Кеменкири. Куда уходит Мелиан? 2008

См. также:

Фрагменты из "Парма Эльдаламберон" № 17

Кеменкири. Зачем Диору Сильмарил? А также об Эльвинг и Гаванях

Кеменкири. Рецензия на книгу Д.Ч.Кейна "Arda Reconstructed"


Я подбиралась к истории падения Дориата с разных сторон – точнее было бы сказать: к истории дориатской главы. И теперь еще один поворот неожиданно оказался результатом подготовки к так и не сыгранной роли…

Суммируя сделанное в предыдущих докладах[1], напомню: над формированием главы «О падении Дориата» редактору пришлось немало потрудиться, поскольку более-менее подробные тексты были достаточно ранними, более поздние – краткими и отрывочными и вместе не позволяли составить версию событий, не противоречащую самой себе и окружающим сюжетам. В результате в состав печатного «Сильмариллиона» попала фактически новая версия событий, многие детали которой не имеют аналогий собственно в текстах Толкиена. К ним относятся, например, Наугламир, изготовленный некогда для Финрода (а не сразу для Тингола), а также оформление самой сцены смерти Тингола – когда он гибнет, убитый гномами в глубинах собственного пещерного дворца, а не вне его – на охоте («Утраченные сказания») или как-либо иначе (см. заметку к «Повести Лет» D2 – будет рассмотрена позже).

Однако некий основной смысл событий остается неизменным: Тингол гибнет в результате разногласий с гномами, и войско гномов покидает Дориат… Что же происходит дальше?

В одном сходятся практически все тексты: после смерти Тингола Дориат также покидает и Мелиан. Вот об этом событии и хотелось бы поговорить. Мне кажется, его нередко воспринимают скорее «по Звирьмариллиону» - («Со смертью Тингола Мелиан больше ничто не удерживало в Средиземье – такие мелочи, как целый народ, продолжающий на неё надеяться, или дочка с внуком в счёт не шли[2].) Возможно, на подобную точку зрения снова оказала влияние также и работа редактора (что мы не первый раз наблюдаем в Сильмариллионе). Рассмотрим для начала кратко события с точки зрения печатного «Сильмариллиона».

 

После гибели Тингола (внезапно убитого гномами где-то в «глубинных кузнях» в Менегроте). Далее гномы из Менегрота как-то «выбрались» - заметим, и Мелиан появляется в повествовании только когда, когда их догнали и в основном перебили, «Наугламир же был отобран и с великой скорбью принесен владычице Мелиан».

Гномы замышляют месть, а мы между тем узнаем еще немного о мыслях и действиях Мелиан.

 

«Мелиан долго сидела, безмолвная, у тела владыки Тингола, (…) и знала она, что ее разлука с Тинголом предвещает еще более тяжкую разлуку и что рок Дориата близок к свершению. (…) …долгое время Завеса Мелиан хранила Дориат от лиха. Теперь же Тингол был мертв, и дух его ушел в чертоги Мандоса; а с его смертью изменилась и Мелиан. В то время власть ее ушла из лесов Нэльдорефа и Рэгиона, (…) и Дориат стал беззащитен перед врагом.

Мелиан не сказала ни слова никому, кроме Маблунга, ему же велела беречь Сильмариль и послать спешно весть в Оссирианд, Берену и Лугиэн; а затем она исчезла из Средиземья и ушла за западное море, в край валаров…»

 

Сразу за этим сообщается, что войско гномов именно потому сумело вернуться незамеченным, что завесы более не было. Таким образом, уход Мелиан, и дальнейшее разорение Дориата (и гибель Маблунга, кстати) оказываются напрямую связаны. При этом уходу ее – напрямую в Валинор не приводится никакой иной причины или обоснования, кроме неконкретного «с его смертью изменилась и Мелиан».

Здесь действительно есть немало странного и необъяснимого. Но самое интересное – и, наверное, не столь уж неожиданное для тех, кто интересовался текстологией дориатского сюжета, - то, что собственно толкиеновские тексты рассказывают нам несколько другие истории. (Именно так, во множественном числе). И общего у них с приведенным пассажем – пожалуй, в целом два факта: Тингол гибнет, а Мелиан уходит из Дориата.

Давайте попробуем все же разобраться с тем, что нам рассказывают тексты.

 

(Оговорюсь сразу: я не собираюсь в этом докладе давать оценку действиям Мелиан. Я только разбираюсь с вопросами: что говорят нам тексты о том, куда и зачем ушла Мелиан из Дориата – а также о некоторых связанных с этим фактом событиях. Дальнейшие выводы из этой информации каждый может делать сам).

 

Начнем мы с Утраченных Сказаний, потому что впервые история о гибели Тингола появляется там – и там она была в первый и последний раз достаточно подробно описана. При этом, - что я думаю, опять же многих не удивит, - версия Утраченных Сказаний при наличии некоторых общих черт с версиями прочих текстов содержит и достаточно  много отличий, представляя самостоятельный «извод» этого сюжета.

