Бронвег. Вооружение Северян

См. также:

Бронвег. Вооружение нуменорцев

Бронвег. Вооружение рохиррим

Бронвег. Гондорский костюм

Артем Крюков. Метаморфозы Леода, или через этимологию к демографии


Северяне

 

В текстах Профессора «Северянами» (northmens) называются представители людских племен, живущих на Северо-Западе Средиземья. К ним относятся племена, обитавшие к востоку от Мглистых гор —  жители Рованиона, Дейла и Эсгарота, беорнинги, Лесные люди (woodmans), а также народы Эриадора — жившие вокруг Сумеречного озера, на Северных холмах  и Непогодных холмах (Weather Hills), а в поздние времена — жители Бри[1].

Характер их вооружения практически не описан, однако этапы его развития могут быть выстроены в цельную картину. Характерной ее особенностью является то, что мы можем проследить в ней четкое культурное влияние — сначала гномов, потом нуменорцев. Дополнительные данные мы можем почерпнуть из описания предков северян — людей, что пришли в Белерианд, а также прямых потомков — рохиррим. Поэтому, хотя вооружение северян на первый взгляд и является «белым пятном» среди прочих народов Арды, имея достаточно полное представление о вооружении и воинских традициях вышеупомянутых народов, мы сможем достаточно достоверно описать и картину вооружения северян.

 

Первая Эпоха: великое переселение

Большей частью, северяне происходили от тех же народов, что и племена Эдайн, пришедшие в Белерианд в Первую Эпоху. Поэтому изначально их вооружение существенно не отличалось от вооружения Трех Племен, пришедших в Белерианд: беорингов, хадорингов, халадин.

В отличие от предков Эдайн, предки северян по каким-то причинам не продолжили свой путь, осев в обширных областях от моря Рун на востоке до Синих гор на западе. После окончания Войны Камней, их число пополнилось теми из Эдайн, кто не пожелал плыть в Нуменор и вернулся на восток.

Как и эти племена, они, далеко на востоке, встречались с Эльфами Тьмы (авари и лесными эльфами). Те были их первыми учителями, и о глубине отношений первых людей и эльфов говорит тот факт, что люди во многом переняли их язык:

Говорят также, что те люди давно, еще на востоке встречались с Темными Эльфами и неплохо выучили их язык.[2]

Что еще переняли люди от тех эльфов, неизвестно. Дальше судьба Эдайн и их родичей на востоке разошлась.

Как и Эдайн, люди, оставшиеся к востоку от Синих гор, получали свои знания и навыки «сверху», то есть от другого народа, обладающего более развитой культурой[3], но их учителями, в отличие от эдайн, были не Высокие Эльфы. Северяне вступили в союз с гномами, в первую очередь с гномами королевства Казад-Дум (из рода Долгобородов), который поначалу носил не военный, а торговый характер. Следы влияния культуры гномов отмечаются еще до прихода людей в Белерианд. Ими отмечено, например, племя Хадора, язык которого сформировался под воздействием Кхуздула.

Люди, с которыми гномы вступили в союз, большей частью принадлежали к тому же роду, что и высокий и светловолосый народ 'Дома Хадора', самый прославленный и многочисленный из Эдайн, союзник эльфов в Войне Камней. Эти люди, по всей видимости, двигались на запад, пока не достигли Великого Зеленолесья, а затем разделились: часть подошла к Андуину и затем отправилась на север к долинам; часть прошла между северными склонами Эред Митрин и Лесом. Лишь небольшая часть этого народа, уже довольно многочисленного и разделенного на множество племен, появилась в Эриадоре и в конце концов оказалась в Белерианде.[4]

Так сложилась система, просуществовавшая много веков, вплоть до событий «Властелина Колец»: люди обеспечивали Подгорный Народ пищей, в обмен на их изделия и постепенно перенимали некоторые искусства, в частности кузнечное. В текстах отмечается, что долгое время они обходились без металлического вооружения; во-первых, из-за того, что земли их были бедны рудой, а во-вторых, потому, что они, во многом благодаря Осаде Ангбанда, земли вне Белерианда жили в мире. Все изменилось после Войны Гнева, когда на Восток хлынули полчища орков Моргота — остатков его разбитой армии. Гномы, хоть и хорошо вооруженные, многократно уступали врагам в числе, и были рады заключить с людьми военный союз.

