Артем Крюков. Метаморфозы Леода, или через этимологию к демографии. 2012

См. также:

Бронвег. Вооружение северян.

Артем Крюков. О Брего, "первом короле Марки".

Кеменкири. «Семейно-демографические хроники» дома Финвэ.

Кеменкири. Толкиен о верности лорда и вассала

Хельги Липецкий. Реконструкция сюжета: гавань Амрота и король Малгалад


Алиса в изумлении огляделась.

- Что это? - спросила она. - Мы так и остались под этим деревом! Неужели мы не стронулись с места ни на шаг?

- Ну, конечно, нет, - ответила Королева. - А ты чего хотела?

- У нас, - сказала Алиса, с трудом переводя дух, - когда долго бежишь со всех ног, непременно попадешь в другое место.

- Какая медлительная страна! - сказала  Королева. - Ну, а здесь, знаешь ли, приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте! Если же хочешь попасть в другое место, тогда нужно бежать по меньшей мере вдвое быстрее!

Льюис Кэрролл «Алиса в Зазеркалье»

 

Имя Леод (Léod) сплетается с мифопоэтической моделью мира даже раньше, нежели в ней появляется герой, его получивший. Мы сталкиваемся с ним на Путях Мёртвых, следуя за порожистым течением истории Серой Дружины в изложении гнома Гимли (1), когда его рассказ разрывает маргинальная вставка, содержащая список имён королей Марки из Первой и Второй династий. В ряду древнеанглийских имён, выписанных Толкином в ходе работы над этим списком, мы и сталкиваемся с именем Léod.

Сам же герой и нарратив о нём войдут в историю намного позже – в документе, повествующем о Доме Эорла (2). Но всё же герой и имя сходятся не сразу: в рукописях отец Эорла появляется под именем Гарман (Gārman), и Дж.Р. лишь в последний момент склоняется к имени Леод. Однако это не тот случай, когда окончательный вариант имени полностью отменяет предшествующий.

Дело в том, что в полотне имён Мира сохраняется половина из семантически мотивированного параллелизма имен – Фрумгар (Frumgār) / Гарман (Gārman).

Отметим, что в мифопоэтической традиции всадников (3) герои, чьи имена собственные выражаются через одинаковые языковые элементы, имеют ипостасную преемственность. Так с одной стороны, прослеживается общая сквозная линия с включением в традицию именования предводителей всадников значения «предводитель, правитель». А с другой стороны, обратим внимание  и  на  конкретный  пример  связи  имени того  или  иного действующего  лица  с определённым содержанием: Фолкред (Folcrēd) / Теодред (Ðeodrēd) (4).

Заметим, что, как мы не раз столкнёмся с этим и впоследствии, антропоним Фрумгар принадлежит позднейшей традиции. Дело в том, что это имя имеет древнеанглийскую форму, в то время как оно должно было быть готским (5).

Язык эотеод начал изменяться к современной форме (6) на рубеже XIX и XX столетий Третьей Эпохи, то есть после событий 1899 года, когда с поражением восстания в Рованионе стало ясно, что беженцы не вернутся на родину. Но, учитывая инерционное свойство антропонимической лексики, – обновление фонда имен собственных в сравнении с именами нарицательными происходит с отставанием приблизительно в один век – древнеанглийский период антропонимической системы должен был начаться уже после Фрама, сына Фрумгара.

 

В словаре Bosworth and Toller мы найдём следующий узус значений слова frumgār:

«вождь, лидер, принц, патриарх». То есть если рассматривать имя как принадлежащее к нарицательной лексике, оно очень хорошо раскрывает суть своего героя – вождя эотеод, приведшего свой народ в новую обширную страну, где тот впоследствии и приумножился в числе (ср. с Авраамом, приведшим в Ханаан свой народ).

Но, поскольку мы всё же имеем дело с антропонимом, рассмотрим имя Фрумгар с точки зрения древнеанглийской традиции именования (7).

По  своей  форме  это  составное  имя,  что  характерно  для  традиций  именования многих народов Средиземья. Имя Frumgār сформировано по модели прилагательное + существительное. Первый композит имени – frum «оригинальный, примитивный, первый» – употребляется как качественное прилагательное, несущее в себе характеристику последующего за ним существительного gār «копьё»; то есть, буквальное значение имени – «первое копьё». Однако, комбинация прилагательного frum с неодушевлённым существительным gār образует метонимический антропоним «воин» (8).

