. For partly in the primeval shaping of the hill, partly by the mighty craft and labour of old, there stood up from the rear of the wide court behind the Gate a towering bastion of stone, its edge sharp as a ship-keel facing east. Up it rose, even to the level of the topmost circle, and there was crowned by a battlement; so that those in the Citadel might, like mariners in a mountainous ship, look from its peak sheer down upon the Gate seven hundred feet below. The entrance to the Citadel also looked eastward, but was delved in the heart of the rock; thence a long lamp-lit slope ran up to the seventh gate. Thus men reached at last the High Court, and the Place of the Fountain before the feet of the White Tower: tall and shapely, fifty fathoms from its base to the pinnacle, where the banner of the Stewards floated a thousand feet above the plain (LotR “Minas Tirith”)

Перемычка между Миндоллуином и Сторожевым Холмом:

(МТ2)               A strong citadel it was indeed, and not to be taken by a host of enemies, if there were any within that could hold weapons; unless some foe could come behind and scale the lower skirts of Mindolluin, and so come upon the narrow shoulder that joined the Hill of Guard to the mountain mass. But that shoulder, which rose to the height of the fifth wall, was hedged with great ramparts right up to the precipice that overhung its western end; and in that space stood the houses and domed tombs of bygone kings and lords, for ever silent between the mountain and the tower. (LotR, "Minas Tirith")

Резкое окончание Эред Нимраис:

(МТ3)               To his left lay a sea of mist, rising to a bleak shadow in the East; but to his right great mountains reared their heads, ranging from the West to a steep and sudden end, as if in the making of the land the River had burst through a great barrier, carving out a mighty valley to be a land of battle and debate in times to come. And there where the White Mountains of Ered Nimrais came to their end he saw, as Gandalf had promised, the dark mass of Mount Mindolluin, the deep purple shadows of its high glens, and its tall face whitening in the rising day. And upon its out-thrust knee was the Guarded City, with its seven walls of stone so strong and old that it seemed to have been not builded but carven by giants out of the bones of the earth. (LotR, “Minas Tirith”)

Видение Пиппина:

(МТ4)               Even as Pippin gazed in wonder the walls passed from looming grey to white, blushing faintly in the dawn; and suddenly the sun climbed over the eastern shadow and sent forth a shaft that smote the face of the City. Then Pippin cried aloud, for the Tower of Ecthelion, standing high within the topmost walls’ shone out against the sky, glimmering like a spike of pearl and silver, tall and fair and shapely, and its pinnacle glittered as if it were wrought of crystals; and white banners broke and fluttered from the battlements in the morning breeze’ and high and far he heard a clear ringing as of silver trumpets. (LotR, “Minas Tirith”)

Много улиц:

(МТ5)               He came at last by arched streets and many fair alleys and pavements to the lowest and widest circle, and there he was directed to the Lampwrights’ Street, a broad way running towards the Great Gate. (LotR, “Minas Tirith”)

Серое здание:

(МТ6)               In it he found the Old Guesthouse, a large building of grey weathered stone with two wings running back from the street, and between them a narrow greensward, behind which was the many-windowed house, fronted along its whole width by a pillared porch and a flight of steps down on to the grass. (LotR, “Minas Tirith”)

Многоэтажное здание (+ планировка седьмогого яруса):

(МТ7)               Their guide brought them from the doors of the hall, and then led them across the Court of the Fountain into a lane between tall buildings of stone. After several turns they came to a house close to the wall of the citadel upon the north side, not far from the shoulder that linked the hill with the mountain. Within, upon the first floor above the street, up a wide carven stair, he showed them to a fair room, light and airy, with goodly hangings of dull gold sheen unfigured. It was sparely furnished, having but a small table, two chairs and a bench; but at either side there were curtained alcoves and well-clad beds within with vessels and basins for washing. There were three high narrow windows that looked northward  (LotR, "Minas Tirith")

Раммас Эхор:

(МТ8)               Gandalf passed now into the wide land beyond the Rammas Echor. So the men of Gondor called the out wall that they had built with great labour, after Ithilien fell under the shadow of their Enemy. For ten leagues or more it ran from the mountains’ feet and so back again, enclosing in its fence the fields of the Pelennor: fair and fertile townlands on the long slopes and terraces falling to the deep levels of the Anduin. At its furthest point from the Great Gate of the City, north-eastward, the wall was four leagues distant, and there from a frowning bank it overlooked the long flats beside the river, and men had made it high and strong; for at that point, upon a walled causeway, the road came in from the fords and bridges of Osgiliath and passed through a guarded gate between embattled towers. At its nearest point the wall was little more than one league from the City, and that was south-eastward. There Anduin, going in a wide knee about the hills of Emyn Arnen in South Ithilien, bent sharply west, and the out-wall rose upon its very brink; and beneath it lay the quays and landings of the Harlond for craft that came upstream from the southern fiefs. (LotR, “Minas Tirith”)

