Кеменкири. «Семейно-демографические хроники» дома Финвэ. 2005-2006

См. также:

Арторон. Келегорм Светлый или Келегорм Прекрасный?

Кеменкири. Древнеанглийские имена потомков Финве (Размышления глюколова со словарем)

Поздняя Квэнта Сильмариллион (10 тома). Полный перевод Юлии Понедельник

Анариэль Ровэн. О границах Гондора


Часть первая

 

Имею привычку думать быстро и писать невнятно, так что непонятное - спрашивайте!

 

Был ли женат Феанор к моменту второго брака Финве? Кто старше – Финголфин или Маэдрос?

 

Итак, для начала. В «Сильмариллионе» сначала идет упоминание о раннем браке Феанора, потом – рассказ о втором браке Финве. НО! Это контаминация разных текстов, и в них такой зависимости нет, во многих история двух браков еще просто не разработана.

А что есть?

 

(Далее цитируются «Поздние версии истории Финвэ и Мириэль», (Перевод Эйлиан))

 

Вот начало истории о встрече Финве и Индис:

«26. Так однажды, когда Феанор был далеко, бродил по горам в (полной) силе своей юности (in the strength of his youth), Финвэ встал и ушел из Туны, и прошел через Калакирью, и шел к дому Ингвэ на западных склонах Ойолоссэ. (…)»

Феанору на тот момент 15 валинорских лет (если считать по Анналам Амана). Финве вступает в брак через год (тот же текст, п. 27).

Дальнейшее развитие событий:

«28. Женитьба отца не радовала Феанора; и хотя она не уменьшила их с Финвэ взаимной любви, Феанор не слишком-то жаловал Индис и ее детей. Как только он смог (As soon as he might – в исходном переводе был вариант «как только он достаточно вырос», неточность исправлена– К. ), он стал жить отдельно от них, изучая земли Амана, или же углубляясь в знания или искусства, в которых он находил радость.(…)»

Тут интересный финт ушами, хотя и спорный – Феанор не жаловал "Индис и ее детей" – и скоро стал жить «отдельно от них». Т.е. и от детей тоже? – т.е. к тому моменту кто-то из них уже был? Весьма вероятно, т.к. за 5 лет у них появляются на свет двое детей (поскольку через пять лет после свадьбы рождается Финголфин, а Финдис старше его). При этом «как только смог» все же предполагает определенный промежуток времени. Но описание дальнейших занятий Феанора как-то не кажется мне подходящим для начала его семейной жизни. Похоже, вначале он просто отселился (куда? вопрос отдельный и малоизученный, вероятно, начал обустраивать собственный дом, хотя есть еще кое-какие мысли), ушел в работу и путешествия…

О том, что было дальше, нам рассказывает Поздняя Квента Сильмариллион:

«Еще в ранней юности Феанор взял в жены Нерданель, девушку из (народа) Нолдор, чему многие удивлялись, поскольку она не была среди самых прекрасных (дев) ее народа. Но она обладала силой, свободным умом и была исполнена жажды знаний. В юности она любила странствовать вдалеке от жилищ Нолдор, как по длинным морским берегам, так и в холмах (горах? - hills). Так она повстречала Феанора, и они были спутниками друг другу во многих путешествиях.»

Тут, конечно, вопрос, в каких именно странствиях повстречал Феанор свою будущую супругу? – он ведь «бродил по горам» еще до второго брака отца, и продолжил бродить после. Точное время знакомства мы никак не узнаем, но если снова вспомнить о промежутке времени («как только смог») и прибавить «многие путешествия» (в каком-то из фанфов мне встречалась история, что Майтимо они родили прямо в походе, но вот с двумя грудничками уже не особо постранствуешь;-) – заключаю опять же, что в брак они вступили не сразу после свадьбы Финве. Мягко говоря.

И еще одна мысль – в том числе о сроках и рождении детей. Но сначала – широко известная цитата:

«Дети Людей могли совсем вырасти, пока эльдар того же возраста оставались телом подобны детям смертных, не достигших и семи лет. Не ранее пятидесятого года жизни достигали эльдар того роста и принимали тот облик, в котором жили всю дальнейшую жизнь, и до сотни лет могло пройти, прежде чем они становились взрослыми.

Эльдар вступали в брак по большей части в юности, вскоре после достижения пятидесяти лет (in their youth and soon after their fiftieth year)».

(«Законы и обычаи», пер. Эленхильд)

 

Итак, к пятидесяти годам юность еще продолжается(заканчивается, видимо, чуть ли не к 100), при том что в 15 лет она уже считается таковой (предположу, что начало – незадолго до). При этом эльф 15ти лет, видимо, еще не считается способным жить отдельно, но способен бродить где-то далеко, в горах и один, и выглядит этот бродилец как семилетний человеческий ребенок (картина не для слабонервных!).

