Юлия Понедельник. Роль Галадриэли в эльфийской истории. 2010

См. также:

Юлия Понедельник. О Келегорме Светлом и Куруфине Искусном

Кеменкири. "Фигура в тени"? или К вопросу о "политическом курсе" Мелиан

Кеменкири. К ранней текстовой истории персонажей: Феанор


В «Шибболет Фэанора» имеется любопытное примечание за номером 14:

«Которые (Фэанор и Галадриэль) вместе с величайшей из всех эльдар - Лутиэн Тинувиэль, дочерью Элу Тингола, были главными героями легенд и историй эльфов».

Немного отвлекусь: вот и говори, что у Толкина герои – одни мужчины! А из трех «главных героев легенд эльфов» две – женщины.

С Фэанором и Лутиэн все понятно: первый – величайший и искуснейший из эльдар, сыгравший огромную роль в их истории, вторая – полумайя, одолевшая хотя бы на время самого Моргота и добывшая вместе с Береном Сильмариль, вызволившая мужа из Чертогов Мандоса и не побоявшаяся умереть как человек. А вот Галадриэль…

В Сильмариллионе эта героиня малозаметна. Да, она – единственная из женщин нолдор, слушавшая речи Фэанора на Туне, она – одна из вдохновительниц Исхода (даром что Фэанора не любила), она – одна из вождей перехода через Хэлькараксэ. И… все. Казалось бы, от такой честолюбивой «девы-мужа», по одному из вариантов, сражавшейся в Альквалондэ, самой судьбой предназначено играть большую роль в жизни Белерианда. Ан нет. Дориат поглотил Галадриэль как могила. Или… как пещера мудреца-отшельника, где герой эпоса готовится к будущим свершениям? Может быть.

Прежде всего, в Дориате Галадриэль находит свое «женское предназначение» в виде мужа Келеборна. Однако чрезвычайно примечательно, что детей в Первой Эпохе у них не появляется, хотя безопасный Дориат вроде бы располагает к порождению потомства. Но… то ли мудрая Галадриэль предвидит, что покой этот ненадолго (по эльфийским меркам), то ли ее поглощают другие дела (обучение у Мэлиан?), то ли она все же планирует путешествие на Восток для просвещения и поиска союза у тамошних эльфов… То ли все эти причины действуют совместно. Ясно одно – Келебриан (и по одному из вариантов – Амрот) рождаются только во Второй Эпохе.

А пока – Галадриэль учится у Мэлиан, с которой у нее завязалась тесная дружба. Забегая вперед, скажу, что Галадриэль – ученица Мэлиан – потом «продолжает ее дело», являясь своего рода «хранительницей Внешних Земель» и прежде всего Лориэна (в меру своих сил, конечно). Но вернемся к Первой Эпохе. Итак, Галадриэль учится, забросив пока свои честолюбивые планы насчет собственного королевства и просвещения народов. Путешествует она только в гости к любимому брату Финроду (и к другим братьям?), но неизменно возвращается в Дориат. Кстати, дата ее брака с Келеборном неизвестна. Вполне вероятно, это произошло уже после известного пира в честь постройки Нарготронда, иначе непонятно, почему Келеборна там нет (хотя тут возможны варианты: Келеборн просто не упоминается, Келеборн не желает общаться с нолдор, даже с полукровками, как Финрод, Келеборна задержали какие-то неотложные дела и т.д.) Интересно, что и Галадриэль не хочет переезжать в Нарготронд. То ли из-за дружбы с Мэлиан и незаконченной учебы, то ли из-за того же Келеборна. Хотя в Нарготронде за отсутствием у Финрода жены Галадриэль стала бы «владычицей» (как Арэдэль в Гондолине) и обрела бы желанную власть хотя бы частично. И весьма было бы интересно, что случилось бы, присутствуй эта твердая духом, решительная женщина при судьбоносном приходе Берена в Нарготронд. Что-то мне кажется, что тогда бы замыслы пылкого Келегорма и коварного Куруфина вполне могли бы не исполниться, а нарготрондцы очнулись бы от власти их речей гораздо раньше… Или еще вариант – Галадриэль отправляется в квест за Сильмарилем вместе с любимым братом. Вдвоем бы они Саурона перепели, как вы считаете?