 

Вторая Эпоха: племенные союзы

Вторая Эпоха началась с падением Моргота, отплытием многих Нолдор на запад и основанием Нуменора. На Остров отплыли многие из остававшихся в Белерианде эдайн, но не все. Часть из них вернулась на восток, расселившись по Эриадору, а некоторые — еще дальше, дойдя до долин Андуина.

На западе — собственно говоря, это северо-запад — единственная подробно описанная область в этих преданиях, — находятся ненадежные прибежища эльфов, а люди тех земель остаются более-менее неиспорченными, пусть и невежественными. Лучшие, более благородные люди, по сути дела, являются родней тех, кто уплыл в Нуменор, но пребывают в состоянии «гомеровской» простоты патриархально-племенной жизни.[5]

К тому времени северяне освоили весьма важное умение: они приручили лошадей. Это событие во многом определило все дальнейшее развитие военного дела на Севере[6]. О результатах этого союза хорошо говорит следующий текст:

Они умели приручать животных и научились коневодству, многие из них стали искусными и бесстрашными всадниками. Верховые разведчики часто объезжали огромные территории и следили за передвижениями своих врагов; а если Орки собирались в открытый набег, то в ответ созывался большой вооруженный отряд верховых лучников, чтобы окружить и уничтожить их. Так союз гномов и людей Севера в начале Второй Эпохи мог выдвинуть огромную армию, быструю в нападении и упорную и хорошо защищенную в обороне.[7]

Здесь стоит отметить важный момент, не сразу бросающийся в глаза: конница северян, изначально состоявшая из конных лучников, имеет сходство скорее с легкой конницей степных племен — скифами, сарматами, гуннами и аварами, чем с германскими всадниками. Массовое использование конных лучников, практически неизвестное германцам (с которых определенно списаны северяне[8]), упоминаются в текстах относящихся практически ко всем эпохам[9]. Вместе с тем, следует отметить, что всадники, несомненно, сохранили типично северный «героический» менталитет.

 

К сожалению, характер вооружения людей древних времен в деталях практически неизвестен. Из текстов очевидно, что первоначально они использовали простейшее оружие из подручных материалов: т.е. дерева, камня и кости.

Люди были плохо вооружены, в основном луками, так как металла у них было мало, да и кузнецы их не обладали особым мастерством.[10]

Основным оружием являлись копья и луки, а вышеприведенный отрывок заставляет сомневаться в наличии у людей мечей, кроме, разве что малого количества экземпляров, выменянного у гномов. Несомненно, что металлическое вооружение оставалось прерогативой знатных и богатых людей.

Соответственно, северяне в то время не использовали и металлических доспехов.

После создания Союза, люди были обеспечены доспехами и оружием, произведенными как гномами, так и их собственными кузнецами. Но предпочтение все же отдавалось изделиям гномов, как более качественным. Вооружение не было тяжелым, так как тактика людей сводилась к окружению противника конными отрядами с последующим обстрелом из луков. При таком раскладе, до рукопашной схватки сражение могло и не доходить. Союзники ставили на разведку и превентивные удары по вражеским войскам силами конных лучников, а если враг был многочисленнее, то в дело вступало войско гномов.

Но если враг все-таки вынуждал северян защищать свои дома, то без поддержки гномов им приходилось тяжело и они несли большие потери. Северяне не возводили каменных укреплений и вообще предпочитали защите города открытое сражение. Что характерно, эту особенность они также сохраняли в течение Эпох[11]

они селились на отдельных фермах и в деревнях, а если и образовывали небольшие города, то оборона их ограничивалась рвом и деревянной оградой.[12]

В середине Второй Эпохи Союз подвергся новому, более страшному испытанию: северян и гномов атаковали орки Саурона и люди с Востока.