Численность населения Города:

(МТ9)               The townlands were rich, with wide tilth and many orchards, and homesteads there were with oast and garner, fold and byre, and many rills rippling through the green from the highlands down to Anduin. Yet the herdsmen and husbandmen that dwelt there were not many, and the most part of the people of Gondor lived in the seven circles of the City, or in the high vales of the mountain-borders, in Lossarnach, or further south in fair Lebennin with its five swift streams. (LotR, “Minas Tirith”)

Упадок Города: 

(МТ10)           Pippin gazed in growing wonder at the great stone city, vaster and more splendid than anything that he had dreamed of; greater and stronger than Isengard, and far more beautiful. Yet it was in truth falling year by year into decay; and already it lacked half the men that could have dwelt at ease there. In every street they passed some great house or court over whose doors and arched gates were carved many fair letters of strange and ancient shapes: names Pippin guessed of great men and kindreds that had once dwelt there; and yet now they were silent, and no footsteps rang on their wide pavements, nor voice was heard in their halls, nor any face looked out from door or empty window. (LotR, "Minas Tirith")

Основание Минас Тирита:

(МТ11)           Isildur and Anárion were borne away southwards, and at the last they brought their ships up the Great River Anduin, that flows out of Rhovanion into the western sea in the Bay of Belfalas; and they established a realm in those lands that were after called Gondor, whereas the Northern Kingdom was named Arnor. Long before in the days of their power the mariners of Númenor had established a haven and strong places about the mouths of Anduin, in despite of Sauron in the Black Land that lay nigh upon the east. In the later days to this haven came only the Faithful of Númenor, and many therefore of the folk of the coastlands in that region were in whole or in part akin to the Elf-friends and the people of Elendil, and they welcomed his sons. The chief city of this southern realm was Osgiliath, through the midst of which the Great River flowed; and the Númenóreans built there a great bridge, upon which there were towers and houses of stone wonderful to behold, and tall ships came up out of the sea to the quays of the city. Other strong places they built also upon either hand: Minas Ithil, the Tower of the Rising Moon, eastward upon a shoulder of the Mountains of Shadow as a threat to Mordor; and to the westward Minas Anor, the Tower of the Setting Sun, at the feet of Mount Mindolluin, as a shield against the wild men of the dales. In Minas Ithil was the house of Isildur, and in Minas Anor the house of Anárion, but they shared the realm between them and their thrones were set side by side in the Great Hall of Osgiliath. These were the chief dwellings of the Númenóreans in Gondor, but other works marvellous and strong they built in the land in the days of their power, at the Argonath, and at Aglarond, and at Erech; and in the circle of Angrenost, which Men called Isengard, they made the Pinnacle of Orthanc of unbreakable stone. (Silmarillion, “of the Rings of Power and the Third Age”)

(МТ12)           The last leaders of the Faithful, Elendil and his sons, escaped from the Downfall with nine ships, bearing a seedling of Nimloth, and the Seven Seeing-stones (gifts of the Eldar to their House); and they were borne on the wings of a great storm and cast up on the shores of Middle-earth. There they established In the North-west the Numenorean realms in exile, Arnor and Gondor. Elendil was the High King and dwelt in the North at Annuminas; and the rule in the South was committed to his sons, Isildur and Anarion. They founded there Osgiliath, between Minas Ithil and Minas Anor,  not far from the confines of Mordor. For this good at least they believed had come out of ruin, that Sauron also had perished. (LotR, Appendix A)

видения белого города:

(МТ13)           It seemed to Legolas, as he strained his farseeing eyes, that he caught a glint of white: far away perchance the sun twinkled on a pinnacle of the Tower of Guard. (LotR, “King of the Golden Hall”)

(МТ14)           Far away it seemed, and beautiful: white-walled, many-towered, proud and fair upon its mountain-seat; its battlements glittered with steel, and its turrets were bright with many banners (LotR, “Breaking of the Fellowship”)

(МТ15)           and they saw the towers of the City far below them like white pencils touched by the sunlight. (LotR, “the Steward and the King”)

башни и бастионы первой стены:

(МТ16)           It was against the Gate that he would throw his heaviest weight. Very strong it might be, wrought of steel and iron, and guarded with towers and bastions of indomitable stone, yet it was the key, the weakest point in all that high and impenetrable wall. (LotR “Siege of Gondor”)

