Тэлпэ. Значение термина «магия» в мире Арды. «Магия» у эльфов и людей

 См. также:

Юлия Понедельник. О предсказаниях в Арде

Юлия Понедельник. О Сильмарилях: история, свойства, смысл.

Фред. Эльфийское целительство – источники, методы, недоразумения

Артем Крюков. О Брего, "первом короле Марки"


Доклад прочитан на Малом Толкиновском Семинаре в феврале 2012 года.

 

Прежде, чем говорить о значении термина «магия» в мире Арды, необходимо привести определение данного термина в нашем мире:

В энциклопедическом словаре Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона читаем:

Магия

мнимое тайное искусство вызывать с помощью сверхъестественных сил, главным образом при содействии духов, явления, идущие вразрез с современными представлениями о законах и силах природы. М. распадается на мантику,или искусство предсказывать будущее, и оперативную М., или М. в тесном смысле; последняя есть искусство мудреца, подчинившего себе силы, которые обыкновенные люди считают сверхъестественными, и с их помощью вызывающего явления, которые для обыкновенных людей имеют характер чуда (вызывание духов, обращение в невидимку и т. п.). 

В «Оксфордском словаре английского языка» есть термин «goety»  Гоэтейя - Греческое слово ( чародей); английская форма определяется как «чародейство или магия, творимые посредством заклинаний и призывания злых духов; некромантия». В более узком смысле, иллюзорный эффект, видимый, но не материальный,  "морок, глубокая иллюзия". Относится к Черной Магии.

 

Теперь можно перейти к тому, что понимает под словом «магия» в мире Арды Дж.Р.Р. Толикен:

Из письма № 155 (невключенная в окончательный вариант часть из черновика)

«Боюсь, что в вопросе «магии» и особенно в том, что касается употребления этого слова, я проявил вопиющую небрежность; хотя Галадриэль и прочие, критикуя «смертных», неправильно применяющих это слово, тем самым свидетельствуют, что самая эта мысль возникла не просто так, из ниоткуда.

«- Насколько я знаю,  - добавила она, - у вас назвали бы  это  волшебством.  Слово "волшебство"  мне не очень понятно  -  тем  более  что  вы  именуете  волшебством  и  уловки,  которыми пользуется  Враг.  Ты  хотел увидеть  эльфийскую  магию  -  или,  по-твоему, настоящее волшебство, - так попробуй заглянуть в Магическое Зеркало». 

 (…)…в контексте данной истории есть, так сказать, скрытое отличие, — то, что некогда называлось отличием между магией (magia) и гоэтейей (goeteia). Галадриэль говорит об «обольщениях Врага». Очень хорошо, но магия могла считаться и считалась благой (сама по себе), а гоэтейя — дурной. Ни то, ни другое в данном предании не являются ни хорошим, ни плохим (само по себе), но лишь в силу мотивации, или цели, или применения. Обе стороны используют и то, и другое, но из разных побуждений. Самый дурной мотив (в рамках данной истории, поскольку именно этому она и посвящена) — это подчинение чужой «свободной» воли. Нельзя сказать, что Враг использует лишь обольщения гоэтейи; нет, пользуется он и «магией», реально воздействующей на физический мир. Однако магию свою он использует для того, чтобы подмять под себя все живое и неживое, а гоэтейю — чтобы запугивать и подчинять. Используют магию и эльфы с Гандальвом (в умеренных количествах): их магия производит реальные результаты (как, скажем, поджигает отсыревший хворост) в определенных благих целях». 

 

Затем, еще раз мысль о вольном употреблении слова «магия» встречается в  письме № 131:

 «Слово «магия» я использовал не вполне последовательно; эльфийская королева Галадриэль даже вынуждена объяснять хоббитам, что они ошибочно употребляют это слово, как для обозначения уловок Врага, так и действий эльфов (выделение – мое). Моя непоследовательность объясняется тем, что термина для обозначения последнего не существует (выделение – мое). (ведь все человеческие истории страдают той же путаницей). Однако эльфы призваны (в моих историях) продемонстрировать разницу. Их «магия» — это Искусство, освобожденное от многих его человеческих ограничений: более легкое и непринужденное, более живое, более полное (произведение и замысел идеально соответствуют друг другу). А целью ее является Искусство, а не Власть, вторичное творчество, а не подчинение и не деспотичная переделка Творения»

 

Итак, сам автор свидетельствует, что он небрежно и непоследовательно применял слово «магия» в своих трудах. Кроме того, стоит заметить, что Толкиен пишет слово магия в кавычках. Он прямо говорит «термина для обозначения последнего (чит.  эльфийской «магии»; выделение и примечания – мои)» не существует, таким образом, мы можем определенно заключить, что в нашем мире не существует слова, которое полностью бы отвечало пониманию «магия» в мире Арды. Более того, наличествует диссонанс: у нас магия – нечто сверхъестественное, для мира Толикена – она естественное явление, это врожденное, а не приобретенное, умение использовать силу самой Арды.