Уже в середине Второй Эпохи (1695) Саурон пришел с войной в Эриадор и сокрушил Эрегион, небольшой оплот Эльдар, переселившихся туда после гибели Белерианда и вступивших в союз с Длиннобородыми Мориа. Это вторжение положило конец союзу Длиннобородых с Людьми Севера. Ибо хотя Мориа еще много веков оставалась неприступна, орки вновь собрались с силами и под началом слуг Саурона принялись хозяйничать в горах. Гундабад был опять захвачен, Эред Митрин осажден, и связь между Мориа и Железными Холмами временно прервалась. Людям Союза пришлось вести войну не только с орками, но и с враждебными людьми, ибо Саурон добился владычества над многими дикарскими племенами Востока (в былые времена совращенными Морготом) и теперь подстрекал их искать новых земель и добычи на Западе. Когда пронеслась буря, люди старого Союза оказались раскиданы кто куда, а те, что остались в прежних краях, были разорены и жили по большей части в пещерах или по опушкам Леса.[13]

Так Союз гномов и северян закончил свое существование. Но на этом история народов Севера и их дружбы не окончилась[14]. Вскоре Саурон, потерпев поражение на Западе, отступил, обратив все свои усилия на Восток, собирая восточные народы в одну гигантскую империю. Север получил долгий мир и, видимо, достаточно быстро оправился от нанесенных ему ран[15].

Северные народы тогда все еще представляли из себя множество разрозненных племен, которые в случае надобности объединялись в племенные союзы. Племена могли воевать и друг с другом[16]. О северянах известно следующее:

Кроме того, они [гондорские Короли] заключили союз с гордыми северянами, что прежде беспокоили нас набегами. Люди эти свирепы и воинственны, но состоят с нами в дальнем родстве, в отличие от диких кочевников с востока и жестоких харадцев.[17]

Если ты по-прежнему назовешь меня убийцей, я отвечу тебе, что в таком случае род Эорла запятнан кровью с головы до пят, ибо счет войнам, которые вели вы, давно потерян, и не раз случалось, что вы первыми нападали на ослушных и дерзких соседей.[18]

Эти отрывки, а также описание роханцев во «Властелине Колец» характеризует северян, как очень воинственных, даже «свирепых» людей, вполне в духе описаний германцев времен Великого Переселения[19]. Существуют и другие параллели. Одним из мощных стимулов норманнской экспансии было отсутствие в Скандинавии драгоценных металлов и жажда добычи. Другим стимулом была перенаселенность и скудость земли, пригодной для обработки[20]. По крайней мере, менталитет и культура северных народов Средиземья и Европы очень близки друг к другу[21]:

Владельцы больших угодий принадлежали к верхушке общества, аристократии. Их называли ярлами, или князьями. Самые амбициозные из этих владетельных вождей мечтали о королевской короне. Они могли добиться успеха либо скопив тем или иным образом достаточное количество серебра, либо завербовав воинство для расширения сферы своего влияния. В любом случае для достижения своей цели представителям этого сословия приходилось идти на риск. Поэтому именно аристократы и их младшие отпрыски были настоящими викингами. Для таких людей «быть викингом» означало в сопровождении своих сподвижников отправиться в далекие страны, свершить там героические деяния и вернуться домой с триумфом и богатыми трофеями. Трофеи же можно было обращать в дары, привлекая на свою сторону все новых сподвижников из числа молодых, крепких крестьянских парней. Это был своего рода трамплин, позволяющий совершить прыжок в вожди, а может быть, даже и на трон небольшого королевства.[22]

Оружие занимает важную роль в жизни людей того времени; оно является неотъемлемым атрибутом мужчины. В частности, на первую встречу с нуменорцами северяне явились вооруженными, несмотря на то, что встреча была мирной. При этом их оружие внешне отличалось от нуменорского[23].

