Кеменкири. Рецензия на книгу Д.Ч.Кейна "Arda Reconstructed". 2010

См. также:

Расширенный Сильмариллион. Глава 7.

Анонс проекта "Расширенный Сильмариллион"

Кеменкири. Глава "О падении Дориата" - три стратегии редактирования

Фред. Эльфийское целительство – источники, методы, недоразумения


ARDA RECONSTRUCTED: THE CREATION OF THE PUBLISHED SILMARILLION. Douglas Charles Kane. Bethlehem (PA): Lehigh University Press, 2009.

 

Дуглас Чарльз Кейн – не профессиональный филолог-текстолог, а такой же любитель, как и многие из нас. По профессии он адвокат, специалист по гражданскому праву, занимающийся случаями дискриминации работников (в том числе случаях домогательства; о возможном влиянии его профессии на книгу я еще упомяну); живет он в Калифорнии, в свободное время играет на перкуссии и обучает игре на ней других, а также – интересуется творчеством Толкиена уже много лет.

Сама идея исследования родилась в процессе его общения на форуме thehalloffire.net (где он известен под ником Воронве Верный); там в свое время из чьего-то вопроса «так кто же написал Сильмариллион» зародилась целая рабочая группа, но в итоге не забросил работу один Кейн. Так появилась «Арда Восставновленная».

Первоначально ему долго не удавалось найти издателя. В итоге книга вышла в одном из (некрупных) американских университетов, что, увы, скорее отрицательно сказывается пока не ее цене и доступности.

Вся структура книги подчинена основной задаче: показать, какими текстами воспользовался Кристофер Толкиен и какую правку он в них вносил; также автор по ходу разбора высказывает свое мнение об удачах и неудачах Кристофера, а в заключении суммирует некоторые тенденции , характерные для все книги.

Никакими неопубликованными материалами Кейн, как он отмечает в интервью, не пользовался, - зато среди опубликованных задействовал в том числе наиболее недавние – «Детей Хурина» и материалы из Парма Эльдаламберон № 17 (заметка о Валар).

Даже несколько иллюстраций в книге помещены не просто потому, что стиль художника, по признанию автора, совпал с его вИдением персонажей книги. Он отобрал для издания те эпизоды, которые в Сильмариллион не вошли или были сильно сокращены (Йаванна в обличии дерева; Мириэль перед Валар; Маэдрос, рассказывающий об убийстве Финве; Воронве, ведущий Туора в Гондолин; Аэгнор и Андрет).

Помимо вступления и заключения, книга содержит главы, соответствующие по количеству главам и разделам печатного «Сильмарллиона» (в том числе главу о Приложениях). Практически каждая глава содержит таблицу. Полностью информацию о том, что было включено в соответствующую главу, а что изъято из текста, можно получить лишь по сочетанию таблицы и текста. Таблица содержит нумерацию по абзацам, их начальные фразы и графы «основной источник» и «второстепенные источники» для каждого абзаца. Таким образом, по таблице можно отследить прежде всего добавления в текст (из другого текста или редакторские), но не исключения из неги или редактуру. Зато эти вопросы (как, впрочем, и добавления) подробно разобраны в тексте главы.

Впрочем, как указывает автор, при подготовке рукописи к изданию он убрал многие «детали» и мелкие изменения

Надо сказать, что в некоторых главах таблицы отсутствуют. Это относится прежде всего к тем главам, для которых Кристофер сам поместил разбор изменений текста («О Валар», «Об Ауле и Йаванне», «О Маэглине», «Акаллабет»). При этом автор кратко разбирает самые значимые, на его взгляд, из описанных Кристоферопм изменений (за исключением главы Маэглин, где Кристофер, по его мнению, «сделал за него всю работу» - комментарии к этой главе занимают 1 абзац). Глава о «О Берене и Лютиен» таблицей все же снабжена – поскольку, как указывает автор, у нее более одного источника, и к тому же на момент публикации комментария Кристофером (5 том) не все они были опубликованы (например, «Серые Анналы») – соответственно, есть необходимость в точном их указании. В небольшом разделе относительно текста «О Кольцах Власти и Третьей эпохе» просто собраны все известные упоминания о нем. В Заключение входит таблица измененных форм имен и названий (в основном речь идет о таких изменениях, как надстрочные знаки, написание слитно, раздельно или через тире и т.д.).