Но оставим апокрифы апокрифистам. Вполне возможно, что Галадриэли в то время уже просто не было в Белерианде.

В ВК она ясно дает понять, что живет в Эриадоре со времен «до падения Нарготронда». Это согласуется с ее планами (как нам их живописует Профессор в позднем тексте о Галадриэли – там она в Валиноре желает уйти из-под опеки Валар, дабы «проявить себя», быстро постигнув все то, чему Валар обучали эльдар. Позже, ознакомившись с положением дел в Средиземье, она и Келеборн желают противодействовать Морготу на востоке, за Синими Горами), согласуется с тем, что после постройки Нарготронда Галадриэли не видно и не слышно (в том числе в достаточно подробном тексте о пребывании Турина в Дориате), но не согласуется с двумя цитатами. Первая – о том, что «ни один из нолдор не пересекал Синих Гор до разрушения Белерианда». Вторая – глухое упоминание о том, что именно Келеборн вывел Эльвинг с Сильмарилем в Гавани. Впрочем, их тоже можно объяснить: первую – тем, что уход Галадриэли и Келеборна был мало кому известен, а вторую вообще оставить без внимания из-за ее невнятности. К тому же, Келеборн мог и вернуться, прослышав о гибели Тингола и войне с гномами, чтобы помочь новоявленному правителю Диору. Впрочем, возможно я и ошибаюсь, и Галадриэль с Келеборном жили в Дориате до самого конца, а на восток ушли только после Войны Гнева.

А вот во Второй Эпохе Галадриэль показывает себя гораздо более активной деятельницей. И немудрено: во-первых, нетрудно выделиться среди очень малого количества оставшихся валинорских эльфов (а из потомков Финвэ, рожденных в Амане, остались только она да Келебримбор); во-вторых, обучение давно закончено, Мэлиан ушла обратно в Валинор, пора приниматься за дело.

И Галадриэль принимается путешествовать, строить и руководить. Заодно рожает то ли одного, то ли двух детей (по канону – все же только одну дочь). Программа по «слиянию» всех королевских родов эльфов выполнена (надо же Эльронду жениться на потомке Ольвэ!), теперь можно и развернуться. И Галадриэль разворачивается. Даже жаль, что версия с основанием ею и Келеборном Эрегиона делается «отброшенной», впрочем, дело, наверное, в том, что Келебримбор по позднему замыслу Толкина – не мятежник по характеру и не мог пойти против сестры горячо любимого Финрода даже под влиянием Саурона (об этой версии см. «Неоконченные Предания»). Зато потом, уже по непротиворечащей канону версии – «прозревший» Келебримбор с Кольцами идет за советом именно к Галадриэли. Не к Гиль-Галаду, верховному королю нолдор, заметьте! Конечно, вряд ли, потому что Гиль-Галад не пользовался авторитетом, скорее, потому что Галадриэль явно больше понимает в чародействе и кознях Врага… Из этого следует, что Галадриэль уже пользуется в Средиземье большим авторитетом. Да и потом отмечено автором хроник, что она – «мудрейшая из нолдор». Совет Галадриэли оказывается полезным – Три Кольца надежно укрыты от Саурона. Жаль, конечно, что им не удалось уничтожить остальные опасные артефакты…

Во Второй же Эпохе Галадриэль созывает Белый Совет. Опять заметим – инициатива исходит от нее, а не от короля Гиль-Галада (хотя последний, несомненно, в совет входил).
Далее Галадриэль снова много путешествует (схема ее путешествий несколько запутанна), в поисках «ключевых мест» противостояния Саурону (который еще далеко не повержен, несмотря на поражение в Эрегионской Войне), и она находит такое место – Лориэн, к которому отныне приковано ее основное внимание. Любопытно отметить, кстати, что в контактах с нуменорцами Галадриэль не замечена (в отличие от Гиль-Галада). То ли она не очень любила людей (в отличие от старшего брата), то ли прозревала в них уже наметившуюся Тень… Эру знает. В любом случае, она – не открытая людям владычица (в отличие от того же Гиль-Галада и Эльронда). Ее внимание обращено на эльфов и гномов.