Семантический переход значений «первый» ( = «занимающий первое положение в социальной иерархии») → «правитель» очевиден. То есть, мы наблюдаем ситуацию, когда имя становится эпонимом (9).

Но всё ж традиция, скорее всего, восходит к песне, исполненной во время тризны по герою. То есть скоп (др.-англ. scop «поэт»), сложивший Поэму о Фрумгаре, и бывший его младшим современником, общался с аудиторией, уже скорее, на древнеанглийском языке, нежели на готском. То есть это имя могло появиться весьма рано и отражать некие культурные контексты своего времени.

Так, первый композит имени frum можно интерпретировать и как прилагательное, и как количественное числительное (лат. prīmus), что несет в себе существенную социокультурную информацию. Имена, имеющие в своем составе числительное, указывают на влияние практики наречения, принятой в королевствах дунэдайн (10), на именник всадников, а в более широком аспекте отражают воздействие культуры дунэдайн на культуру всадников. Что указывает на раннюю ситуацию – вскоре после переселения к истокам Андуина связи всадников и Гондора прервались.

То есть имя Frumgār может иметь толкование ‘Копейщик Первый’; что отсылает нас к имени Gārman(n).

Вследствие того, что для древнеанглийской традиции именования типично использование одного имени, средством выражения родственных связей являлись сами личные имена,  не  сопровождаемые  никакими  другими  атрибутами  антропонимической  формулы. Это были чисто языковые приемы, используемые для идентификации и дифференциации родственных связей. Антропонимы Frumgār и Gārman, собственно, выступают как синонимы, а семантические нюансы указывают на то, что носитель первого имени был предшественником второго – указывая на родство и социальное положение их носителей (11).

 

Имя Gārman(n) сформировано по модели существительное + существительное. Буквальное значение очевидно: «копейщик» («копьё» + «человек/мужчина») (12); первый композит имени gār играет роль модификатора второго композита man(n), обозначающего деятеля.

Необходимо учитывать не только семантическую нагруженность и значимость композитов имени по отношению друг к другу, но и по отношению к культурным ценностям мира. Так, популярность композита gār в составных именах, вероятно, также связана с особым почитанием всадниками бога Бемы (13), одним из атрибутов которого было копьё (ср. также с прародителем германцев, в передаче Тацита известным как Mannus). И это возвращение к вере в богов отражает определённый культурный регресс и архаизацию общества всадников. Что проявляется и в самоназвании: в лексеме ðeod четко прослеживается сема «язычники»

(14).

Вспомним также, что, по преданиям всадников, именно Бема привёл меарас в Средиземье. А учитывая, что процесс наречения носит либо характер своеобразного отгадывания сущности человека через его имя, либо наделения человека судьбой через имя (в нашем случае негативной…), то это опять же приводит нас к имени Гарман.

И остаётся только надеяться, что Дж.Р. не планировал проводить здесь никаких параллелей с этнонимом Germānī.

 

Но почему же тогда этот герой известен нам как Леод?

Давайте рассмотрим узус значений, даваемый словарём Bosworth and Toller для лексемы

И начнём с достаточно нетипичного значения – «вира за убийство человека»; то есть lēod выступает как синоним лексемы ver (как варианта vergild).

В принципе, генезис семантического сдвига «муж» → «плата за убийство оного мужа» ясен. Собственно, такой же сдвиг произошёл и в русском: слово вира происходит от того же протоиндоевропейского корня *wīr-, от которого произошли слова со значением «муж» (15).

Следует  отметить,  что  обычай  вергельда/виры вводился  для  вытеснения  кровной мести – а, как мы помним, дружина Эорла ожидала, что он свершит именно её! Но сын Леода поступил иначе – за смерть «мужа» (др.-англ. lēod, от и.-е. *lewdh-) он потребовал «свободу» (лат. līber, др.-греч. ’ελεύθερος, от и.-е. *h lewdh-o) коня:

«Felaróf I name you. You loved your freedom, and I do not blame you for that. But now you owe me a great weregild, and you shall surrender your freedom to me until your life’s end (16)».

Но любопытно, также то, что перед тем, как наречь коня именем Felaróf, Эорл позвал его именем Mansbane (Man(n)bana). Второй компонент этого имени – существительное bana означает «убийца»; то есть буквальное значение имени – Людская Погибель («человек/люди»

+ «убийца»). Однако, кроме Леода/Гармана, насколько нам известно, конь никого не убил. Таким образом, и имя Гарман остаётся в неуловимой близи, проблескивая за строчками текста и порождая имена и события.