Нужно сказать, что представленный способ подачи материала содержит довольно много информацию, но чтобы ее добыть, придется еще потрудиться: никакое издание Сильмариллиона, конечно же, не содержит нумерации по абзацам. А начальные фразы (дабы не нарушать закон о копирайте) представлены только первыми тремя словами (что может оказаться малоинформативным вариантом вроде «И тогда они…» - а в английском варианте одно из слов может и вовсе быть артиклем!). В силу того же закона о копирайте многие цитаты заменены пересказом и указанием на источник. Словом, встретив фразу «в восемнадцатом абзаце использованы первые два предложения такого-то параграфа Поздней Квенты» - и еще один – два источника, описанных подобным же образом, - вы поймете, что придется немало потрудиться, чтобы «развернуть» перед собой уже проделанную автором работу, «ужатую» подобным образом.

Как я уже говорила, некоторые тенденции, по его мнению, характерные для работы Кристофера как редактора Сильмариллиона, автор суммирует в Заключении. Я перечислю их с некоторыми комментариями, а затем упомяну другие выводы и тенденции, характерные уже для самого автора, рассеянные по остальной книге.

Отмечая неизбежность для Кристофера «реконструкции» текста, он выделяет пять типов изменений. И первым среди них называет… «уменьшение роли женских персонажей в истории»! Наиболее «угнетенные персонажи перечислены, их восемь: Уйнен, Галадриэль, Мириэль, Нерданель, Индис, Унголиант, Ариен, Нэллас. Для всех из них автор отметил сокращение тех или иных эпизодов с их участием (Неллас), более сжатые версии истории, чем в исходном тексте (Мириэль, Индис, и – да, Унголиант, автор считает, что это «сильный женский характер, хотя и злой»!) и даже – сокращение тех или иных выражений, эпитетов, их характеризующих (Галадриэль). Надо сказать, что в не меньшем – и даже большем количестве он выделяет такие же сокращения для мужских персонажей (в истории Мириэль они затрагивают и Финве, например; в истории Хурина не включен весь бретильский эпизод) – но эти изменения не выделены почему-то в самостоятельную тенденцию.

Также автор отмечает такие изменения, как:

- исключения большинства «философских» текстов и фрагментов. Особенно сожалеет он по этому поводу о сокращенной версии все той же истории Финве и Мириэль, а также о том, что в качестве приложений в Сильмариллион не были включены «Законы и обычаи Эльдар» и «Атрабет» (в чем, как полагает он, состояло явное намерение Толкиена).

- сокращение важных частей истории. Речь о тех же фрагментах Поздней Квенты – кроме уже упомянутых, например, о рассказе Маэдроса про гибель Финве; снова об истории Хурина в Бретиле; а также о слишком кратком, по его мнению, изложении истории падения Гондолина (особенн по сравнению с другими «великими сказаниями»; по мнению автора, наилучшим вариантом был бы более подробный пересказ «Прихода Туора в Гондолин» и «Падения Гондолина»).

- в отдельный пункт выделено «воссоздание истории падения Дориата». Автор соглашается с Кристофером в том, что тот «преступил пределы редакторского вмешательства», но признает, что само вмешательство было неизбежно. В то же время его отношение к разным частям полученной истории неодинаково. Он сожалеет, как уже говорилось, об исключении «Скитаний Хурина»; пересказ этого текста, как он считает, позволил бы ввести в текст изгоев – и не изменять историю Наугламира. В то же время идею «гномы уже находятся в Дориате» он считает более удачной, чем ранняя и поздняя толкиеновкие версии на этот счет; как показатель «необходимости» подобной работы он ссылается на (курьезный, в общем-то) пример, когда Шиппи хвалит сцену смерти Тингола как образец толкиеновской прозы.

- наконец, пятой тенденцией он считает исключение «контекста историй», т.е. рамки, тех рассказчиков, которые являются «внутренними авторами» тех или иных текстов. Причем, по мнению Кейна, их необходимо было оставить, даже не приводя к единому знаменателю: пусть одни тексты – это человеческие мифы, другие – эльфийское знание, в том числе услышанное Эриолом на Тол Эрессеа; это разнообразие соответствует, замечает он, и реальному положению дел, где Сильмариллион составлен из множества разных текстов.