Говорю я это все к тому, что если юность продолжается до 100 лет, то «ранней» (время брака Феанора) она может быть довольно долго. И даже такой огненный дух, как Феанор, думаю, все же подождет немного и малость вырастет, прежде чем производить на свет своих детей. Отсюда получаю вывод (ИМХОвый, конечно, зато свой): Феанор вступает в брак позже брака Финве и Индис; как Финдис, так и Финголфин *по крайней мере, на несколько лет* старше Майтимо.

Кстати, о птицах… Где-то между Финголфином и Финарфином (а тут промежуток немалый, 40 лет) на свет появляется Иримэ. Учитывая ее *очень* сильную близость с Финголфином, думаю, что она его ненамного младше (чтобы не было большой разницы в возрасте – разницы интересов) – и в то же время младше именно на *несколько* лет (а не на год-два), чтобы он был значимо старше для маленького ребенка – тот, за кем можно следовать. Это все я в итоге вот к чему – в самые вероятные примерные ровесники Майтимо я бы, пожалуй, зачислила именно Иримэ. (О как! Я сама в начале этой истории не ожидала такого вывода;-)

На чем, впрочем, не настаиваю и выслушаю все другие идеи с интересом.

 

Часть вторая

 

Когда родились и поженились те, для кого точные даты не указаны?

 

С вашего позволения, для начала я отправлю в конец этого рассуждения наиболее недокументированное семейство, а именно – всех сыновей Феанора и Келебримбора с ними.

А теперь приступим и начнем, как водится, с теоретической базы.

 

«Эльдар вступали в брак по большей части в юности, вскоре после достижения пятидесяти лет. Их дети были немногочисленны, но очень им дороги. (…)

Вступавшие в брак могли избрать друг друга в ранней юности, даже еще в детстве (и на самом деле так часто бывало в дни мира), но до тех пор, когда они желали обвенчаться и были подобающего возраста, помолвка ожидала обсуждения их родителей. (…)

Еще эльдар говорят, что для зачатия и еще более для вынашивания детей уходит у них больше жизненной силы, духовной и телесной, чем для детей смертных. Потому и происходит так, что эльдар производят на свет не много детей, и что происходит это в юности их или в начале жизни, разве что странный и тяжкий удел выпадает им. Но в каком бы возрасте они ни вступили в брак, их дети рождаются спустя краткое время после свадьбы.*

* Краткое по счету эльдар. По счету смертных зачастую проходит довольно много времени между венчаньем и рождением первого ребенка, и еще больше - до рождения другого.»

(«Законы и обычаи», пер. Эленхильд)

 

А теперь перейдем к семейству Финарфина, кажется, лучше всех обеспеченного датами.

Итак, Финарфин и Эарвен вступают в брак в 1280 году, когда Финарфину ровно 50. Из чего нетрудно заключить, что встретились будущие супруги, вероятно, задолго до этой даты, и только дожидались официального «вхождения в возраст» - а также то, что Эарвен, вероятнее всего, либо ровесница супруга, либо даже немного старше его (потому что ждали именно его 50-летия).

Знакомство заранее не удивительно – ведь говорит же «Сильмариллион», что «Финарфин – [был] самым прекрасным и мудрым; впоследствии он сдружился с сыновьями Ольвэ, вождя тэлери, и взял в жены Эарвен, деву-лебедь из Альквалондэ, дочь Ольвэ.»

Поскольку фраза взята из абзаца, где говорится о рождении у Финвэ сыновей, «впоследствии» с вероятностью означает, что с указанными телери младший сын Финвэ общался не с самого рождения, а по достижении определенного возраста (возможно, тех самых примерно 15 лет, когда уже можно самому отправиться путешествовать – вот он и отправился, но не в горы, как Феанаро, а к морю).

Нам, как ни печально, ничего не известно о времени появления детей Олвэ, ни о точном количестве сыновей (их определенно не меньше двух, а V том даже сообщает имя одного – Элулиндо), ни о старшинстве в семействе. Даже если предположить, что дети в семействе Олвэ появляются уже после прибытия в Валинор (по аналогии с Финвэ), то от этого события (в 1161 году) до рождения Финарфина проходит без одного года 70 лет – срок более чем достаточный для появления нескольких детей.

 

Но вернемся от Телери к Нолдор. Итак, в 1280 году Финарфин и Эарвен вступают в брак, но к наступлению «времени детей» готовятся более чем основательно – их старший сын появляется на свет только через 20 лет, в 1300 году. Зато начиная с этого года «время детей» вступает в свои права: за следующие 62 года (1300-1362) приходят в мир все пятеро потомков младшего сына Финвэ. Соответственно, точные даты рождения Ородрета, Ангрода и Аэгнора нам неизвестны (в отличие от порядка их появления, в котором они перечислены). Впрочем, в таком не очень-то длинном промежутке они и не столь важны. Исходя из последующих дружеских связей, мы можем предположить, что Ангрода и Аэгнора разделяет не очень-то большой промежуток (а Финрода и Ородрета – возможно, несколько бОльший – см. выше, в первом размышлизме, о Финголфине, Иримэ и «следовании за», - ситуация, пожалуй, похожа). Впрочем, дружеские связи возникают не только по старшинству, но об этом – далее.