 

Разумеется, в лексеме lēod присутствует и поэтическая сема «вождь, лидер, принц»; ср. с Geata leoda и Wedera leod (из Беовульфа) (17). То есть сквозная традиция именования предводителей эотеод соблюдается…

 

И, наконец, мы подошли к основной семе lēod – «человек» (ср. с старославянским людие «люди, народ»). Вновь подчеркнув синонимичность лексем man(n), ver и lēod, перейдём к более интересующему нас значению «народ/люди». Собственно, кроме того, что «принял он смерть от коня своего», нам известно о Леоде только то, что в его дни эотеод настолько вырос в числе, что ему стало тесно в своей стране.

Древнеанглийская лексема lēod восходит к протогерманскому *leuðiz, происходящем от и.-е. *lewdh- «расти, развиваться». Первичное значение слова (этимон) сохраняется в протогерманском *leuðanan, от которого происходят готское liudan и древнеанглийское leodan. В латино-сабелльской группе италийских языков и древнегреческом языках произошёл семантический сдвиг к значению «свободный»: лат. līber, др.-греч. ’ελεύθερος; но см. также древнерусск. людинъ «свободный человек» или бургунд. leudis «свободный муж (человек)». А в германских и славяно-прибалтийских языках – к значению «люди»: др.-англ. leod, др.-исл. ljóð, др.-верх.-нем. liut, лит. liaudis, латв. Ļaudis.

Следует отметить, что в готском языке отсутствовали слова типа др.-англ. folc, leod

«народ» или др.-исл. folk, ljóð-, lýðr «народ». У готов самая крупная социальная группа обозначалась лексемой þiuda «народ», восходившей к древнегерманской форме iudo- (из и.-е. *t[h]eut[h]-) – к которой восходит также и др.-англ. ðeod.

Но к дням правления Леода корень ðeod становится архаизмом: происходит семантический сдвиг «народ» → «земля, территория, страна», ставший возможным благодаря длительному проживанию на одном месте людей, входящих в данное социальное объединение (см.: Eorl the Young was lord of the Men of Éothéod) (18).

В  значении  «народ»  лексему  ðeod сменяют  синонимы  folc (см.  Folca,  Folcwine) и leod, которые восходят к и.-е. *pel- «наполнять» и *lewdh- «расти, развиваться». Что, в общем-то, понятно: в отличие от жизни на равнинах Рованиона, изобильных свободными и малонаселёнными землями, поглощавшими избыток населения, людям в долине Андуина было проще отметить динамику изменения количества населения и увязать эту характеристику с семой «народ». Собственно, схожую логику семантического сдвига можно увидеть и в появлении латинской лексемы līberī «дети» (растущие).

Можно сказать, что «люди» – это сверхнормативное население (растущее). В связи с этим соображением, обратим внимание на семантику корня leod в имени настоятельницы монастыря Баркинг под Лондоном – Hildeleod: вторая часть этого сложного слова имеет значение не «народ», а «много». То есть буквальное значение антропонима – «много сражающаяся», а метонимическое – «воительница» (с коннотацией «великая»). Само собой, здесь имеются в виду несколько иные hild (битвы, сражения) – «брани духовные», такие, как в The Legend of St. Andrew: «Fela ic gebád heardra hilda» (19); но и параллель с валькирией Хильдр прозрачна (20).

 

 Таблица королей

Ограниченность ресурсов окружающей природной среды постоянно грозила народам долины Андуина столкновением с демографическим кризисом. Например, одной из причин переселения эотеод на Север при Фрумгаре (1977 г. Третьей Эпохи) была перенаселённость долины Андуина.

Какие адаптационные возможности у них были? Мы коснёмся лишь изменений, связанных с осознанным выбором – как индивидуальным, так и коллективным. И факторы, ускоряющие или замедляющие прирост населения, хорошо известны: это брачность, уровень рождаемости, миграции.

Насыщение земель Эотеода в дни правления Леода привело к заметным изменениям в демографическом поведении народа, что, видимо, связалось в традиции с именем этого правителя.

Обратим внимание на таблицу: хорошо различаются три группы, отражающие разные демографические системы воспроизводства.