Еще одна тенденция почему-то не вошла в пронумерованный список, хотя упомянута в Заключении6 множество мелких стилистических исправлений, в основном необъяснимых, которые значительно изменили язык книги относительно первоначального толкиеновского.

По самой книги рассеяно немало наблюдений, которые и вовсе не были суммированы, хотя представляют интерес. Так, Дуглас Кейн многократно сожалеет об исключении многочисленных «описательных деталей», ярких и глубоких; также его печалит не вошедшие в книгу формулировки «прямой речью», а не пересказом таких важных заявлений, как Клятва Феанора или вызов Финголфина Морготу. Помимо включения более полных версий некоторых сказаний, «идеальный Сильмариллион» по Дугласу Кейну должен был сохранить все эти подробности. Он рад включению дополнительных ярких подробностей, даже из более ранних текстов (вплоть до «Утраченных сказаний».

Автор отмечает, что Кристофер неоднократно переживигает начало глав, захватывая несколько абзацев из начала следующей. Объясгнения этому он найти не может. Также любопытно наблюдение, что в книге есть 2 главы, которые, хотя и созданы целиком из толкиеновских текстов, но никогда не имели аналога в виде глав Сильмариллиона – «Об Ауле и Йаванне» и «О Синдар». Не возражая против включения этого материала, он все же считает, что эти главы тормозят ход повествования, и сам Толкиен ввел бы тот же материал как-то иначе.

Итак, более всего автор печалят сокращения – и надо сказать, что его книга, как и любое подробное самостоятельное сличение текстов, показывает, что основная работа редактора здесь – это именно сокращения, а не добавления (как нередко можно прочесть в сетевых дискуссиях), отсутствующие у Толкиена. Автор пытается понять их причины, но находит их далеко не всегда. Более того, он полагает, что и сам Кристофер многие из них не мог бы объяснить постфактум (и даже цитирует одно такое указание). Комментируя главу «О приходе Людей», опубликованную в 11 томе полностью, хотя здесь также можно было ограничиться списком изменений (не столь уж длинным), автор (по-моему, не без иронии) предполагает, что Кристофер не стал публиковать список, потому что не смог бы подобрать к нему объяснения.

Вывод, который он делает на протяжении книги неоднократно – «Кристофер руководствовался скорее своими представлениями о том, каким должен быть Сильмариллион», своими предпочтениями, - а не предпочтениями того же Толкиена. Впрочем, значительную часть работы Кристофера он все же одобряет и признает удачной.

Нужно сказать, что и сам автор, на мой взгляд, руководствуется «своим представлением» (да и как иначе?) – и совершенно не стесняется выражать свою радость или огорчение (именно в этих словах), а также предпочтение той или иной версии. Я уже говорила о некоторых таких предпочтениях; думаю, присутствующим будет интересно узнать его отношение к некоторым вечно-спорным вопросам толкинистики.

Являясь, как мы видели, сторонником публикации наиболее детальных версий, он не является притом приверженцем любых «последних версий». Так, он выражает свою радость и согласие по поводу не-включения в текст Сильмариллиона версий «круглой Арды» и неэльфийского происхождения орков (по ряду причин – неразработанность в текстах, разрушение многих сильных и ярких образов; наконец – опять-таки личные предпочтения). При этом он считает, что было бы лучше включить текст версию передачи власти Финголфину по «Серым Анналам» и родословную Гил-Галада из Третьего Дома; он называет «интересной» версию спасения Ородрета Келегормом и Куруфином. Интересно, что его устраивает включенная в Сильмариллион версия Нирнаэт Арноэдиад (с предательством вастаков и т.д., измененная в «Нарне») – и притом, включение в нее более подробного описания смерти Фингона из другой версии. Наконец, он сожалеет о деталях из довольно ранних текстов, не вошедших в Сильмариллион: указании на окончательную судьбу Туора – и версии, где Унголиант была убита Эарендилем. При этом некоторые «альтернативные» версии и случаи творчества редактора он упоминает, но никак не выражает свое отнощение к ним – например, «версию сгоревшего близнеца» или введенный Кристофером разговор Хурина и Мелиан.