К середине Эпохи сначала в Эриадоре, а затем в устье Андуина появляются нуменорские колонии. Нуменорское культурное влияние распространяется на Эриадор и побережья, а оттуда — вверх по Андуину. Отношения между нуменорцами и коренным населением было преимущественно дружественным или нейтральным[24] хотя порой они омрачались и враждой, как было, например, с жителями долины реки Гватло[25]. Но в целом о характере нуменорского влияния сказано следующее:

Гавань добрых нумэнорцев находилась возле устья великой реки Андуин. Отсюда все еще благотворное влияние Нумэнора распространяется вверх по Реке и по берегам на север до самого королевства Гильгалада.[26]

Как именно отразилось это «благотворное влияние» на северян в культурном плане, в подробностях мы не знаем. Но нам известна одна важная деталь, определившая отношения северян и нуменорцев на все последующие эпохи: нуменорцы передали (либо утвердили) среди этих людей монотеизм. С тех пор люди Севера за редким исключением неизменно являлись союзниками нуменорцев, причем можно утверждать, что общая вера наряду с сознанием хотя и дальнего, но явного родства, играла в этом союзе ведущую роль [27].

Согласно «Тал-Эльмару», к концу Второй Эпохи северяне умножились настолько, что многие племена начинали переселяться на юг и на запад, изгоняя дикие племена:

Пришла мать Хазада из народа странного, горделивого и ненавистного, о котором в западных землях ходили слухи, что пришел он с Востока[28]. Светлые, высокие и кремнеглазые были они, с яркими клинками, что ковали для них демоны в огненных холмах. Постепенно продвигались они к берегам Моря, гоня перед собою исконных обитателей земель, через которые проходили.[29]

Речь в рассказе ведется от лица Темного Народа и под «демонами из огненных холмов», имеются в виду, конечно же, гномы. Там же можно встретить упоминание об отношениях с нуменорцами:

Цель нуменорцев — оккупировать эту землю и в союзе с «Жестокими» Севера прогнать Темный Народ и основать поселение для угрозы Королю. (Или Саурон в это время занят в Нуменоре?)[30]

Эти северяне были потомками того же народа, что и люди, которые в Первую Эпоху пришли на запад Средиземья и стали союзниками эльдар в войнах с Морготом. Таким образом, они приходились отдаленной родней дунэдайн, или нуменорцам, и крепкая дружба связывала их с народом Гондора.[31]

Здесь говорится о том, что северяне и нуменорцы[32] заключили союз, подобный Союзу гномов и людей начала Второй Эпохи. Конница северян сражалась вместе с воинами дунэдайн, и, по всей видимости, именно они описаны в следующем фрагменте:

В своих поселениях на берегах Средиземья, нуменорцы держали и разводили лошадей, но верхом ездили редко, в основном для развлечения. На войне верхом ездили только курьеры и отряды легковооруженных лучников (часто не нуменорского происхождения).[33]

В свете вышесказанного, участие северян в Войне Последнего Союза на стороне эльфийско-нуменорского войска представляется несомненным.

 

Третья Эпоха: от племенного союза к государству

В Третью Эпоху северяне умножаются в числе, благодаря долгому миру, обеспеченному могуществом Гондора. Среди них начинают появляться племенные объединения, прообраз будущих государств, появившихся примерно в середине эпохи. Самым яркими примерами таких княжеств (правители которых именовали себя королями) являются Рованион и Дейл. Их история чрезвычайно интересна, так как оба этих королевства в выборе союзников пошли совершенно разным путем.

Государство Рованион образовалось около 1250 года благодаря объединению племен, живших к востоку от Чернолесья. К этому времени между северянами начались междоусобные войны, вызванные нехваткой земли, из-за перенаселенности. Этим  воспользовались восточные кочевники, устроившие вторжение в Рованион. Они были разбиты в 1248 году армией Гондора, в которую входили силы северян. Полководец северян по имени Видугавия[34], по окончании войны стал сильнейшим из северных князей и стал именоваться королем Рованиона:

Племена севера в мирные годы, наставшие благодаря могуществу Гондора, весьма умножились. Короли выказывали им расположение, ибо те были ближе к гондорцам по крови, чем прочие… и щедро оделили их землей к югу от Великой Зеленой Пущи, чтобы иметь в лице северян защиту от нашествия дикарей с Востока.[35]