Вот и конкретный пример – завязка ситуации, гибель Тингола. Тингол (а точнее, Тинвелинт) гибнет в этой истории на охоте, где его подкарауливают гномы, рядом с ним, спина к спине, сражается и гибнет также Маблунг.

Мотив гибели Тингола вне Менегрота еще появится в текстах, причем достаточно поздних (а в «средних» по дате текстах в виду краткости место его гибели просто не указано), а вот о смерти Маблунга у нас больше никаких сообщений нет, мало того, в одном из поздних текстов («Эльфвине и Дирхаваль», что-то вроде предисловия к «Нарн и Хин Хурин») есть краткое упоминание, из которого можно заключить, что Маблунг дожил по крайней мере до Гаваней Сириона[3].

Но вернемся к нашей истории. Гномы врываются в Менегрот, грабят его, приносят с собой голову Тинвелинта, но его супругу Гвенделин захватить не могут, хотя и пытаются.

 

«И так ушла Гвенделин из тех мест, где жила она долго, и плач ее наполнил лес. И великая тьма пала на нее, и мудрость ее и знания покинули ее. И долго скиталась она, не зная, куда пойти, из-за любви ее к Тинвелинту, ради которого отказалась она возвратиться в Валинор, к красоте Богов, жившая всегда в диких лесах Севера. Но сейчас не казалась ей ни красивой, ни счастливой жизнь в Валиноре или во Внешних Землях.»

 

Таким образом, Гвенделин уходит неведомо куда, но в Валинор пока возвращаться не собирается. Через некоторое время она выходит к Берену и Лютиен. К тому времени Хуан (который в этой истории так и не гибнет) принес им вести о случившемся, а эльф-предатель Уфедин, помогавший гномам, а потом сбежавший от них, рассказал непосредственно о продвижении гномьего войска. Так что Берен уже устроил вместе с эльфами засаду на гномов, и Науглафринг – Ожерелье Гномов уже украшает Тинувиэль. При появлении Гвенделин безумие нападает уже на Уфедина (который убегает неведомо куда), а Гвенделин, напротив, покидает. И первыми же ее словами, о которых мы узнаем, оказываются предостережения относительно ожерелья, на котором лежат различные проклятия (от дракона, от крови, пролившейся из-за него и, видимо, проклятие Мима – а кроме того «Долго пребывал сильмариль в короне Мэлько, которую ковали злые кузнецы.»). Затем «Гвенделин довольно долго жила с ними в лесах и была излечена, но в конце концов с сожалением ушла она обратно в сады Лориэна и никогда более не появлялась в сказаниях обитателей Смертных Земель.»

Запомним здесь прежде всего «отрицательную» характеристику Наугламира и самого Камня.

А теперь, забегая вперед, посмотрим, что же похоже и непохоже у версии Утраченных Сказаний и всех прочих версий. Скажу сразу – нигде более не возникает безумие Мелиан, а, соответственно, и случайность ее прихода к Берену и  Лютиен. А вот сама встреча – а также те или иные вести, связанные с произошедшим, которые передает именно Мелиан, остаются. И в силу краткости дальнейших текстов интереснее всего будет посмореть, какие же это вести.

 

В «Наброске мифологии» еще видно немалое сходство с Утраченными Сказаниями: гномы проникают в Дориат благодаря предательству «некоторых эльфов» и подкарауливают Тингола на охоте.

Они же «…захватывают Тысячу Пещер и грабят их. Мелиан они не могут тронуть. Она уходит прочь на поиски Берена и Лютиен».

То есть Мелиан уже с самого начала отправляется к ним. И приходит снова уже после битвы с гномами: «Но Мелиан предупредила Берена о проклятии золота и Сильмарила. Остальное золото утоплено в реке».

Об уходе Мелиан ничего не говорится, но в дальнейших событиях она никак не участвует.

 

В «Квенте» 4 тома, следующем по времени тексте, вновь говорится о том, что гномы не могли тронут Мелиан, и о «направлении» ее ухода.

Но приходит она, видимо, раньше, и успевает сказать больше.

«Этот брод, - (говорится здесь о переправе через Гелион – К.), - гномы должны были пройти, прежде чем достигнуть своих жилищ, и здесь Берен сражался в последней своей битве, предупрежденный об их приближении Мелиан». А уже после битвы «Мелиан предупредила их о проклятии, что лежит на сокровище и на Сильмариле». Позже, уже при упоминании Диора, говорится о ее уходе в Валинор (как о прошлом событии).

 

Таким образом, концепция прОклятого ожерелья (и прОклятого Сильмарила) по-прежнему действует, но теперь Мелиан еще и оповещает Берена о приходе гномов. (Что неудивительно, поскольку история эльфа-предателя исчезает, а Хуан гибнет во время Охоты на Волка).