Первая группа состоит из 4-х поколений: Леода, Эорла, Брего и Бальдора. Она отличается поздним появлением первенцев – в 27,5 года (±1 год); то есть характеризуется отложенной брачностью. Кроме того, для неё характерно ограничение естественной продолжительности жизни, которая для всадников составляла 73,5 года (±1 год) (21); кстати, отец Леода по этому признаку, видимо, также попадает в эту группу.

Вторая группа включает шесть поколений 1-й Династии (от Алдора до Грама) и Валду из 2-й Династии. Эта группа, в сравнении с предыдущей, характеризуется значительно более ранним появлением первенцев – 24 года (±1 год) (а это практически ещё один ребёнок на семью!) и характеризуется высокой степенью дожития.

Третья группа отражает позднейшую демографическую ситуацию, появившуюся в связи с воздействием гондорской цивилизации, и сейчас нами рассматриваться не будет.

 

Вторая группа, скорее всего, отображает восстановление брачных обычаев, бытовавших среди эотеод до адаптационного сдвига, вызванного заселенностью земель на Севере, и сохранённых традицией. Однако, если возвращение к традиционной системе воспроизводства на землях Марки понятно чем вызвано (22) и исполнимо (23), то с изменениями в ментальности народа всё несколько сложнее.

 

Дело в том, что сдвиг породил такую характерную для рохиррим особенность поведенческой модели, как panache (внезапная удачная атака, порыв, сметающий любое сопротивление). Эта модель, вводимая с целью повышения смертности, оказалась неожиданно результативной – и закрепилась в психотипе. В сглаженном виде она проявлялась в непреклонности решений, в рецидивах же обнаруживая склонность к припадкам яростного безумия.

Учитывая, что при традиционном воспроизводстве рост численности народа составлял от 2 до 3 промилле в год [усреднённое значение за длительный период], это должно было обеспечивать удвоение численности населения за 2 или 3 века. Следовательно, мы можем предположить, что Фрумгар привёл на Север порядка 2 000 всадников.

 

Кстати, интересную параллель Гарману/Леоду можно найти в италийской мифологии. Обратим наше внимание на бога, известного у латинян и сабинян как Квирин (Quirīnus), а у умбров под именем Вофион (Vofionus).

В древности этимологию имени Квирина связывали либо с названием сабинского города Куры (Cures), либо с сабинским словом quiris (копьё). Ныне же находят, что в основе имени находится слово vir «человек, муж, гражданин». Таким образом, имя Quirinus происходит от co-virinos (ср. curia из co-viria); где префикс co- означает «объединение, совокупность, совместимость» (ср. с готским префиксом существительных ga- со значением «совместность», рассматриваемый Масловым как «абстрактный показатель предельности»). Не случайно поэтому он выступает богом покровителем народного собрания – «[богом] сограждан».

Умбрская протоформа имени Вофион *lowfiōno- восходит к лексеме *lowfiō-, происходящей  от  и.-е.  *h lewdh-o (24).  Однако,  в  отличие  от  латино-сабелльской  формы, семантика оскско-умбрская ближе к германо-балто-славянской стемме со значением «люди»; то есть Вофион – «[бог] людей».

Вообще обнаруживается много общих черт между германским и оскско-умбрской группой италийских языков. См., например, отсутствующие в латыни оскско-умбрские формы toutō- «народ» (ср. уже упомянутое ðeod), treb- «обитать» (ср. нем. Dorf), uend- «поворачивать» (ср. нем. wenden, англ. to wind); этимология умбрских pir «огонь» и utur «вода» может быть объяснена только при сопоставлении с соответствующими германскими словами. Дело в том, что археологические данные допускают существование двух волн итализации Апеннинского полуострова (25).

 

То есть использование в LotR имени Леод обусловливается тем, в каком контексте предстаёт перед нами герой. Вполне возможно, что, будь нам известны иные предания всадников (26), мы бы повстречали и имя Гарман.

 

 Примечания

(1) Сказание это приобретает окончательный облик в ходе работы над главой «The Last Debate»; то есть по первоначальному замыслу к этому времени мы должны были уже познакомиться как с роханской традицией о Путях Мёртвых, так и с Бальдором, сыном Брего.

(2) LotR, Appendix A.II «The House of Eorl».