Таким образом, Рованион все время своего существования, начиная с основания, был теснейшим образом связан с Гондором. После того, как сын гондорского короля заключил брак с дочерью Видугавии, северяне стали активно привлекаться в Гондор на военную службу. Это послужило одной из причин Междоусобицы в Гондоре[36]. По окончании ее, целые дома северян, пользуясь благоволением Королей, и переселялись в Гондор, где в лен им давали освободившиеся земли убитых в боях, или изгнанных мятежников[37]. Это значительно укрепило клонящийся к упадку Гондор.[38]

Рованион просущестовал относительно недолго и пал в 1856 году от нашествия новых орд кочевников с Востока. О судьбе рованионцев известно следующее:

Что же касается северян, то, как рассказывают, часть из них переправилась через Кэлдуин (реку Бегущую) и смешалась с жителями Дейла у подножия горы Эребора (с которыми они были в родстве); часть укрылась в Гондоре, а остальных собрал Мархвини, сын Мархари, погибшего, прикрывая отступление армии после битвы на Равнинах. Они отправились на север, пройдя между Лихолесьем и Андуином, и поселились в Долинах Андуина, где к ним присоединились многие беглецы, которые прошли через Лес.[39]

Эти, ушедшие на запад люди были прямыми предками роханцев. Соответственно, их вооружение является переходным этапом между эдайн Первой Эпохи и всадниками Рохана.

 

Большинство упоминаний о рованионских воинах относится к всадникам[40]. Вооружение их не описано, однако не подлежит сомнению то, что оно состояло из копий, длинных обоюдоострых мечей, круглых щитов, легких шлемов и доспехов. Вероятно, среди союзников Гондора постепенно распространялось оружие и доспехи, сделанные в этом Королевстве. По прежнему широко использовались простые луки. Наличие таранного копейного удара у этого народа вызывает сомнение, так как это требует особого усовершенствования сбруи и доспеха[41]. Интересной особенностью этого народа было то, что женщины обучались владению оружием (хотя в военные походы не ходили). Люди Рованиона отличались большой храбростью.

 

Первое упоминание о Дейле относится ко времени гибели Рованиона (1856 г.)[42], но он существовал и раньше. Это королевство находилось на северо-востоке Чернолесья рядом с Эребором, Королеством-под-Горой, которое основали гномы из народа Дурина. Такое соседство и определило характер его вооружения: Дейл был богатым городом и мог позволить себе закупать вооружение у гномов:

Короли Дейла часто призывали наших умельцев и щедро платили даже не самым искусным среди них. И нередко бывало, что люди просили гномов взять их детей в обучение и не скупились, поставляя нам взамен съестное, — ведь мы никогда не опускались до земледелия и поисков пропитания.[43]

То есть, дейлцы, в отличие от рованионцев, продолжили давнюю традицию сосущестования с гномами.

Если собрать воедино все упоминания о вооружении Дейла того времени, включая описание оружия гномов Эребора[44], мы увидим, что они были вооружены длинными мечами и копьями, носили кольчуги и круглые щиты. Из метательного оружия они использовали большие несоставные луки из тиса с длинными стрелами с черным оперением, небольшие копья и дротики. Оружие и доспехи, изготовленные гномами, были высокого качества и могли быть, по желанию заказчика, украшены золотом и даже сделаны из митрила[45].

 

Готы как прообраз рованионцев

Профессор дал королям Рованиона имена на готском языке, самым древним из известных нам германских языков, с которым был хорошо знаком[46]. Здесь мы подходим к весьма важному вопросу. Является ли это достаточной причиной для соотнесения культуры северян той эпохи с культурой готов? По аналогии с рохиррим, культура которых во многом является калькой с англо-саксонской культуры, мы можем вполне дать утвердительный ответ. Сведения о культуре северян, как минимум, не противоречат тому, что известно о готах, не говоря уж о многочисленных параллелях; потому исследователь вполне может использовать готские реалии по отношению к северянам. Разумеется, при этом нужно осознавать, что любая из представленных версий — лишь одна из возможных.