О войске же говорит Мелиан и в ранних «Анналах Белерианда» - и, кстати, только о нем:

«Берен, призванный Мелиан, разбивает гномов при Сарн-Атра и бросает золото в реку Аскар… но Науглафринг и Сильмарил он берет».

Можно было бы предположить здесь некое изменение концепции «проклятого ожерелья», но нет полной уверенности в том, что дело не только в бОльшей краткости текста «Анналов». Тем более, что в «Анналах Белерианда» 5 тома от всей истории остается только одна фраза, связанная с Мелиан: «Но королеву Мелиан невозможно было убить или захватить, и она ушла в Оссирианд».

Кроме того, хотя «Квента Сильмариллион» 5 тома до дориатской главы, к сожалению, дописана не была, но здесь присутствует любопытный эпизод[4] (и отсюда попадает в печатный Сильмариллион), который проливает свет по крайней мере на отношение Мелиан к собственно Сильмарилу. Речь идет о требованиях феанорингов к Тинголу незадолго до Нирнаэт – «вернуть им Сильмарил или стать их врагом». Как известно Тингол (по нескольким причинам) ответил отказом, хотя «Мелиан советовала ему вернуть камень…». Впрочем, на чем именно основывался её совет – на уже знакомой нам концепции «проклятого камня» или на каких-то иных соображениях, мы так и не узнаём.

 

И поскольку это – последний текст, относящийся ко временам до ВК, а следующие версии ухода Мелиан из Дориата были записаны уже в 1950х годах, можно подвести промежуточный итог.

Если мы возьмем все интересующие нас тексты кроме утраченных сказаний, то они в целом укладываются в рамки единой версии: Мелиан после гибели Тингола уходит к Берену и Лютиен, сообщает ту или иную информацию и через некоторое время уходит в Валинор. С некоторыми оговорками этой версии соответствует и ситуация «Утраченных Сказаний». Кроме того, видимо, достаточно живуча оказывается концепция «проклятого ожерелья» и «проклятого сильмарила» - по крайней мере, никакой иной идеи кроме как не носить/отдать его, Мелиан пока не выдвигает.

 

Эти выводы очень пригодятся нам при сравнении с текстами 50х годов. Где уже нельзя будет сослаться на краткость и особенности жанра анналов, хотя речь пойдет именно о них, и даже о набросках к ним.

Дело в том, что среди поздних текстов упоминания Мелиан безусловно есть, но далеко не все они касаются интересующей нас ситуации. Ни «Серые Анналы», ни Поздняя Квента Сильмариллион снова не доходят до истории падения Дориата, не были дописаны до этого и «Скитания Хурина»…

Однако существуют различные наброски продолжения «Серых Анналов» (которые обрываются на гибели Турина). Одни наброски, непосредственно продолжавшие погодные записи, в итоге выросли в те самые «Скитания», обрывающиеся практически «на пороге» Дориата.

Другие же, начинавшиеся как краткие выписки из предыдущих Анналов (то есть AB V), существуют в нескольких версиях и доходят либо до конца Первой Эпохи, либо до событий, близких к нему – то есть включают и также и падение Дориата. Речь идет о так называемой «Повести Лет».

Давайте для начала разберемся, что это такое.

 

(Повесть о «Повести»)

Дело в том, что Повесть Лет – это не просто несколько набросков, лежащих в чистом поле, которыми при случае с чистым же сердцем можно пренебречь.

Повесть Ле[5], в соответствии со своим названием, это краткая погодная запись событий, причем очень краткая, в большей степени, чем те же Анналы Валинора и Белерианда – да еще и совпадающая с ними по датам. И первая их версия была примерно современно текстам пятого тома – тем же Анналам и Квенте Сильмариллион, - но по причине совпадения дат и информации Кристофер Толкиен не стал их публиковать. Следующая версия появилась вместе с тексами поздней редакции – то есть 10-11 томов, 1950х годов, после ВК, - и «колебалась вместе с линией партии», то есть вместе с этими же текстами и развивалась: если в Анналах Амана даты менялись по шесть раз, а в Поздней КвС появлялась новая история (и хронология) прихода Людей – всё то же самое появлялось и в Повести Лет. И была бы она по-прежнему малоинформативна и нам не известна, если бы не одно обстоятельство: в отличие от Серых Анналов и Поздней КвС Повесть Лет была-таки дописана до конца Первой Эпохи. По крайней мере, её первая версия. Что и не удивительно – в самом нижнем «слое», до всех исправлений, она все еще была краткой выжимкой из Анналов Белерианда 5 тома, а они до конца Эпохи успешно доходят. А вот дальше началась уже самостоятельная история её финальных записей, никакому тексту не параллельная.

Из них получилось немало интересного – например, самый подробный после Утраченных Сказаний (несмотря на краткость) рассказ о разорении феанорингами Дориата (и ему много чем обязан печатный Сильмариллион) – но историей первого разорения Дориата они интересны ничуть не меньше. Потому что именно здесь (и только здесь) возникает на некоторое время версия, что гномов у пресловутого брода разбили вовсе не Берен и лесные эльфы, а Келегорм и Куруфин, однако Сильмарил им не достался, потому что его там и не было…

(*)

 

И к нашей истории это имеет самое прямое отношение.