(3) Сохраняемой вербально в форме песен. См.: “Many lords and warriors, and many fair and valiant women, are named in the songs of Rohan that still remember the North” («Многих предводителей и воинов, а также прекрасных и отважных жён, помнят песни Рохана, повествующие о Севере»).

(4) Первые компоненты имён: folc и ðeod – синонимы и имеют значение «народ», второй компонент –  ræd «совет, решение»; то есть буквально: «народ + совет». Но, как под влиянием объекта номинации (человека, мужчины), так и под влиянием значений, сопровождающих основ (в меньшей степени), второй компонент подвергается семантическому переходу из класса существительных абстрактных в класс существительных с конкретной семантикой, обозначающей деятеля – «советник». Первые же композиты имён играют роль модификатора. Таким образом, имена трактуются как «Народный советник».

Фолкред был старшим сыном и наследником короля Фолквине. Вместе с братом- близнецом  Фастредом он пал в битве у брода через реку Порос в Итилиене (в 2885 году Третьей Эпохи). Курган, в который положили близнецов, «долго возвышался… над берегом реки, и враги Гондора страшились проходить там» («Long it stood, Haudh in Gwanûr, high upon the shore of the river, and the enemies of Gondor feared to pass it»).

Теодред был единственным ребёнком и наследником короля Теодена. Он пал в ходе первой битвы у Бродов Изена (25 февраля 3019 года Третьей Эпохи). Теодред сам попросил похоронить его там, где он пал – на маленьком островке посреди Изена: «хранить Броды, пока не придёт Эомер» («to keep the Fords till Eomer comes»).

(5) С помощью готского языка Дж.Р. передавал наречие северян Рованиона.

(6) Передаваемой Дж.Р. с помощью древнеанглийского языка.

(7) Существенным отличием будет, пожалуй, только довольно серьёзная разница в отношении к односоставным именам. Так в древнеанглийском антропонимиконе односоставные имена составляют 15,2% от общего количества имен; они частично определяли социальный статус носителя – обычно как представителя народа, не принадлежащего к высшим слоям общества. В то время как в именнике всадников их было значительно больше, и носить их не чуралась не только знать, но и короли.

(8) Метонимический перенос основан на пространственно-временном тождестве композитов и в данном случае представлен синекдохическим образованием, при котором часть («копье») репрезентирует целое («воин/копейщик»).

(9) Дж.Р. создаёт историю, в которой антропоним становится именем нарицательным. Причём отметим, что с точки зрения истории текста: вначале возникает событие,

нарратив о переселении эотеод к истокам Андуина – а потом появляется деятель.

(10) См. Rómendacil I, Atanatar I, Hyarmendacil I, Narmacil I, etc.

(11) Заметим, что в наше родное раннее средневековье копьё относилось к числу архетипичных предметов, включаемых в инаугурационные церемонии. Так в 744 году лангобардскому королю Хильдепранду при избрании вручили копьё – «согласно обычаю». Меровинги также изображали себя на монетах с копьями в руках.

(12) И, в принципе, учитывая современную относительную распространённость этого антропонима, оно вполне может быть понятно и носителю английского языка.

(13) Имя валы Оромэ на вестроне.

(14) Ср.: из гот. источников – «jah þiudos þozei ni kunnun guþ» – «народ, который не знал Бога» (рус. синод. перев. – «как язычники, не знающие Бога») (1 Фесс., 4:5); из др.-англ. – «þæt wæs fremde þéod écean dryhtne» – «Это был народ, чуждый Богу» (Beow. 1693).

(15) В готском – wair, древнеанглийском – ver (из *uiros), древнеисландском – verr, древневерхненемецком – wër, ирландском – fer, латыни – vir (viri), литовском – vyras, древнеиндийском – vīrá.

(16) «Фелароф я нарекаю тебя. Ты любил волю, и я не виню тебя в этом. Но ныне ты должен мне великую виру – и ты вручишь мне свою волю до конца своих дней».

(17) О. Смирницкая переводит как «ратеначальник» и «вождь гаутов».

(18) Интересно проследить за появлением в тексте этнонима эотеод. В начале работы над Appendix A.II Дж.Р. просто отмечает, что Эорл «родился на Севере»; далее он уточняет –

«в Irenland на Севере»; наконец, вычёркивает Irenland и заменяет на Eoðeod. Таким образом, Эотеод вплетается в мифопоэтическую модель мира не как этноним, а как топоним! Но, исходя из лингвистических соображений, это имя должно было быть этнонимом; и оно становится им

– только архаическим (в Марке вместо него использовали самоназвание эорлинг) – задавая тем самым Миру «глубину».