 

А теперь вернемся чуть назад. Потому что в том же году, что и Финрод, в мир приходит и Тургон (об их дружбе речь тоже впереди), - да, Тургон, второй сын Финголфина… Из чего все, за исключением самых бодрых апокрифистов могут заключить, что средний сын Финвэ к тому времени уже был женат ;-) … а с тем, что Фингон появился еще раньше, согласятся, думаю, и они.

Раньше – но когда?

Начнем опять-таки с брака. К сожалению, та почти единственная подробность, которая нам известна об Анайрэ – ее дружба с Эарвен – никак не проясняет время ее знакомства с будущим супругом: этим дамам как раз было естественно близко познакомиться после вступления обеих в брак, когда они оказываются женами родных братьев. Тем более, что после замечания об их дружбе об Анайрэ говорится – «хотя она была нолдо, а не одна из телери» (ShF), т.е. ни в каких иных особых связях и тем более родстве с Телери не замечена.

По крайней мере, у нас нет никаких оснований думать, что Финголфин женился раньше «принятых» 50 лет (т.е. 1240 года). А может быть, это событие произошло и несколько позже.

В пользу последнего предположения – не только некая основательность, Финголфину в целом присущая (то, что в перечне его качеств обозначено как «стойкость», на негероическом плане, пожалуй, можно определить как сочетание уверенности и неторопливости; об основательности см. также ниже, о появлении детей), но и то, что Финарфину в 1240м году всего-то 10 лет. Конечно, мы знаем об Эльдар, что «их семьи, или дома, были связаны любовью и глубоким чувством родства духовного и телесного, и дети мало нуждались в воспитании или обучении» («Законы и обычаи»), но вспоминается и немалая близость между братьями, в которой роль Финарфина, вероятно, шире безусловно-младшего (показательно, кого ищет после ссоры с Феанором Финголфин – ищет очевидно ради успокоения и совета).

Одним словом, я не удивлюсь, если мне когда-нибудь достоверно доложат, что свадьба Финголфина и Анайрэ в промежутке между 1240 и 1280 годами (50-летие Финголфина и свадьба Финарфина) располагалась даже ближе к последней дате…

 

Точную дату рождения Фингона мы опять-таки не назовем, но одно в отношении его отца можно сказать точно: что касается детей, Финголфин обошелся без спешки. Известно нам, собственно, вот что: в 1300-м появляется на свет второй сын Финголфина – и первый сын Фианрфина, а через 62 года рождается Галадриэль, последняя из детей Финарфина… и следующий ребенок Финголфина – Аредель. Т.е. за кадром 62-летнего промежутка, в который у Финарфина «уложились» пятеро, в семье Финголфина остаются двое – Фингон (раньше) и Аракано (позже). Снова, предположительно, по отсутствия некой особой дружбы между Фингоном и Тургоном (что вовсе не означает, что они были в ссоре!) скажем – промежуток между их рождениями – не минимальный. Если же объединить эту возможность с уже указанной (свадьба Финголфина ближе к 1280му, чем к 1240 му), то сугубо предположительно можно считать так: Фингон мог появиться на свет где-то в окрестностях того самого 1280 года свадьбы Финарфина. Возможно, младший брат счастливого отца первые годы семейной жизни потратил, в частности, если и не на воспитание племянника, то на наблюдение за оным процессом – опять же, в качестве подготовки ко «времени детей».

 

(Но не забудем, что обе даты – и свадьбы, и рождения старшего сына Анайрэ – все же предположительны. Могло быть и по-другому: свадьба Финголфина ближе к 1240му году, меньший промежуток между ней и рождением сына – и тогда Фингон может оказаться менее чем на 20 лет младше Финарфина, в долгосрочной перспективе – почти сверстник (как Маэдрос, с вероятностью, - Финголфину)… И картина выходит совершенно иная. Но продолжим в рамках уже строящейся модели, а не будем стараться запутаться в нескольких одновременно;-).

 

Когда же вскоре после 1300 года Финарфин и Эарвен наконец решили, что теперь они в состоянии быть не только супругами, но и родителями нескольких детей, Финголфин и Анайрэ, напротив, сочли поставленную задачу – воспитание двух сыновей – достаточно серьезной, чтобы сосредоточиться на ней.

Имея в виду ту же основательность, нетрудно предположить, что воспитание первой в семье дочери – задача не менее серьезная, к тому же аналогов в предыдущем опыте не имеющая. Поэтому я предполагаю, что до рождения младшего сына, Аракано, - также пройдет не-минимальное количество лет после 1362 года. Может быть, все же несколько меньшее – ведь некоторый родительский опыт у супругов уже есть? Одним словом, я решаюсь предположить, что Аракано (младший Аракано, строго говоря) появился на свет где-то около 1400 года –т.е. года освобождения Мелькора.

Тогда ко времени Исхода он уже достаточно взрослый, с одной стороны (в том числе для того, чтобы оказаться искусным бойцом), с другой же – еще воспринимается окружающими как «молодой» - как и Галадриэль, которой в это время 133 года).