В первом ярусе не слышно шума сражения:

(МТ17)           At last he was through the Second Gate, beyond which great fires leaped up between the walls. Yet it seemed strangely silent. No noise or shouts of battle or din of arms could be heard. (LotR “Siege of Gondor”)

Главная стена Города:

(МТ18)           For the main wall of the City was of great height and marvellous thickness, built ere the power and craft of Númenor waned in exile; and its outward face was like to the Tower of Orthanc, hard and dark and smooth, unconquerable by steel or fire, unbreakable except by some convulsion that would rend the very earth on which it stood (LotR, “Siege of Gondor”)

Минас Тирит называют городом (the city):

(МТ19)           and it is called Minas Morgul, the Tower of Sorcery. Then Minas Anor was named anew Minas Tirith, the Tower of Guard; and these two cities were ever at war (LotR, "Council of Elrond") говорит Эльронд

(МТ20)           How my heart yearns for Minas Anor and the walls of my own city! (LotR, "Great river") говорит Арагорн

(МТ21)           I love only that which they defend: the city of the Men of Númenor; and I would have her loved for her memory, her ancientry, her beauty, and her present wisdom (LotR, "Window on the West") говорит Фарамир

Численность армий, помещающихся в Минас Тирите:

(МТ22)           And that was all, less than three thousands full told. No more would come. Their cries and the tramp of their feet passed into the City and died away. (LotR, "Minas Tirith")

(МТ23)           ‘the Lord Denethor bids me say that he judges that the strong arms of the Rohirrim would be better within his walls than without.’ <…> ‘Ten thousand spears I might have sent riding over the plain to the dismay of your foes. It will be less now, I fear; for I will not leave my strongholds all unguarded. Yet six thousands at the least shall ride behind me.’ (LotR, "The Muster of Rohan")

(МТ24)           ‘Have you good store in Minas Tirith? For if we must ride now in all haste, then we must ride light, with but meal and water enough to last us into battle.’ ‘We have very great store long prepared,’ answered Hirgon. ‘Ride now as light and as swift as you may!’ (LotR, "The Muster of Rohan")

Минас Моргул:

(МТ25)           But against Minas Tirith was set another fortress, greater and more strong. Thither, eastward, unwilling his eye was drawn. It passed the ruined bridges of Osgiliath, the grinning gates of Minas Morgul. and the haunted Mountains, and it looked upon Gorgoroth, the valley of terror in the Land of Mordor. Darkness lay there under the Sun. Fire glowed amid the smoke. Mount Doom was burning, and a great reek rising. Then at last his gaze was held: wall upon wall, battlement upon battlement, black, immeasurably strong, mountain of iron, gate of steel, tower of adamant, he saw it: Barad-dϋr, Fortress of Sauron. (LotR, “Breaking of the Fellowship”)

(МТ26)           A long-tilted valley, a deep gulf of shadow, ran back far into the mountains. Upon the further side, some way within the valley's arms high on a rocky seat upon the black knees of the Ephel Dϊath, stood the walls and tower of Minas Morgul. All was dark about it, earth and sky, but it was lit with light. Not the imprisoned moonlight welling through the marble walls of Minas Ithil long ago, Tower of the Moon, fair and radiant in the hollow of the hills. Paler indeed than the moon ailing in some slow eclipse was the light of it now, wavering and blowing like a noisome exhalation of decay, a corpse-light, a light that illuminated nothing. In the walls and tower windows showed, like countless black holes looking inward into emptiness; but the topmost course of the tower revolved slowly, first one way and then another, a huge ghostly head leering into the night. (LotR, “The Stairs of Cirith Ungol”)

 

Приложение 2. Выдержки из хроники Гондора и «Анналов Королей и Правителей»

 

3320 ВЭ основание Королевств в Изгнании.

In Minas Ithil was the house of Isildur, and in Minas Anor the house of Anárion, but they shared the realm between them and their thrones were set side by side in the Great Hall of Osgiliath. These were the chief dwellings of the Númenóreans in Gondor. (Silmarillion, “of the Rings of Power…”)

3429 Саурон нападает на Гондор, захватывает Минас Итиль, сжигает Белое Дерево. Исилдур бежит на Север к Элендилу. Анарион обороняет Минас Анор и Осгилиат.

3434 Дагорладская битва, начало осады Барад Дура.

3441 Саурон побежден Элендилом и Гил-Галадом. Исилдур присваивает Кольцо.


2 ТЭ Исилдур сажает побег Белого Дерева в Минас Аноре.

420 король Остохер перестраивает Минас Анор. Крепость превращается в летнюю резиденцию королей.