Следует также отметить, что между готами Темных Веков европейской истории и рованионцами могут быть, и были различия, например в менталитете[47]. Однако мы предполагаем, что Профессор, «озвучивая» имена народа на том, или ином языке, делал это не случайно.


Дело в том, что, по крайней мере, по историческим условиям, северяне действительно во многом напоминают готов. Как и готы, они были выходцами с севера, «еще не вполне оседлым, полукочевым народом»[48] с приблизительно одинаковой широтой обитания: густыми лесами, переходящими в степь. Так же, как и готы, они сначала беспокоили границы соседней империи (т. е. Рима или Гондора), а потом заключили с ними особые союзнические соглашения. И готы, и рованионцы  неоднократно получали разрешение жить на имперских землях, а потом, вместе с Империей защищали Запад против нашествий с Востока. Готы, как и северяне органично вписывались в имперские военные структуры: большинство знаменитых готских вождей, среди которых можно упомянуть Стилихона и Алариха, имели высокие должности в римской армии; равно как и командиры северян-рованионцев, служившие Гондору. Наконец, известное по римским источникам описание вооружения готов, по крайней мере, ничуть не противоречит представленной нами концепции вооружения северян, за исключением большого количества конных лучников.

Готы делились на многие племена. Их вооружение, однако, практически не различалось по типу. Однако войско вестготов было, по большей части, пешим, а остготов — конным[49]. Описание вестготов, таким образом, хорошо подходит для воссоздания образа лесных людей (woodmans) и беорнингов. В войсках же остготов, поселившихся на равнинах (в районе нынешней Украины), было большое количество всадников. И те, и другие, по большей части, имели легкое вооружение (см. рисунки). Чаще всего воины, кроме вождей, вовсе не носили доспехов, или носили трофейные.

Вооружение конного и пешего воина не отличалось. К этому времени все континентальные германские племена вооружались приблизительно одинаково. Основным оружием являлось копье, в силу простоты его изготовления, к тому же, оно не требовало большого искусства. Весьма широко использовались и легкие метательные копья. На втором месте по распространенности была боевая секира. Меч, относительно дорогой вид оружия, мог позволить себе не каждый.

Защита была представлена, по большей части, круглыми или овальными щитами (хотя могли быть щиты и неправильной формы) с умбоном. Щит мог быть как кулачного, так и петельно-ременного хвата. Именно на щит полагались при защите от любого оружия, как метательного, так и ближнего боя — остальные доспехи играли вспомогательную роль. Легкий сегментный кожано-металлический или цельнометаллический шлем, по сравнению со щитом, был редкостью. Еще реже встречался металлический доспех: короткая кольчуга, не доходившая до колен и локтей — обычно его носили вожди и профессиональные воины. Самым распространенным доспехом была рубаха из плотной кожи или простеганной материи[50].

Доспехи и оружие украшались, а в особых случаях могли быть позолочены.

Рованионцы, имея собственное государство, и такого соседа, как Гондор, вполне могли позволить себе солидно вооруженную дружину. Но в любом случае их вооружение не слишком отличалось от представленного выше. Очевидно, они представляли собой своеобразный «переходный» этап от легкой кавалерии Второй Эпохи до тяжеловооруженного роханского всадника конца Эпохи Третьей.

Таким образом, перед нами встает более-менее четкая картина развития вооружения у северян. Это описание, хоть и не изобилующее деталями, тем не менее, вкупе с описаниями рохиррим, которые были потомками северян, превосходит по стройности представления этапов развития все прочие описанные Профессором народы.

Литература

Толкин Дж. Р. Р. Т.:

— «Властелин Колец»

— «Хоббит»

— «Сильмариллион»

— «Неоконченные сказания»

— «История Средиземья», т. XII, гл. 10: «О Гномах и Людях»; гл. 16: «Тал-Эльмар»

Вэрри Д.«Войны античности»

Хлевов А. А. «Предвестники Викингов»

Вольфрам Х. «Готы»

Томпсон А. «Римляне и варвары»

Контамин Ф. «Войны Средних Веков»

Д. П. Алексинский, К. А. Жуков, А. М. Бутягин, Д. С. Коровкин «Всадники войны: кавалерия Европы»

 


[1] О племенах северян см. ВК, Приложение Е, I «О людях»; НС, с. 213. К северянам относятся и хоббиты, но здесь о них речь вестись не будет.