Итак, первая версия поздней Повести Лет (известная нам как Повесть Лет А) очень кратка:

«502 Гномы нападают на Дориат. Тингол сражен, его королевство пало. Мелиан возвращается в Валинор. Берен уничтожает войско гномов у Ратлориэль.»

 

Но уже в следующей версии, Повести Лет В, с этим абзацем происходят удивительные изменения.

Для начала к фразе «Берен уничтожает войско гномов у Ратлориэль» добавляется: «и ранен в битве».А затем, едва ли не сразу часть фразы зачеркивается, и вместо «Берен уничтожает» и «ранен в битве» появляется соответственно: «Келегорм и Куруфин уничтожают» и «приходят в ярость, не обнаружив там Сильмарилл».

(В пределах этого и соседнего абзаца происходят также некоторые перемещения Диора, но мы посмотрим на них позже).

Итак, братья-феаноринги громят гномов, но Камня при оных гномах нет, и вот почему.

Разбираясь с гномами, мы упустили начало абзаца, а оно теперь звучит так:

«503 (…) Гномы нападают на Дориат. Тингол сражен, его королевство пало. Мелиан отдает Наугламир Берену и Лутиэн, и отправляется в Валинор.» - а затем уже следует рассказ о гномах.

К сожалению, при столь подробном разборе последующей фразы, о предыдущей мы ничего сказать не можем: то есть мы не знаем, что было добавлено раньше: Келегорм и Куруфин, сражающиеся с гномами, или Мелиан, которая теперь вовсе не называет Сильмарил проклятым камнем и не запрещает его носить – а напротив, сама отдает его Берену и Лютиен – и, вероятно, именно с целью «устройства судьбы» Сильмарила уходит с ним из Дориата!

 

Итак, если «маршрут» Мелиан остался прежним, то цель его изменилась чуть ли не на противоположную! И эта цель – и вся эта версия продолжает существовать, пока в Повести Лет появляются следующие, чуть более подробные варианты – C и D (а точнее, D1). Здесь происходит именно «распространение» текста, т.е. его объем увеличивается в каждой из этих версий, и наконец мы получаем следующее:

 

«503 Гномы Белегоста и Ногрода нападают на Дориат. Король Элу Тингол сражен, его королевство пало. Мелиан уходит, уносит с собой Наугламир и Сильмарилл, и отдает их Берену и Лутиэн. Затем она покидает Средиземье и возвращается в Валинор. Куруфин и Келегорм, услышав о разграблении Дориата, устраивают гномам засаду у бродов Аскара, когда те несут Драконье золото в горы. Гномы были разгромлены и понесли большие потери, но они бросают золото в реку, которую поэтому позже назвали Ратлориэль. Велик был гнев сыновей Феанора, когда они узнали, что с гномами не было Сильмарилла; но они не осмелились напасть на Лутиэн

 

Таким образом, версия «имени Келегорма и Куруфина» существует некоторое время, а её модификация, где гномов громит Карантир, успевает попасть еще в один текст того времени – «Историю Галадриэли и Келеборна». К сожалению, мы не знаем, говорилось ли там что-нибудь о Мелиан (поскольку в Неконченных Сказаниях приведен не сам текст, а его сокращенный пересказ), но, строго говоря, смена двух сыновей Феанора на третьего по идее никак не должна была отразиться на её пути и цели, если Сильмарил ему по-прежнему не достается.

 

Однако в Сильмариллионе, как мы знаем, присутствует совсем другая версия, - а именно исходная, где гномье войско разбивает Берен. И дело тут не в одном редакторском произволе, но и в самом Толкиене. В комментариях к тому же тексту Кристофер говорит: «Однако, как оказалось, это не было его окончательной точкой зрения.» Далее цитируется одно из писем, 1963 года (работа над Повестью Лет относится к 1950м годам):

«Он [=Берен]перехватил армию гномов, спускавшихся с гор, которые ограбили королевство Дориат и сразили короля Тингола, отца Лутиэн, и несли большую добычу, включая ожерелье Тингола с вправленным в него Сильмариллом.»

В итоге Сильмарил был возвращен, а помогали Берену в этом даже не эльфы Оссирианда, а энты – собственно, с упоминания в письме энтов и начался этот пассаж.

Однако версии разновидности «один раз упомянуто в в Письмах» иногда довольно странно соотносятся с основными текстами – что можно увидеть, например, при ближайшем рассмотрении истории « младенцев в водопаде»… Но давайте проверим, только ли в письме вновь возникает знакомая диспозиция? Сразу скажу: прямых упоминаний у нас нет (а то их привел бы и Кристофер). Мелиан неоднократно упоминается в более поздних текстах, Берен – тоже, но контекст упоминаний не затрагивает непосредственно интересующие нас события.