У эльфов для того, что мы привыкли называть словом «магия» слова были свои названия:

 

Quenya

Sindarin

Знание тайное, магия

ingole, nolwe

angol, gul

 

То, что Стихии Арды, и эльфы обладали силой, способной менять мир физически, этой самой «магией» в кавычках, под вопрос ставить нет смысла, соответственно,  я не занималась подборкой выдержек из текстов, которые свидетельствуют об этом аксиоматическом факте.

А вот вопрос о наличие  в мире Арды  «магии» у людей стоит рассмотреть подробно.


Слово «маги», «чародеи» и иже с ними в Средеземье применялось к Истари и Саурону, в его бытность  «Некромантом из Дол-Гулдура». Но мы знаем, что Истари и Саурон – не человеческой, но майарской природы.

Король-Чародей (англ. Witch-king of Angmar) — в легендариуме Дж. Р. Р. Толкина предводитель назгулов, изначально был человеком из Нуменора. Природа его «магии» так же не загадка – сила Кольца.

На самом деле, наверняка существуют и иные свидетельства, кроме тех, что тут приведены, о фактах употребления слова «магия» относительно людей. Но так как я не претендую на всеобъемлющий характер исследования, я ограничилась уже озвученными. Кроме того, ознакомившись с нижеследующим, будет ясно, что количество данных фактов не так уж и важно. 

 

Итак, завершающий аккорд: из письма 155:

«Как бы то ни было, характерная особенность использования «магии» в моей истории состоит в том, что ни через «знание», ни через заклинания ( «Но нуменорцы использовали «заклятья» при ковке мечей?» приписал Толкиен)к ней не приходят; это — врожденная способность, и люди как таковые ею не владеют и обрести ее не в состоянии (выделение – мое). «Целительский дар» Арагорна можно рассматривать как «магический», или, по крайней мере как сочетание магии, фармацевтики и «гипнотических» приемов. Но о нем (в теории) сообщают хоббиты, с наукой и философией почти незнакомые; в то время как А. — не просто «человек», но через многие поколения — один из «детей Лутиэн»

 

Казалось бы, вопрос о существовании «магии» у людей закрыт. Так как сам автор дал однозначный ответ. Однако, существует интересный момент.

Во введении к «Неоконченным преданиям», в части, касающейся работы «Друэдайн»(«Друаданы»)  Кристофер Толкиен пишет:«К концу жизни отец приоткрыл довольно много о Диком Народе леса Друадан в Анориэне и о статуях на дороге в Дунхарроу».

Вот выдержка из текста самой работы: 

«На самом деле, хотя люди народа Халет любили друаданов и доверяли им, многие из них считали, что друаданы обладают некой сверхъестественной, магической силой; и среди их преданий о чудесах было несколько историй о подобных вещах. Вот одна их них: Преданный камень».

Краткий пересказ истории: один дурадан для защиты семьи друга оставляет статую-стража, ночью орки нападают на дом, хозяин видит как какой-то друадан отбивает нападение. Утром хозяин не обнаруживает статуи на  месте, когда приезжает его друг, они находят статую в овраге – ноги статуи растрескались от пламени.

Друадан говорит:

- Неплохо! Он сделал, что мог. И хорошо, что затаптывать орочье пламя пришлось ему, а не мне.

Он сел на землю, снял сандалии, и Барах увидел, что ноги у него перевязаны. Агхан снял повязки.

- Уже подживает, - сказал он. - Я две ночи сидел с братом, а прошлой ночью уснул. Под утро я проснулся от боли, и увидел, что ноги у меня покрылись волдырями. Тогда я догадался, что случилось. Что поделаешь! Когда передаешь часть своей силы вещи, которую ты сделал, приходится терпеть боль от ран, которые ей наносят».

 

По словам Кристофера Толикена «По поводу этой истории отец заметил: "Такие рассказы, как "Преданный камень", повествующие о передаче "силы" своим творениям, слегка напоминают то, как Саурон передал часть своей силы основанию Барад-дура и Кольцу Всевластия".

 

Так же Кристофер Толкин пишет в общих примечаниях к работе:

«Они (друадан)обладали некими сверхъестественными, магическими способностями (по крайней мере, им их приписывали)».

 

Письмо № 155, в котором «магии» у людей Толкиен говорит твердое «нет» датировано  25 сентября 1954 года, дата работы «О Друаданах» я лично не знаю, но Кристофер  Толкиен пишет во введении «К концу жизни отец приоткрыл довольно много о Диком Народе», умер же Толкиен 2 сентября 1973.

Таким образом, остается только догадываться, была ли вероятность того, чтобы Толкиен пересмотрел свою концепцию относительно возможности существования «магии» у людей.

 

P.S. В данном докладе я не затронула существовании «магии» у других народов Арды. А ведь это очень интересные темы. Как обстояло дело с «магией» у гномов, троллей, орков, возможно кто-то еще поддержит мою инициативу и сделает эти темы предметом своих будущих докладов. 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

zzzzzzzz