Тогда, опять же, Аракано-младший растет и входит в возраст более-менее взрослый в обстановке «лжи Мелькора», которую пока никто не отследил, т.е. в обстановке соперничества домов, тайн, овладения оружием… То, что для других – новость (приятная или нет – другой вопрос), для него – привычная с детства атмосфера. Думается, в ней окончательно формируется то его качество, по которому он и известен нам (наверняка – одна из определяющих черт характера) – «горячность» (использованное слово допускает также переводы «страстный», «импульсивный»). И вся эта страсть, видимо, направлена на сторону своего семейства, своего отца, а отношение к Феанору, соответственно, – вряд ли комплиментарно. Тогда перед нами случай противников, в чем-то похожих – не случайно и погибает Аракано, в общем-то, так же, как Феанаро – окруженный врагами, оторвавшись от своих в пылу боя – и притом нанеся врагам немалый урон и пугая их даже одним видом своим… (Вот, кстати, хорошая иллюстрация к мысли о том, что неограниченная удаль хороша у «простого» воина, но губительна для народа у правителя. Мысль эту Профессор выразил довольно подробно в послесловии к «Возвращению Беорнтхнота», но мнится мне, что применимость ее – шире древней английской истории).

 

А теперь мы, между прочим, переходим к следующему поколению детей Финвэ! На просторах Амана представленному, пожалуй, Келебримбором (о котором речь еще будет) и Идриль. (Поскольку нет, пожалуй, никаких оснований относить сына или сыновей Ородрета к времени и я присоединюсь к общему мнению, относящих их существование ко времени Нолдор в Белерианде).

Хотя перед этим явно следует разобраться еще с одной проблемой – когда вступили в брак Тургон и Эленве?

К сожалению, ответ очень близок к разновидности «когда угодно». 50 лет Тургону исполняется в 1350 году, до гибели Древ остается еще 150 лет, из которых печатью откровенной смуты в Доме Финве отмечены последние 5…

Но поищем все-таки какие-нибудь зацепки. 1362 год, Тургону 62 года – мог бы жениться, если захотел, но все еще считается в годах «ранней юности» - и в этот год появляется на свет его сестра, Арэдель (проблему многих имен которой мы здесь обсуждать не будем). «Шибболет» говорит о ней – «она была под защитой Турукано, который нежно ее любил, и Эленве – его жены». Практические следствия этой любви нам известны – Арэдель отправляется вместе с братом в его Гондолин, а вот как исходно возникла «особенная защита»? Заметим, что сестру защищает именно Тургон, а не самый старший брат. И заметим еще вот что – о «любви» говорится применительно к самому Тургону, о защите же – в отношении его и Эленвэ вместе. Я вовсе не собираюсь делать из этого вывод о какой-либо нелюбви между этими двумя достойными дамами Эльфинессэ, упаси меня Эру и оставь это «Фанфикшену»! Скорее – вывод о том, что «любовь и забота» Тургона по отношению к сестре, возможно, «старше», чем забота его супруги о юной сестре мужа. Т.е., проще говоря, к моменту рождения Арэдель Эленвэ, вероятно, еще не появилась в доме Финголфина – а в жизни Тургона если и появилась, то пока опять-таки отдельно от родительского дома. И Тургон мог принимать довольно деятельное участие в воспитании сестры, которое, вероятно, не прекращалось с годами. Следствием этого было не только то, что Эленвэ, войдя в семейство, также взяла девушку «под свое крыло». Заметим кроме того, что судя по нескоро последовавшей истории ухода Арэдель из Гондолина, она так и осталась для брата именно младшей. Их отношения не были дружбой, как, скажем, у Финрода и Галадриэль, - скорее именно опекой и покровительством со стороны старшего. (По умолчанию верной и правильной опекой – с точки зрения брата. Притом, что уже раздор Домов, а затем и события Исхода заложили немалый источник противоречий: у Тургона после гибели жены было «меньше любви к сыновьям Феанора, чем у кого-либо иного» (Анналы Амана, ч. 5, поздняя приписка) – чувство объяснимое, хотя не до конца логичное; но сестра его, как показывают события, все же не забыла прежней дружбы (как опять же, оказался способным Тургон – он не прерывал дружбы с Финродом в том смысле, что не ссорился, но уйдя в Гондолин, более не общался с ним)…)

Итак, Тургон много и охотно участвует в воспитании младшей сестры…. И, вероятнее всего, вступает в брак по крайней мере не в первые годы (или даже – первые десятилетия) ее жизни. То есть, условно говоря, после 1380 года.

Однако раньше или позже, но брак Тургона и Эленвэ все-таки совершется (о самой Эленвэ, кроме обстоятельств ее гибели, мы, увы, не знаем практически ничего, так что помочь вопрос о времени их свадьбы она нам, фигурально выражаясь, не поможет;-( Упоминаются только («Сильм», глава «Маэглин») при описании внешности Идриль «Ваньяр, родня ее матери». Учитывая, что в Исход Эленвэ отправилась (хотя и не дошла до конца пути), рискну предположить, что Ваньяр были именно «родней», т.е. Эленвэ была полу-ванья (и полу-нолдэ). Все-таки мы не знаем достоверно ни одного из чистокровных Ваньяр, ушедших в Срединные Земли, и по крайней мене об одной из них (Амариэ) известно, что ей было «не позволено» уйти.