А для того чтобы разобраться со свидетельствами непрямыми, нам нужно вернуться в истории вопроса назад и разобраться еще с одним персонажем, а именно с Диором.

 

Всей его истории мы затрагивать не будем, обратим внимание на одно событие: если Мелиан из Дориата уходит, то Диор в некий момент, напротив, приходит в Дориат и берет правление в свои руки. Отсюда вопрос: в какой именно момент?

Поскольку история Диора не является основным сюжетом этого доклада, я рассмотрю ее вкратце, суммировав данные по нескольким пунктам в таблице. Появление (и правление) Диора в Дориате начинается в любом случае после гибели Тингола, а вот от ухода Мелиан так жестко не зависит. Кроме того, в близкое к этому время происходит другое важное событие – вторая смерть Берена и Лютиен. Таким образом, Диор может отправиться в Дориат ДО или ПОСЛЕ ухода Мелиан в Валинор, а также ДО или ПОСЛЕ смерти своих родителей. Кроме того, иногда их смерть просто упоминается, иногда описан приходящий в Дориат вестник (тот самый, что приносит Сильмарил). Все эти данные отражены в Таблице 1. Туда также включен еще один пункт в двух своих вариантах: КТО разбивает войско гномов?

Именно с ответом на этот вопрос и связаны любопытные соотношения.

Заметим сразу, что две группы, на которые распадаются тексты «по гномам», отчетливо неравны: «вариант Берена» включает не только больше текстов, они также относятся ко временному промежутку от конца 1920х до начала 1960 гг. А к «варианту феанорингов» мы четко можем отнести четыре текста, довольно компактно расположенных во времени (1950е гг., к которым относится и текст «О Галадриэли и Келеборне»). Неудивительно поэтому, что они проявляют большее единообразие: во всех трех соответствующих вариантах «Повести Лет» Диор уходит в Дориат ДО смерти родителей и ПОСЛЕ ухода  Мелиан в Валинор (а точнее, после упоминания об этом уходе). Можно достаточно уверенно утверждать, что эта диспозиция является одним из элементов данной версии событий – как и участие феанорингов и Сильмарил, который Мелиан приносит на Тол Гален. Наиболее наглядно это видно в Повести Лет В, где и происходит, как мы увидели, «линька» сюжетной линии: в процессе правки здесь случается не только замена Берена на феанорингов. В первоначальном варианте (то есть «при Берене») следующий аннал после 503 г. (где говорится  о разгроме гномов) гласит:

 

«505 (Весна) Вторая смерть Берена, умирает и Лутиэн. Диор Наследник Тингола носит Сильмарилл и отправляется в Дориат.»

 

- а в итоговом варианте фраза об уходе в Дориат вычеркнута и переносится в предыдущий аннал:

503 (…) Келегорм и Куруфин уничтожают войско гномов в Ратлориэль; они приходят в ярость, не обнаружив там Сильмарилл. Диор отправляется в Дориат.

 

Итак, если гномов разбивают сыновья Феанора, то Диор вероятнее всего появляется в Дориате до смерти родителей, но после ухода Мелиан. Заметим, что если гномов разбивает Берен, то это вовсе не гарантирует обратного: как я уже говорила, тексты здесь более разбросаны во времени и версии в них меняются. Так, вариант «до смерти родителей» здесь тоже встречается, и в целом по таблице он соотносится скорее с наличием упоминания вестника, от которого Дориат (и Диор) и узнают об их смерти. (см. Таблицу 2).

Но «версия феанорингов» более компактна и единообразна – и тем интереснее нам взглянуть на Повесть Лет D2. Это (вроде бы) даже не очередной самостоятельный её вариант (наиболее поздний), а продолжение машинописной версии D1 – на том же листе, но уже от руки.

Причем продолжение идет даже не встык, а немного «заходит» на предыдущий текст: вариант D1 заканчивается 503 годом, а D2 тем же годом начинается. Впрочем, там к нему отнесено всего одно событие: рождение Эльвинг, в D1 не упомянутое, так что можно было бы счесть эту запись простым дополнением. Но кое-что этому мешает. Во-первых, в D1 под тем же 503 годом говорится о возвращении Диора в Дориат – а D2 начинается следующим образом:

 

«503 Рождение в Оссирианде Элвинг Белой, дочери Диора.

504 Диор возвращается в Дориат, и с помощью Сильмарилла восстанавливает его, но Мелиан уходит в Валинор. Диор теперь открыто носит Наугламир и Камень.»

 

…Если предположить, что Диор отбыл в Дориат, забыв в Оссирианде беременную супругу, было бы экзотично, но технически возможно, то вряд ли имеет смысл предполагать, что он «возвращался в Дориат» 2 раза – фразы двух вариантов совершенно идентичны, только расположены под разными годами.

Таким образом, получается, что между машинописным и рукописным текстом почти незаметно происходит смена версии событий?