[2] Сильмариллион: О том, как Люди пришли на Запад

[3] См. «Вооружение народов Арды: о прогрессе»

[4] О Гномах и Людях

[5] Письмо 131

[6] В частности, корни военной организации рохиррим берут свое начало в ту эпоху.

[7] О Гномах и Людях

[8] См. ниже, прим. 21

[9] Так, упоминания о конных лучниках мы видим как в древние времена, так и в описаниях, относящихся к походу Эорла. Каждый роханский эоред обязательно содержал лучников, а некоторые и полностью состояли из них. Однако германским народам такая организация неизвестна.

[10] О Гномах и Людях

[11] Ср. отношение рохиррим к защите укреплений; (глава «Рохиррим», прим. 28, 30)

[12] О Гномах и Людях

[13] О Гномах и Людях

[14] Очевидно, окончился лишь союз, как слаженная система взаимодействия. В будущем неоднократно (в «Тал-Эльмаре», в «Хоббите» и «Властелине Колец») отмечается, что гномы и северяне продолжали сотрудничество. Их объединенное войско еще не раз защищало Север от нашествия вражеских орд. Интересно, что во время Битвы Пяти Воинств, люди Эсгарота заняли позиции на Горе вместе с гномами Даина, а не с эльфами Трандуила, хотя, возможно, это лишь вопрос тактики

[15] Из «Тал-Эльмара» ясно следует, что к концу Второй Эпохи экспансия северян простиралась уже до Белых гор, что свидетельствует о многочисленности и военной силе этих племен.

[16] При нашествии истерлингов некоторые северные племена могли даже выступить на стороне захватчиков против своих же родичей (ВК, Приложения А).

[17] Властелин Колец, ч. IV, «Окно на Запад»

[18] Властелин Колец, ч. III, «Голос Сарумана»

[19] Как представляется, прозвище «жестокие», данный северянам Темным народом в «Тал-Эльмаре», не случаен.

[20] См. Хлевов А.А. «Предвестники викингов»

[21] Об этом говорит множество черт, например, типичный героический дух, передача языков северян готским (Рованион), древнеанглийским (Эотеод, Рохиррим) и древнеисландскими (Дейл, гномьи имена на «людском» наречии) языками, прямые заимствования из северных эпических поэм, материальная культура и многое другое. О северном духе в «Хоббите» см. работу Шиппи, «Дорога в Средиземье».

[22] «Викинги: набеги с севера», с.33 М. Терра, 1996

[23] НС, с. 213

[24] Чему в немалой степени способствовало сознание родства благодаря общему происхождению, и схожести языков (Фарамир, ВК, кн. IV; ВК, прил. Е, I «О людях»). Это отношение отлично описано в сцене встречи нуменорцев с северянами Эриадора (НС,  сс.213-214)

[25] По одной из версий, они происходили из племени, родственному народу Халет, по другой — от истерлингов. Причиной вражды явилось как сведение лесов нуменорцами, так и недружественность племен, попавших под воздействие Тени (НС, с.с. 181, 262).

[26] Письмо 131

[27] Характерно, что рованионцы в Третью эпоху воспринимали истерлингов, захвативших их земли, как «сауроново племя», несмотря на то, что сам Саурон был развоплощен почти две тысячи лет тому назад (НС:КЭ, с.290). К этому можно добавить и слова Эорла, сказанные посланнику Гондора в ответ на призыв о помощи в 2509 г. ТЭ: «Я приду. Если Мундбург [т.е. Минас Тирит] падет, где укрыться нам от Тьмы?» (НС:КЭ, с.297) — т. о. Гондор воспринимался как постоянный оплот против зла.