Словом, научная и познавательная ценность книги очевидна; это первое издание такого рода. Здесь разобраны все главы, включая самые запутанные по составу. Помимо отмеченных тенденций, интересны и ценны частные наблюдения; читая заново обращаешь внимание на многие эпизоды текста.

Но недостатки у этого исследования также есть. Я уже говорила о малодоступности книги; а также о трудности восприятия такого рода текста.

Новые трудности будут поджидать тех, кто задумается о переводе данной работы. Прежде всего это – ссылки на текст Сильмариллиона. «Метод трех слов» очень сложен для восприятия, к тому же, у нас существует несколько переводов Сильмариллона, и ни один из них не свободен от неточностей. Создается впечатление, что гипотетический перевод этой книги должен сопровождать новый перевод Сильмариллиона, или исправленный по оригиналу любой из существующих. Впрочем, трудности восприятия основного текста от этого все равно не исчезнут[1].

Говоря о собственно недостатках и недоработках книги, упомяну не только о «профессиональной деформации», заставившей дотошно искать случаи угнетения женщин. Мне кажется ошибкой полное отсутствие разбора главы «О Маэглине» - в прочих главах, откомментированных Кристофером, автору было что отметить, как важное или неважное изменение, правомерное или сомнительное; именно комметарии Кристофера к этому тексту содержат прямое указание на один из причин сокращения подробностей – дабы приблизить текст к общему стилю Сильмариллиона.

Недостаточно подробным показался мне и разбор финальных глав, наиболее сильно испытавших редакторское вмешательства. Если в предыдущих главах он часто уделял внимание отдельным фразам, то здесь многие подробности упущены, а при краткости текста эти подробности могут быть сюжетообразующими. Так, он отмечает, что единственное крупное изменение в финальной части главы «О падении Дориата» - это сообщение о гибели Нимлот. Таким образом, перенос битвы от «восточных границ» в залы Менегрота (вариант, отсутствующий у Толкиена) не отмечен никак. Кроме того, на мой взгляд, в этих главах недостаточно четко разделены типы редакторских вставок, не всегда возможно понять, где речь идет о сюжете, целиком отсутствующем у Толкиена, а где – о вполне «канонической» версии, лишь пересказанной «своими словами». Не все источники добавлений разысканы: думаю, я отметила не все случаи, но никак не указано, например, что идея о помощи Кирдана Эарендилу происходит, вероятнее всего из «Последних Работ» (текст «Кирдан»). Автору неизвестен источник варианта названия Дор Фирн-и-Гуинар (острова, где жили Берен и Лютиен); я в свое время столкнулась с той же трудностью и, благодаря указанию Туилиндо, выяснила, что эта форма встречается в «Этимологиях».

Наконец – это не недостаток, а скорее особенность книги, которую не стоит игнорировать, автор, как мы видели совмещает в книге и бесспорные факты, выясненные им, и собственные субъективные предпочтения. Указания на происхождение тех или иных текстов относятся к первой категории, а вот мысли о желательности многих изменений (как сделанных, так и не сделанных) – ко второй.

Так или иначе, книга издана, но тема состава и происхождения печатного Сильмариллиона еще далеко не закрыта. В особенности это касается последних, «сложных» его глав. Кроме того, мне по-прежнему кажется не менее осмысленным гипотетический вариант «академического издания» Сильмариллиона – где за каждым полным абзацем текста будет следовать комментарий о его происхождении и прочих особенностях.

Что, конечно, может повстречать на пути закон о копирайте и Толкиновское общество (недавно мне попала в руки небольшая кто, конечно, может повстречать на пути закон о копирайте и Толкиновское общество…

(Недавно мне попала в руки небольшая книга, автор которой отталкиваясь от самого первого стихотворения Толкиена об Эарендиле, исследовал самые разные аспекты связанных с этим сведений – включая историю того земельного участка, на котором стоял дом, где стихотворение был написано! Особенность книги состояла в том, что само стихотворение он так и не мог там процитировать…)

Но пока мы пользуемся тем, что от нас эти грозные инстанции еще все же несколько дальше, чем от Дугласа Кейна и других западных авторов…

24-25.10.10

[1] В настоящее время на русский переведена статья Дугласа Кейна, соответсвующая одной из глав книги:

http://hrummsa.livejournal.com/42609.html

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

zzzzzzzz