…Что не удивительно, если присмотреться к первой из них. Толкиен не только собирался перенести часть событий на год вперед (хронологические подвижки в Повести Лет многочисленны), но и, как сообщают нам комментарии, поставил напротив фразы «гномы Белегоста и Ногрода нападают на Дориат» знак «Х» и пометку «не могли» - усомнившись, таким образом в возможности прохода враждебных  гномов через Завесу Мелиан. Таким образом, необходимость некоего пересмотра событий назревала, видимо, наличная версия событий (воплощенная в «Повести Лет») перестала устраивать Толкиена… Возможно, именно поэтому Повесть Лет была оставлена – а новая версия, увы, так и не сформулировала в каком-то едином тексте… Но попробуем собрать некоторые намётки.

И вернемся между тем к Мелиан. В той версии D2 нам встречается любопытная деталь – Диор прибывает в Дориат, а об уходе Мелиан в Валинор упоминается после этого! Притом, что, как мы помним, одной из характерных черт «версии феанорингов» был как раз его приход туда ПОСЛЕ этого события. Не может ли это означать, что одним из пунктов, требующих ревизии, оказалось и участие феанорингов в этом сюжете ранее окончательного разгрома Дориата? Точно сказать невозможно, но вероятность тому есть –  все-таки в более позднем тексте (в письме 1963 г.) Толкиен снова использует «версию Берена»…

Кроме того, есть одна любопытная деталь, которая «работает» на предположение, что эта новая версия могла быть одновременно «возвратом к прежнему» - в частности, к «версии Берена». Дело в том, что несмотря на довольно подробный текст версий C и D1, именно в D2 вновь возникает несколько дат, которые до того в Повести Лет не появлялись и последний раз встречались нам в Анналах Белерианда 5 тома: упомянутое рождение Эльвинг, переговоры феанорингов с Диором, их же отречение от Клятвы и страдания от неисполненной Клятвы (на чем текст D2, к сожалению, и обрывается).

Но если гномов встретили у брода не феаноринги, тогда Мелиан, казалось бы, нет никакой нужды отправляться к Берену и Лютиен, чтобы отдать им Сильмарил – так куда же уходит Мелиан теперь?

Чтобы разобраться, попробуем напоследок собрать известные нам обрывки так и не написанной «после-феаноринговской» версии. За ними мы обратимся к двум заметкам, приведенных Кристофером в комментариях к той же «Повести», и относятся, вероятно, примерно к тому же времени, но к совершенно другой группе текстов: это две из множества разнообразных заметок, оставленных в процессе создания Нарн и Хин Хурин, часть из которых могла относиться и к другим сюжетам.

Первая (приведена после версии С) рисует уже знакомую нам ситуацию с приходом Диора:

 

«Рождение Диора (в Тол Галене?) в 470. Он появляется в Дориате после его разрушения, Мелиан радушно принимает его и его жену Элулин из Оссирианда.»

 

Вспомним еще раз версию D2:

«504 Диор возвращается в Дориат, и с помощью Сильмарилла восстанавливает его, но Мелиан уходит в Валинор. Диор теперь открыто носит Наугламир и Камень.»

 

Похоже, эти два отрывка существуют вполне в рамках одной версии, и ход событий мы можем восстановить примерно так: вероятно, Мелиан никуда не уходит из Дориата после его падения, но пребывает там по крайней мере до появления Диора, после чего уходит в Валинор. Таким образом, он фактически передает власть преемнику, который не случайно носит затем титул Элухиль – «наследник Элу».

Поскольку в отрывках никак не упоминается смерть Берена и Лютиен (следующий аннал D2 – уже переговоры феанорингов с Диором), то не очень понятно, как теперь это событие соотносится с уходом Диора (до или после?). Не очень понятна и траектория передвижения Камня: его возвращает в Дориат неупомянутый здесь вестник? Сам Диор? Или Сильмарил и не покидает Дориата и Диор получает его от Мелиан? У нас нет ответов на эти вопросы и неизвестно, успели ли они появиться у Профессора.

Некоторые сведения о судьбе Диора есть в текстах поздних статей, опубликованных в 12 томе. Интересно, что они соответствуют информации D2 о рождении Эльвинг в Оссирианде: в Шибболете Феанора упоминается название водопада в Оссирианде, где стоял дом Диора – Лантир Ламат, а «Проблема ROS» явно в согласии с этим говорит о рождении Эльвинг «в ясную ночь, когда свет звезд отражался в брызгах водопада, где был построен его [= Диора] дом».

В таком случае для нас тем более интересно еще одно упоминание из Шибболета, сделанное чуть раньше предыдущего:

 

«…после их возвращения ко второй жизни Берен и Лютиен жили в Оссирианде, и там Диор жил после падения Дориата среди Зеленых эльфов этой лесной страны…»

 

Поскольку здесь упоминается, что Диор жил в Оссирианде после падения Дориата – то есть, оставался там хотя бы некоторое время, можно предположить, что уходить в Дориат он может уже после второй смерти родителей – следующего ключевого события этой истории. Трудно сказать однозначно, может ли это сочетаться с приведенной выше заметкой, где «он появляется в Дориате после его разрушения», поскольку не сказано, что это происходит сразу после.