 

…А затем появляется на свет Идриль… но у нас и для этого события не припасено не только точной даты, но и более-менее твердых зацепок. Широко распространенное представление видит Идриль времен Льдов (а следовательно, и Гибели Древ) еще совсем ребенком, от младенца девочки, которой, в переводе на человеческий счет, пожалуй, не больше 10 лет (т.е. , возможно, 17-20 эльфийских – см. приведенную выше цитату о возрасте детей Эльдар и Людей).

Отметим для начала, что даже в наиболее подробном рассказе о гибели Эленвэ и спасении Идриль (а именно в «Шибболете»), мы, пожалуй, не найдем никаких конкретных примет возраста.

(«У Эленве, ее матери, не было синдаринского имени, ибо она не достигла Белерианда. Она погибла, пересекая Льды, после чего ничто не могло утолить вражду Тургона к Феанору и его сыновьям. Он чуть не погиб в холодной и горькой воде, пытаясь спасти ее и свою дочь Итариль, провалившихся в море, когда у них под ногами предательски треснул лед. Итариль ему удалось спасти; но тело Эленве было завалено упавшим льдом.» - «Шибболет Феанора», пер. Ринглина)

 

И все же попытаемся хотя бы примерно определить время ее рождения. Итак, если мы, в рамках той же модели, принимаем время брака Тургона и Эленвэ, как событие «после 1380 года», то этот год (с некоторым отступом, включая и промежуток между свадьбой рождением ребенка – есть подозрение, что основательность Тургон от своего отца благополучно унаследовал) и будет начальной точкой нашего отсчета.

Что же касается нижней точки, то ей можно посчитать 1490 год, изгнание Феанора изТириона. Эльдар не заводят детей в смутные времена, а для Дома Финве такое время настало уже очень определенно. Однако вероятный промежуток и в таком случае получается примерно в столетие: 1390 (учитывая «отступ») – 1490 годы.

Однако поскольку ни о каких причинах, которые подвигли Тургона и Эленвэ надолго отклаывать «время детей», нам неизвестно, предположим все же, что Идриль появилдась на свет где-то в начале этого промежутка, т.е. около 1400 года или (несколько) позже. «Несколько» в данном случае является допущением. То есть она оказывается, скорее всего, младшей сверстницей Аракано. А кроме того – уже достаточно взрослой к моменту Исхода. (Хотя, безусловно, еще молодой – но никак не ребенком).

Вспомним, кем она позже оказывается в Гондолине – советницей отца (который собственную сестру по сию пору воспринимает как младшую, ту, что нужно воспитывать!). Но Идриль он воспринимает едва ли не как равную… Возможно, это положение могло сложиться еще во время Исхода, когда она смогла, несмотря на пережитое горе, стать отцу той опорой, которой до того была мать. По крайней мере, если мы видим ее молодой, но уже достаточно взрослой, это вполне возможно.

 

А теперь я сделаю финальную гадость феанорингам….

Я их перенесу в следующий выпуск! Потому что в процессе написания этого стало мне понятно, что без дружеских связей установить хоть какой-то порядок в их рождениях едва ли возможно…

 

Часть третья

 

А вот и она, третья часть "семейно-демографических хроник". У нее неожиданно вырос хвост на еще один разик - про Первый Дом, поскольку даная история была признана Змеями по прочтении вполне целостной штукой.

Утащила у Профессора манеру делать примечания прямо в тексте - удобно.

 

Так что -

 

Часть 3 – о дружбах, недружбах и Первом Доме;-)

 

Теперь мы переходим к самой гипотетической и неизбежно неполной части наших размышлений. Ее нельзя считать изучением эльфийской дружбы в целом, и даже дружбы среди Нолдор Амана. Тема будет гораздо более узкой – дружеские связи внутри одного большого семейства – Дома Финве и его ближайших родичей. При этом нужно отдавать себе отчет в том, что даже перечисленные нами отношения не будут полным списком дружеских связей тех, кто упомянут – для меня практически очевидно, что у многих из них были друзья и вне собственного семейства – но они, к сожалению, не упомянуты (кроме дружбы Келегорма с Ороме и еще одного темного упоминания, которое, пожалуй, отложу до самого конца размышлений).

Осознавая все эти ограничения, все-таки хочется попытаться выяснить хотя бы несколько вариантов ответа на вопрос: как, по каким закономерностям могла возникать дружба между разными представителями Дома Финве?

И куда же мы для начала без теории?...

 

«…союз феар в браке отличается от иных союзов любви и дружбы не так сильно по сути своей, но более по близости и постоянству, которые происходят частично от союза телесного. (…)У истоков брака - влечение феар, и в любви - его расцвет. И эта любовь включает в себя, с самого пробуждения ее, желание супружества, и потому не во всем сходна с иными движениями любви и дружбы - даже между эльфийскими женщиной и мужчиной, которые не испытывают склонности вступить в брак».