490  первое нашествие вастаков.

913 первый «морской король» - Тараннон Фаластур. Морские короли присоединили взморье вплоть до Харада (1050).

1015 коронация Хьярмендакиля.

1050 Хьярмендакиль покоряет Харад. Гондор достигает вершины своего могущества.

Границы государства – юг Сумеречья, Келебрант, Грейфлод, море Рун, река Харнен, полуостров Умбар. Люди Долин Андуина признали владычество Гондора.

1149 коронация Атанатара Алькарина. Начало стагнации.

Между 1304-1366 Ромендакиль II построил Аргонат.

1432 смерть короля Валакара. Начало гражданской войны в Гондоре.

1437 осада, разорение и сожжение Осгилиата. Эльдакар бежит в Рованион.

Castamir <…> was a cruel man, as be had first shown in the taking of Osgiliath. He caused Ornendil son of Eldacar, who was captured, to be put to death; and the slaughter and destruction done in the city at his bidding far exceeded the needs of war. This was remembered in Minas Anor and in Ithilien.

1447 возвращение Эльдакара. Битва на Переправе Эруи (много лучших кровей Гондора убито). Осада Пелагира. Начало сокращения территорий государства (откололся Умбар).

There was a great battle in Lebennin at the Crossings of Erui, in which much of the best blood in Gondor was shed.

1540 Король Альдамир убит в войне с Харадом и Корсарами Умбара.

1551 Хьярмендакиль II разбивает Харадримов.

1634 Корсары берут Пелагир и убивают короля Минардиля.

1636 Великая Чума опустошает Гондор. Смерть короля Телемнара и его детей. Гибель Белого Дерева в Минас Аноре.

It is true that the enemies of Gondor also suffered, or they might have over­whelmed it in its weakness.

1640 король Тарондор переносит столицу в Минас Анор, выращивает побег Белого Дерева. Начало вымирания Осгилиата. Мордор оставлен без охраны.

Then for weariness and fewness of men the watch on the borders of Mordor ceased and the fortresses that guarded the passes were un­manned.

1899 король Калиметар разбивает Повозочников (Wainriders) на Дагорладе.

1900 король Калиметар строит Белую Башню в Минас Аноре.

1944 гибель короля Ондохера и его сыновей в битве (Wainriders). Корону получает генерал-победитель.

2002 сдача Минас Итиль.

2050 гибель Эарнура, последнего короля Гондора. Конец Гондорской династии.

2698 Эктелион I перестраивает Белую Башню в Минас Тирите.

 

Приложение 3. Рисунки Профессора

1.

первое изображение

Противоречия тексту: а) Отсутствует гребень, делящий Город надвое; б) отсутствует собственно Город во всех ярусах, кроме верхнего; в) отсутствуют башни и бастионы, защищающие ворота первой стены.

Интересная деталь: не только первая, но и вторая стена отличается от остальных. Эта деталь не противоречит текстам, но и не подтверждается ими.

2.

рисунок 2

Противоречия тексту: а) Город не прорисован вообще, даже в верхнем ярусе; б) снова нет ни башен, ни бастионов, защищающих Ворота.

Сходства с текстом: а) есть каменный гребень; б) наружная стена – не окружность (внутренние во многом тоже, хотя не так ярко выражено).

Фактически это не рисунок Минас Тирита, а схема взаиморасположения каменного гребня, стен и ворот.

3.

третий рисунок Толкина

Противоречия тексту: а) Город не белый; крепостные стены вообще черные; б) снова Город есть только на самом вернем ярусе и отсутствует на всех остальных; в) отсутствует гребень; г) Белая Башня то ли отсутствует, то ли слишком низка.

Хотя общий план Города, восстановленный по тексту романа, совершенно не соответствует изображенному на рисунке, прорисовка верхнего яруса может быть применима к нижнему ярусу Города, описанного в романе. Нижний ярус вполне может быть пестрым, и он обнесен темной стеной.

4.

карта

Две «топографические карты» Миндоллуина (вверху): на более мелкой Сторожевой холм не круглый и отчетливо обособлен от тела горы. На более крупной «карте» холм выражен не так отчетливо.

На отдельной схеме Минас Тирита (внизу) холм снова четко отделен от тела горы. Однако на схеме отсутствует город как таковой, а также каменный гребень (перевал на Миндоллуин присутствует). Обозначено только взаимное расположение крепостных стен и ворот.

5.

ворота Минас-И

Если мы принимаем схемы и зарисовки Минас Тирита буквально, нам придется буквально принять и эту зарисовку ворот Минас Итиля.

 

Приложение 4. Визуализации различных авторов.