В случае сочетания картина нашей реконструированной версии дополняется: в противоположность «версии феанорингов» Диор уходит в Дориат ПОСЛЕ смерти родителей, но ДО ухода Мелиан в Валинор. Приходит он туда с супругой и тремя детьми (поскольку его сыновья старше Эльвинг), рожденными в Оссирианде.

Однако будем помнить, что на самом деле эти отдельные упоминания так и не сложились в единую версию, по крайней мере, ни в одном известном нам тексте, и Профессор мог задумываться и о других вариантах развития событий. Доказательство тому – еще одна заметка из материалов Нарна, опять же приведенная в комментариях к Повести Лет (после вариантов D), которую Кристофер связывает с той самой ремаркой о гномах «не могли», каковая была началом ревизии версии D – и началом конца самой Повести:

 

«В Дориат не могло войти вражеское войско! Нужно каким-то образом продумать вариант о том, как Тингола выманили или заставили вести войну за пределами королевства, и там он был сражен гномами. Затем Мелиан уходит, и гномы разрушают Дориат, не защищенный завесой.»

 

Здесь Мелиан все же уходит – не понятно куда и с какой целью, но зато ДО окончательного разорения Дориата гномами. Версию эту, похоже, Толкиену так и не удалось «каким-то образом продумать», но зато есть подозрение, что именно она дала некоторые черты версии печатного Сильмариллиона: уход Мелиан «в никуда» и без определенной цели (точнее, он имеет «внешнюю» цель – объяснить, как гномы проникли в Дориат), а также нашествие гномов ПОСЛЕ этого. Однако даже такая маленькая заметка не была использована редактором целиком – в Сильмариллионе, как мы помним, Тингол гибнет в Менегроте, а не «за пределами королевства»[6].

Но в смысле действий Мелиан эта версия оказалась наименее ясной – видимо, в виду краткости заметки, где основной мысль была все же о гномах (и возможности их прохода), а не о супруге Тингола. Таким образом, версия эта оказалась даже более временной, чем «версия феанорингов», и так и не была полностью продумана, хотя цель её вполне ясна: логически переработать дориатскую историю, существовавшую подробно только в «морально устаревшей» версии Утраченных Сказаний.

…Чего не скажешь о «версии феанорингов». Основные черты её сюжета ясны, но зачем¸ почему и откуда она? Еще можно примерно предположить, почему Профессор решил отказаться от этой коллизии: например, решил не усложнять историю феанорингов и Камня и не впутывать их в его историю напрямую ранее падения Дориата… Но как она появляется – и только ли в феанорингах суть дела? У меня есть некоторые соображения по этому вопросу, но они, похоже, составят предмет следующего доклада (который, возможно, будет представлен на Блинкоме).

А пока подведем итоги.

В подавляющем большинстве текстов Толкиена, затрагивающих данный сюжет, уход Мелиан – это не просто уход из Дориата и возвращение в Валинор. Её уход имеет цель, только цель эта со временем меняется: в ранних вариантах она предупреждает Берена и Лютиен о вредоносности Сильмарила и Наугламира, затем – также о приближении войска гномов, несущих дориатскую добычу.

В текстах 1950х годов ситуация меняется до противоположной: теперь Мелиан как раз заботится о судьбе Сильмарила и сама вручает его Берену и Лютиен.

Наконец, после отказа от этой версии Толкиен размышляет о других вариантах: например, о том, что враждебное войско гномов не могло пройти через Завесу. Однако в подробностях эта коллизия не была продумана и похоже, что в наиболее поздних текстах мы видим разрозненные черты еще одной версии, где Мелиан, возможно вообще не покидала Дориат до прихода туда Диора, и лишь затем уходила в Валинор, не оставляя при этом королевство без правителя.

 

А вот о том, почему именно она так сделала и была ли она в том права, и что она могла бы сделать или не сделать еще, каждый может размышлять самостоятельно…

 


[1] Одна Змея (Н. А. Соколова), Кеменкири (Е. Ю. Лебедева). Здравствуй, глюк! или сложные главы “Сильмариллиона” и коллективное бессознательное фэндома. («Палантир» № 53)

Екатерина Лебедева. Почему Наугламир не был украшен змеями и другие подробности из жизни этого украшения. (там же)

Лебедева Е. Ю. Глава “О падении Дориата” - три стратегии редактирования («Палантир» № 55)

[2] С.О. Рокдевятый. Звирьмариллион. // Звирьмариллион. Сказочные повести. Саратов, ТОО «Курсив», 1994. С. 172 ;-)

[3] Таким образом, упоминание о гибели Маблунга уже при втором разорении Дориата, в самом Менегроте, - как мы видим в версии печтаного Сильмариллиона, - является скорее всего творческим вкладом редактора.