Однако, в делах военных, очевидно Галадриэль не играет особой роли. Во всяком случае, в Войне Последнего Союза мужчины обходятся без нее. Видимо, «дева-муж» окончательно остепенилась. Ее дело – мир и мудрые советы. А также – сохранение Средиземья.

И, наконец, в середине Третьей Эпохе Галадриэль вновь селится на одном месте – в Лориэне. Любопытно отметить, что именно ее и ее мужа лориэнцы желают видеть в качестве своих владык (хотя они не являются родичами их погибших королей – Амдира и Амрота). Галадриэль до этого несколько раз бывала вместе с Келеборном в Лориэне, поэтому будущие подданные должны были хорошо ее знать. Почему они выбрали именно этих двух эльфов? Очевидно – из-за благородного происхождения и благородного характера (и общепризнанной мудрости) обоих. Дуумвират из средиземского синда и полунолдо-полутэлеро из Амана, очевидно, удовлетворял всех.

И лориэнцы не прогадали. Силой своего Кольца Нэньи Галадриэль защитила Лориэн лучше, чем войском нолдор Первой Эпохи. Кроме того, из-за того же Кольца Лориэн приходил в упадок не так быстро, как другие смертные земли и стал «облагороженным» (сравните его с довольно диким Чернолесьем!) И, как я уже говорила, Галадриэль очевидно является «хранительницей» Лориэна, как Мэлиан – хранительница Дориата.

А что же сама Галадриэль? Наконец, она достигла власти в большом (по меркам Третьей Эпохи) эльфийском королевстве, но в ней самой произошла перемена. Она стала гораздо более мудрой, власть уже не привлекает ее (она и Келеборн отказались от титула короля и королевы, именуясь «владыками») и она тоскует по Морю и оставленной родине. Галадриэль ведет «духовную» борьбу с возрождающимся Сауроном, участвует в деятельности Белого Совета (поддерживая Гэндальфа и не доверяя Саруману) и очень редко активно вмешивается во внешние события (хотя можно вспомнить ее помощь войску Рохана перед битвой на Келебранте). В Войне Кольца ее роль скорее, пассивная, хотя и достаточно важная: она дает приют Отряду, ее подарки позже играют важную роль в повествовании – трудно, например, переоценить значение фиала Галадриэли в путешествии Фродо по Мордору! Из ее лука Леголасу удается пристрелить летающую тварь назгула, пряжка с пояса Пиппина помогает Арагорну идти по следу, пояс Боромира наводит его брата на важные размышления… Лодки и плащи тоже оказывают путникам значительную помощь.

Любопытно также отметить, что Фродо и Сэм несколько раз в Мордоре взывают к Галадриэли и вспоминают о ней: в случае с веревкой, в логове Шелоб, когда у хоббитов не осталось воды… И во всех случаях это им помогает: веревка падает, Шелоб пугается, вода находится. Трудно сказать, что здесь причиной – благая случайность (вмешательство Эру?) или действительно помощь Галадриэли (хотя здесь трудно представить, как она смогла бы это сделать – разве что это действует ее благословение). Толкин намеренно не отвечает на этот вопрос, оставляя его загадкой.

После Войны Кольца Галадриэль, выдав замуж внучку Арвен, уплывает, и ее история в Средиземье заканчивается.

Итак, что можно ответить на вопрос заданный в начале? Как мы видим, Галадриэль не так малозаметна, как кажется (во всяком случае, во Второй и Третьей Эпохе), но играет она роль «женскую» - поддержка, сохранение и совет (лишь изредка вмешиваясь в события активно). Тем не менее, роль ее важна. Что было бы, не посоветуй Галадриэль спрятать Три Кольца, не созови Белый Совет, не поддерживай Гэндальфа, не помоги Эорлу, не отвлеки Саурона хотя бы частично от Гондора, не приюти Братство Кольца и не подари Фродо фиал? История Средиземья была бы куда печальней.

И не следует забывать, что легенды Второй и Третьей Эпохи складывали по больше части исконные жители-эльфы Средиземья – будь то родившиеся там нолдор или никуда не уплывавшие синдар и нандор. А для них Галадриэль – просветительница, хранительница, защитница и мудрая владычица со светом Амана в глазах. Стоит ли удивляться ей как любимой героине легенд?

 

Источник: http://julia-monday.livejournal.com/161469.html

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

zzzzzzzz