Что касается родства, то и гондорцы (в лице Боромира и Фарамира), и роханцы неоднократно подчеркивают его (ВК).

[28] Северяне здесь идут с востока, так как повествование ведется от лица местных жителей. Профессор указывал, что речь идет о долинах рек Айзена или Мортонда, располагавшихся далеко к юго-западу от исконных мест обитания северян

[29] Тал-Эльмар

[30] Там же.

[31] НС, с.288

[32] Верные нуменорцы; элендили.

[33] НС, с. 279

[34] Это имя заимствовано из готского языка, означает оно «лесной князь»

[35] ВК, прил. А

[36] «Уже в то время гондорские вельможи заметно косились на втершихся в их общество северян…» (ВК: Приложение А, 4)

[37] «Многие наследники великих родов Гондора погибли в Междоусобице, а Эльдакар по-прежнему оказывал расположение северянам, с чьей помощью он сохранил корону, и население Гондора пополнилось большим количеством пришельцев из Рованиона» (ВК, Приложение А, 4).

[38] Здесь мы сталкиваемся с чрезвычайно интересным фактом: в Нуменоре (соответственно, и в Гондоре) всадники набирались по сословному признаку. Северяне (которые, традиционно  продолжали выступать в качестве конницы), перешедшие под власть Короны, не имели, с точки зрения дунэдайн, знатного происхождения. Поэтому гондорским военачальникам неименуемо пришлось бы пересмотреть систему формирования армии. Если это предположение верно, эта реформа по масштабам и направленности сопоставима с реформами Мария в римской армии, когда был упразднен набор в конницу по сословному признаку. Вообще, история взаимоотношений Рованиона и Гондора во многом отражает историю древнего Рима и т.н. «федератов», которые по сути были в той или иной степени ассимилировавшимися варварами.

[39] НС, с. 289

[40] Практически все упоминаемые воины северян в «Кирионе и Эорле» — всадники.

[41] Большинство всадников на ковре из Байе, на которых Толкин указывал, как на прототип рохиррим, держат копья над головой или у ноги; сомнительно, что будучи предками рохиррим, северные всадники использовали иную тактику.

[42] По «Хоббиту», основание королевства относится к гораздо более поздним временам, но это, скорее всего, простая несостыковка. Текст «ВК: Приложение А», тщательно проработан и поэтому несомненно более верен.

[43] Хоббит, гл.1

[44] Как оружия, ковавшегося зачастую в одних и тех же мастерских. Нет свидетельств, что вооружение гномов и людей Севера принципиально отличалось по типу.

[45] Описание вооружения см. в «Хоббите»: «Копья для королевской дружины (гномьей работы): трижды кованные наконечники и древки, изукрашенные золотым узором». Мифриловая кольчуга, доставшаяся Бильбо, а затем Фродо Бэггинсу, была изготовлена для одного из сыновей короля Дейла.

[46] ср. прим 6 к НС:КЭ, с. 311

[47] Ярче всего в отношении к религии; у рованионцев под влиянием нуменорцев к тому времени сложился «монотеизм без культов», характерный для Свободных Народов в целом (включая хоббитов). Готы были язычниками, либо христианами (арианами). Здесь главное отличие от готов — в отсутствии у северян предмета поклонения, языческого идола, или христианского Откровения.

[48] Это определение Профессор применил по отношению к роханцам (Письмо 297)

[49] Разумеется, это некоторое упрощение, так как вестготы в свое время широко использовали конницу. О готах см. работу Х. Вольфрама «Готы» (СПб, Ювента, 2003).

[50] Описание готского вооружения основано на работах: А.А. Хлевов: «Предвестники викингов: Северная Европа в I-VIII веках», с.с.108-123; Вольфрам Х. «Готы»; Контамин Ф. «войны Средних веков»;  S. Macdowell, A. McBride “Germanic Warrior 236-586 AD” (серия «Оспрей»), Д. П. Алексинский, К. А. Жуков, А. М. Бутягин, Д. С. Коровкин «Всадники войны: кавалерия Европы», с.с. 122-130.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

zzzzzzzz