Что же касается текста «Эльфвине и Дирхаваль», замечу также, что он не дает никаких намеков на дальнейшую судьбу Маблунга – например, не говорит о его гибели при взятии Гаваней.

[4] Впервые упомянутый еще в «Квенте» 4 тома.

[5] Дальнейшая информация происходит в основном из редакторских комментариев к самой «Повести Лет» и к началу «Анналов Амана» 10 тома.

[6] На что у редактора были свои причины. Таким образом он как раз решал нерешенную Профессором проблему «как гномы прошли Завесу?» (Об этом см. статью «Почему Наугламир не бьл украшен змеями…»). А нынешняя заметка послужила ему для решения вопроса «А как туда проникло войско гномов потом?»

 

Приложения

 

Таблица 1

 

LT

ES

Q

AB IV

AB V

A

B

C

Note C\D

D1

D2

GC

Letter

Диор возвращается в Дориат

ДО ухода Мелиан

 

 

(+)

(+)

(+)

(+)

 

 

+

 

(+)

 

 

…после ухода Мелиан

(+)

(+?)

 

 

 

 

+

+

 

+

 

 

 

….ДО смерти родитетей

 

 

 

+

+

?

+

+

 

+

?

 

 

…после смерти родителей

(+)

(+)

(+)

 

 

?

(+ ->)

 

 

 

?

 

 

Гномов разбивает Берен

+

+

+

+

+

+

(+ ->)

 

 

 

?

 

+

Гномов разбивают феаноринги

 

 

 

 

 

 

+

+

 

+

?

+

 

Вестник

 

 

 

+

+

 

---

+

 

+

---

 

 

1. Общая таблица

 

 

Таблица 2. («Таблица с вестником»)

 

LT

ES

Q

AB IV

AB V

A

B

C

Note C\D

D1

D2

GC

Letter

Диор возвращается в Дориат

ДО ухода Мелиан

 

 

(+)

(+)

(+)

(+)

 

 

+

 

(+)

 

 

…после ухода Мелиан

(+)

(+?)

 

 

 

 

+

+

 

+

 

 

 

….ДО смерти родитетей

 

 

 

+

+

?

+

+

 

+

?

 

 

…после смерти родителей

(+)

(+)

(+)

 

 

?

(+ ->)

 

 

 

?

 

 

Гномов разивает Берен

+

+

+

+

+

+

(+ ->)

 

 

 

?

 

+

Гномов разбивают феаноринги

 

 

 

 

 

 

+

+

 

+

?

+

 

Вестник

 

 

 

+

+

 

---

+

 

+

---

 

 

 

Пояснения к таблицам:

LT – «Утраченные Сказания» (II том «Истории Средиземья», 1910-1920 гг.)

ES – «Набросок мифологии или Самый Ранний Сильмариллион» (4 том, конец 1920 х гг.)

Q – «Квента Нолдоринва» (4 том, 1930 г.)

AB IV – «Самые ранние Анналы Белерианда» (4 том, ок. 1930 г.)

AB V – «Анналы Белерианда» (5 том, ок. 1937г.)

А, B, C, D1, D2 – Соответствующие варианты «Повести Лет» (11 том, 1950е гг.)

Note C/D – заметка из материалов к «Нарн и Хин Хурин», приведенная в комментариях к «Повести Лет» после текста версии С («Рождение Диора (в Тол Галене?) в 470 …»- см. в тексте доклада). (11 том, 1950е гг.)

GC – «О Галадриэли и Келеборне» («Утраченные сказания», 1950е гг.)

Letter -  письмо 1963 г. с упоминанием о Берене и энтах, разбивших войско гномов («Письма». № …)

 

Обозначения:

 

«+» - событие упомянуто в тексте

«(+)» - можно предположить, что событие произошло, исходя из косвенных упоминаний

«?» - непонятно, подразумевает ли данная версия это событие (текст не доходит до него и т.д.)

«---» - событие в тексте четко не упомянуто (хотя соответствующий период описан и т.д.)

(+ ->) Поскольку при написании Повести B происходит смена версий, обе они отражены в таблице, исходные (замененные) версии отмечены стрелками.

 

Выделение цветом:

 

В таблице 1 синим цветом выделены случаи использования версии «гномов разбивает Берен» - и чаще соответствующие ей варианты обстоятельств ухода Диора. Тем же цветом эти варианты обстоятельств выделены в других колонках. Красным цветом обозначены случаи применения версии «гномов разбивают феаноринги» - и четко связанные с ней обстоятельства ухода Диора. Тем же цветом эти обстоятельства выделены в других колонках.

 

В Таблице 2 (той же по содержанию) лиловым цветом выделены случаи упоминания о приходе вестника из Оссирианда, сообщающего о смерти Берена и Лютиен – и использования версии «Диор уходит в Дориат ДО смерти родителей». Синим отмечены четкие случаи отсутствия упоминания о вестнике – и сомнительные варианты в случае с Диором.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

zzzzzzzz