«Законы и обычаи», пер. Эленхильд

 

К сожалению, концептуальные тексты не балуют нас рассуждениями об эльфийской дружбе, поэтому придется потрудиться над приведенной цитатой и вывернуть ее «наизнанку»: если повествователь стремится показать, чем же именно брак отличается от дружбы и всего прочего, мы постараемся заметить именно особенности дружбы. И получим – чувство не менее сильное, чем любовь и привязанность в браке, мало того, сходное по сути. Неудивительно потому, что такое чувство в текстах неоднократно бывает названо не только дружбой, но и «любовью»(*). Неудивительно также, что оно может стать для эльфа определяющим в принятии важных жизненных решений: уйти в Исход (или остаться), покинуть Гондолин, отправиться на Север…

Но это все-таки следствия, а мы сейчас будем говорить о причинах.

И, поскольку многое и у эльфа закладывается в годы детства, и дружба, как и любовь, может зарождаться тогда же, мы прежде всего и обратимся к детским годам наших героев.

 

[(*)И пресловутый корень MEL в «Этимологиях» определяется именно как «love (as friend)». По-русски мы говорим немного по-другому – «братская любовь» «любить, как брата». Но для нашего исходного текста (и, видимо, для эльфийских языков также) мы должны помнить, читая именно близость понятий «любовь» и «дружба».]

 

Довольно простой, похоже, способ подружиться – это оказаться либо сверстниками, либо двумя детьми, родившимися один за другим (и, видимо, с небольшим временным промежутком между рождениями). Общность интересов, соответственных возрасту, может впоследствии надолго остаться общей – вплоть до времен Белерианда, где друзья детства, бывает, и живут вместе или рядом, хотя каждый – взрослый самостоятельный лорд Нолдор. Примеры налицо: одногодки Финрод и Тургон, Близнецы, Ангрод и Аэгнор; скорее всего – Маэдрос и Маглор.

Как уже говорилось раньше, возможен и немного другой оттенок отношений, где один из двоих – отчетливо старший («Ты будешь вести, а я – следовать»), и тогда, вероятно, временной промежуток между рождениями будет несколько больше Финголфин и Иримэ; возможно – Финрод и Ородрет). Еще один нетипичный случай – Финголфин и Финарфин: между ними рождение сестры (но сыновья – да, «соседние») и разница в 40 лет, мало того – нет этого выраженного старшинства (так что случай, скорее, внекатегорийный, основанный именно на сродстве фэар и ни на чем ином). Спорный случай – Келегорм и Куруфин, в особенности имея в виду то, какой список сыновей Феанора мы принимаем за основу (и потому о них – ниже).

Впрочем, правило не всеобъемлюще – ни о какой особенной дружбе еще одной пары одногодков – Арэдель и Галадриэль – мы не знаем.

Интересно еще отметить, что от подобного «хождения парами», похоже, совершенно избавлен Дом Финголфина. Вряд ли дело в каком-то особенном индивидуализме его обитателей – скорее, в значительных промежутках между рождениями детей. (Мы, конечно, ничего не знаем о пристрастиях Аракано, но как-то на мой вкус маловероятно, чтобы он наблюдался в паре с Аредель…) Сверстников (хотя бы относительных) им приходилось искать на стороне – и что самое интересное, они находились…

Как мы помним, где-то между 1300 и 1362 (и несколько позже) в двух домах (и Домах) одновременно растут, соответственно, двое и четверо, причем во втором случае разница «старше-младше» настолько в целом некритична, что впоследствии – неудивительно! – «эти четверо были в столь близкой дружбе сыновьями Финголфина, как будто, все они были родными братьями» (LQS, ситуация около Клятвы). Выяснять «кто именно с кем именно» дружит, думаю, смысла не имеет, - наверняка эта куча мала носится единой кучей еще с детства, - за исключением несомненно населявших одну песочницу одногодков – Финрода и Тургона.

Когда через 62 года после них на свет приходят еще двое одногодков – Аредель и Галадриэль, ситуация складывается совершенно по-другому. Тургон берет младшую сестру «под крыло», но, видимо, когда она хоть немного подрастает, интересы компании «четыре плюс два» все же окончательно ушли уже из времен детства, и ей за ними не угнаться. В соседнем семействе о единственной сестре тоже, видимо, берет на себя особенную заботу брат – самый старший брат в данном случае (впрочем, сверстник Тургона – не делились ли они друг с другом подробностями воспитания сестер?). Возможно, он делает это несколько менее покровительственно – по крайней мере, она и впоследствии остается искренне привязана к «брату своему Финроду, из всей родни самому близкому ее сердцу» («Шибболет»). Видимо, у него хватало мудрости и такта не ущемлять обостренное стремление к самостоятельности яркой и своевольной самой младшей - ей льстила, возможно, (помимо несомненного родства душ) дружба именно со старшим – она ведь и для соперничества выбирает не кого-либо из сверстников, а не более, не менее, чем Феанора! (Впрочем, мы не знаем, когда именно началась их вражда. Возможно, Феанор «начал первым» - попросив локон. Разговор этот происходит, вероятно, незадолго до 1450 года (года создания Камней) – Галадриэль немногим меньше сотни лет).