 

1. Питер Джексон

план Минас-Тирита

Пытается как можно точнее следовать схемам Профессора. Из-за этого содержит количество ошибок, не совместимое с жизнью.

А) Согласно заявленному масштабу, поперечник города должен составлять 700 метров. Однако нам известна высота холма, и если измерить соотношение высоты и ширины холма по картинке, реальный диаметр оказывается гораздо меньше. Профиль холма, будь его диаметр 700м, выглядел бы так:

схема холма

Б) нижний круг содержит ~ 90 домов (посчитано вручную). Это значит, всего в Городе не более 300 домов. Такой Город не сможет принять 15-тысячную армию и 10000 коней.

В) Зелень в северной части города: она не сможет расти тут при такой крутизне склонов.

Г) Холма как такового практически нет, Город стоит прямо на склоне Миндоллуина.

Д) Нарушены пропорции Белой Башни: её высота должна составлять половину высоты холма.

Е) нижний ярус не шире остальных. Wide court перед воротами не шире других улиц города.

2. Тед Насмит

Рисунок Насмита

второй рисунок Насмита

третий рисунок Насмита

По всей видимости, перечитывал ВК несколько раз, и с каждым разом старался приводить свой концепт в большее соответствие с описанием из романа. Однако простого перекрашивания наружной стены черной краской, без существенных изменений остального концепта, недостаточно: город по-прежнему недостаточно велик, чтоб вместить ожидаемые союзнические армии. Кроме того, башни наружной стены выглядят чисто декоративными элементами: их недостаточно, чтоб простреливать пространство под стенами.

3. John Howe

Рисунок Howe

Примечателен тем, что изобразил не весь Минас Тирит, а лишь верхние ярусы, к тому же окутанные туманом. Примерно так должен был увидеть Минас Тирит Пиппин, когда прибыл туда с Гэндальфом рано по утру.

4. Roger Garland

Рисунок Гарланда

Изобразил Сторожевой холм, что похвально. Но при этом забыл сам Миндоллуин, что прискорбно.

Вслед за эскизами Профессора поместил весь город в верхнем ярусе, оставив пустыми нижние.

5. AbePapakhian с Девиантарта

еще рисунок

Человек обратил внимание на темную стену, но пропустил все остальное. Примечательна попытка объяснить, каким образом темная стена остается незаметной удаленным наблюдателям.

6. Антон Токарев

Рисунок Антона Токарева

Представляется наиболее адекватной иллюстрацией из существующих на данный момент. Белая стена, расположенная из всех наблюдаемых крепостных стен ближе всего к нам, скорее всего не является главной стеной Города. Это стена, кажется, второго яруса (шестая от Белой Башни). Хотя в этом случае «корабль» должен рассекать её.

Странно только, что Белая Башня унесена далеко назад. От нее до Миндоллуина навскидку должно быть никак не меньше расстояния, чем от носа «корабля» до нее.

 

Приложение 5. Реальные города для сравнения

 

1. Мон-Сен-Мишель во Франции

Мон-Сен-Мишель

Мон-Сен-Мишель

Высота холма: ~100 м

Диаметр подошвы: ~900м

2 крепостные стены

Население в историческом максимуме: 1200 чел.

план Мон-Сен-Мишеля

Обратите внимание на сильно выдающиеся из наружной стены башни и бастион.

Фортификационное значение бастионов – в сокращении точек, где враг может подступить к стенам, и в возможности простреливать пространство под стенами (см. стрелки):

бастион

2. Москва XVII век

карта старой Москвы

D ~ 5 км

3,5 крепостные стены

Население 200000 чел.


3. Санкт-Петербург, исторический центр

карта Петербурга

D = 3,5 км (от Адмиралтейства до Лиговского проспекта)

7 «кругов»: Бол.Морская, Мойка, канал Грибоедова, Садовая, Фонтанка, Литейный/Владимирский/Загородный, Лиговский.

Население (времён, когда город находился в этих границах) ~200000 чел

 

Несуществующий «Петербург Леблона»:

план-проект Петербурга

4. Кронштадт

карта Кронштадта

Max D = 2км

Историческое население: 240 чел + армия

Центральная часть: верфи

 

К вопросу об архитектурном облике:

 

1. башня Вестминстерского Аббатства

Биг Бен

Высота = 96,3 м

2. башня Петропавловского собора

Петропавловский собор

Высота = 122,5 метра

(высоту Белой Башни Минас Тирита не следует фанатично завышать)

3. Рыбацкий бастион и церковь Матьяша в Будапеште

Будапешт

Будапешт

Будапешт

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

zzzzzzzz