(19) many hard battles have I experienced (множество тяжких битв я познал).

(20) Ср. с младшей сестрой Хельма, Хильд, матерью Фреалафа – основателя Второй династии Марки.

(21) Дж.Р. замечает, что «обычно рохиррим жили лет до восьмидесяти». Но противоречия тут нет – дело в том, что понятие средняя продолжительность жизни довольно обманчиво по своей природе (как «средняя температура по больнице»). Правильнее говорить отдельно о возрасте естественного дожития и о долгожительстве.

(22) Вследствие реконкисты лана Каленардон, осуществившейся при королях Брего и

Алдоре, пространственный фактор, ограничивающий прирост населения, был снят.

(23) С оговорками на идеальность модели, сохраняемой в традиции.

(24) В оскско-умбрской группе италийских языков индоевропейские звонкие придыхательные *-dh и *bh перешли в f – ср. оск. mefiai, лат. mediae; оск. tifei, умбр. tefe, лат. tibi. Причём следует отметить, что спирантизация звонких придыхательных в оско-умбрском происходила не только в начале слова как в латинском, но была характерна и для середины слова, то есть наблюдается полное соответствие с германской системой.

(25) Ср.: «Языки италийской ветви проникли в Италию не как единое целое, а, по меньшей мере, двумя волнами, отделенными одна от другой значительным промежутком времени. За этот промежуток времени накопились те различия, которые отделяют латинский язык от оско-умбрской группы в целом» (Тронский И.М. Историческая грамматика латинского языка (§34). – М., 1960)

(26) Или предания иных народов Севера.

 

 Литература

Tolkien J.R.R The Lord of the Rings (электронный англ. текст).

Tolkien J.R.R. The Peoples of Middle-Earth (The History of Middle Earth. Series 12) (электронный англ. текст).

Tolkien J.R.R. The War of the Ring (The History of Middle-Earth. Series 08) (электронный англ. текст).

A Handbook of Germanic Etymology by Vladimir Orel. Copyright 2003 by Koninklijke Brill

NV, Leiden, The Netherlands.

An Anglo-Saxon dictionary, based on the manuscript collections of the late Joseph Bosworth; edited and enlarged by T. Northcote Toller. http://www.ling.upenn.edu/~kurisuto/germanic/oe_bosworthtoller_about.html

Баччи М Л. Демографическая история Европы / Серия «Становление Европы»: Пер. с итал. А. Миролюбовой. – СПб.: Александрия, 2010.

Бойцов М.А. В шкурах или в пурпуре? К облику варварских королей времён «падения» Римской империи//Искусство власти: Сборник в честь профессора Н.А. Хачатурян. – СПб.: Алетейя, 2007

Кузьменко Ю.К. Ранние германцы и их соседи: Лингвистика, археология, генетика / Отв. редактор Н.Н. Казанский. – СПб.: Нестор-История, 2011.

Сорокина Е.А. К реконструкции древнегерманского eudanóz// Проблемы концептуальной семантики языка и речевой деятельности: Материалы 1-й Всероссийской научной конференции. – Иркутск: ИГЛУ, 2007.

Сорокина Е.А. Семантическая реконструкция древнегерманской социальной лексики (на материалах готского, древнеанглийского и древнеисландского языков): Автореф. дисс… докт. филол. наук. –  Волгоград, 2009.

Толкин Дж.Р.Р. Неоконченные предания Нуменора и Средиземья. –  ТТТ, 2002. Топорова Т.В. Имя собственное как указатель ипостасно-персонажной преемственности//

Индоевропейское языкознание и классическая филология – VIII (чтения памяти И.М. Тронского)

/ Отв. редактор Н.Н. Казанский. – СПб., 2004.

Фасмер М. Этимологический словарь русского языка (электронный текст).

Чурсина  И.С.  Развитие  антропонимикона  английского  языка  (морфонологический и социокультурный аспекты): Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук (2002) [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://31f.ru/dissertation/35-dissertaciya-chast-1-iz-2-razvitie-antroponimikona-anglijskogo-yazyka-morfonologicheskij-i-isociokulturnyj-aspekty.html

Шиппи Т. А. Дорога в Средьземелье: Пер. М. Каменкович – СПб.: Лимбус Пресс.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

zzzzzzzz