Итак, сыновья Финголфина дружили с сыновьями Финарфина в разных сочетаниях, Галадриэль, как мы выяснили, нашла себе объекты как для дружбы, так и для вражды… А что же Аредель?

«Она была моложе по годам Эльдар, чем ее братья, и когда она достигла полного роста и расцвета своей красоты, она была выше и сильнее, чем обычные женщины, и весьма любила ездить верхом и охотиться в лесах, и бывала там часто в компании своих родичей, сыновей Феанора, но любовь ее сердца не была отдала никому».

(LQS I, добавление, в Сильме воспроизведено сокращенно)

Здесь мы не будем рассматривать вопрос о возможности брака двоюродного брата и сестры – хотя бы потому, что очевидно, что вопрос о нем здесь и не ставился. Кроме того, вспомним еще раз о широком употреблении понятия «любовь» и зададимся вопросом – может быть, дело было в том, что из нескольких сыновей Феанора (заметим, что они здесь не названы по именам и даже не указаны количеством!) Аредель никого особо не выделяла? Хотя бы потому, например, что ее больше интересовал сам процесс охоты, возможно – именно в некой компании (а не в одиночку), но именно сама охота – больше, чем состав этой компании?(**)

Хотя в таком случае состав компании, учитывая увлечения семерки, может описываться формулой «Келегорм и остальные (кто участвует в охоте в этот раз)», а позже, когда подрастают младшие сыновья – «Келегорм, Близнецы и остальные». Интересно, что процитированная только что в примечании фраза «Серых Анналов» соответствует как раз первой из этих формул – «Келегорм и братья». Можем ли мы (сугубо гипотетически) предположить, что в таком случае компания охотников сложилась еще тогда, когда Близнецы были детьми, а то и вовсе не появились покуда на свет?

 

[** Заметим, что, несмотря на распространенное народное представление, мы не найдем в текстах указания, что Аредель дружила именно и только с Келегормом и Куруфином. В истории ее путешествия, закончившегося приходом в Нан-Эльмот, земли этих двоих, помимо прочего, первыми встречаются на ее пути. Причем, согласно «Серым Анналам», скажем, целью ее были «земли Келегорма и его братьев, ее давних друзей во (времена) Валинора» (заметим множественное число «братьев»!).]

 

Прежде чем разбираться в возможных последствиями такого предположения внутри нашей модели, предлагаю вспомнить, что в ряде текстов та же дружба – с сыновьями Феанора, при уточнении – «особенно с Келегормом и Куруфином» приписана и нескольким другим потомкам Финве… хотя в наиболее поздних текстах эта связка исчезает. Насколько она может быть полезна нам?

Речь идет, конечно же, о младших сыновьях Финарфина. [Далее следует небольшой текстологический пассаж ,и не желающие вникать в тонкости упоминаний могут просто пропустить его – до следующей отбивки между абзацами.] Идея это проделывает в текстах следующую эволюцию. Вначале в контексте нарготрондской истории возникает упоминание об Ородрете – и Келегорме и Куруфине, «его друзьях» («Квента»). Затем в первых «Анналах Белерианда» идея переживает настоящий расцвет: друзья сыновей Феанора – уже все трое «младших сыновей» (то есть все, кроме Финрода), мало того, упоминаются также какие позже отброшенные идеи, как их прибытие на кораблях вместе с феанорингами и то, что Ородрет живет ближе всех остальных к К&К… Но уже в «Анналах» V тома ситуация начинает меняться, и в результате правки текста окончательным оказывается следующее положение: Финрод и Ородрет – в дружбе с сыновьями Финголфина, двое младших арфингов – с Келегормом и Куруфином. То же повторяет «Квента Сильмариллион» V тома, добавляя еще и то, что Финрод и Ородрет были «близки в любви» между собой. Впрочем, упоминания Ородрета как «друга» К&К и «разрыва» этой дружбы (в контексте нарготрондской истории) доживают до той же QS, и окончательно исчезают в LQS, где для валинорских времен приведена та самая, уже цирированная расстановка – «коллективная» дружба сыновей Финголфина и Финарфина, с феанорингами же общается Аредель. Казалось бы, расстановка отношений определилась («прояснилась»?), мотив отброшен…

 

Но можем ли воспользоваться им мы, и если да, то зачем? Может быть, понизив в ранге – если не дружба, то хотя бы приятельство на основе общих интересов (как мне представляется, склад характера Ангрода и Аэгнора совершенно не исключает увлечения охотой)?

В пользу «да», помимо того, что характеров и того, что подобная расстановка (в особенности до распространения «лжи Мелькора» и нарастания остроты конфликта в доме Финве) ничему не противоречит, приведу еще один факт, всем нам известный из Сильмариллиона…. Только никак не объясненный – а вот описанная ситуация, возможно, поможет нам его объяснить.

Когда уже в Белерианде, на берегах Митрима, на знаменитом совете лордов Карантир обрушивается с руганью на Ангрода, которые передает Нолдор слова Тингола, мы узнаем, что дело здесь не только в самих словах и вспыльчивости Карантира, но и в том, что он «не любил сыновей Финрода» (=Финарфина).

Вопрос «почему именно сыновей Финарфина?» для меня, честно говоря, долго оставался без ответа. Если бы Карантир четко переносил ситуацию противостояния с отцов на детей, наибольшую неприязнь вызывали бы у него сыновья Финголфина, - а то и все «дети Индис»…

А что, если ситуация берет начало ежели не в детстве, то в хотя бы ранней юности? Когда два его ближайших по возрасту брата (то ли старший и младший, то ли два ближайших старших – а младшие, может быть, еще не родились) бодро приятельствуют с «сыновьями Финарфина» (а мо помним, что ввиду близости по возрасту эта компания не во всех случаях разделяема на составляющие;-) – а ему в том мешает либо отсутствие такого же стойкого интереса к охоте, либо не самый подходящий для близкого общения характер…

Чистое предположение, в общем-то, и тем не менее я собираюсь им воспользоваться…. А также сделать из него еще один предположительный вывод: в таком случае не лишено вероятности, что упомянутая троица сыновей Феанора будет в целом примерными ровесниками младших сыновей Финарфина (двоих, а то и троих) – возможно, феаноринги несколько старше (в особенности Келегорм), может быть – практически ровесники, но маловероятно – что существенно младше арфингов. …И в таком случае они же – хотя бы старшие ровесники Аредель (т.е. опять таки, разрыв в возрасте есть, но не чрезмерно большой). Финрод и Тургон в таком случае будут либо ненамного старше «трех К», либо примерно одного возраста со старшим из них.

Что касается сыновей Финарфина, то для них это, конечно же, никаким образом не отменяет дружбы с сыновьями Финголфина – скорее всего, более основательной и постоянной, если можно так сказать. Мало того, когда в доме Финве нарастал разлад, именно эта дружба не ослабла и, возможно, стала сильнее – в то время как менее прочные связи с детьми Феанора могли и ослабнуть, а то и вовсе оборваться. Не случайно в момент споров перед Клятвой двое младших арфингов «как всегда» (цитата;-) выступают вместе с Фингоном – похоже, что с течением времени им оказалась близка как раз его позиция, когда идеи Феанора (уйти в Срединные Земли) созвучны их собственным устремлениям, а вот сам Феанор и единодушные (по крайней мере, «вовне») с ним сыновья – напротив, не нравятся категорически… (И тогда в этой компании в числе «сыновей Финголфина, видимо, уже полноправно присутствует и Аракано). Впрочем, о восприятии «сыновей Феанора» в целом мы еще поговорим, а сейчас мы наконец обратимся к ним с другой точки зрения – проясним все-таки, насколько это возможно, вопрос со временем их рождения…

 

Часть четвертая

 

При попытке продолжить «Семейно-демографические хроники» уперлась в проблему возраста Первого- и Второго-Рыжего.

 

С одной стороны, у нас есть довольно четкое указание (AAm, 135, спор перед Клятвой) о Галадриэли:

«Ибо самой юной из Дома Финве пришла она в мир к западу от Моря, и не знала еще ничего о неохраняемых (Валар) землях».

Соответственно, весь прочий Дом Финве – старше ее. Однако данное утверждение со всей очевидностью не включает Аракано, младшего брата ее сверстницы Аредель. Весь вопрос, соответственно, в том, кого еще оно может не включать?

С Аракано понятно, его этот текст еще «не знает». Так же он (текст) с немалой вероятностью «не знает» Келебримбора (не упомянут вовсе) и Идриль (мельком упомянута в более поздней заметке на полях касательно Льдов – причем без имени), - т.е. они-таки могут (теоретически) быть младше Галадриэль.

Сам пассаж в целом, что интересно, сыновей Феанора ни словом не упоминает (как действующих лиц) до самой Клятвы – то есть (вероятно) читателю и так очевидно, кого они поддерживают (возможно, в спор при этом не ввязываясь). С другой стороны «Дом Финве» - понятие, все-таки включающее потомство всех его сыновей… (Хотя надо бы когда-нибудь на досуге исследовать содержание оного понятия «Дома» вообще).

С третьей стороны, в Шибболете этой фразы, понятное дело, нет (зато есть Аракано), а Кристофер (по неизвестной причине) в Сильм ее из этого абзаца не взял. В комментариях к тем же Анналам он говорит, что это утверждение «…странно, поскольку все потомки Финве родились в Амане». Если это и основание для исключения из текста, то довольно странное, но у Кристофера они бывают странные….

 

Одним словом, объявляется ИМХОсборник на тему:

1) Как относиться к оной фразе?

2) Кто старше – Близнецы или Галадриэль?

 

Источник - журнал Кеменкири.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

zzzzzzzz